varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Юхангорт. Хранители старой Югории.



В свой первый приезд в Ханты-Мансийский округ в далёком 2009 году я был сильно удивлён, когда узнал в нефтеюганском музее, что несмотря на весь нефтяной бум, где-то на таёжных реках ханты и манси продолжают вести свою традиционную жизнь и ещё не забыты древнее родство и идолы в священных амбарах. На востоке округа в это поверить сложно - там и деревень-то нет, лишь сверкающие новые города и факелы месторождений. Но я тогда твёрдо решил, что если вернусь когда-нибудь в Югорию - обязательно попробую добраться до хантыйских сёл и святилищ, хотя где-то как-то и понимал, что это будет непросто: дело даже не в труднодоступности таких мест, а в их закрытости от непосвещённых. Запад Ханты-Мансийского округа вообще отличается от востока - вдоль великой Оби ниже устья Иртыша нет больших месторождений, зато много деревень и сёл и целый старый городок Берёзово, показанный в прошлой части. Именно близ него я и решил искать, и хитрая комбинация звонков и писем в итоге привела нас с Константином nord_ursus в Юхангорт - затерянный в обских протоках священный центр родовых угодий хантыйского рода Новьюховых.

Об историческом быте и архитектуре ханты я рассказывал в посте про "скансен" Торум Маа. Здесь речь пойдёт про духовный мир их традиционной веры и про современную жизнь, с фотографиями как "с земли", так и из музеев. А в целом в Югре не обязательно быть хантом, манси, ненцем или коми, чтобы поверить в духов, без помощи которых эта поездка явно бы не удалась.

! Дисклеймер !
Так как часть поста посвящена, по сути, частной жизни дома, куда я, к тому же, сам напросился, предупреждаю: все оскорбительные комментарии в адрес его хозяев и их быта, буду тереть без разговоров. Если же у меня в тексте что-то звучит двусмысленно и обидно - пожалуйста, укажите мне на это, я постараюсь исправить.

Погуляв с пол-дня по Берёзову, мы вернулись в гостиницу за вещами и сели в такси до лодочной станции. Большой основательный водитель с высокими скулами и раскосыми глазами добродушно поинтересовался, откуда мы, и я рассказал, кто мы и куда едем. Таксист заулыбался: "А, Юхангорт... Знаю, конечно. Фамилию читай!" - показывает на бейджик, приеклееный в уголке лобового стекла, и я понимаю, что везёт нас один из тех самых Новьюховых. У югорцев испокон веков была разветвлённая система родов, в старину группировавшихся в две фратрии - "древа" от двух изначальных родов, в пределах которых были нежелательны браки. У каждого рода в старину была своя тамга (символ), свои угодия и духи-покровители, но при этом селения не были родовыми: здесь род был похож не на степное или таёжное племя, а на европейскую фамилию. Что из этих традиций сохранилось до наших дней - точно не знаю (а вот тут целая монография), но как видите - родства и сейчас ханты не забывают. На лодочной станции нас встретил Фёдор Никифорович (имя изменено, по той же причине и лицо на фото заретушировано) на моторной лодке, и выдав новенькие оранжевые спасжилеты (сейчас с этим строго!), повёз вниз по реке.

2.


Вообще, сразу должен пояснить, что представления обывателя из большого города о коренных народов Сибири, по крайней мере Западной Сибири, несколько устаревшие: ханты - люди цивилизованные, и с первого взгляда их быт почти не отличается от быта русских в глухих сибирских сёлах: те же рыбаки, охотники и работяги, учителя и медики, чиновники и начальники. Даже внешность их очень разнообразна: одних, светлых и голубоглазых, в толпе не отличишь от русских, у других совершенно азиатские лица - раскосые глаза, чёрные волосы. Хантыйского языка я толком и не слышал - между собой они при нас говорили по-русски, но с очень характерным мягким акцентом. В общем, ошибается тот, кто надеется здесь повстречать "туземцев": ханты - те же сибиряки, по-финноугорски неторопливые и рассудительные, а их древняя вера - дело непубличное и даже потайное.
Проходим покинутую деревню Ингисоим, от которой остался лысый берег:

3.


Круглогодичных дорог в этих краях нет, даже от Берёзова уже который год не могут начать строить трассу на Приобье, о дорогах же в эти деревни речи нет даже в планах. Поэтому моторная лодка здесь куда важнее машины, тем более река - не только дорога, но и поле, и в каждой уважающей себя деревне есть свой предпрниматель, которому местные сдают пойманную рыбу на продажу в город - на это, по словам Фёдора, вполне можно жить. Но больше всего меня впечатлило то, как местные легко ориентируются в Обской пойме с её лабиринтами проток - большая часть нашего пути выглядела примерно так, как на кадре ниже, и от Берёзова на Сосьве до деревни Теги на Оби мы доехали почти по прямой, лишь пару раз за час пути выйдя в основное русло:

4.


И пока идём - немного расскажу о религии хантов и манси. Практически вся информация - из электронной антологии "Культурное наследие Югры", а фотографии из Музея Природы и Человека в Ханты-Мансийске (далее - ХМ) и краеведческого музея в Берёзове.

5. ХМ


Мне вообще нравится отношение к духам в Большой Югории - хоть у язычников-ненцев, хоть у с 14 века крещённых коми: духи - это данность, как погода, звери или люди: сила, с которой нужно считаться, иногда дружественная, иногда враждебная, но чаще - способная быть и такой, и такой, в зависимости от того, как относится к ней человек. Родной край югорца духами буквально пронизан, и среди них есть как настоящие боги (нумо, хумо, "ики" - "старик" и "анки" - "мать") с именами, обликом и историей, так и собственно духи (тонхи, лунки) - безымянные и бестелесные олицетворения стихий, поступков и ситуаций. Боги - существа вышестоящие: демиург Торум, вселенская мать Калтащ, "за миром смотрящий" Небесный всадник Мир Сусне-хумо, дух болезней Кынь-ики (Чёрный старик), богиня войны и насылательница ранений Тарэн и другие. За "всеобщими богами" идут "местные": хозяева мест и явлений (например, живущий в устье Оби Ас-ики, направляющий вверх по реке рыбу, или Емвош-ики - хозяин главного хантыйского святилища в Вежкарах). Богам приносили жертвы, причём лишь в особых случаях это были животные, чаще - дары, сделанные своими руками и оставленные в священном месте, как например на кадре выше халатики и фигурка оленя. Например, Небесному всаднику положено жертвовать рыжие шкурки (лисы, белки, выдры) и круглые металлические тарелочки; Чёрному старику дарят ткани, меха, одежду чёрного цвета, а огненной Най анки - красного; Чохрынь-ойки преподносились ножи, а "земляной" Мых анки - металлические котлы, которые закапывают в землю. Не принято было жертвовать лодки, сани и другие средства передвижения - это как здоровому человек подарить костыль...

5а. Берёзово.


Впечатляет то, насколько многие из всеобщих и местных духов были узкоспециализированы: скажем, Парэх, дух юрт (села) Пыргиных даёт удачу при выборе собак и повреждает ноги добычи, чтобы её было легче догнать, поэтому жертвуют ему лыжи и деревянные фигурки собак. Есть духи, подводящие зверя под выстрел; есть духи, загоняющие добычу в капкан; есть - нарушающие координацию и вызывающие таким образом травмы или (это по части Тарэн) толкающие на суицид. Многие духи в легендах прославились как богатыри или герои, став вечными хранителями места или дела. За "духами места" в иерархии шли покровители семьи или рода, и наконец - личные покровители, с которыми люди общались на равных, вплоть до того, что плохо помогающий дух мог быть изгнан, а его изоражение - выброшено или сожжено. Каждый дух, хоть всеобщее божество, хоть личный покровитель, имел множество помошников и воплощений, чаще всего в виде животных. И мне кажется, в тайге и на огромных реках, когда твоя удача зависит от множества условий - на духа сложно не надеяться: дух подгонит зверя, наведёт тебя на его тропу, подведёт под выстрел, а потом (если где-то его прогневил) даст зверю уйти в угодья соседнего рода, охотиться в которых посторонним можно лишь если они грани голодной смерти. На кадре ниже - охотничьи и рыбацкие амулеты:

6. ХМ


Кое-что из югорских обрядов я описывал в посте про Торум Маа - например, Медвежий праздник или всё, связанное с "домом рожениц". А тут обратите внимание на ларец - такие мы ещё увидим не в музеях, и на игрушечную лошадку - в старину, когда иные цивилизации соприкасались с миром югорцев редко, их культовыми атрибутами часто становились вещи извне, будь то посуда и статуи из Ирана и Византии, завезённые в Сибирь бухарскими купцами или русские игрушки и статуэтки.

7. ХМ


Что из этих традиций живо сейчас - вопрос не для путешественника типа меня, а для этнографической экспедиции, но что-то точно исчезло, а что-то - точно живо. В чём югорскому наследию повезло - так это в том, что в ХМАО его дейсвительно активно изучают и популяризируют: никакие эвенки или даже ненцы не могут похвастаться таким количеством музеев (в том числе скансенов), общедоступных ресурсов, национальных элементов в оформлении городов. Огромную роль тут сыграла и "дальняя родня" - венгры: например, Ева Шмидт, первые экспедиции на Обь совершившая в начале 1980-х, а в итоге в совершенстве освоивашая многочисленные хантыйские диалекты, собравшая огромный материал и оставшаяся жить в Ханты-Мансийске, где и умерла (по слухам - застрелилась) в 2002 году: там, куда мы ехали, её знали и любили. В общем, о религии хантов можно очень много узнать в теории... и очень мало - на практике.

7а. ХМ


...Лодочный мотор ревёт на поворотах. Выходим на несколько минут из протоки в русло Северной Сосьвы и тут же ныряем в другую протоку, огибая стрелку Сосьвы и Оби. На повороте - деревня Пугоры, над которой возвышаются необычайно мощные вышки ЛЭП, дотянутой сюда совсем недавно. Чуть раньше в тайге несколько сезонов отработала геологическая партия - возможно, скоро Большая Нефть ворвётся и сюда. Местные этому, скажем прямо, не рады: от нефтедобычи они ничего не имеют, но нефтяники непременно перекроют старые тропы и протоки, порубят лес, распугают шумом своих машин зверьё, отравят утечками рыбу, да ещё, чего доброго, устроят пожар... словом, они разрушают ту среду, в которой привыкли жить ханты. Старо в общем как мир: коренные жители против крупных промышленных компаний. На Ямале у ненцев с их оленьими тропами всё это ещё серьёзнее.

8.


Ещё немного петляний в протоках - и вот они, Теги! Село на Оби, последнее в Ханты-Мансийского округе. Помимо "новых" Тег есть ещё Старые Теги и Древние Теги без постоянных жителей, причём и последние, скорее всего, не были изначальными. Причаливаем к бережку, идём с километр до сельской администрации, и нас определяют на ночь в пустующий летом интернат: утром через Теги пройдёт "Метеор" Берёзово-Салехард, на котором мы поедем дальше, поэтому о Тегах я расскажу в следующей части.

9.


Пока же снова садимся в лодку и уходим в бесконечные протоки.
Новьюховы - давняя фамилия, одна из самых распространённых среди хантов: так, свои Новьюховы есть в администрации округа, но те, к кому я ехал, с ними вроде бы не знакомы. В книге, на которую я уже ссылался, разные Новьюховы упоминаются едва ли не в каждой старой волости, но по крайней мере в старину различались общность "сир" ("люди одного бога", это могло быть несколько фамилий) и "рат" ("люди одного очага"), и как я понимаю, Юхангорт был центром именно последних. Помимо Новьюховых там жил и другой род Неттиных, его последнего оставшегося там представителя, ослепшего под старость, нынешние обитатели Юхангорта ещё помнят. Сейчас там осталось одна семья - Александр Константинович с женой Светланой и детьми, хранители святилища, но уже не шаманы - последней шаманкой в этих краях была их бабушка. В 1960-90-х Юхангорт крепко держал ветеран войны Константин Васильевич, но с его смертью общее хозяйство разладилось, а люди - у него было много детей - разъехались кто куда.

10а.


Обитатели Юхангорт в прошлом - так менялась тут жизнь в последние полвека:

10. цветная фотография - той самой Евы Шмидт.


11.


И вот какой-то немыслимой спиралью подходим к Юхангорту. "Горт" или "курт" - это небольшое селение, по-нашему говоря "хутор", по сути одинокий двор среди болот. Самое глухое место, где мне пока доводилось бывать в сознательной жизни - кругом безлюдные леса и топи, откуда нет сухопутной дороги и до ближайших деревень 15-20 километров. Деталей быта, говорящих о том, что это не этнографический музей, а настоящий дом - немного. На берегу нас уже ждут, и первое, что мы делаем, сойдя на землю - кидаем в высокую траву (чтоб не нашли дети) "белую" монету:

12.


Александр Константинович Новьюхов, хранитель родовых святынь. Не знаю точно, сколько ему лет, но в 1985-87 годах он служил срочную на Байконуре. Мы не первые журналисты или учёные в его доме и наверное не последние, но разговаривать с ним порой бывало трудно - слишком разный ход мыслей, слишком разные ассоциации, и думается, он понял не все мои вопросы, а я понял не все его ответы.

13.


Сразу идём в Старый дом - это традиционное зимнее жилище, курная изба, вросшая в землю от старости. Когда-то в нём и жили, но затем построили русскую избу (так же не новую), а это место для торжеств, встреч и трапез.  Войдя туда - так же бросаем белую монету меж досок пола:

14.


На нарах по краям когда-то спали - справа мужчины, слева женщины, а посреди - родители. Мы привезли гостинцев, а Новьюховы накрыли стол тем, что имели - это была пелядь горячего копчения, варенье из нескольких видов ягод и напиток чага, на вкус между чаем и квасом. Рыба и варенье оказались с большим отрывом лучшим, что я когда-либо ел, так что их остатки после трапезы я даже у хозяев купил и довёз до теплохода.

15.


Но обратите внимание, что на кадре выше наши гостинцы стоят рядом с сундуками и цветными платками - там что-то вроде "красного угла", и прежде, чем приступить к трапезе, надо угостить духов. Имя покровительницы рода Айнор-ими я записал на слух и возможно с ошибкой, но если ошибся - значит, так надо и имя богини не стоит светить в интернете.

16.


Александр показывает нам фотографии предков, а Светлана - вещи, которые мастерит. Она наполовину ненка, и у неё необычная судьба: дед её был хант из этих мест, но от раскулачивания ушёл с семьёй на север и осел в одном из ненецких селений на южном берегу устья гигантского Оби. Сын его женился уже на ненке, своё происхождение всячески скрывал, и Светлана росла, ни о чём не подозревая, и лишь удивлялась, почему учительница в школе отказывается учить её ненецкому языку. Наконец, после выпускного она стала у учительницы требовать ответа, и та её огорошила: "да потому, что ты хантыйка, зачем тебе ненецкий знать?!". В итоге Светлана вернулся на родину предков, где и вышла замуж за Александра Новьюхова.

17.


Тут сделаю лирическое отступление о народных ремёслах хантов. Мне больше всего запомнились изделия из бересты (ныне ими больше всего известны мастерицы с реки Вах), вот например коробки (йингл) и туеса (паюп):

18. Берёзово.


Или вот тутчан - сумки из оленьей замши, меха и металлических украшений, и корневатик - плетёная коробка из корня кедра или черемуховой лозы. Но что бы это ни было - сумка, короб, вышивка или металл - ни с чем не спутать югорские орнаменты:

19. Берёзово.


Какие-то изделия Светланы тоже есть в музеях, а Юхангорт и сам потянет на живой музей. Обратите внимание на деревянную петлю по центру, на стене избы - это ботало, колодка для оленя, хотя оленеводства в этих краях давно уже нет.

20.


Старые вещи у Новьюховых вообще принято беречь, будь то рогатина:

21.


Весло:

22.


Или нарс-юх, "играющее дерево", "югорская лира" - самый характерный музыкальный инструмент хантов. На заднем плане - интерьер избы:

23.


Другие музыкальные инструменты - торп-сапл-юх ("лебедь", "журавль" или "югорская арфа") - я видел только в музеях, а как они звучат - не слышал ни один.

23а. ХМ


Прямо за домом - болотце, где что-то ищут кулики:

24.


За болотцем - роща, а рядом эти неповторимые югорские лабазы на четырёх ножках:

25.


В них и под ними хранятся вполне бытовые, и часто опять же старые вещи - например, деревянные нарты:

26.


Но мы с Александром поднялись в особый лабаз, где и провели в общем-то большую часть времени в Юхангорте:

27.


Это - что-то вроде кладбища (хотя настоящее кладбище тоже есть где-то среди проток). В этих сундуках и ларцах хранятся многочисленные вещи предков:

28.


Пару ларцов - тех, кого сам застал - Новьюхов даже открыл, но показал нам лишь вещи светские - фотографии, награды... А затем слегка смущённо, но твёрдо пояснил, что "больше я вам показать не могу!". И по глазам его видно было, что он бы и не против, но - нельзя.

28а.


Говорят, одно из правил этнографа - никогда не настаивать, но я его нарушил: в запасе всего несколько часов, мы проделали большой путь и предварительную разведку, поэтому ещё не менее часа я пытался зайти то с одной, то с другой стороны: вежливо, доброжелательно, с почтением, с обещанием не прикасаться и не фотографировать... но Александр действительно Хранитель, и думается, даже если его водкой опоить - святынь своих не сдаст. "Ко мне учёные приходили, журналисты, спрашивали - никому не показал... Запрещено нам, нельзя такое чужим показывать...". Самое большее, что удалось мне увидеть - это сами ларцы да покрывала, в которые завёрнуты вещи.

29.


Наконец, я включил на фотоаппарате поворотный экран, и со словами "Там такие вещи?" показал Александру кадр из музея. Эффект оказался сильнее, чем я ожидал: Александра аж затрясло, он как-то сник и пригнулся, а в глазах появился особый блеск. Александр только и спросил дрожащим голосом: "Это где-то такое? Нельзя же такие вещи напоказ выставлять...". Я стал его успокаивать, что это музей, что они наверное не настоящие, а так, для туристов копии. Честно говоря, не верится, чтобы он никогда не бывал в музеях (тем боле супруга его и вовсе некоторые свои вещи музеям отдала), скорее сработала близость таких фотографий к настоящим священным вещам его предков. И подтвердил, что да, там действительно такие вещи - прижизненные фигурки деревянные, а посмертные - свинцовые.

30. Берёзово.


На кадре выше - многочисленные подношения духам, почти такой же ларец в разрезе (в нижнем углу), фигурка семейного духа-покровителя (слева) и наверху "иттерма" - вместилище души умершего (как написано в музее). Вот ещё оттуда же фигурки духов в одеяниях и без них, причём особенно выделяется третий слева (№13) - если все остальные на обоих кадрах "семейные", то это - хранитель посёлка:

31. Берёзово.


С ними и множество других вещей, возможно найденных в таких же ларцах - тоже награды, украшения, кольца. Вот например на кадре выше бляшка с орнаментом левее поселкового духа - ни что иное, как напалечник лучника, защищавший от удара тетивы... нужный ещё в конце 19 века. Или вот женские налобные пластины, верхняя мансийская, другие две хантыйские - явно чувствуется, что навеяны тем самым серебром бухарцев, и сделаны тонко, красиво....

31а. Берёзово.


Больше всего Александр Константинович трепетал за рощу, к которой даже просто подойти да посмотреть через забор нам удалось с трудом. Но чуть раньше к нам подошёл добродушный и житейский брат Александра, и сказал, что издалека сфотографировать её можно - в роще находится то, ради чего продолжает стоять Юхангорт - Священный амбар, большой и неприступный.

32.


Священные амбары и лабазы, стоявшие в роще за посёлком - это и есть древние храмы Югры. В них хранились святые вещи, подношения богам, шаманские атрибуты, но главное - жили сами духи и стояли их идолы-тонхи. Вот что может скрываться в этом амбаре - единственный кадр из того самого Музея реки Обь в Нефтеюганске.

32а.


Говорят, в этом Священном амбаре пять идолов, четыре сабли и пучок из пяти стрел, и всё это накрывает аршин - священное покрывало с монетками, вплетёнными в углы. Не имея возможности увидеть это самому, покажу вещи Священных амбаров из музеев. Покрывала могут быть, например, такими, как тут на заднем плане - с фигурками Небесного всадника:

33. Берёзово.


Или иных животных, в коих могли воплощаться высшие духи. А под ними действительно вполне могла быть старинная сабля:

34.Берёзово.


Впрочем, жертвенное покрывало могло быть и таким. На этой же музейной витрине - трафареты и выкройки:

35. Берёзово.


А старое оружие могло быть и реликвиями, и гадательным инструментом шамана, и оберегом для отпугивания злых духов:

36. ХМ


36а. ХМ


Шаманы (чиртаку или елтаку) не были единственными людьми, которые общались с духами - ещё известны сказочники "маньты ку", исполнители эпоса "арыхта ку", сновидцы-предсказатели "улом верта ку", фокусники и предсказатели промысла "нюкулта ку", камлающие в нижний мир лекари "исылта ку". В принципе роль шамана у югорцев была ниже, чем у эвенков или алтайцев - по одной версии, эта традиция к приходу русских ещё не до конца сложилась (придя, причём, не от других таёжных народов, а из Великой Степи), а по другой - наоборот, уже подступила к упадку: в обрядах и общении с духами шаман был главным, ведущим, но не единственным. Атрибут шамана, выделявший его среди других - конечно же, бубен и особое одеяние. На левом кадре, где священное дерево - ещё тумран, местный вариант варгана:

37. Берёзово                                                                                                      ХМ


Говорят, теперь шаманов ханты не осталось (а может об этом просто не стоит нам знать), но их духи посмертно становились покровителями мест и родов:

38. ХМ


В Теги мы ехали со смешанными чувствами. С одной стороны, мы не увидели того, за чем ехали. С другой - всё это есть в музеях, а вот священный блеск в глазах хранителя не увидишь в музее.

39.


Я даже поверил в легенду о Золотой бабе - скульптура воинственной богини откуда-нибудь из Индии или осколков античного мира вполне могла сюда попасть с бухарскими купцами, в том числе как дар (ведь бухарцы пытались колонизировать Сибирь), а манси, народ по сравнению с хантами более жесткий и хитрый, вполне могут по сей день её прятать по лесам и болотам.

40.


Уже в сумерках, по дождю, мы пришли на хантыйское кладбище в рощице на окраине Тег, потому что я давно уже заметил, что специфику почти любого народа можно увидеть именно на его могилах. Деревянные надгробия и высокие насыпи под берёзами выглядели таинственно и заповедно:

41.


А было среди них немало и вот таких могил - деревянное надгробие, почти что саркофаг, с ведром или котелком днищем вверх. В чём назначение вёдер - я так и не разгадал, и даже энциклопедия "Югория" хотя и посвящает могилами целых две статьи (и третью про погребальный обряд), об этом ничего не знает. Но там сказано, что это дом с окошком, так что возможно, окошко просто закрыто ведром?

42.


Ещё не так давно, говорят, умершил хоронили в "сложенных" пополам лодках, а в могилу клали и все его вещи, которые пригодятся на том свете. Немало тут, конечно же, и обелисков, и крестов, таинственным видом напоминающих то ли погосты Мезени, то ли потайные старообрядческие кладбища Кержеского края:

43.


Но заканчивать рассказ на кладбище я не люблю, поэтому вот ещё пара кадров - не так уж редко (мне попадались дважды за поездку) в Югре и на Ямале можно встретить хантыек в пёстрых традиционных нарядах. Обратите внимание, что наряды это типично финно-угорские, ничего похожего на одеяния народов Восточной и Южной Сибири.

44.


45.


А вот два поста о поездке в хантыйскую глушь az_mnogogreshny, точнее в Зелёный Яр и Питляр. Цитата оттуда:
Мы идем вдоль обрывистого берега Оби. Питлярский Сор, как я уже говорил, очень рыбное место. И за его контроль в старые времена шла нешуточная борьба. Вот на этой горе была битва между хантами и манси. И до сих пор для хантов это проклятое место. Старики не советуют туда забираться. "А русским можно?" - спросили мы. "Можно" - ответили нам. Надо сказать, Геннадий [Хартаганов, художник-хант из Салехарда] с интересом отнесся к нашему восхождению. Он на вершине этой горы не разу не был и ему, безусловно, было интересно узнать что же там такого страшного. (...) Мы оказались наа небольшой площадке, ограниченной с одной стороны обским обрывом, а с другой - глубоким оврагом, на дне которого протекает ручей. После спуска в глубоком буреломе был обнаружен бивень мамонта. Я бы никогда не подумал, что это бивень. Наполовину прикопаный и заросший мхом  он был неотличим от стволов деревьев.

Он ездил из Салехарда, который хотя и столица Ямало-Ненецкого округа, а стоит на землях хантов. О Тегах и речном пути в Салехард - в следующей части, последней перед новогодним перерывом.

ИРТЫШ и ОБЬ-2015
Холодные берега Югории. Вступление и ссылки на прошлые части.
Теплоходы. "Родина" и "Механик Калашников".
Флот северных рек.
Омск - см. оглавление.
По Иртышу.
Омск с воды.
Омская область.
Тюменская область до Тобольска.
Ночной Тобольск.
Север Тюменской области и Ханты-Мансийск с воды.
Ханты-Мансийск.
Общий колорит.
Самарово и чугас.
Остяко-Вогульск. Прогулка по центру.
Торум Маа и Археопарк.
По Оби.
Ханты-Мансийск - Берёзово на "Метеоре".
Берёзово.
Поездка к святыням ханты.
Теги - Салехард на "Метеоре".
Салехард.
Обская губа.
Tags: Сибирь, Югория, деревянное, дорожное, природа, рыбацкое, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Марий Эл. Молебен в Священной роще.

    Но все-таки в Марий Эл главное - не цветастые новостройки Йошкар-Олы, и даже не Юринская усадьба. Даже и не Козьмодемьянск, если считать…

  • Марий Эл. Марийцы.

    От Яранска всего час пути на маршрутке до столицы республики Марий Эл - Йошкар-Олы. В этом странном и загадочном городе нам предстояло…

  • Чердынь. Часть 2: архитектура и музеи

    Главную достопримечательность Чердыни - фантастически красивый пейзаж - я уже показал в первой части. Теперь речь пойдёт об архитектуре - хоть в…

  • Ижма. Часть 3: ижемцы в Сыктывкаре

    В третьей части рассказа об Ижме вернёмся в Сыктывкар. Вот так странно - ведь от описанных в прошлых двух частях мест до столицы Коми более 500…

  • Троицко-Печорск. Ворота Северного Урала.

    По правде сказать, сам не знаю, что я искал в этом богом забытом посёлке (6,5 тыс. жителей) в 200км от Ухты. То ли мне понравилось название, то ли…

  • Сыктывкар. Часть 2: вдоль Сысолы

    Продолжаем осматривать Сыктывкар, столицу Республики Коми. В прошлой части мы дошли от вокзала до Стефановской площади - сердца города. Теперь же…

  • Королевство Сето. Часть 1: три деревни и ладья

    Съездив в прошлой части на Чудское озеро к эстонским староверам, теперь отправимся на Псковское озеро к "полуверам" - так в старину…

  • Королевство Сето. Часть 2: Сето-Фолк

    Продолжаю рассказ про край сето - православных эстонцев, наследников древней чуди, где я случайно попал на фестиваль "Сето-Фолк". В…

  • Ливский берег. Корень Прибалтики.

    На карте Латвии самая запоминающаяся деталь - этот почти равнобедренный треугольник, вдающийся в море к западу от Риги, замыкая Рижский залив.…

promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments