varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Бежица. Часть 1: Орджоникидзеград и БМЗ



Бежица - довольно крупный (153 тыс. жителей) старый промышленный город с весьма самобытным лицом... но в списках городов России её искать не стоит: с 1956 года Бежица числится лишь одним из районов показанного в четырёх прошлых частях Брянска, при этом весьма отличаясь от него по атмосфере и облику и немногим уступая по населению (без Бежицы в облстном центре живёт всего-то 250 тысяч). Да и просто, сколько встречал в своей жизни жителей Брянска - все подряд были с Бежицы. Не будет преувеличением сказать, что Бежица - самый обособленный городской район России, так что и следующие посты - не 5-6-я части о Брянске, а 1-2-я о Бежице. Для начала осмотрим основы: станцию Орджоникидзеград, Брянский машиностроительный завод и центр города-района.

Как часто бывает в подобных городах, Бежица началась со станции на Орловско-Витебской (фактически и впоследствии Орлово-Рижской) железной дороге, у которой в 1873 году купец Пётр Губонин, инженер Виктор Голубев и князь Вячеслав Татищев основали Брянский рельсопрокатный, железоделательный и механический завод, в обиходе называвшийся просто Брянским заводом. Тут надо сказать, что сам Губонин был столь характерным для России 19 века предпринимателем, начавшим путь как крепостной крестьянин, выбившийся в купцы 1-й Гильдии и дворяне, и основным его бизнесом были подряды на строительстве железных дорог, в том числе Орлово-Витебской, что в общем и определило специализацию Бежицы - железнодорожное машиностроение и литьё: здесь выпускались рельсы и трубы, паровозы и паровые котлы, вагоны и станционная техника, дизельные двигатели и многое другое в том же духе. А при заводе рос и посёлок - к началу ХХ века в Бежице было 19 тысяч жителей против 25 тысяч в самом Брянске и 60 тысяч - в губернском Орле. Но как часто бывало в те времена, всё это оставалось лишь заводским посёлком. Де-юре Бежица была городом лишь в 1925-56 года - в первую дату её наделили таковым статусом, а во вторую - включили в состав Брянска.

2.


В 1936-43 годах "независимая" Бежица ещё и называлась Орджоникидзеград - ведь Серго Ордоникидзе был наркомом тяжёлой промышленности. В обиходе это внушительное, но малопроизносимое название сократили до Орджоград, а фашисты в оккупацию - и вовсе до O-hrad, а после освобождения город вновь стал Бежицей. Тем не менее, Орджоникидзеградом осталась железнодорожная станция, куда в сумерках мы приехали с Брянска-Орловского на электричке, ожидавшей на другой стороне платформы московского поезда. Вокзал 1950-х годов вполне достоин большого пролетарского города и на мой взгляд - покрасивее Брянска-Орловского.

3.


Детали:

4.


Интерьеры. Ныне пафосное здание обслуживает лишь электрички Брянск-Жуковка (10 пар в день, почти все утром или вечером), один условно-дальний (хотя формально тот же пригородный) поезд на Смоленск да летний поезд Калининград-Адлер. В советское время движение тут было на порядок активнее, и самым популярным пунктом назначения на западе была Рига, а на востоке Симферополь и Адлер. Само собой, все эти поезда проходили и сам Брянск, но там, на фоне оставшегося трафика, их сокращение не столь заметно.

5.


Прошлое здание (станция, кстати, в 1904-36 называлась и вовсе Болва - по реке, впадающей в Десну чуть ниже), видимо того же 1904 года, было деревянным и конечно не имело шансов пережить войну:

5а.


Если же от вокзала пройти чуть-чуть налево:

6.


Можно обнаружить невзрачный домик сталинских лет - это ни что иное, как Старый вокзал, времянка 1940-х годов на время строительства нынешнего:

7.


Хрущобы напротив вокзала. "Заводской бар" - это вообще-то сеть, но в пролетарской Бежице как нельзя уместен. Вокзал стоит "за линией" - так называют в Бежице район к северу от железной дороги, на который приходится половина её площади и большая часть населения. Но сколь залинейная Бежица велика - столь и невзрачна: частный сектор, жилые массивы, небольшая промзона на самом краю. Но центр, старая часть и важнейшие заводы - на южной стороне, где Десна.

8.


Так что поднимемся пока на путепровод. На западе виден плотный пучок труб - это Бежицкий сталелитейный завод, ныне главный производитель вагонного литья в России, отпочковавшийся от БМЗ в 1935 году. За ним скрывается ещё более масштабный Брянский автозавод... но БАЗиков на наших дорогах не припоминайте, машины там делают в основном военные, в том числе "ракетовозы" (то есть шасси ракетных комплексов мобильного базирования). До БАЗа я не доходил, а вот Стальзавод покажу поближе в следующей части. Собственно, между БМЗ и Стальзаводом - весь центр Бежицы:

9.


Вид на восток. У станции (а на другом конце путепровода ещё и небольшой, но весьма удобный для поездок по северу области автовокзал) - всякие торгово-развлекательные центры, а розовое здание поодаль - ни что иное, как старая (1890-е годы) гостиница Брянского завода:

10.


У путей же образовались какие-то "третьемирского" вида трущобы с обустроенными под жильё пакгаузами - причём ведь явно это был не стихийный процесс. Самое мрачное в этом квартальчике то, что от внешнего мира он отделён высоченным бетонным забором:

11.


Впрочем, туда дойдём позже, а пока спустимся с виадука, приводящего прямиком на Бежицкий рынок с парой стильных, почти модерновых корпусов сталинской эпохи (1954):

12.


Как видите, место тут на редкость оживлённое, что естественно для триптиха вокзала, автостанции и рынка, причём помимо всяких ательв, банков да нотариальных контор тут ещё добрый десяток всевозможных заведений общепита, включая весьма приличную фастфудницу местной сети, куда я захаживал перекусить после разъездов по окрестностям. На фасаде дома напротив рынка (и ребром к путепроводу) - очередной советский артефакт:

12а.


Здесь и перекрёсток двух главных бежицких улиц - Ульянова (она пересекает весь район по крайне замысловатой траектории, дважды меняя направление; здесь она параллельна железной дороге) и 3-го Интернационала, которая упиралась бы в фасад вокзала, если бы он стоял на этой стороне путей, и в царские времена носила звучное название Красная Дорожка - по легенде, от красноватой песчаной отсыпки к приезду Николая II. По ней и пойдём в центр мимо конструктивистких домов, построенных видимо с обретением городского статуса на месте пролетарских лачужек:

13.


14.


15.


На другой стороне - характерные для Бежицы малоэтажки в "стиле пленных немцев":

16.


Строившиеся, видимо, на месте чуть более капитальных домов, разрушенных в войну. Обратите внимание, что архитектура дореволюционной Бежицы была довольно изящной - но увы, от неё остались лишь осколки:

17.


У перекрёстка с Комсомольской (запомните это место!), справа - почтамт (1931), напоминающий своей архитектурой даже не конструктивизм, а запоздалый модерн - такое мне изредка попадалось:

18.


Дома за почтамтом глядят на БУМ - Бежицкий универмаг, площадь у которого служит неофициальным центром Бежицы, хотя в целом на эту роль потянет вся улица 3-го Интернационала. За площадью перекрёсток с самым непроизосимым в моей практике названием: Третьего Интернационала и Двадцать Второго Съезда КПСС; в том квартале я гостил, а левее границы кадра - красненький домик (изначально - аптека 1890-х годов) с заглавного фото, ныне занятый библиотекой. Но думаю, по этому и прошлому кадрам хорошо видно, что это центр не района на окраине, а вполне себе самодостаточного города:

19.


Третьего Интернационала образует западную границу "самого центра" - группы прямоугольных кварталов, тянущуюся до БМЗ. А между этими кварталами и железной дорогой, за уже упомянутой Комсомольской - Майский парк, или вернее целый комплекс парков, состоящий из безымянного сквера вдоль Комсомольской и расположенных по разные стороны улицы Майской Стачки собственно Майского парка и парка имени Пушкина: для постороннего человека выкладка явно сложновата, но коренные жители Бежицы очень не любят, когда все эти парки смешивают в один. По южной стороне Комсомольской - мощные сталинские фасады, которыми полюбуемся в следующей части, а сам парк открывает такой вот домик (1914) - раньше детский приют, а ныне детская же школа искусств:

20.


В скверах по разные её стороны - два памятника местным уроженцам: слева один из создателей танка Т-34 Александр Морозов (1982), справа герой войны лётчик Павел Камозин (1955). Памятник последнему как-то подозрительно изящен, и это не случайно - ваял его такой зубр советской монументалистики, как Матвей Манизер. Сам же Камозин жил себе в Бежице до 1982 года (ведь бюсты Дважды Героям на исторической родине полагаются независимо от того, жив ли сам герой), и помнят его здесь многие, так как личностью он был весьма заметной - например, периодически приходил сюда с бутылкой чего-нибудь крепкого, наливал стаканчик и чокался с памятником.

21.


За ними, внутри массива трёх парков - широкая площадь с Ильичом, ДК БМЗ (в основе вроде бы конструктивистский, но после войны отстроенный со сталинским фасадом) и воображаемой коробкой горадминистрации за спиной фотографа:

22.


Парк невелик, но в нём запрятано немало. Например, вот такой особнячок 1910-х годов, видимо принадлижавший кому-то из зводских чинов (ныне детский садик):

23.


Рядом конструктивистский кинотеатр "Победа" (1938), в 1960-е расширенный до трёх залов:

24.


У которого едва ли не интереснее фасада - птичий барельеф на задней стене (раньше были ещё надписи "Мир" на 6 разных языках по бокам):

25.


Брянск - вообще город птичий, в прошлой части я уже показывал парк "Соловьи", а в расположенной чуть поодаль фабрике-кухне (1932) обосновались "Журавли" - изначально ресторан, при котором со временем разрослась пекарня и кондитерская, грузовички с логотипом которой снуют по всему Брянску. В фирменном магазинчике здесь же "журавлиная" продукция действительно очень вкусна, особенно хлеб, пирожные и торт "Брянский лес" с черникой.

26.


"Журавли" расположены буквально по соседству с той самой гостиницей (кадр №10) - мы пересекли парк и вышли на улицу Ульянова, по которой теперь и пойдём до конца поста - в обратную сторону она привела бы нас на рынок и вокзал. У автомобильного переезда через пути - уже не птицы, а самолёты: здание брянского аэроклуба (ныне в ведении ДОСААФ). Авиационные традиции в Брянске тоже давние, как-то тут даже Чкалов умудрился разбить самолёт и чуть не похоронить свою дальнейшую карьеру.

27.


Дома по улице Ульянова - странный коттедж (видимо, для заводских специалистов) с часами, характерно бежицкая малоэтажка, типография неясного возраста... обратите, кстати, внимание на игру названий - местный эвфемизм улицы Ленина. И на пробку тоже обратите внимание - вечером народ едет в районы за линией.

28.


Длинное здание районной прокуратуры - скорее всего, бывшие квартиры для холостых сотрудников среднего звена, из тех что называли "лондонами" или "парижами" по половому признаку:

29.


Здесь улица Ульянова резко поворачивает, становясь перпендикулярной железной дороге и параллельной Третьего Интернационала, а вдоль её левой стороны начинается бескрайняя (на самом деле где-то 1,5 на 1,5 километра) площадка БМЗ с одинокой массивной трубой:

30.


В сгибе улицы - заводской колледж:

31.


В длинном здании - администрация завода:

32.


А кадр снят из окна асболютно унылой внешне поликлиники, которая, как ни странно, и была моим поводом приехать в Брянск - я здесь лечил зубы, у молчаливого врача Василия Васильевича, столь погружённого в своё дело, что можно подумать, будто он даже спит в маске и резиновых перчатках. Тем не менее, за 5000 рублей подлатал 8 зубов, и вроде бы хорошо подлатал - тут не Москва, не Алма-Ата и даже не патентовые центры стоматологического туризма типа Рязани... Сама же районная поликлиника в Брянске "на глаз" не очень-то отличается от районной поликлиники в непарадной Москве. А располагается она на площадке бывшей заводской больницы, от которой осталась пара зданий характерной архитектуры - вот вид из другого окна:

33.


По соседству - сталинка-налоговая, занимающая бывший техникум:

34.


Ещё один корпус старой больницы (ныне здесь роддом) дальше по Ульянова, на углу уже знакомой Комсомольской:

35.


Дальше по Комсомольской можно обнаружить ещё и гигантский жилой дом (1912), не уступающую размером и монументальностью окрестным сталинкам:

36.


А дальше по Ульянова - коттеджи специалистов и начальства... всё-таки у Старой Бежицы была очень приятная архитектура, и думаю, не разбомби её под корень в войну, это был бы один из самых красивых старопромышленных районов России.

37.


38.


Вот этот домик, на следующему перекрёстке с улицей Куйбышева, ныне занят музеем местных художников - братьев Алексея и Сергея Ткачёвых. Как видите, Бежица настолько сама по себе, что даже обрасла собственными персоналиями:

39.


Но это всё - по левой стороне, на правой же безраздельно господствует БМЗ с его высокими корпусами:

40.


До революции он был, как уже говорилось, одним из флагманов российской индустрии, в первые годы своего существования (когда металлургические заводы Донбасса и Поднепровья ещё не начали расти один за другим) по многим показателям (например, выплавке стали) будучи вторым по величине во всей империи (!) после Путиловского завода в Петербурге. Дальше по мере роста индустрии сначала России, а потом и СССР Брянский завод, конечно, отставал - но всё же исправно рос и сохранял позиции, по многим отраслям (например, производству цистерн в начале ХХ века) оставаясь незаменимым. При этом на протяжении всей его истории металлургическая ипостась уменьшалась, машиностроительная - увеличивалась, и ныне сузилась до тепловозов и вагонов. Последним сокращением были судовые дизели - в условия планового хозяйства из было чем-то удобнее выпускать здесь, при капитализме же возиться с чуждой специализацией, искать для неё поставщиков и рынки сбыта железнодорожным хозяевам стало невыгодно, и встречали меня в Брянске как раз люди, попавшие под то сокращение. Но в целом, сейчас дела тут идут хорошо, на заводе работает более 6000 человек, вот только обильную зелень на площадке, за которую в советских проспектах БМЗ называли "заводом-садом", зачем-то свели.

41.


Ближе к концу (вернее, началу) улицы завод начинает потихоньку отступать с её красной линии, оставляя место домам, как например пожарная часть в центре кадра. Здесь раньше была аллея роскошных ёлок, которые пожарные на Новый год украшали гирляндами ламп, покрашенных краской в разные цвета, но недавно зачем-то свели и их - в то время как вся страна самоотверженно борется с электротранспортом, в Брянске решили бороться с зелёными насажадениями:

42.


Но больше всего здесь впечателяет огромная баня, ныне используемая по назначению:

43.


Оклееное рекламое здание в списке памятников архитектуры значится как Дом Приезжих (на момент постройки в начале ХХ века) - точно не знаю, чем он отличался от гостиниц или общежитий, возможно это и не место ночлега, а прототип отдела кадров, размещающегося там ныне? Рядом памятник революционерам с Брянского завода:

44.


И огромный инженерный корпус. Встречавшая меня женщина показывала "своё" окно, у которого трудилась много лет, сменив на том же месте мать, пока их отрасль не сократили.

45.


За проходными - огромные цеха:

46.


Застройка улицы скоре сменяется сталинскими малоэтажками, затем силикатными хрущобами, затем торговыми центрами, и наконец - поймой Десны. О советских районах Бежицы и заводах на другой её стороне - в следующей части.

47.


Возвращаясь же к тему обособленных районов и поглощённых городов - их в России, конечно, немало, в том числе даже в Москве - например, город Кусково был поглощён городом Перово, который впоследствии поглотила Москва. В мою родную Пермь "зашит" немаленький город Мотовилиха с огромным заводом артиллерии, а в Ростове-на-Дону вплотную к центру стоит бывшая армянская Нахичевань-на-Дону. Но всё же в основном эти поглощённые города успели изрядно "перевариться", и чаще всего о них напоминает лишь "пятно" более старой застройки посреди окраин. Есть и обратный случай - города типа Зеленограда или Петербургских пригородов - но эти в общем-то даже статуса не теряли, становясь "просто" городами внутри города-региона. Бывают и просто сильно обособленные районы на некотором удалении от большей части города (например, уфимская Дёма или архангельская Исакогорка), но отдельными городами их назвать язык не повернётся - не хватает индивидуальности... Наконец, есть и эти специфические города, которые на самом деле являются целыми агломерациями - Тольятти, Балаково, Орск, Братск... да и сам Брянск даже без учёта Бежицы, но их фрагменты или сопоставимы по масштабу, или завязаны между собой например как Старый и Новый города. Так что явных аналогов у Бежицы очень немного, мне вспоминаются разве что севастопольская Балаклава да новосибирский Академгородок, хотя у них совершенно разные суть и история.
Tags: "Молох", Среднерусское, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej september 3, 13:26 13
Buy for 500 tokens
Про Север писать интересно, но уже через неделю я должен оказаться в Ереване. И в общем я не помню, когда последний раз ехал вот так: у меня есть время "пока не надоест" (а надоест мне скорее всего где-то в середине ноября), цель увидеть Армению и Карсскую область Турции, и дорога между…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments