varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Родина и Калашников



Рассказ о путешествии по рекам Западной Сибири от Омска (о нём - прошлые 10 частей) до Тазовской губы уместнее всего начать с того, на чём было совершенно путешествие - с теплоходов. Не вполне очевидно, что самая длинная в России пассажирская судоходная линия - именно здесь: 2714 километров от Омска до Салехарда и ещё 718 километров от Салехарда до Антипаюты. Первую проходит дважды в месяц теплоход "Родина", вторую раз в неделю теплоход "Механик Калашников", а есть ещё и "Чернышевский", курсирующий между Салехардом и Тобольском. И хотя наш с Константином nord_ursus маршрут был сложнее, и мы от Омска до Антипаюты сменили два теплохода, два "Метеора" и моторную лодку, всё же именно на однотипных "Родине" и "Калашникове" мы провели около недели чистого времени. Теплоходы оказались интересны не только тем, что видно с их бортов, но и сами по себе - натуральные музеи 1950-х годов, а жизнь на теплоходе совершенно непохожа на жизнь в поезде.

...Утром на речной вокзале у омской площади Бухгольца, за его стильным советским зданием, ныне занятым гостиницей и кинотеатром, на теплоход высотой как раз вровень с прибрежным обрывом грузили всякие тюки, посылки и припасы на время его долгого рейса:

2.


Нас предупреждали, что посадка заканчивается в 12 (а отходила "Родина" в 13), но на практике она в это время только начинается, а до того идёт погрузка. Ныне это единственный водный рейс из Омска, поэтому вместо речного вокзала тут обычный дебаркадер с вечно запертым залом ожидания. На его площадке нас нашли и попутчики - автостопщики Дима и Лена из Кирова и аргентинец Патрисио, два года как ставший их земляком. Среди ожидавших посадки пассажиров было очень много явно монголоидных лиц, и мы было подумали, что это ненцы... но ненцы начнут садится на теплоход лишь в низовьях Оби, от Тобольска появятся ханты, а это - едущие в основном в Тобольск сибирские татары.

3.


Билеты мы бронировали заранее, и оказалось, что как таковой речной кассы в Омске давно уже нет, а занимается этим вопросом турфирма "Корал-Трэвел", обитающая в бывшей проходной агрегатного завода недалеко от центра. При этом выписывают там билеты вполне официальные, по паспорту и того же формата, что и в речных кассах Югры и Ямала, и более того - в отличие от последних, здесь даже предусмотрено бронирование по телефону без предоплаты! Впрочем, тоже весьма условное: так, сначала мы забронировали двухместную каюту, но через какое-то время мне позвонили и сообщили, что снимают нашу бронь и "переселяют" в 6-местную, так как 2-местная срочно понадобилась то ли турфирме, то ли пароходству для каких-то VIP-клиентов. Сначала мы были несколько ошарашены таким поворотом, но впоследствии поняли, что это к лучшему: контингент на теплоходе в основном достаточно приличный, а те преимущества в комфорте, что даёт 2-местная каюта, не стоят разницы в цене - 1500 против 5200 рублей от Омска до Ханты-Мансийска. Дима, Лена и Пато двухместную каюту не успели даже забронировать и устроились в 8-местной. Крайняя загруженность транспорта и отсутствие мест уже за месяц, а то и за два - вообще особенность Севера, тем более в отпускной сезон.

3а.


При том, что вообще-то пассажирского речного транспорта на реках Западной Сибири осталось много как нигде в России, и о других его образцах я ещё расскажу в следующей части. Тут работают несколько пароходств, в первую очередь "Северречфлот" (Ханты-Мансийск), Иртышское (Омск) и Обь-Иртышское (Тюмень). Самый мощный из них - первый, и именно "Северречлотовскими" судами мы прошли весь этот маршрут. Но при этом он дотируется администрациями богатых ХМАО и ЯНАО, поэтому выходящая за их пределы линия Омск-Салехард несколько раз передавалась от Иртышского пароходства к Северречфлоту и обратно, и даже расписание на ней, в отличие от всех остальных линий, по московскому времени, так как Омская область лежит в часовом поясе +3, а Тюменская с автономными округами - уже в +2.
На крупных пристанях билеты проверяют как на входе, так и на выходе, а на мелких обилетиться негде, поэтому и большие теплоходы, и "Метеоры" оснащены кассами на борту. Выход на причал - вот по такому трапу:

4.


Теперь полюбуемся на сам теплоход - а любоываться тут есть чём, всё-таки старые речные пассажирские суда, не страдающие гигантизмом нынешних океанских лайнеров, исключительно красивы, я бы сказал, что их облик - полноценная архитектура. Вот так "Родина" выглядит у омского дебаркадера со сторон кормы:

5.


А вот она же отходит дальше на север из Ханты-Мансийска, где нам предстояла пересадка на "Метеор". Отход теплохода с крупной пристани (Омск, Ханты-Мансийск, Салехард) - это целое зрелище с музыкой и машущими друг другу руками толпами на причале и борту:

6.


Это уже "Механик Калашников", систершип "Родины" и "Чернышевского", в порту Салехарда. Они конечно не совсем одинаковые, но разница в стиле "найди десять отличий". И если что такое родина и Чернышевский, и так понятно, то вот Калашниковы бывают разные, и в данном случае речь идёт скорее всего про инженера судовых двигателей Василия Калашникова, чей архаичный дом я когда-то показывал в Угличе. И если "Родина" с "Чернышевским" в основном курсируют там, где есть и альтернативы, то этот теплоход не заменим: местные почти никогда не говорят "поехать в Антипаюту", "пойти в Новый Порт" - только "пойти на Калашникове".

7.


Но большинство кадров - всё-таки с "Родины", её я изучил гораздо детальнее, и на "Калашникове" скорее фиксировал различия. Из таблички в носовой части прогулочной палубы можно узнать, где, когда и под каким именем теплоход был построен. Не вполне очевидно, но большая часть "медленного дальнего" озёрно-речного флота в СССР строилось за границей: в Варнемюнде и Бойценбурге (ГДР), Комарно (Чехословакия), Будапеште и даже в капиталистической Австрии (Корнойбург). Варнемюнде, где оба теплохода были спущен на воду в 1956 году - это пригород Ростока, а Варноверфь, работавшая с 1948 года, в новой Европе, как и другие перечисленные верфи, оказалась уже не нужна, но её "дети" продолжают бороздить холодные российские реки.

7а.


На "Калашникове" в коридоре висела схема теплохода с его техническими характеристиками. Всего по этому проекту №646 "Байкал" (по головному судну серии) в 1953-56 годах немцы построили 15 теплоходов, из которых 9 в ходу до сих пор, а у некоторых (в частности, "Сергеева-Ценского", который теперь "Родина") поменялись названия. Сейчас большинство из них - круизники и прогулочники, но помимо трёх "Байкалов" Обь-Иртышского бассейна в рейсовой навигации остался ещё и "Механик Кулибин" на Лене, курсирующий между Якутском и Тикси.

8.


И хотя они классифицируются как двухпалубные, фактически у теплоходов 4 яруса - трюм ("Нижняя палуба в корпусе"), Главная палуба (через которую осуществляется посадка), Верхняя палуба (прогулочная) и капитанский мостик над ней.

8а.


На прогулочной палубе действительно удобно гулять - хоть броди кругами, хоть бегай, и вместе с постоянно меняющимся берегом это не наскучит:

9.


Лучшие виды открываются, конечно же, с носа - но стоять там на ветру бывает холодно, поэтому более популярно корма с эффектным полукругом надстройки. Обратите внимание на огромное количество всяческих тюков и коробок - как я понимаю, в основном это посылки и просто багаж, которым прогулочная палуба буквально завалена:

10.


На "Калашникове", напротив, палубы девственно пустынны - иначе в первом же шторме всё барахло оказалось бы за бартом. С кормы глядят в Обскую губу слева Константин nord_ursus, справа Лена и Дима, а у столба - аргентинец Пато, достигший земли антиподов.

11.


А вот какой вид с кормы открывается вертикально вниз - само собой, опять же на "Родине", а не "Калашникове":

12.


Корма находится рядом с буфетом, и что-то из этих авосек периодически изымается на кухню. А штурвал - я так понимаю, для ручного управления рулём на случай отказ систем?

13.


Табличка на борту. Так что если тут окажется какой-нибудь синяк (а чем севернее - тем выше вероятность этого) и полезет драться, за борт его бросать не стоит:

13а.


Нос теплохода с якорем, лебёдкой для него и прожектором. На якорь теплоход при мне не становился ни разу, швартуясь к причалам мощными тросами через клюзы:

14.


Прожектор по ночам не горит постоянно, но включается на сложных участках и шарит лучом по берегам, поворачиваясь с очень характерным "роботским" звуком - на это взглянуть действительно стоит. На "Калашникове", кстати, такого нет, да и вращают прожектор на старых судах обычно вручную, так что как предположил bu33er, это самодельное устройство:

15.


Ещё детали на носу. Такие вот инструкции, выгравированные на металлических дощечках, и потому не стирающиеся и не выцветающие, попадаются в разных местах судна. Колокол - ни что иное, как рында: на воде в неё бьют не только для сигналов тревоги (а то в деревнях рында теперь синоним противопожарной сигнализации), но и просто отбиывая время или обозначая какие-то ситуации... хотя на "Родине" и "Калашникове" я не слышал рынды ни разу, так что возможно ныне это просто традиция, что-то вроде судового оберега. Ну а куда ведёт люк в полу - я так и не понял:

16.


Архаичнейшая рация, видимо ровесница судна. Но ней матросы на носу переговаривались с рубкой во время швартовок:

16а.


И нос с якорем, и корма с тюками находятся на уровне Главной палубы, большая часть которой - техническая и для прогулок пассажиров закрыта:

17.


Лишь площадки у дверей, куда при швартовке подают трап, используются в качестве курилок:

17а.


Интерьеры судна. Вот это - собственно, что-то вроде фойе, так как именно сюда попадаешь с причала. Лестниц между Главной и Верхней палубами две - помимо этой парной есть ещё одинарная ближе к корме. Сами по себе судовые лестницы достаточно крутые, и когда в коридорах бесились пассажировы дети, я за них откровенно нервничал - как оказалось, не без оснований: где-то между Приобьем и Берёзовом к нам уже на "Метеор" подсела хантыйка с ребёнком с забинтованной рукой, в которой мы сразу узнали пассажирку теплохода - ребёнок упал с лестницы (по другой версии - с койки в каюте), сломал руку, и помощь ему могли оказать лишь в больнице ближайшего посёлка.
За лестницами, где главный коридор раздваивается - большая часть служебных и общественных помещений: гальюны, душ, прачечная, бельевая и т.д., а на обратной стороне - спуск в машинное отделение.

18.


Площадка над теми же лестницами с очень красивым витражным потолком. На "Родине" слева висит то ли объёмная, то ли гологафическая картина, а на "Калашникове" справа висела здоровенная карта всего Обского бассейна.

19.


Вот ещё пара отличий "Калашникова". На левой половине коридор упирается в то же место, что на "Родине" показывает позапрошлый кадр; на правой половине - дверь того же помещения (кают-компании), что и на прошлом кадре в конце коридора. Здесь же хорошо видны и сами длинные судовые коридоры с дверями кают:

20.


По стенам развешано немало полезного, будь то телефон внутрисудовой связи, огнетушители или кран с водой. Последних обычно 2-3 штуки на каждой палубе, но довольно далеко друг от друга, и из одних течёт холодная вода, а из других честный крутой кипяток с паром. У меня была большая термокружка и запас каркаде, который я с этих кранов в ней и заваривал. А вот с чем тут реально туго - это с розетками, их буквально несколько на весь теплоход, порядка 300 пассажиров, и как вы понимаете, дождаться возможности что-то зарядить тут почти нереально, тем более народ спокойно оставлят свои гаджеты без присмотра, так что даже не подойти и спросить "кто последний". Говорят, некоторые пользуются тройниками и удлиннителями, но формально это запрещено, а в действии я ни разу не видел. Дефицит розеток - пожалуй, главное неудобство этих теплоходов.

21.


Вот ещё из антуража теплоходных стен. Там, где на "Калашникове" висела схема и данные теплохода, на "Родине" была карты всего маршрута из 10 таких вот секций, с которой я регулярно сверялся. Судя по насквозь советскому тексту, висит она там как минимум четверть века:

22.


Впрочем, и не только карта... Министерство речного флота РСФСР напоминает:

23.


Выписка из правил, можете ознакомиться:

24.


Тоже не лишняя информация с "Калашникова". На самом деле это тонкий намёк не оставлять технику в розетках без присмотра на пол-дня:

25.


Теперь из коридоров пройдём на пассажирские места, которые тут бывают 1-го, 2-го и 3-го классов. Каюты 1-го класса, двух- и вроде бы четырёхместные (но вторых я не видел) расположены на прогулочной палубе, и при немалых плюсах имеют и явный минус - мимо окна постоянно будет кто-нибудь ходить и туда машинально заглядывать. Вот например не знаю чья каюта сфотографирована мной через окно:

26.


Каюты 2-го класса располагаются уже на Главной палубе, и мимо их окон ходит только изредка команда. Они бывают 8-местными, бывают 6-местными - у таких вход как бы сбоку, вместо одной из пар коек, и именно в таких мы ездили на обоих теплоходах. Главный минус в том, что в них просто ужасающе тесно - "на глаз" раза в полтора уже и ниже железнодорожных купе. Причём на "Родине" нам попалась и вовсе каюта повышенной тесности - обратите внимание, что даже окно у неё не по цетру, а сбоку. Ещё хуже обстоят дела с багажом - за отсутствием третьих полок тут есть только рундуки в пол-койки длиной, немалую часть которых занимают положенный по умолчанию спасательный жилет. Здесь же - динамик, к счастью транслирующий не играющую на палубе музыку, а кое-что более полезное - по ходу движения периодически объявляется, мимо каких населённых пунктов, устий притоков и исторических мест мы проходим. Ещё обратите внимание на рукоятку под стеклом, которая справа есть, а слева нет - она съёмная, и опускает стекло медленным и весьма натужным вращением. Билеты лучше брать в каюты, выходящие на правый берег (то есть если идти вверх по течению - на левый борт), так как он гораздо живописнее и на нём большинство достопримечательностей, но наши окна оба раза выходили налево:

27.


Кстати, постельное бельё тут, как и в поезде, за дополнительную плату:

27а.


Наконец, есть и 3-й класс - это уже трюм:

28.


"Как шли мы по трапу на борт и прыгали в мрачные трюмы" - мы не з/к Дальстроя, а пассажиры, но трюм всё равно мрачен, так как в нём в принципе нет разбиения на каюты, и в отличие от узкого и длинного плацкартного вагона он достаточно широк, так что в нём постоянно находишься на виду. Билеты в трюм немногим дешевле, чем во 2-й класс, то есть он предназначен для тех, кому не хватило билетов.

29.


А надо сказать, максимальная загрузка у этих судов конечно есть, но она заметно больше, чем число мест, и по словам Димы и Лены, на подходах к Салехарду в коридорах "Родины" стояли койки, а Марина strannitsa рассказывала, что в её рейс в конце августа народ в трюме ночевал посменно. Перегруз тогда был такой, что теплоход не мог преодолеть отмель под Горноправдинском, которую сначала безуспешно углубляли драгой, а затем прошли каким-то очень хитрым макаром, выгнав большую часть пассажиров на верхнюю палубу и создавая крен то на один, то на другой борт.
"Потому что здесь всё серьёзно!" - как говорилось про Север в одном известном фильме.

29а.


Как вы понимаете, контингент трёх классов тоже довольно разный. В первом классе часто ездят туристы: на "Родине", к примеру, была пожилая чета завсегдатаев "Инфофлота" и двое учёных-орнитологов, старший из которых был голландец. В трюме и каютах 2-го класса попадаются и любители выпить лишнего, но в целом ситуация оказалась не так плоха, как можно подумать - я бы сказал, как минимум не хуже, чем в поезде. К тому же, контингент изрядно суровеет при движении с юга на север: если от Омска до Тобольска в основном народ едет в полукруизном режиме и представлен отдыхающими пенсионерами, семьями, паломниками и симпатичными парочками, то на "Калашникове" 2/3 пассажиров - ненцы, ездившие на Большую землю из своих глухих посёлков в тундре. На обратном пути среди них как-то затесался ещё и натуральный донбасский ополченец из Луганска, впечатлявший тепоходный люд рассказами про далёкую от их тундры войну.
Пассажирский трюм находится ближе к носу, а ближе к корме тоже в трюме каюты команды - туда я не спускался:

30.


Гальюн - три раковины, три кабинки, причём на "Родине" унитазы были типа "дырка в полу", а на "Калашникове" вполне цивильные.

31.


За соседней с гальюнами дверью - душ за отдельную плату, кажется, 50 рублей:

31а.


И как уже говорилось, тут есть всяческие другие заведения вроде прачечной или медкабинета. Я сфотографировал только камбуз из двух помещений, одно из которых может так же служить кают-компанией команды:

32.


А на корме - буфет. Он открывается три раза в день на 3-4 часа - как бы завтрак, обед и ужин. Цены оказались вполне гуманными (плотный обед выходил рублей на 250-300), и я обычно один раз в день питался в буфете, а на остальное время имел сухой паёк. На "Родине" при этом выбор и качество было гораздо лучше, чем на "Калашникове", но возможно, это не от теплохода зависит.

33.


Чрезвычайно обаятельная буфетчица Настя, мне запомнившаяся душой того рейса "Родины":

34.


Ещё одно помещение типа буфета есть ближе к носу, но оно превратилось в багажный отсек:

35.


На верхней палубе есть ещё вот такой салон для пассажиров, впрочем популярностью почему-то не пользовавшийся. На "Калашникове" в багажный отсек превратился и он.

36.


Ещё на Верхней палубе есть радиорубка, по совместительству библиотека с довольно скудным выбором книг (на самом видном месте лежала увлекатльная, видимо, повсеть "Мент поганый"). Радиобрубка же работает по назначению, и как уже говорилось, для меня полезнее всего были объявления мест, мимо которых проходит судно, позволявшие понять, где мы и чего ждать за очередным поворотом. На палубе "Родины" постоянно играла музыка, в основном эстрада 1990-х, а суровый "Калашников" довольствовался шумом волны и криками чаек.

37.


Машинное отделение, куда я опять же спускался - но в принципе судовые кишки я уже как-то показывал на большом океанском буксире в Балтийске.

38.


Здесь же кульминацией осмотра теплохода стала экскурсия на капитанский мостик, о которой я заранее договорился с "Северречфлотом" - её нам ближе к вечеру провёл старший  механик (как я понимаю, человек №2 на судне). По идее вход посторонним сюда воспрещён, а с Верхней палубы ведёт единственная крутая лестница. Вот какой вид открывается с её верха:

39.


Наверху красиво и просторно, а по бокам висят спасательные шлюпки:

40.


Труба теплохода - на самом деле целая будка с внутренними помещениями, хотя трубы действительно выводятся наверх через неё:

41.


Машинное отделение:

42.


Помимо шлюпок, на палубе висит ещё и скоростная моторная лодка, рядом - видимо, запасной винт. "Видимо" - потому что здесь мы гуляли сами, ведь нельзя же отвлекать старшего от его рабочего места.

43.


На корме - спасательный плот:

44.


Собственно и рубка с рулевым и старшим механиком. От романтических, но неудобных штурвалов, как видите, отказались уже в 1950-е годы - движение судна управляется двумя рычагами. А вот золотой шар у окна - это традиционный магнитный компАс, который, впрочем, тут лишь на крайний случай - в обычное время на отдельных экранах светятся GPS и ГЛОНАСС, работающие с совершенно одинаковой точностью.

45.


Другие средства навигации - слева радар, справа эхолот, сверху GPS-навигатор, а посредине роскошный речной атлас-лоция, сориентированный по течению реки:

46.


Внизу - сигнальные огни:

46а.


Тут же и узел связи, а "чертеж" судна на чёрном фоне - это кренометр и пожарная сигнализация, высвечивающая проблемные участки:

47.


Тут на заднем плане дисплей ГЛОНАССа и система автоматической идентификации судов, высвечивающая название, тип, габариты, скорость, маршрут и груз попадавшего в поле зрения судна (само собой, она же и отправляет сигналы с этими данными другим судам). Но главное - на этом фото сам капитан Николай Агакий, с которым мне удалось очень бегло пообщаться лишь в последнее утро на подходах к Ханты-Мансийску.

48.


Площадка перед рубкой. Вид с этого же места вперёд - на заглавном кадре:

49.


И в общем, я бы сказал, на теплоходе хорошо. Какое-то оптимальное сочетание расслабленности с постоянной переменой обстановки, где в отличие от поезда можно в любой момент выйти размять ноги да подышать свежим воздухом, но как и в поезде, не нужно никуда идти, чтобы сменялся пейзаж за окном. Здесь очень быстро находит расслабленность и приятная скука, а с людьми на палубе очень легко входишь в контакт. Наверное, Обь-Иртыш в этом смысле отличается от Енисея и Лены - слышал, что там народ гораздо тяжелее и вдобавок всё в разы дороже. Но здесь получается практически круиз, и вдобавок при хорошей погоде и высокой воде теплоход идёт с опережением графика, зачастую давая время погулять там, где по расписанию это не предусмотрено.
А так мы обычно проводили вечер, по современной моде прозвав это "Антикафе Корма":

50.


В следующей части - о других судах Обско-Иртышского бассейна.

P.S.
Фото с моей вчерашней лекции на Квартире Кротова, как раз об этом путешествии.

ИРТЫШ и ОБЬ-2015
Холодные берега Югории. Вступление и ссылки на прошлые части.
Теплоходы. "Родина" и "Механик Калашников".
Флот северных рек.
По Иртышу.
Омск с воды.
Омская область.
Тюменская область до Тобольска.
Ночной Тобольск.
Север Тюменской области и Ханты-Мансийск с воды.
Ханты-Мансийск.
По Оби.
Салехард.
Обская губа.
Tags: Крайний Север, Сибирь, Югория, дорожное, транспорт
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →