varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Гулистан. Цветущий край и Голодная степь.



Гулистан - самый маленький в Узбекистане (77 тыс. жителей) областной центр в 120 километров от показанного в прошлых частях Ташкента. Название его, от Закавказья до Пакистана нередкое, в переводе с персидского значит Цветущий край, а крошечная Сырдарьинская область занимает стёртый ХХ веком регион, об исчезновении которого вряд ли кто-нибудь жалеет - Голодную степь.

Нынешняя Сырдарьинская область Узбекистана, вторая с конца по площади (после Андижанской) и последняя по населению (770 тысяч человек) - своеобразная пародия на свою тёзку в Российской империи: размером они отличаются в 99 раз (5,1 тыс. квадратных километров против 504 тысяч), и вдобавок не пересекаются территориально. "Царская" Сырдарьинская область с центром в Ташкенте на территории будущего Узбекистана занимала лишь правый берег Сырдарьи до склонов Тянь-Шаня... и большую часть Каракалпакии и Навоийская области, пустыню Кызылкумов между владениями Хивы и Бухары. В основном же к ней относились бескрайние пространства Южного Казахстана от Аральского моря до Чуйской долины, в том числе Перовск (Кызылорда), Туркестан, Чимкент, Аулие-Ата (Тараз) и даже Талас в Киргизии, бывший тогда лишь селом: при советах она распалась на 6 регионов трёх стран. А земли нынешней "малой" Сырдарьинской области на левом берегу великой реки входили тогда в Ходжентский уезд Самаркандской области. Сырдарья, река масштабов Дона и Яика (2219 километров длины, расход воды 703 м³/с) по территории Узбекистана, за исключением Ферганской долины, протекает всего несколько десятков километров на узкой перемыче между Казахстаном и Таджикистаном. Вид реки с поезда:

2.


И испокон веков на левом берегу лежала Голодная степь - в принципе, это не имя собственное, так называли в Туркестане участки безводных земель между оазисами, но здешняя, известная как Мирзачуль, была, видимо, самой "голодной", разделяя на древних торговых путях Шаш (где Ташкент) и Согдиану (где Самарканд с Бухарой). Сто лет назад в её песках ещё стояли гигантские сардобы (крытые колодцы-резервуары) на расстоянии суточного перехода каравана в урочищах Малик, Мирза-Рабат и Акчеты, построенные по преданию самим Тимуром, но вроде бы они не сохранились:

2а. отсюда.


Сейчас, однако, это сложно представить - от Ташкента до Самарканда практически непрерывно тянутся тучные поля, огромные кишлаки, каналы, дороги... Удивительным свойством Голодной степи было то, что её почвы оставались вполне плодородными, соотношение осадков и солнечных дней было не хуже, чем в Ферганской и Гиссарской долинах, и по весне, когда таяли снега, она цвела, зеленела и наполнялась копошащейся живностью вплоть до черепах: "голодной" её делало только отсутствие постоянной пресной воды. Под Россией с первых же десятилетий стали появляться проекты её мелиорации, воплощать которые ударными темпами начал на рубеже 19-20 веков уже знакомый нам по Ташкенту аристократ-авантюрист Николай Искандер. Великий князь Николай Константинович, племянник Александра II, офицер и географ, первый раз попавший в Туркестан в Хивинском походе, а второй раз - сосланный с лишением титулов и наследства за кражу бриллиантов из семейной коллекции для возлюбленой американки Фанни Лир, Искандер (такую фамилию, впоследствии официальную, он взял себе в Ташкенте) был изрядным сорвиголовой, и как часто бывало в те времена, ссылка направила его энергию в мирное русло. Он много построил в Ташкенте, собрал огромную коллекцию искусств, но главным его вкладом в развитие Туркестана стало строительство в 1872-95 годах "по туземному способу" канала имени Николая I длиной 84км, появились и первые русские посёлки: Романовский, Запорожский, Надеждинский, Николаевский, Обетованный, Нижневолынский, Верхневолынский и Конногвардейский. Николай Константинович как будто создавал в пустой земле своё княжество, а на берегу Сырдарьи появился его дворец, попавший даже в объектив Прокудина-Горского:

3.


Однако казённые капиталы и инженерия всё же были надежнее: в 1900 году создано Голодностепское опытное поле, к 1915 году усовершенствовавшееся до научной станции, а в 1907-13 году строится Романовский канал длиной 113 километров, при Советах ставший Кировским, а ныне и вовсе каналом Достык ("Дружба"), так как связует Узбекистан с Казахстаном, оставаясь стержнем всей этой системы. Он вобрал в себя в том числе и канал Николая I, ставший одним из главных его ответвлений.

4.


Забегая вперёд, скажу, что тогда заложили лишь основу будущего Цветущего края, но окончательной Голодную степь "накормили" всё-таки советские стройки 1950-60-х годов: создания системы мелиорации, отводившей солоноватые грунтовые воды, расширение Кировского канала, строительство ещё нескольких каналов и водохранилищ, сбросы паводковых вод на Арансайскую низменность, превратившуюся в огромное по степным меркам озеро Айдаркуль, и конечно же появление десятков совхозов, куда съезжались русские, корейцы и даже сами узбеки - ведь прежде Голодная степь была скорее казахским кочевьем. При этом Джетысайский и Пахатааральский районы неоднократно передавались между Казахстаном и Узбекистаном то туда, то обратно, в народной молве разросшиеся до никогда на самом деле не существовавшей Голодностепской области Казахстана, о которой не известно ни названия центрального города, ни внутреннего деления, ни площади, ни населения, ни границ, ни руководителей, ни дат создания и упразднения, а "известно" только то, что её "передали в 1956 году Узбекской ССР". История реальной Голодной степи очень подробно рассказана здесь, а здесь - немало редких фотографий. Вот например часовня в одном из переселенческих сёл:

5.


Но стояли в Голодной степи и старые узбекские кишлаки, одним из которых был Аччикудук (в переводе Горький колодец), близ которого в 1895 году встретились Канал Николая I и железная дорога Самарканд-Ташкент, на которой открылась станция Грибоедовка, видимо за отсутствием грибов в 1905 году переименованная в Голодную Степь (хотя переселенческая молва выдала невероятную легенду, будто бы тут отбывал ссылку Грибоедов). Рядом к тому времени образовались посёлки Духовской (1897, у железной дороги), Спасский (1905, у канала) и видимо неофициальный Княжск, где были дома "американского типа", современные магазины, продавали новейшее сельхозоборудование и даже (как в Ташкенте) действовал театр "Хива", под опекой местного купца и искандерова друга Гайдбая, приглашавшего то сказителей из степи, то крутившего синематограф. Примерно на месте Княжска, у выезда из Гулистана на Ташкент, ныне крытый базар:

6.


В 1922 году посёлки объединили, и на фоне Княжска, Спасского и Духовского Голодная степь оказалась самым идеологическим правильным названием, но и его "коренизировали", заменив местным Мирзаччуль. В 1952 году он получил статус ПГТ, а к концу 1950-х Голодая степь стала уже не актуальна ни по-русски, ни по-узбекски, и в 1959 году Мирзаччуль стал Гулистаном. Всё это время он входил в Самаркандскую область, но в 1963 году внезапно получил статус не только города, но и центра созданной несколькими месяца ранее Сырдарьинской области (первоначальным её центром был Янгиер),  до 1973 года включавшей ещё и территорию гораздо более крупной Джизакской области, с которой вновь объединялась в 1988-90 годах - как Сырдарьинская, но с центром в Джизаке. Но в итоге Гулистанчик остался при своём, тем более крошечная область весьма стратегическая - у таджикской границы в городе Ширин находятся питающая каналы Фархадская ГЭС (1942-48) и дающая стране треть электроэнергии Сырдарьинская ГРЭС (1966-81) с 3-й по высоте в постсоветских странах (после ГРЭС в Экибастузе и российском Шарыпово) 350-метровой трубой.

Гулистан расположен в стороне от трассы Самарканд-Ташкент, но как и прежде - на железной дороге, и сердцем города остаётся станция:

7.


В зажелезнодорожной части, куда по разные стороны вокзала ведут целых два высоких путепровода - автовокзал и огромная новая мечеть, довольно редкий случай в Узбекистане:

8.


Завокзальный пейзаж - ковры, бараны, панно на торцах хрущоб:

9.


Спуски с путепроводов на привокзальную площадь - северный от автовокзала ведёт к ещё одной, пригородной автостанции:

10.


Южный - от мечети к одинокой часовой башне, явной аллюзии на Ташкентские куранты:

11.


Нынешний вокзал Гулистана (фото №7) просто на редкость безобразен, а фотографий старого вокзала история вроде бы не сохранила - даже Прокудин-Горский фотографировал лишь какие-то пристанционные постройки и колонку:

12а.


Зато стоит как ни в чём ни бывало аутетичная водонапорная башня, и в Узбекистане, где старую железнодорожную архитектуру извели практически в ноль, это уже немало:

12.


Вокруг - торговля да бесконечные ряды маршруток к посёлкам области, в первую очередь - Сырдарью, через которую видимо дешевле ехать в Ташкент, чем напрямик. Пожалуй, это даже не совсем базар, а просто гигантское скопление магазинов на все случаи жизни, куда, как в Княжск при Николая Искандере, ездит отовариваться и развлекаться народ со всей бывшей Голодной степи:

13.


14.


Хотя попадаются чуть в стороне и вот такие грустные сюжеты. Не могу понять, какого эти люди народа, на узбеков не похожи, возможно татары?

15.


Но в целом Гулистан показался мне одни из самых ухоженных и упорядоченных узбекистанских городов. Цивильностью облика, почти полным отсутствием достопримечательностей и близостью к столице он больше всего мне напомнил казахстанские Талды-Курган и Кокчетав, в меньшей степени киргизский Токмак - видимо, это такой особый типаж города, характерный именно для Средней Азии, "кум столицы".

16.


А если от северного путепровода пойти по ближайшей улице и свернуть направо в первый же переулок - можно найти пожалуй самое необычное здание Гулистана: Никольскую церковь (1955-57, основана в 1945-м), в общем-то не редкий в Узбекистане храм советских времён (начиная от ташкенского Успенского собора). В принципе, церквей советской постройки я видел и показывал уже немало - по Союзу их несколько десятков, от костёла в Клайпеде, Иволгинского дацана и Воскресенского собора в Бишкеке до церковок по окраинам Пятигорска, Минеральных Вод, Орехова-Зуева, Магнитогорска, Караганды, Прокопьевска и многих других городов и весей... Но гулистанская среди них выделяется тем, что большинство из них капитально расширялись и украшались уже в постсоветские времена, эта же сохранила свой первоначальный вид на грани сталинского стиля. Ожидаемо невзрачный, но самый чистый образец православного соварха.

17.


Кое-где попадаются домики старых посёлков:

18.


А теоретически могут быть затеряны и некоторые осколки старины - скажем, запечатлённая Прокудиным-Горским переселенческая гостиница в Спасском:

19.


Или первая в этих краях русско-киргизская школа (а вот церковь точно не сохранилась):

19а.


Но искать их, даже если они остались, было сродни поискам иголки в стоге сена, ведь не понятно даже, что именно спрашивать у прохожих, так что я просто наугад брёл по улицам в сторону центра, выискивания хоть что-нибудь, за что можно зацепиться глазу. Время превращение посёлка в областной центр пришлось как раз на хрущовские времена, поэтому и застройка тут основная - хрущобы, причём даже без среднеазиатского "колорита" вроде стихийных пристроек, да и люди на улицах Гулистана вида едва ли не более европеизированного, чем в Ташкенте. Вот разве что спортзал 1980-х годов - такими же мне запомнился украинский Славутич:

20.


Наконец, за очередным перекрёстком я увидел непропорционально огромный для небольшого городка, но положенный по областному статусу Сырдарьинский областной музыкально-драматический театр имени Ходжаева, судя по виду - 1970-80-х годов постройки. По-моему одно из самых внушительных театральных зданий позднего СССР:

21.


Особенно в анфас:

22.


Напротив - памятник Алишеру Навои:

23.


Театр и памятник открывают собственно центр Гулистана между параллельных железной дороге улиц Узбекистана и его Независимости (Мустакиллик). На той же линии - главная площадь с обязательной птицей Хумо:

24.


Библиотека с голубыми куполами:

25.


Какой-то странный монумент у ЗАГСа:

26.


Где-то в этих же краях раньше стоял ещё очень необычный Мемориал Победы с натуральной фигурой Христа (уж не знаю, кого там имел в виду советский скульптор), вроде бы несколько лет назад снесённый (хотя неподалёку есть и новая "Скорбящая мать" с айваном, до которой я тоже не дошёл - про этот тип памятников нового Узбекистана см. здесь).

26а.


...только при написании поста я понял, насколько никудышно осмотрел Гулистан, возможно упустив что-то, что могло бы изменить о нём впечатления. Нет, Гулистан совсем не плох, далеко не худшее в своём краю место для жизни, но с точки зрения туриста тут всё ещё хуже - он зауряден. Большой ошибкой было заезжать сюда на обратном пути, когда позади уже были Бухара, Хива, Навои, Ургенч, Нукус - я уже неплохо представлял себе среду провинциальных узбекистанских городов, а приедь я в Гулистан в самом начале - сосредоточился бы на деталях повседневности. Мне было скучно и жарко, рюкзак оттягивал плечи, и чуть-чуть не дойдя до того самого канала Достык (за которым есть, между прочим, целый Гулистанский университет и нечто под заманчивым названием Дом Природы), я подошёл к ларьку купить бутылку минералки... и вскоре сидел на пластиковом стуле в теньке, разговаривая с хозяевами ларька - семьёй русских людей, коих в Гулистане в принципе довольно много. Разговор шёл неспешно, на жизнь соплеменники не жаловались ("Живём понемногу, с узбеками один плов едим, одну водку пьём") и даже находили в ней немало плюсов по сравнению с исторической родиной ("Там на базар придёшь - все унылые, мрачные, надуть тебя хотят"), угостили меня печеньем и вторую бытулочки минералки дали бесплатно... Вдобвок я не знал дороги к той самой Никольской церкви-"сталинке", найти которую считал своим долгом, и когда отец семейства вызвался меня к ней отвезти на машине - про канал и университет я попросту забыл, о чём теперь, конечно, жалею. А от церкви уже и до автовокзала было рукой подать - я так и уехал в Ташкент.

В общем, Гулистан запомнился мне пока Самым Неинтересным региональным центром, хотя возможно в перспективе его подвинет с этого места какой-нибудь Баткен или Куляб. Хотя к каналу Достык сходить, конечно, стоило... Если же кто из гулистанских, читая эти строки, сочтёт их оскорбительными - не ругайтесь, а расскажите, ЧТО ИМЕННО действительно интересного и необычного я  пропустил.

В следующей части - про соседний и несколько более богатый достопримечательностями Джизак у Тамерлановых ворот.

Ташкент-2015.
Общее о городе.
Прогулка вдоль каналов.
Ташкентский метрополитен.
Ново-Городская часть. Центральные площади.
Ново-Городская часть. Разное.
Ново-Городская часть. Северный вокзал и окрестности.
Старо-Городская часть. Чорсу и окрестности.
Старо-Городская часть. Разное.
Корейское и советское.
Центры ближайших областей
Гулистан.
Джизак и Тамерлановы ворота.

Tags: "Тюркский след", Узбекистан, география, дорожное, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →