varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Category:

Дятьково. Хрустальная глубинка.



Дятьково - фабричный городок (24 тыс. жителей) в трёх десятках километров от Брянска, или вернее - от показанной в прошлых двух частях Бежицы. Среди бесчисленных "собратьев" он выделяется весьма экзотической специализацией - производством хрусталя, возникшем в уникальной замкнутой системе Мальцевского промышленного района. Словом, старых городов-заводов в России много, но Дятьково не спутаешь ни с чем.

...История Дятькова и вообще индустриальной Брянщины началась в 1723 году в подмосковном Можайске, где дворянин черниговского происхождения Василий Мальцов-большой с парой местных купцов основал один из крупнейших в тогдашней России стекольный завод, в 1747 году закрытый и разделённый между двумя его сыновьями: младший Аким Васильевич перебрался во Владимирскую губернию на реку Гусь, старший Александр - в Орловскую губернию на Болву. Две столицы русского хрусталя - Гусь-Хрустальный и Дятьково - выросли из одного корня, разветвились целыми промышленными районами, и к середине 19 века Мальцовские заводы выпускали более половины стекла в России.

2.


И хотя ныне более известен Гусь-Хрустальный, на Болве масштабы деятельности были куда как большими. В 19 веке Иван Мальцов и его сын Сергей создали здесь натуральный территориально-производственный комплекс, где десятки заводов, дорог и посёлков работали как единое целое, а главное - слагали практически замкнутую систему: Мальцевы проповедовали то, что сейчас назвали бы "импортозамещением", производя на своей территории всё - от конечной продукции до пролетарских харчей. Сказывалась, видимо, и личность Сергея Мальцова - с внешностью крепкого бородатого русского мужика, он ел с рабочими из одного котла и лично участвовал в их труде, подходя к своей промышленной империи не только как к источнику прибыли, но и как к собственному творчеству. Промышленность здесь вышла далеко за рамки своей изначальной специализации, и Мальцовы первыми в России внедряли целые отрасли: производство сахара (первый в империи завод открылся в 1823 году в Любохне), рельсов (1841, для Николаевской железной дороги), серийных грузовых паровозов (1870)... Мальцовский промышленный район раскинулся на 120 километров с севера на юг и на 80 - с запада на восток, по трём уездам трёх губерний (Брянский в Орловской, Рославльский в Смоленской и Жиздринский в Калужской), включал 25 крупных заводов и 130 вспомогательных производств со штатом в 10-15 тысяч человек и общим населением (также вовлечённом в работу) около 100 тысяч. Тут было техническое училище (в народе известное как Мальцовский университет), эрзац-валюта "мальцовские записки", всякая социальная инфраструктура редких для своей эпохи масштабов, нормированный рабочий день (в среднем 10-12 часов, а на самых тяжёлых производствах - и современные 8) да связующая всё это великолепие железная дорога редкой трёхфутовой колеи (914мм) - основной её ход тянулся на 114 километров, а со всеми ветками и усами протяжённость достигала 300 километров (подробнее у Болашенко и у Зиновьева).

2а. Сергей Мальцов на вагоне своей железной дороги.


Подобные промышленные "удельные княжества" были не редкостью на Старом Урале, но Мальцовский промышленный район был, кажется, последним подобным явлением в России, и в отличие от безнадёжно старевшего Урала, в эпоху пара остававшегося краем водяных колёс, исправно шёл в ногу со временем, например внедрив первые в России мартеновские печи (1866). Подкосило Мальцовскую империю, как ни печально, наше государство: в 1870-е годы Сергей Мальцов получил огромный для своего времени (на 2 миллиона рублей - в нынешних ценах это как несколько миллиардов) заказ на паровозы и вагоны, но когда вся инфраструктура, оборудование и кадры были подготовлены, государство внезапно расторгло контракт, предпочтя заказать ту же самую технику за границей. Для Мальцовской империи этот удар не смертельным, но фатальным - ей хватило сил лишь удержаться на плаву, но наверстать потерянные средства и годы, тем более когда на волне капитализма тяжёлая промышленность в России росла бешеными темпами, Мальцовым уже не удалось и к началу ХХ века "Америка в России" (как назывался Мальцовский район в заказных и в общем-то рекламных эссе Немировича-Данченко) неумолимо превращалась в типичный "ржавый пояс".

3а. Поезд Мальцовской железной дороги пересекает разлившуюся реку во время паводка.


Ну а Дятьково началось с завода, основанного Марией Мальцовой (вдова Александра) в 1790 году у одноимённой деревни (известной с 1626 года), и в 1875 году ставшего центром всего промышленного района, где находились его администрация и усадьба Мальцовых (несохранившийся дворец начала 19 века - на кадре ниже). Но как и многие дореволюционные города-заводы, лишь в 1925 году Дятьково стало ПГТ, и только в 1938-м - городом... и тем не менее стекольные и хрустальные заводы сохранились до наших дней, как в самом Дятькове, так и в соседних посёлках Старь и Ивот, дополнившись при Советах новыми производствами, будь то известная ныне на всю Россию мебельная фабрика или полувоенный завод "Анод" - подобное обилие отраслей в маленьком городе редкость.

3.


По дороге из Брянска - Любохна (где давно уже нет сахарного завода) и Фокино (13 тыс. жителей) с адски пыльным цементным заводом, основанным в 1899 году (то есть уже в период упадка района) как "Мальцовский портландцемент" (другие цементные заводы в моём журнале - Вольск и эстонская Кунда). Маршрутка долго петляла по самому Дятькову и наконец привезла меня на автовокзал у железной дороги, где стояла всякая техника, включая рабочую мотрису АС1А (как мелодично звучит - "Асодина"!) вида "брусок на колёсах":

4.


Тут я умудрился потерять направление и уйти в зажелезнодорожную часть Дятькова, по которой, в поисках центра, блуждал битый час. На въезде в город - какая-то колючка:

5.


А большую часть застройки на безлюдных и опрятных улицах составляют вот такие вот дома с вальмовыми кровлями и крыльцом-пристройкой, явно построенные по типовому проекту:

6.


Впрочем, в русском деревянном зодчестве вопрос индивидуальности прекрасно решают наличники:

6а.


Местами эти домики ещё и каменные - при Сергее Мальцове тут строились коттеджи на 2-4 семьи для рабочих:

7.


Причина же моей ошибки оказалась проста - я помнил, что автовокзал находится относительно города за линией... но не учёл, что он стоит ещё и рядом с грузовой веткой, отходящей опять же в залинейную часть, и именно её я и пересёк вместо основной линии. Как следует поплутав и спросив дорогу у наконец повстречавшихся местных, я вышел к вокзалу с готовившейся уйти на Брянск мотрисой АЧ2:

8.


Но дело в том, что и вокзал тут расположен изрядно на окраине, местность одинаково глухая в обе стороны, направление - совсем не очевидно, но в общем помните, что "правильная" сторона - там, где собственно здание вокзала. Дальше опять типовые домики:

9.


И ещё одна боковая ветка - такие буквально пронизывают Дятьково. Но эта ветка интереснее прочих, в том числе даже основной линии: дело в том, что старая трёхфутовая Мальцовская железная дорога (1877-78) и действующая линия стандартной колеи Брянск - Дятьково - Людиново - Песочня (ныне Киров Калужской области) не совсем совпадают - вторая строилась в 1925-30 годах параллельно первой, разобранной лишь в 1955 году. Так вот это - ни что иное, как сохранившийся её участок:

10.


У путей - бетонное основание водонапорной башни начала ХХ века:

11.


И старый Мальцовский вокзал, видимо 1870-х годов:

12.


13.


За небольшим, но тёмным парком - ещё и внушительных размеров пакгауз. Ну а дымящая промзона - это основанный в 1926 году Дятьковский деревообрабатывающий завод: ныне город известен не столько хрусталём, сколько мебелью, поставляющейся по всей России.

14.


По соседству - хлебозавод с такой вот странной композицией у забора. Как пояснил dyatkovo, это памятник погибшему водителю перевернувшегося здесь асфальтоукладчика.

15.


Из этой сюрреалистической промзоны по улице Крупской мы выходим в город, где почти всё интересное сосредоточено вдоль параллельной железной дороге улицы Ленина. На углу - памятный знак: в феврале 1942 года местные партизаны и прорвавшиеся части Красной Армии полностью освободили Дятьково и окрестности от фашистов, удержав его до июля, и в эти полгода освобождённый район назывался Советским, а Дятьково - Партизанском. Второй раз Дятьково освободили уже в ходе наступления в сентябре 1943 года, и в общем немудрено, что в 4 раза штурмованном городе старины сохранилось немного - в основном Дятьково такое, как на заднем плане.

16.


Но кое-где ещё стоят Мальцовские дома из характерного белого камня. Точно не знаю их возраст - возможно, что-то 1870-х годов, а что-то и начала ХХ века, но подобной застройки заводских слободок я не видел больше нигде:

17.


18. ныне музыкальная школа.


19.


Самое красивое здание - художественная школа на улице Ленина:

20.


Но судя по явно модерновой двери - построена она была уже существенно позже Сергея Мальцева:

21.


Тот же самый хлебозавод, вид с другой стороны - корпус, возможно котельная, похож на конструктивизм 1920-х:

22.


Куда же без старого танка (в данном случае ИС-3)? Тут он на фоне ещё одного "мальцовского" дома. Шпалы - остатки очередного подъездного пути, на кадре №15 (который с рулём из земли) он проходит под заводским забором:

23.


А ведёт прямиком на главную площадь в преддверии Дятьковского хрустального завода:

24.


Здесь и главная достопримечательность города - часовня Неопалимая Купина (2000-03), внутри которой хрустальное убранство. Увы, мне впечатление подпортил разговор с батюшкой, наотрез отказавшемся позволить мне фотографировать. Вернее, даже не сам разговор (понятно, что мне тут никто ничего не должен), а озвученная мотивация: владыка, мол, запретил потому, что люди ездят, фотографируют, выкладывают в интернете, а потом к их заметкам пишутся глумливые и богохульные комментарии! Так что, друзья, у меня к вам большая просьба - в комментах не богохульствуйте, так как фото я всё-таки сделал (не стоит запрещать где-то фотографировать человеку, сумевшему отснять в деталях Ташкентский метрополитен) и конечно, не выложить не могу.

25.


Перед Неопалимой Купиной - внушительных размеров пустырь, и хочется верить, что она - лишь времянка до воссоздания Спасо-Преображенского собора (1838-42), главного храма Мальцовского промышленного района и некрополя его хозяев. Его убранство тоже было хрустальным и куда более тонким:

26.


От собора ныне остались лишь одноимённая церковь на кладбище (1988-90), куда я так и не дошёл - находится оно за путями, на романтической по названию и скорее всего убитейшей по виду улице Красная Роза. А ещё - фрагменты его хрустального убранства:

27.


Находящиеся, конечно же, в Музее хрусталя, расположенном напротив заводской проходной рядом с площадью. Он был открыт для посетителей в 1979 году, но ещё в 1835 года при заводе действовала "образцовая", где его изделия накапливались добрых полтора века. Музей ныне вполне типичен для своего статуса "пользуется популярностью у автобусных экскурсий" - современен, красив и не слишком приветлив. На первом этаже - ещё мальцовский хрусталь:

28.


28а.


На втором - огромнейшая коллекция советских и современных изделий:

29.


Разных технологий и эпох:

30.


Вот например даже не хрусталь (который отличает от собственно стекла примесь оксида свинца, в Дятькве традиционно 24%), а стекло с сульфидом цинка:

31.


А это жёлтое стекло и вовсе сплавлено с ураном - по известной легенде, оно должно светиться в темноте, а в реальности фонит в пределах допустимого:

31а.


Но основная дятьковская продукция - скорее, что-то примерно такое, и гордостью завода всегда было то, что достаточно тонкие вещи он мог выпускать очень крупными сериями:

32.


В отдельном зале - то, чем всё это делается:

33.


На выходе из музея я обратил внимание на табличку, извещающую, что за 500 рублей на группу можно заказать экскурсию непосредственно по заводу. Тут, конечно, стоило воспользоваться своим служебным положением блоггера, созвониться с администрацией завода заранее и возможно получить экскурсию бесплатно и по существенно расширенной программе... но заранее звонить я поленился, пытаться всё решить на месте - тоже, и в очередной раз сказав себе, что путешествую как частное лицо, выложил пятисотку. Минут через 10 подошёл и экскурсовод, и мы прошли на другую сторону улицы, за заводскую проходную:

34.


На площадке, как часто бывает, корпуса разных эпох - что-то начала ХХ века, что-то 1920-х годов, а что-то может быть и времён Сергея Мальцова. Сразу за проходной - памятник (на кадре выше и на вводном кадре) из старой и новой частей. А в целом вид у завода запущенный и практически мёртвый:

35.


Причины тому вполне прозаичны - в постсоветское время объёмы производства упали в разы, от нескольких тысяч рабочих осталось лишь несколько сотен, а из 6 печей для обжига действует одна. Прошла мода на хрустальные сервизы, что можно видеть в пыльных сервантах старых квартир от Курессааре до Хорога, посуду на любой вкус мегасерийно штампует Китай, в общем - для массового производства хрусталя не осталось условий. Завод, однако, не умер, а его руководство сориентировалось в новых реалиях, предпочтя "работать с тем, что есть" и удержав нишу в том сегменте, где азиатские массовость и дешевизна не критичны: теперь Дятьковский хрусталь - производство уже не потребительское, а художественное. И кажущаяся запущенность - на самом деле неспешная реконструкция заводской площадки под туристическую зону, где через 2-3 года можно будет не только купить красивую вещь, но и понаблюдать за её созданием, поучаствовать в мастер-классах, отдохнуть и т.д. А стройка... стройка всегда неприглядна.

36.


И хотя сотрудников на заводе осталось немного, среди них весьма заметен процент молодых. По словам экскурсовода, дятьковские хрустальщики - люди с глубоким самосознанием, своего рода цех в средневековом значении этого термина, и многие работают на заводе уже не первое поколение.

37.


В цехах фотографировать почему-то запрещено (официальная мотивация - чтобы не отвлекать рабочих), да и вид у них внутри весьма неприглядный. Мы посетили два этапа производства - собственно, выдувка и обжиг стекла (дуют его сейчас в основном промышленным способом, но для отдельных эксклюзивных изделий - и вручную, то есть силой дыхания, как в старину), а затем, в другом цехе - его обработку. Там же мне показывали длинный коридор, из которого едва заметно тянуло очень неприятным запахом - там хрусталь моют, и моют его в кислоте, при этом выделяется чуть ли не фосген (или что-то ещё столь же ядовитое), поэтому туда запрещено даже приближаться. Брак дробится в порошок и вновь идёт в дело. В цехе обжига я таки сумел тайком снять один кадр, а в цехе обработки уже нет, но там и не столь зрелищно - просто станки, за которыми сидят работницы, в основном молодые женщины (на обжиге же, как видите, всё несколько иначе - работа тут более примитивная, поэтому потомственных хрустальщиков могут заменить гастрбайтеры). В общем, будем надеяться, через несколько лет всё это таки доведут до туристического вида, по крайней мере подобные опыты в России уже есть (например, Северская домна на Урале).

38.


Вернёмся во внешний мир, на улицу Ленина. К Хрустальному заводу вплотную примыкают цеха завода "Анод" - крошечное по площади предприятие с конца 1950-х годов снабжает небольшой, но необходимой деталью все реактивные двигатели, выпускающиеся в России. В 1993-м его успели полностью угробить, а в 2001 - почти с нуля возродить.

39.


Пойдём дальше на юг. Дома и улицы в окрестностях завода - городской ДК с чуднейшим панно ещё на площади у церкви:

40.


Напротив "Анода" чуть-чуть дореволюционки - более всего этот домик смахивает на заводоуправление или дом начальника середины 19 века, а более обозримом (то есть на памяти ныне живущих) прошлом тут было училище:

41.


Точно не знаю, что это могло быть и даже какого времени... а хочется представить, что это был, например, Мальцевский "университет" (на самом деле техучилище, готовившее кадры для промышленного района), но конечно очень вряд ли.

42.


За доской почёта - сталинки-малоэтажки с деревянными козырьками:

43.


Типичная площадь Ленина с опять же послевоенными сталинками администрации и ДК Хрустальщиков:

44.


Да солдиной для райцентра новостройкой. В целом, Дятьково город довольно опрятный и оживлённый, особенно по меркам депрессивной Брянской области. Но при такой погоде - конечно, и тут мрачновато.

45.


Кстати, Спасо-Преображенский собор стоял не там, где ныне Неопалимая Купина, а как раз на этой площади, но мне кажется, воссоздавать его уместнее всё-таки там, не трогая цельный советский ансамбль. Дальше на юг ещё пара конструктивистских зданий - техникум:

46.


И школа:

47.


За которыми - лишь пятиэтажки да основное "лежбище" маршруток на Брянск (с автовокзала, в силу его расположения, ездит мало кто). Перекусив в кафе у гостиницы, я пошёл обратно на вокзал и оттуда поехал в калужское Людиново - менее известный, но не менее важный центр Мальцовского промышленного района. О Людинове, мотрисах и рельсобусах - в следующей части.
Tags: "Молох", Среднерусское, дорожное, ручная работа, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Бежица. Часть 2: от центра до Фасонки

    Продолжаю рассказ о Бежице - по сути дела самостоятельном (и при том немаленьком!) городе, формально являющимся лишь частью Брянска. Во второй…

  • Бежица. Часть 1: Орджоникидзеград и БМЗ

    Бежица - довольно крупный (153 тыс. жителей) старый промышленный город с весьма самобытным лицом... но в списках городов России её искать не…

  • Брянск. Часть 4: курганы и окрестности

    В прошлых частях мы осмотрели прижелезнодорожные районы, парадный проспект Ленина и крошечный Старый город. В четвёртой части - сборная солянка…

  • Брянск. Часть 3: Старый город

    Между показанными в прошлых частях широким проспектом Ленина на холмах и районов у вокзалов за Десной пристроился Старый город, под защитой горы…

  • Брянск. Часть 2: проспект Ленина

    В прошлой части я показал два из четырёх по сути обособленных городов, слагающих Брянск - разросшиеся у железнодорожных станций Володарский и…

  • Брянск. Часть 1: Брянский узел

    Брянск - средних размеров (409 тыс. жителей) центр области, вклинивающейся между Беларусью, Украиной, русскими Средней полосой и Черноземьем, в…

promo varandej сентябрь 3, 13:26 13
Buy for 500 tokens
Про Север писать интересно, но уже через неделю я должен оказаться в Ереване. И в общем я не помню, когда последний раз ехал вот так: у меня есть время "пока не надоест" (а надоест мне скорее всего где-то в середине ноября), цель увидеть Армению и Карсскую область Турции, и дорога между…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments