varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Красноярск. Часть 2: пальмы на Енисее



Больше всего в Красноярске запоминаются две вещи - неповторимый, очень гармоничный пейзаж Енисея среди Саянских отрогов и неловкие, но порой очень интересные своей самодельностью попытки сделать город "с человеческим лицом". В прошлой части я рассказал о первом знакомстве с Красноярском и паре небанальных его достопримечательностей, теперь же поговорим о городском колорите. И конечно о Часовне Десяти Рублей и видах города.

Собственна, эта часовенка - и есть самый известный символ Красноярск, не забытый даже с постепенным выходом бумажной "десятки" из оборота. Лишь по причине отсутствия бумажных десяток здесь не будет обязательного для туристов в Красноярске фото с десятирублёвой купюрой на фоне её прототипа. Часовня Параскевы Пятницы венчает нависающую над центром Караульную гору - высокий левый берег Качи, также известный как Кум-Тэгэй (Песчаная сопка) или попросту Красный Яр. Красным, он, впрочем, станет ближе к осени, когда пожухнет трава и обнажится глина, в июне же мы его увидели зелёным:

2.


...Когда в эти края пришли русские, хозяевами Южной Сибири были киргизы - это не устаревший этноним, а реалии кочевой жизни: древний Киргизский каганат не доходил до территории современного Кыргызстана, но где-то в 17-18 веках енисейские киргизы уходили на Тянь-Шань, и их южно-сибирским наследником остались тувинцы и хакасы. Красный Яр тогда входил в Езерский улус, или Внутреннее княжество - один из четырёх племенных союзов Енисейской Киргизии, на месте будущего города кочевали племена качинцев и аринцев. Где-то в начале 17 века по Енисею к отрогам Саян поднялись казаки, и в 1628 году на уже разведанную местность по приказу воеводы Якова Хрипунова из Енисейска пришёл дворянин Андрей Дубенский и со своим отрядом заложил Красноярский Малый острог в устье Качи. Место на стыке Западной, Восточной и Южной Сибири оказалось весьма удачным, и в 1659 рядом вырос Большой острог, что оказалось своевременным - хан Иренек из Алтынсаринского улуса объединил киргизские племена, принял вассалитет грозной Джунгарии (джунгары - это в общем-то те же монголы, в 17-18 веках державшие в страхе всю Среднюю Азию и изрядно трепавшие Китай) и начал войну за сибирские степи. Его войско дважды (1667 и 1679) неудачно осаждало Красноярск, но и казакам не удавалось силой покорить киргизские горы. В конце концов удалось договориться на взаимовыгодных условиях (как в общем-то обычно Россия и расширялась, сворачивая свои уступки через несколько десятилетий), да и Джунгарии сила киргизов была нужна на других направлениях. В общем, к концу 17 века Красноярский острог своё дело сделал и был в 1690-м повышен до города, хотя основное его население по-прежнему составляли казаки. Но в 1695-1700 годах приключилась так называемая Красноярская шатость - казачьи волнения против произвола воевод, последовательно снимавшихся с должности и назначавшихся на замену Мирона Башаковского, Алексея Башаковского и Семёна Дурного, каждый из которых пытался навариться на расследовании причин бунта и умудрялся превзойти предшественника масштабами, как сказали бы сейчас, беспредела. В итоге расследование дела затянулось на 8 лет и кончилось сменой практически всего руководства Сибири. В Красноярске же обстановка накалилась до такой степени, что единственным выходом стало просто расселить казаков по другим острогам, и с этого момента Красноярск начал превращаться из казачьей крепости в "купеческую республику".

3.


К чему, собственно, тут вся эта история? К тому, что на Красном Яру долгое время стояла караульная вышка острога, которую в 19 веке и заменили ракетообразной часовней Параскевы Пятницы - в 1805 году деревянной, а в 1855 - каменной, которая и стоит до сих пор, вдохновляя своим силуэтом работников ракетно-космических заводов за Енисеем.

4.


И вот какой от неё открывается вид - хорошо видно, что центр Красноярска занимает узкий полуостров между Енисеем и Качей, а также то, как сходят на нет Куйсумские горы - отрог Саян за великой рекой. Обратите внимание на полукруглую сопку - это Кара-Таг, или проще Чёрная гора (606м), древний потухший вулкан и одна из доминант красноярского пейзажа. Сам же город, составленный из параллелепипедов разного размера отсюда кажется отталкивающе некрасивым, и лишь торчащие над многоэтажками храмы - слева Благовещенский (1805-22), справа Покровский (1785-95) напоминают о том, что в каменных джунглях спрятан неплохо сохранившийся исторический центр. Слева - площадь Мира с пешеходным мостиком на Татышев остров и высоткой БЦ "Панорама" (на самом деле в неё упакован ещё советский "небоскрёб"). Острог был чуточку левее границы кадра:

5.


Ещё левее из-за горы выглядывает Красноярский медицинский университет, слепленный в 1942 году из эвакуированных вузов Ленинграда и Воронежа; преподавателем его был святой Лука, там само собой более известный как Валентин Войно-Ясенецкий, и именно под эгидой этого вуза он закончил и защитил свою монографию "Очерки гнойной хирургии", за которую (в сане епископа!) получил Сталинскую премию. На заднем плане, уже за Енисеем с зеленью островов Татышева и Верхнего Атаманского, обеспечивает город теплом, а будущих медиков притоком пациентов Красноярская ТЭЦ-1. Главная, впрочем, промзона Красноярских алюминиевого и металлургического заводов находится на левом берегу где-то за поворотом. Из центра их не увидишь, но зрелище это судя по чужим фотографиям, суровое. Красноярский алюминиевый завод - 2-й по величине в России и мире (после Братского), а металлургический специализируется на производстве алюминиевых сплавов. Смог, впрочем, далеко не единственное, чем КрАЗ отравлял город - ещё не забыты "алюминиевые войны" 1990-х годов и их ключевой персонаж Толя Бык, из простого учителя физкультуры Анатолия Быкова за несколько лет превратившийся в Папу Толю, хозяина большей части здешней тяжёлой промышленности, то есть - большей части красноярских денег, то есть - ВСЕГО. Овладевая заводами он уничтожил ("Первая алюминиевая война") практически всю здешнюю старую мафию, мешавшую со своими понятиями и общаками сконцентрировать весь капитал в одних руках, и стал пожалуй крупнейшим бандитом Лихих Девяностых. Наводил порядок, как Жуков в Одессе, генерал и губернатор Александр Лебедь (прежде с его историческим следом я сталкивался в Приднестровье) - "Вторую алюминиевую войну" он вёл осторожно, и к началу "нулевых" сумел вернуть здешнюю индустрию в легальный оборот. В тех криминальных войнах погибли сотни людей (точно известно 140 погибших)... но сам Быков жив, на свободе и при определённом влиянии, как и многие бывшие бандиты, подавшись в меценаты. Но как уже говорилось, завод-эпицентр тех событий не виден за горой.

6.


Под прямым углом к горе за рекой дымит ТЭЦ-2 - но в остальном пейзаж Красноярска не слишком индустриален, а подобных ТЭЦ и в Москве три десятка. Ближе зелёный остров Отдыха со стадионом, краешек Коммунального моста (1961), который, кстати, тоже Десятирублёвый, но славы этой часовенки не снискал, и вертикали Театральной площади - часовая башня городской администрации и "небоскрёб" Енисейского речного пароходства.

7.


Справа, увы, свет до отвращения контровый, но тут можно различить и как Енисей выходит из гор в городскую котловину, и пушку на склоне - тут, как и в Питере, с 2001 года практикуют полуденный выстрел, причём в центре его реально хорошо слышно. Как я понимаю, это в чистом виде попытка внедрить в Красноярске "что-нибудь этакое", по крайней мере легенда о полуденных выстрелах казаков в 17 веке звучит мягко говоря не убедительно. Выше пушки хорошо видна Николаевская сопка (505м) - доминанта левого берега:

8.


Ещё пара видов в контровом свете с железнодорожными мостами через Енисей (слева шпиль Красной площади и трубы бывшего завода комбайнов):

9.


И характерный скайлайн многоэтажек на Афонтовой горе (вроде бы район этот так не называют, в отличие от археологических стоянок на его месте), у подножья которой находится станция. Что странно - огромный вокзал Красноярск-Пассажирский с Караульной горы совершенно не виден:

10.


В той же стороне (кадр снят с совсем другой точки) - скала Такмак характерной формы, самая запоминающаяся из природных доминант Красноярска. Более того, это один из Столбов, единственный заметный из города - а за горой таких десятки.

11.


Но от пейзажа перейдём теперь к деталям.
Вот представьте себе ещё недавно закрытый для иностранцев индустриальный город, где только-только отгремели выстрелы и газетные сенсации "алюминиевых войн", а отвоёванные у бандитов капиталы хлынули в бюджет и карманы легальных хозяев рекой. Городу срочно нужен был новый образ, а возглавлял его в те времена столь знакомый по постсоветским странам Мэр-Затейник. Петра Пимашкова, покинувшего этот пост в 2011 году, тут называют не иначе как Пётр Фонтаныч:

12.


Это, действительно, надо было ещё додуматься - мало того, что понастроить фонтанов по всему центру, так ещё и к каждому из них приставить по несколько пальм в кадках, которые на зиму увозят в оранжереи. Тут можно вспомнить некоего красноярского золотопромышленника 19 века, который, разбогатев на "золотой лихорадке", воздвиг себе хоромы с оранжереями, где выращивал на потехку гостям ананасы. В целом, выглядят они довольно чахлыми, но Суровые Сибирские пальмы давно уже стали одним из символов Города-на-Енисее:

13.


Фонтаны зачастую дополняют передвижные кофейни. Это, равно как и книжная будка с кадра выше (знаете, в столицах есть такие - любой желающий может туда одну книгу принести, а другую взять), подозреваю, веяния уже пост-Пимашковские, обще-хипстерские, но думается, именно с пальм здесь началась любовь к уличному креативу:

14.


И старые советские панно, которые в Красноярске многочисленны и красивы...

15.


...дополнились обильным стрит-артом. Говорят, столицей этого жанра в последние годы сделался Екатеринбург, но и в Красноярске количество и качество граффити впечатляет.

16.


17.


18.


19.


А тут, обратите внимание, расписана не стена, а кусок материи, который видимо может менять своё местоположение:

20.


Более прикладные формы - оформление витрин:

21.


22.


Близ театра Музыкальной комедии из прошлой части стоит птица моа (правда, почему-то с гребешком):

23.


А в сквере за краевой администрацией через улицу Ленина - индрикотерий с детёнышем:

24.


Но самый впечатляющий образец - на заглавном кадре: прямо под Коммунальным мостом на набережной Енисея поставлено пианино, на котором каждый может подойти и сыграть. Более того, раньше оно стояло на площади Революции, а возможно и где-то ещё.
И если для кофе нужен фольксваген-хиппобус, то с морсом справятся и коробейники:

25.


Общественный транспорт. В Красноярске троллейбус (с 1959) ходит только на левом берегу, трамвай (с 1958) - только на правом (причём так было не всегда), а с недавних пор ещё и нет маршруток: всю систему привели к общему знаменателю в виде электронного проездного со льготами, действующего одинаково на государственных и частных маршрутах, причём по всему краю вплоть до Норильска. Но в принципе, отсутствие маршруток - тоже не всегда хорошо: я помню, как в час пик стоял на остановке в центре и за 20 минут моего ожидания к ней не подошёл ни один автобус. В аэропорт Емельяново также извольте ехать либо автобусами, ходящими не каждый час, либо на такси за 1000 рублей. То есть, проблема российского общественного транспорта - не в засилии "газелятины" (тут, кстати, в основном маршрутки были вполне просторными ПАЗиками), а в деградации всего остального.

26.


Двор в центре Красноярска:

27.


Табличка с историей улицы:

27а.


Но всё же мы в Сибири, и совсем рядом с деловым центром ещё стоят недобитые бараки:

28.


Немалую площадь занимает типично сибирские массивы покосившихся избушек:

29.


А с вокзала на наших глазах вышел да сел в машину самый настоящий Ватник:

30.


А вот опять же по соседству с деловым центром ещё один специфически местный люд - тувинцы. Тува - глухой край в верховьях Енисея, куда нет железной дороги, а от ближайших станций и аэропортов до неё полсуток езды, вошла в состав России лишь в 1944 году, и в научных кругах славится своей уникальной этнографической цельностью вроде непуганного шаманства в связке с буддизмом...

31.


...а в быту более известна как Сибирский Кавказ в худшем смысле этого слова: уровень убийств в Туве в 5 (!) раз выше среднего по России и на одном уровне с такими легендарными странами, как Венесуэла или Колумбия. Говорят, дело в специфических отношениях тувинцев с алкоголем - чуть выпив, они звереют, хватаются за ножи и кидаются на всё, что им не понравится. Самый известный тувинец - наш министр обороны Сергей Шойгу, и вот ему пить точно не стоит. Вид у тувинцев в Красноярске порой довольно угрожающий, но говорят, здесь они ведут себя мирно и в криминальные хроники попадают не чаще коренных жителей.

32.


Подозреваю, интересных людей в Красноярске вообще немало, в первую очередь переселенцев с Крайнего Севера (а зачастую это самые настоящие беженцы - распад СССР и коллапс хозяйства привёл к тому, что жить во многих северных посёлках стало почти невозможно - как вам, например, в 40-градусные морозы без отопления? в сотнях километрах от больших городов без завоза продуктов? - люди бросали квартиры, съезжая "на материк", и многие северные посёлки покинуты до последнего жителя). Чувствуется, что рост города достигается не только играми статистики. Сюда же амбиции Столицы Сибири, за звание которой красноярские спорят с новосибирскими (но на тех и других с досадой поглядывают омичи и с усмешкой - иркутяне). Красноярск производит впечатление сытого города, где жизнь не стоит на месте.

33.


Ещё один характерный обитатель Красноярска - птицы. Голубей тут мало того что много, так ещё и встречаются они довольно крупными скоплениями - в основном их тут не болше, чем в любом крупном городе России, но периодически вдруг набредаешь на ТАКОЕ:

34.


35.


Впрочем, и утки от них не отстают:

36.


Вот так мы и дошли до Енисея. Главная река России, делящая страну пополам почти прямой линией от Саянских гор до моря Лаптевых, среди всех рек мира он по полноводности 6-й - после Амазонки, Конго, Янцзы, Ганга-Брахмапутры и Ориноко. Впрочем, сибирским рекам сильно портит статистику перемена сезонов: если по среднему расходу воды Енисей уступает Амазонке в 11 раз (19 тысяч кубометров в секунду против 220 тысяч), то по максимальному (в половодья и паводки) - даже не вдвое (150 против 350), соревнуясь с Леной за звание 2-й реки мира. Но в отличие от вихляющих Лены и Оби, Енисей прёт напролом до самой Арктики. Считается, что до устья Ангары он не особо велик... но даже в Красноярске Енисей впечатляет. Во-первых, потрясающей чистотой  воды (это заметно на кадре выше), во-вторых - огромной скоростью течения, напоминающей о горных реках. Вода в нём всегда холодна - около 10 градусов, но благодаря ГЭС не замерзает зимой. А многочисленные суда, пришвартованные у набережной - важная часть красноярского пейзажа:

37.


Впрочем, двум площадям на набережных Енисея я ещё посвящу отдельный пост:

38.


А пока будем спускаться с Караульной горы через облепивший её вершину частный сектор:

39.


На полдороги в центр - Троицкое кладбище, к которому вплотную примыкает Площадь Победы с открытым в 1975 году музеем-мемориалом:

40.


70-летие Победы, по стране местами отдающее официозом, тут тоже с человеческим лицом. В прямом смысле слова:

41.


Музей, техника "Оружие Победы", Вечный огонь с узнаваемым сюжетом "Тыл-Фронту" (фраза "образован на базе эвакуированных" вам уже попадалась не раз), могилы и эпитафии погибших на фронте красноярцев и - чуть поодаль - солдат из других городов, умерших в здешних госпиталях:

42.


Не лишним будет вспомнить, что именно в Красноярском крае был самый восточный бой Великой Отечественной - операция "Вундерланд", когда в конце августа 1942 года самый северный в тогдашнем СССР посёлок Диксон был обстрелян немецким тяжёлым крейсером "Адмиралом Шеер", посланного нарушить Северный Морской путь. В безлюдной Арктике он шёл под видом американского торгового судна, но его заметил ледокол "Сибиряков", и хотя крейсер разделался с пароходом буквально за полчаса (из 99 человек команды 77 погибли, остальные захвачены), советское руководство было предупреждено об опасности и успело подготовить Диксон к обороне.

43.


Дальше начинается обширное Троицкое кладбище, за оградой которого старые часовни на могилах местных купчин да братская могила чехословацких легионеров времён Гражданской войны.

44.


У ворот - Воскресенская часовня и целый взвод попрошаек, причём это не "наши" цыгане, а среднеазиатские люли, которые вообще-то мусульманской веры:

45.


Церковь Троицы на Горе (1842) - с советских времён целый собор:

46.


...После Красноярской шатости и "расказачивания" города сюда сначала потянулись исследователи с германскими корнями - Готлиб Мессершмидт (1722), Витус Беринг (при подготовке Великой Камчатской экспедиции), Иоганн Гмелин (1734-43), Петер Паллас (1771-73), впервые открывшие Саян - геометрический центр Азии - для Европы. В 1773 году город сгорел и был восстановлен по регулярному плану, к 1822 сделавшись центром Енисейской губернии. В 1830-40-е по окрестностям прошла "золотая лихорадка", и хотя началась она в Томской губернии, всё же центром её был именно Красноярск. При этом он был невелик, 27 тысяч жителей в 1897 году и менее 60 тысяч - к 1917-му (иные города Транссиба, для сравнения, выросли тогда в 4-5 раз), но зажиточен и по сибирским меркам благоустроен. Вот об этом прошлом и напоминают старые богатые могилы:

47.


От кладбища спускаемся в долину Качи. На крутом берегу - внезапно, БМД:

48.


Как нетрудно догадаться - памятник "афганцам", хотя направление взгляда отсылает скорее на остров Даманский:

49.


Красноярский "даунтаун" во всей красе! Он, конечно, не то чтобы очень велик, в той же "Панораме" всего 100 метров, да и те в основе советские (раньше там была организация с непроизносимой аббревиатурой КАТЭКНИИуголь... речь о Канско-Ачинском топливно-энергитическом комплексе, где на исключительно дешёвых в разработке бурых углях планировалось сделать крупнейший теплоэнергетический район СССР, да так и не смогли). Рядом строится ЖК "Адмирал", за ним чёрно-белой треугольник делового центра "Метрополь". Коричневое здание - Академия музыки и театра, белое - гимназия-интернат для одарённых детей имени Хазрета Совмена. Последний - выходец из Адыгеи, в Красноярском крае был крупнейшим золотопромышленником, а в 2002 вернулся на историческую родину, где стал президентом.

50.


Красное здание по соседству - Дворец пионеров. Вид с мостика через Качу, вдали Караульная гора:

51.


Паукообразная в плане Академия музыки и театра - одно из самых интересных позднесоветских зданий, что я видел. Судя по всему, 1980-е годы, и в Красноярске есть ещё несколько образцов подобной архитектуры (может, автор один?), но этот самый внушительный:

52.


По лестнице с очередным "человеческим лицом" в виде то ли стиха, то ли афоризмов на ступенях, выйдем наконец в центр города, о котором следующие 3 части.

53.


В ближайшей пройдём по главной улице - проспекту Мира.

Tags: "Тюркский след", Сибирь, дорожное, казаки
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments