varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Categories:

Джизак. "У двери Тамерлановой..."



Давным-давно у меня уже был пост с таким заголовком - про станицу Варну в степях Челябинской области на границе с Казахстаном. Но здесь уже другая дверь: если в Зауралье - ближняя, в Великую Степь от родных берёзок, то здесь - дальняя, из Великой Степи в древние оазисы Согдианы. И если та дверь была условной, то здешняя - вполне реальная: Тамерлановыми воротами называют ущелье реки Санзар близ Джизака - небольшого, но довольно колоритного областного центра (163 тыс. жителей) в сотне километров от показанного в прошлой части Гулистана по дороге из Ташкента в Самарканд.

Хотя нынешний Джизак теснее всего связан с Самаркандом, исторически это ещё не Согд, но и не Шаш (где Ташкент), а Уструшана - древняя страна у северных предгорий Гиссара, в нынешних Согдийской области Таджикистана, Сырдарьинской и Джизакской областях Узбекистана, в 895 году поглощённая империей Саманидов. От него осталась неплохо сохранившаяся каменная (не глиняная!) Мукская крепость в Зааминских горах, а на равнине с античности известен город Газа, где сходились ветви Шёлкового пути из Шаша и Ферганской долины - его-то некоторые и отождествляют с Джизаком, первые достоверные упоминания о котором под нынешним названием есть у арабских географов 10 века. Но всю эту тысячу лет он был провинцией, мощной крепостью на важной дороге, но не столицей и не вотчиной какого-нибудь грозного хана, в 19 веке - центром Джизакского бекства Бухарского эмирата. В октябре 1866 года после семидневной осады и жестокого штурма взят русским генералом Дмитрием Романовским, сменившим в тот год бравшего Ташкент Михаила Черняева. С 1887 года - уездный город Самаркандской области, через который в 1895 прошла железная дорога Самарканд-Андижан. С вокзала, куда в конце своего апрельского путешествия я прибыл утром на поезде из Ургенча, началось и моё знакомство с Джизаком. Сохранились ли где-то фотографии изначального вокзала - не знаю, а советское здание, коробка коробкой, показано у Болашенко. Обратите внимание на оторванные буквы - за день до моего приезда тут случился ураган, сорвавший немало вывесок и крыш.

2.


Как часто бывало в Русском Туркестане, уездный Джизак представлял собой фактически два разных города - старый, куда мы ещё дойдём, и новый, то есть русский, в окрестностях вокзала. Из немалых 15 тысяч его населения 14 тысяч составляли сарты, а европейских людей жило дай бог если полтысячи. Поэтому домики уездного Джизака не образуют цельной среды, но россыпь их в районе улиц Кушакова и Рашидова, в треугольнике "вокзал - гора Етимтог - выезд на Самарканд" довольно многочислена, а архитектура вполне капитальна. Что чем было - увы, не знаю, но скорее всего преобладали тут разные уездные учреждения и магазины купцов, торговавших с местными жителями. Этот вот домик ближайший к вокзалу:

3.


Джизакский уезд занимал почти половину Самаркандской области, простираясь на север вдоль Нуратинских гор, захватывая степную (то есть не пустынную) часть нынешней Навоийской области, где было несколько таджикских кишлаков, но преобладали казахи и кочевые узбеки.
Следующие три кадра - в прямой видимости друг от друга за мостом через Сензар:

4.


Это, возможно, была уездная управа:

5.


Так как в скверике напротив стоит обезглавленная Никольская церковь (1900), закрытая в 1930 году. Чуть поодаль ещё цела стела у вечного огня, кадр с которой у меня не получился:

6.


Ещё одна, на этот раз действующая, Никольская церковь стаит дальше в сторону выезда из города по проспекту Рашидова - основана в 1947 году, построена в 1975. В Узбекистане таким датам удивляться перестаёшь очень быстро, хотя храм 1970-х годов - редкость даже среди редкостей (могу припомнить аналоги в Орехове-Зуеве и Людинове):

7.


Ещё пара старых домиков уже не помню на каких улицах у подножья Етимтога:

8.


9.


Сам Етимтог, в переводе Сирота-гора, а в народе Пьяная горка - это такой местный Кок-Тобе, опознающийся по ресторану-мельнице на вершине. Туда мы ещё поднимемся:

10.


Пока же можно позавтракать - конечно же, самсой! На роль "столицы самсы", как и "столицы плова", претендуют несколько городов, самый известный (и пожалуй более прижившийся в Ташкенте) соперник Джизака в этом плане - Гиждуван, но с гиждуванской кухней я познакомиться не успел. А вот джизакская самса, вывесками и указателями на различные асханы с которой увешан весь город, впечатляет - размером с небольшой батон, снаружи твёрдая и хрустящая, а внутри сочная, она явно не для того, чтобы есть её на ходу или в маршрутке.

11.


А уже упоминавшийся проспект Шарафа Рашидова ведёт в расположенный севернее второй центр города - советский, выросший поблизости с азиатским, и тут не случайно ни название этой улицы, ни её расположение: Шараф Рашидов, руководитель УзССР в 1959-83 годах, был отсюда родом... но его родину улица связывает с выездом на Самарканд, а не Ташкент, сознательно или случайно напоминая о том, что в хитросплетениях узбекской политики самым влиятельным является Самаркандский клан, или точнее говоря - Самаркандско-Джизакский.

12.


И тем не менее такой царский подарок родному городу, как наделение его областным статусом, Шараф Рашидов сделал далеко не сразу, и даже будто бы поначалу был против этого: Джизакская область лишь в 1973 году выделилась из учреждённой десятью годами ранее Сырдарьинской области, центром которой был маленький и заурядный Гулистан, специально для этого наделённый городским статусом. В 1988-90 годах их вновь объединяли, при этом области называлась Сырдарьинской, а центром её становился Джизак, но позже разделили вновь. В общем, не знаю, есть ли у этих комбинаций объективные причины (отрасли хозяйства, например), или это в чистом виде среднеазиатская "игра престолов". На областной центр Джизак похож, конечно, гораздо больше, чем Гулистан, но ансамбль 1970-х годов вдоль улицы Рашидова смотрится очень искусственно. Напротив хокимията с кадра выше - Театр имени Юнуса Раджаби:

13.


Несколько многоэтажек очень УзССРовского вида - необычные балконные решётки на фасадах и восточные узоры мозаики на торцах:

14.


И в общем-то всё - дальше улица Рашидова вновь идёт среди каких-то невзрачных зданий и подступающих с обеих сторон одноэтажных махаллей. Вот новостроечный торговый центр с часами симпатичен:

15.


Через пару километров замыкает улицу гостиница "Узбекистан" на широкой круглой площади с неожиданно убитым для центра города асфальтом:

16.


Слева на площади школа и белое здание под навесом, как будто бы старинная чайхана. А ещё в Джизаке как нигде часто за две поездки мне попадались женщины с зонтиками от солнца - уж не знаю, совпадение или местная такая мода:

17.


Прямо за гостиницей "Узбекистан", видимо для удобства потенциального шпиона, скрывается Джизакское высшее военное авиационное училище, табличка на узбекском, русском и английском извещает, что созданное в 1994 году указом Ислама Каримова.

18.


Похожее на чайхану здание с позарошлого кадра, но с другой стороны. Теряюсь в догадках, что это и каких лет:

19.


Тем более что мы зашли в Старый город, где есть и единственная примеченная мной в Джизаке сталинка:

20.


И медресе Ходжи Нуреддина 19 века, когда здесь был ещё Бухарский эмират:

21.


Это около него со мной возжелали сфотографироваться те очаровательные девушки из какого-то госучреждения по соседству (фото уже было здесь и здесь, третий раз повторяться перебор).

21а.


Когда-то в Джизаке была и весьма внушительная крепость, глиняные руины которой ещё стояли в конце 19 века судя по всему где-то неподалёку - на советской карте 1980-х годов сам этот район Джизака отмечен как Урда ("ставка", "цитадель"):

22.


А за медресе скрывается ещё одна своеобразная достопримечательность - Рашидовские места. Школа №10 с памятником, музей и где-то дальше по махаллям родной дом:

23.


Вспомнив Музей Первого Президента в Астане, я решил заглянуть и сюда - узбеки пока не делали музея Каримова, казахи же пока не догадались (вроде бы) сделать музей Динмухаммеда Кунаева. Встретили меня в музее очень радушно и провели небольшую экскурсию - фактически, это оказался музей не столько самого Рашидова, сколько Советского Узбекистана - его географии, великих строек с образцами горных пород и сельскохозяйственных культур, связей с другими регионами и странами... как будто бы он уже тогда был независим. О самом Шарафе Рашидовиче (отчество и фамилия у него однокренные были) тоже есть, но меньше и скучнее.

24.


Ещё в музее очень красивые интерьеры... Точно не знаю, когда музей был создан и строилось ли это здание для него изначально - но подозреваю, что в 1990-е годы:

25.


На втором этаже восстановлен кабинет руководителя. Шараф Рашидович Рашидов родился в Джизаке в 1917 году, начинал как журналист и писатель, после войны (где был ранен) выбившийся в преседатели союза писателей УзССР, и лишь затем - в Большую Политику. И в общем, тот образ Советского Узбекистана с неповторимой культурной средой отстроенного после землетрясения Ташкента, с геологическими партиями в Кызылкумах, с всесоюзными туристами в Самарканде и Бухаре, с всеобщими мобилизациями на битвы за урожай хлопка по осени и неофициальной продажей этого хлопка в Азербайджан за реальные деньги, с подпространством вековечного бабайства в махаллях - это всё было эпохой Рашидова. Собственно, хлопок его и погубил: Брежнев на "приписки" к урожаям закрывал глаза, а вот при Андропове началось знаменитое "Хлопковое дело", в разгар которого в 1983 году Рашидов умер от инфаркта (а по слухам - застрелился). Ненадолго его похоронили в центре Ташкента, где сейчас стоит памятник, но вскоре перенесли прах на Чагатайское кладбище: в 1984 году случилось натуральное "развенчание культа личности в отдельно взятой республике", а снято с должностей или осуждено оказалось практически всё высшее руководство УзССР. В современном Узбекистане все эти события трактуются как борьба элит и подавление Москвой той значительной среди других республик самостоятельности, которую имела УзССР. При Каримове Рашидов был полностью реабилитирован, и возможно натянутые отношения Узбекистана с Россией связаны элементарно с тем, что "самаркандские" не забыли пощёчины, которую Москва нанесла их клану. А в общем-то я в те времена не жил и кому верить - не знаю. Скажу лишь, что преемственность советской и нынешней элит в Узбекистане самая чёткая, да и жизнь в стране меньше всего изменилась.

26.


За музеем Рашидова начинается обширная махалля Джизаклик, числящаяся отдельным ПГТ, формальной границей города служит небольшая улица. Собственно, фактически Джизак существенно крупнее, чем формально, так как являющиеся его полноценными районами Джизаклик, Мулканлик, Такчилик и ещё несколько районов помельче числятся отдельными ПГТ. Улица Рашидова же, огибая площадь с гостиницей "Узбекистан", приводит на большой Ором-базар с характерными для нынешнего Узбекистана симпатичными новостройками "сплошным фасадом":

27.


Европейские мотивы... больше похожие на что-то колониальное в тропических странах:

28.


А вот так Джизак выглядит сверху - бетонные берега Санзара, бескрайнее пространство махаллей и единственный массив выше двух этажей вдоль улицы Рашидова - слева знакомая нам гостиница "Узбекистан", справа - хокимият:

29.


Это вид с той самой горы Етимтог - сопки над центром Джизака, увенчанной мельницей-пивной на вершине, к которой, видимо, и восходит "Пьяная горка". А вот Сирота-гора она потому, что полностью обособлена, отделённая махаллями от скалистых склонов хребта Нуратау. Знать бы ещё название вон той белой скалы вдалеке:

30.


У мельницы - ещё и три медведя, здесь почему-то более похожие на незлобных азиатских демонов:

31.


Охраняет мельницу, помимо них, вполне реальная собака. Вид в сторону вокзала, справа у стадиона обратите внимание на мини-ГЭС - не такая уж редкость в узбекистанских городах начиная с Ташкента, но почему в конце апреля немаленькая по среднеазиатским меркам река совсем без воды - не знаю.

32.


Я уже сравнивал Етимтог с алматинской Кок-Тобе - конечно же, одинокая гора над центром города не могла не стать парком отдыха ещё в советское время. Среди инсталляций на склоне больше всего меня озадачил самолётик - превая мысль была: а не Ташкентского авиазавода ли, когда в 2012 году давно уже мёртвое авиастроение отменили официально, убрав всё о нём напоминавшее с заводской площадки, его сюда привезли? Но вряд ли: там стоял Ил-76, а это Ил-62, в Ташкенте не выпускавшийся.

33.


Среди клиентов Айболит-ата, здесь почему-то с рыжей бородой басмача - не только гипсовые крокодилы-бегемоты, но и вполне реальные суслики, снующие по склонам

34.


И конечно же бараны, будущая джизакская самса:

35.


А рельсы на кадре выше - не зрительный обман: Етимтог действительно опоясывает узкоколейка.

36.


Думаю, тем, кто читает мой ЖЖ постоянно, должны были уже примелькаться Детские железные дороги - вот честно, это не специально! Не будучи фанатом этих специфических достопримечательностей, полноценных узкоколеек (обычно 750мм) в городских парках при школах юных железнодорожников, в 2015 году я как-то особенно часто на них набредал: Лиски, Красноярск, Чимкент, Ташкент... последним в этом списке выходит Джизак. Надо сказать, наличие здесь ДЖДшечки в принципе странно - Джизак никогда не был ни крупным железнодорожным узлом, ни центром отдельной железной дороги, а история ДЖД ещё загадочнее в первую очередь потому, что о ней почти ничего не известно: она никогда не принадлежала МПС, в 2004 году была буквально "открыта" ташкентским ферроэквинологом Ильдаром Басыровым, и работавшие на ней люди (к тому времени она уже обслуживалась взрослыми как парковый аттракцион) смогли рассказать лишь самую недавнюю историю: упадок и разграбление в 1990-х и восстановление в 2003-04 годах по инициативе самих жителей. Пока не известо ни кто построил эту ДЖД, ни даже когда - то ли в 1976, то ли в 1986 году:

37.


Ныне это линия длиной 2 километра, опоясывающая Етимтог почти замкнутым овалом - по прямой между конечными станций Джизак и Гунча вряд ли наберётся хотя бы 100 метров. Работают на ней уникальные для ДЖДшек (но нередкие на "взрослых" узкоколейках) тепловозы-мотрисы ТУ8П, причём из-за хитрого профиля в состав их впргяается по две, а между ними два пассажирских вагона и в самой середине вагон-ресторан. Ну, по крайней мере так всё было в 2004 и 2008 годах, я же застал ДЖДшку пустынной и пыльной: может, ещё не сезон, может - ещё не время (слышал, что работают они по вечерам, когда народ в парке гуляет), а может - уже не время, как на многих подобных объектах. За более подробным рассказом отсылаю на сайт Болашенко и "ДЖД СССР".

38.


А с Етимтога хорошо видна ещё одна подобная горка - Боги-Шамол, или Сад Ветров на холме за Сензаром, а значит в отрогах уже не Нуратинского, а Мальгузарского хребта. Оба они, впрочем, являются отрогами белеющего вдали Туркестанского хребта из системы Памиро-Алая, свящующей "Небесные горы" Тянь-Шаня с "Крышей мира" Памиром. Заснеженные вершины над Джизаком нависают не как над Бишкеком или Алма-Атой, но очень заметны, и хотя на Туркестанском хребте есть пятитысячники, высота этих гора в районе 3500м. И все как один джизакцы удивлялись, почему я не поехал в Заамин - горный район с арчовыми лесами, глубокими ущельями и прочими красотами от уже упомянутой уструшанской крепости Мук до зороастрийских пещер урочища Пешагор. Заамин стал, наверное, главным мои пробелом в этой части Узбекистана, и надеюсь, когда-нибудь доеду и туда. Впрочем, среди самих узбекистанцев Заамин чрезвычайно популярен, поэтому отсылаю хоть на специальный местный сайт, хоть в чужие путевые заметки на выбор от разных авторов.

39.


Вид в обратную сторону, на Етимтог из Сада Ветров - он ощутимо ниже, и практически за городом, где улица Рашидова становится трассой на Самарканд:

40.


Что же до Сада Ветров, то он строился точно не знаю, в каких годах (как же мало информации по таким местам в Узбекистане!), но изначально был монументом Дружбы Народов. Теперь его центральный элемент - очередная птица Хумо, она же и на заглавном кадре, глядит в сторону Тамерлановых ворот:

41.


Сам же мемориал, как видите, в совершенно запущенном виде. В момент моего приезда там были какие-то явно солидные люди в строгих советских костюмах и тюбетейках. "Самаркандско-джизакский клан любуется своей вотчиной", да и только!

42.


Итак, теза (Етимтог) - Нуратинский хребет, антитеза (Сад Ветров) - Мальгузарский хребет, ну а синтез - Тамерлановы ворота, до которых ещё десяток километров по непрерывно застроенной долине Санзара. И хотя в мире немало ущелий зовётся воротами (Джунгарские ворота, например), здесь это название выглядит самым точным:

43.


Слева на кадре выше конец короткого Мальгузарского хребта, справа - начало Нуратинского, с которым мы ещё встретимся под Навои - он тянется почти на 200 километров с высотами до 2136м, прикрывая земледельческую Согдиану с севера, и с внешней стороны до казахской границы лежит самобытная глухая земля с таджикскими кишлаками на склонах и казахскими аулами в степи, переходящей на западе в Кызылкумы. Под нуратинской "створкой" проходит железная дорога, под "мальгузарской" - трасса, а на не столь скалистых склонах далее - характерная для Средней Азии реклама-геоглифы:

44.


Ближе сходство с воротами ещё заметнее. Само собой, молва сочинила легенду, что их построил (а то и вовсе раздвинул горы голыми руками) Тимур. Надо заметить, в основном великий завоеватель из своего Самарканда ходил на юг, в Индию, Персию, Малую Азию, и даже на Русь явился, сокрушив по пути Золотую Орду, через Завкавказье. Но по долине Сензара были его первые (1371-90 годов) завоевательные походы на Могулистан - восточную часть Средней Азии, к которой в Русском Туркестане относились Фергана, Киргизия и особенно Семиречье.

45.


В Мальгузарской створке - небольшой грот неприличного вида:

46.


Вид из одной створки ворот на другую и возившее меня сюда такси:

47.


А "сдесь были Ильхом и Зухра" - отнюдь не единственные надписи Тамерлановых ворот: на кадре выше на скале напротив можно разглядеть ровную поверхность и белый квадрат на ней. Там начертаны надписи на персидском языке времён не Тамерлана, но его потомков... которые я глупейшим образом умудрился не приметить - в любой статейке в интернете от википедии до путеводителей пишут, что надписи эти находятся где-то высоко, и сколько я ни шарил по вершинам скал ультразумом, найти их не смог. Уже при написании поста мне попалась ссылка, где всё разложено по полочкам. Я бы вполне мог сфотографировать их ультразумом крупным планом... но петроглифы легко не разглядеть даже в упор, не говоря уж про сто метров (наглядный пример - Тамгалы-Тас, похожее место в Казахстане), так что вот лишь дореволюционное фото:

47а.


По ссылке выше есть ещё и переводы.
1425 год. «С помощью Господа Бога, великий султан, покоритель царей и народов, тень Божья на земле, опора постановлений сунны и закона Божеского, государь, вспомоществующий вере, Улугбек–Гурган (да продлит Бог время его царствования и правления) предпринял поход в страну джетов и монголов и от того народа возвратился в эти страны невредимым, в 828 новолунном году».
1571 год. «Да ведают проходящие пустыню и путешествующие по пристанищам на суше и воде, что в 979 году происходило сражение между отрядом вместилища халифата, тени Всевышнего, великого хана Абдулла–хана, сына Искандер–хана, в 30 000 человек боевого народа, и отрядом Дервиш–хана и Баба–хана и прочих сыновей. Сказанного отряда было всего: родичей султанов до 50 000 человек и служащих людей до 400 000 из Туркестана, Ташкента, Ферганы и Дешт–и–кипчака. Отряд счастливого обладателя звезд одержал победу. Победив упомянутых султанов, он из того войска предал стольких смерти, что от убитых в сражении и в плену в течение одного месяца в реке Джизакской на поверхности текла кровь. Да будет это известно» - во втором случае речь про того самого Абдулла-хана II из династии Шейбадиндов, который построил в отвоёванном у местных феодалов Ташкенте медресе Кукельдаш близ Чорсу.
Была когда-то ещё и третья надпись: «Николай II в 1895 году повелел: «Быть железной дороге!». В 1898 году исполнено.» - только не на скале, а на бронзовой табличе, не пережившей революцию.

Подойти к древним надписям сейчас целое дело (не с поезда же соскакивать!), автодороги по той стороне нет, моста через Санзар у ворот - тоже, и это видимо спасает средневековы тексты от вандалов.

48.


С обратной стороны Тамерлановы ворота ещё зрелищнее:

49.


А по склонам в апреле вовсю цветут красные маки, которые в свете красивой и жестокой истории Туркестана сложно не сравнить с каплями крови:

50.


Отсюда уже рукой подать до Самарканда, но о нём я расскажу ещё очень нескоро: туда я ездил в мае, а в апреле ночной поезд увёз меня из Ташкента в Бухару, дальше в Хорезм, и на обратном пути - сюда. Но и о Бухаре я начну расскаж позже, где-то в конце месяца, а на ближайшую пару недель перенесёмся в прохладную летнюю Сибирь, в отправной пункт того путешествия - Омск.

Ташкент-2015.
Общее о городе.
Прогулка вдоль каналов.
Ташкентский метрополитен.
Ново-Городская часть. Центральные площади.
Ново-Городская часть. Разное.
Ново-Городская часть. Северный вокзал и окрестности.
Старо-Городская часть. Чорсу и окрестности.
Старо-Городская часть. Разное.
Корейское и советское.
Центры ближайших областей
Гулистан.
Джизак и Тамерлановы ворота.
Tags: "Тюркский след", Узбекистан, дорожное, природа, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej june 5, 10:19 29
Buy for 500 tokens
Между знойным и горячим Закавказьем, - весенним Азербайджаном (+Иран) и осенней Арменией (+Грузия и Турция), - самое время съездить на Север, охладиться там физически и морально. Через десять дней я отбываю в Мурманск, чтобы обойти Кольский полуостров на теплоходе "Клавдия Еланская",…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments