varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

По великой Оби. Часть 2: бросок на Салехард



Осмотрев в прошлых частях старое Берёзово и съездив в хантыйской святилище близ него, продолжим путь вниз по великой Оби - теперь к Салехарду. Только отправимся не из Берёзова, а из хантыйской деревни Теги, которой и будет посвящена примерно треть поста, последнего перед новогодним перерывом.

Что привело нас с Константином nord_ursus в эту деревню на краю Обской поймы, связанную с миром лишь по воде? Об этом читайте в прошлой части: Теги оказались ближайшей к нашей цели деревней, через которую раз в два дня проходит "Метеор" Берёзово-Салехард. Берег здесь не так давно размыло, поэтому лодки причаливают где-то в километре от посёлка, а дальше их хозяева пересаживаются на "муравей".

2.


Здесь живёт несколько сотен человек, меньше и меньше год от года, и большинство из них - ханты. Впрочем, "на глаз" никаких особых различий, кроме черт лица многих жителей, и не заметно: ханты - те же сибиряки, по сравнению с русскими разве что как-то мягче и отстранённее. Пусть не удивляют и машины, явно не способные двигаться по воде - по зимникам (то есть - зимой) отсюда можно доехать даже на Большую землю.

3.


Несколько лет назад сюда приехал какой-то узбек и открыл рыбоприёмный пункт с холодильником, и тегинцы (не буду говорить "ханты", так как русские тут тоже есть) сдают туда улов - как я понимаю, наряду со всяческими бюджетниками, продавцами и работниками генераторной это основное занятие жителей деревни.

4.


Слышал (правда, не от местных), что тегинский дух считается у хантов покровителем собак, поэтому собаку тут священное животное. Правда или нет - я не знаю, но явно довольных жизнью и миролюбивых лаек по посёлку бегает немерено.

5.


А вот людей тут мало, и кроме детей все они демонстрировали непривычное для таких мест безразличие к двум туристам явно издали. Просто ханты - настоящие финно-угры с их сдержанностью: думаю, наш визит тут обсуждали многие, но докучать посторонним излишним вниманием не в местной традиции, по крайней мере на трезвую голову (а пьяные нам не попадались).
Кругом вода - справа будет Малая Обь, впереди протока Сортынгпосл:

6.


На обском берегу, отделённый от него берёзовой рощицей - поселковый клуб, а напротив него администрация с огромной картой тегинского сельсовета (который, понятно, крупнее иных районов в Европейской части страны) во всю стену.

7.


Туда мы и зашли, сказались экспедицией для написания путеводителя (что ведь и правда), и нас определили ночевать в пустующий летом интернат. Не бесплатно - но по 240 рублей с человека, что в 5,5 раз дешевле гостиницы в Берёзове, и при этом ничем не хуже. Интернаты в национальных посёлках - одна из черт Крайнего Севера, да и наверное таёжной Сибири: в такие на лето свозят детей с дальних углов. В Ханты-Мансийском округе ещё и есть деньги привести здания интернатов в порядок:

8.


Внутри всё вполне цивильно, вот только спать на узенькой кровати, рассчитаной на ребёнка, неудобно да сантехника летом на втором этаже выключена вовсе, а на первом без горячей воды. Наверное, когда тут натоплено и носятся дети, должно быть уютно, но сырой холодной ночью в большом тёмном здании, где кроме нас лишь хантыйка-смотрительница на первом этаже, запершаяся в вахтёрке наедине с телевизором, находиться не очень приятно.

9а.


9б.


Вид из окна. Интернат - самое приличное здание в посёлке, кажется единственное, что досталась Тегам от нефтяного богатства ХМАО. В основном же, как мне показалось, живут по этим посёлкам вдоль Оби очень бедно.

10.


В дальнем углу села тарахтящая генеранторная. В соседние Пугоры недавно дотянули ЛЭП, а сейчас она может дошла и сюда. Местных это, впрочем, тревожит - недавно в этих краях работали геологи, и если эти события взаимосвязаны - жди слома привычного уклада, толп народу с Большой земли и великих строек, которые не пойдут на пользу рыбе и дичи.
Недалеко от генераторное - то самое хантыйское кладбище из прошлой части, вида красивого и таинственного, с дощатыми надгробиями, увенчанными вёдрами и котелками.

11.


Помимо собак, в посёлке есть лошади. Ханты, в конце концов, пришли из степи, и если и не занимались коневодством в Средние века, по крайней мере о нём помнили, да и с коневодами-татарами имели связь - я уже не раз упоминал Небесного всадника, которого двоеверы отождеставляют со святым Николаем.

12.


Погода испортилась, утро оказалось таким же хмурым, как вечер. Покидаем интернат и идём к пристани, на пол-пути я понимаю, что потерял один из запасных аккумуляторов, и бегу за ним обратно - смотрительница, к счастью, ещё не проснулась и не успела запереть дверь, а забытая вещь быстро обнаруживается в складках покрывала. Но в очередной раз благодарю свою привычку выходить заранее - будь до "Метеора" не двадцать минут, а хотя бы десять, я бы уже не побежал за забытым: от осознания, что это единственный транспорт на двое суток вперёд, становится очень неуютно.

13.


Выходим на берег, размытый штормами - как я понимаю, один шторм показал, что дома пора расселять, а следующий их разрушил:

14.


Причём разрушения заметно прибавилось чуть ли не за ту ночь, что мы провели в Тегинском интернате:

15.


А вот дом на островке в устье протоки - вполне жилой, и если человек без лодки тут ещё может быть, то без резиновых сапог - исключено.

16.


Вот и причал. К таким же точно приставал "Метеор" Ханты-Мансийск - Берёзово, см. ссылку в первом абзаце или в конце поста. Мы пришли одними из первых, но постепенно собирается человек 10-15 разного пола и возраста. На нас, как и всюду, ноль внимания, и мне это комфортнее, чем когда наоборот. Вглядываемся в серую даль, столь широкую, что даже не ясно, с какой стороны основное русло и соответственно ждать "Метеора".

17.


В итоге Констнатин его замечает первым - я смотрел в другую сторону, и внутри мне было тревожно: а вдруг он сломался или отменён из-за погоды? Нет, всё-таки подобная оторванность от мира меня пугает. "Метеор", тем временем, сбрасывает ход и ложится килем на волну со своих подводных крыльев. Дальше, встав носом против течения, минут десять пытается пришвартоваться по волнам, и когда это удаётся - на причал выходит человек 20-30, явно больше, чем собирается на борт: на дворе утро субботы, то есть видимо в Теги приехали те, кто работает в Берёзове или у кого здесь родня. Мы ещё не знаем, как сильно нам повезло. До Салехарда 360 километров, порядка пяти часов ходу.

18. О "Метеорах" и других судах у меня есть отдельный пост.


Теги - последний посёлок в Ханты-Мансийском округе, до окружного центра отсюда больше 600 километров вверх по реке, а километров через двадцать ниже нефтяную Югру сменяется газовый Ямал... то есть Ямало-Ненецкий округ, конечно, на который распространилось название этого небольшого, конечно относительно всего ЯНАО, полуострова. Фотографировал я здесь немного: в курилке было тяжело стоять из-за ледяного ветра и по-северному мелкого холодного дождя, вдобавок она превратилась в багажный отсек, так что к бортам не подступиться из-за багажа, но главное - тут и снимать-то особо нечего, плоские берега поймы с деревьями от уровня воды. Без остановок пролетаем первый по течению ямальский посёлок Пословы - несколько домиков у реки:

19.


А там и первая (от Берёзова - вторая) остановка Азовы, единственная кроме Салехарда на правом берегу. Это посёлок в общем одного масштаба с Тегами, да вдобавок на острове, но вид его издалека богаче на порядок. Огромное здание - конечно, тоже интернат:

20.


Вообще при движении вниз по Иртышу и Оби каждый последующий регион - Омская, Тюменская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа - выглядит намного цивильнее предыдущего. Да, как же странно понимать, что мы начали этот путь из огромного степного Омска.

21.


Помимо интераната, тут есть ещё и часовня. А причал какого-то другого проекта:

22.


"Здесь у нас туманы и дожди, здесь у нас холодные рассветы...". За исключением большого посёлка во мгле, в основном тут вот такие пейзажи:

23а.


На полпути до Салехарда сквозь пойму внезапно прорывается коренной берег Малой Оби, на котором с 1840 года стоят Мужи. Впрочем, проблему женского одиночества это не решит - ударение ставится МУжи, а изначально и вовсе было Мыжи ("полынья") или Попвож (Попов городок): село основали коми-ижемцы (причём не купцы, как в уже знакомых Карымкарах и Шеркалах, а оленеводы) и православные миссионеры, хотя основанная ими церковь Архангела Михаила - явный новодел.

23.


Та самая полынья оказалась местом рыбным, и видимо сюда же выходили какие-то пути через Урал, а "евреи Севера" коми наладили торговлю и даже медные рудники в горах, поэтому по местным меркам Мужи - натуральный мегаполис: сейчас тут живёт 3,6 тысяч человек, а в 1930 году, когда село стало центром Шурышкарского района, было 1,5 тысячи жителей - больше, чем в Берёзове, не говоря уж про Обдорск (Салехард), и центром ЯНАО оно не стало может быть потому, что первоначально (до 1937 года) Шурышкарский район относился к Остяко-Вогульскому (Ханты-Мансийскому) округу.

24.


Не весь посёлок отреновирован, хватает и бараков... но обратите внимание, что они на сваях! Значит, мы достигли вечной мерзлоты:

25.


Деревянные лодочные сараи у воды очень живописны:

26.


Да и наверху постройки местами довольно симпатичны:

27.


Между тем, на "Метеоре" почти нет сидячих мест, а на дебаркадере скопилась немалая толпа, и явно это понимающий шкипер заметно нервничает. На дворе середина августа, заканчивается Великий Отпускной исход, а отдыхают северяне не только на югах, но и в родных посёлках по окрестным рекам, и вот теперь массово едут в Салехард. Посадка длилась минут пятнадцать, с толкотнёй и криком (основным источником которого была контролёрша), подконец вылившимся во фразу "На борт проходят женщины и дети!". Ещё взяли явно спустившихся с гор туристов в камуфляже (им тут явно лишние дни сидеть незачем) да семью, которую в Салехарде ждал самолёт. Несмотря на натуральную панику контролёрши (продолжившуюся спором с двумя пассажирками, ехавшими в Шурышкары - команда уже понадеялась пройти их без остановок), пассажиры себя вели спокойно и дисциплинировано, с типично северным "все ж всё понимают". Жены и дети уехали, мужи - остались на дебаркадере ждать следующего борта, благо из Мужей до Салехарда он ходит ежедневно.

28.


Салон стал выглядеть так, и на своём месте я ехал теперь посменно с женщиной с ребёнком на руках, меняясь раз в полчаса-час.

29.


Деревянный мост в предместьях Мужей. Возможно, если бы не хмарь, на заднем плане были бы видны горы Полярного Урала:

30.


За поворотом - посёлочек Хантымужи: такие "национальные" двойники тут есть у многих населённых пунктов (да и в Поволжье не редкость кусты деревень с названиями типа Русская, Татарская и например Чувашская Караулки). Первые на нашем пути чумы - но это, если я не ошибаюсь, всё-таки музей, вон даже таблички просматриваются. Ниже Салехарда чумы подут уже вполне жилые.

31.


А вот первый в поле зрения балок - домик на полозьях - уже вполне всамделишный:

32.


От Берёзова до Салехарда всего-то 4 остановки, последняя - собственно Шурышкары, судя по названию тоже основанные коми. Почему именно они дали название району, центром которого так и не стали - не знаю. Живёт тут около тысячи человек, а на набережной есть даже памятник архитектуры - обветшалый дом Максаровых, образец местного зодчества 1930-х годов:

33.


На пристани стоит толпа, с надеждой смотрит на подходящий "Метеор", хотя наверное большинство людей предполагает исход: с борта сходят те самые женщины, ради которых сюда завернули, и толпа молча, без всяких попыток повозмущаться или договориться, утекает с холодного причала - этот кадр снят буквально через минуту:

34.


Ну а там ещё немного - и Малая Обь, которую я считаю реинкарнацией Иртыша, вновь сливается с Большой Обью, всё это время продолжавшейся справа за поймой. В месте их слияния ширина реки без преувеличения километров 10, и оставшиеся часа полтора пути 3-5 километров стабильно. А учитывая неслабый ветер, порой это страшновато. В салоне на волнах ощущения как от турбулентности в самолёте.

35.


В общем, если по тихой Оби ехать было одно удовольствие, то по штормовой (а это в общем-то и не шторм - что вытворяют настоящие обские шторма, можно прочесть здесь) - "лишь бы это поскорее закончилось". И увидев впереди Салехард, к которому "Метеор" подходил на час раньше графика, я был несказанно рад. Опознаётся он не только по внушительныму размеру и положению на правом берегу, но и по хорошо заметной доминанте - наклонным пилонам моста "Факел" (2004) через речку Шайтанку. А длинные острова на переднем плане - это дельта реки Полуй, на которой, в паре километров от собственно Оби, и стоит столица Ямала:

35а.


Туда, в устье Полуя, и надо зайти, на несколько минут выскочив в Заполярье: нижняя точка пути - Ангальский мыс за Полуевым устьем. Обь тут делает крутой поворот, скрывающий Лабытнанги - город-станцию, куда с Большой земли приходит железная дорога. Предместья Салехарда тянутся за этим мысом, как бы срезая угол, и почти на одной линии с его яром и точкой, откуда снят этот кадр - салехардский аэропорт.

36.


Ангальский мыс - одна из главных святынь ханты: здесь живёт упоминавшийся в прошлой части Ас-ики, или Обской старик - один из самых чтимых "местных" духов, сын верховного бога Торума, ведающий движением рыбы вверх по Оби: для лесного народа значит это примерно то же, что урожай для земледельческих культур. Одна из тех, кто нас встречали в Салехарде, наполовину хантыйка, рассказывала, что здесь ещё её отец совершал свои обряды и пил звериную кровь. Мне, конечно, очень хотелось увидеть там идол - но это тоже исторические объект: памятник погибшим врачам и пилотам санитарной авиации: спасать больных и раненых с далёких стойбищ порой приходится в очень сложных условиях местности и погоды. Подробнее о мысе - у sibir79, мы сюда так и не заезжали.

36а.


Напротив мыса болтается необычайно мрачного вида баржа для слива с судов сточных вод. В других местах от Омска до Антипаюты такие мне попадались.

37.


Устье Полуя с одиноким бункеровочным судном, за которым виден речной вокзал - его от нас отделяет Полярный круг, проходящий примерно через вот эти портовые краны. Город на Полярном круге - один из главных образов Салехарда:

38.


Вы, наверное, заметили перемену погоды? Дальше большинство кадров сняты не с "Метеора", а с ходившего тем же курсом большого и неторопливого теплохода "Механик Калашников" Салехард-Антипаюта. На обратном пути даже пару раз проглядывало солнце:

39.


И хотя Салехард выглядит куда суровее и барачнее, чем почти курортный Ханты-Мансийск, он точно так же встречает заводом стройматериалов. Размером последний, впрочем, существенно меньше, как и город: в Салехарде 45 тыс. жителей против почти ста тысяч в Хантах. Он и растёт куда медленнее - с 30 тысяч на момент распада СССР до 48 тысяч сейчас, в ЯНАО уступая Ноябрьску и Новому Уренгою. Пожалуй, это единственный на югорском Севере город старожилов.

40.


До 1933 года он назывался Обдорск, то есть с языками коми Приобье, хотя слышал версию, что всё наоборот: от комяцкого Обдор - "Заснеженный край" - и происходит русское название Обь. И хотя в Салехарде есть "воссозданный" Обдорский острог - на самом деле ни крепости, ни города тут не было: с 1595 года известно Обдорское зимовье, с 1635 года - застава, с 1807 года - село Берёзовского уезда, причём не самое крупное - к началу ХХ века тут жило всего полтысячи человек, примерно как в нынешних Тегах. Наконец, в 1930 году был образован Ямальский национальный округ, и за неимением ничего крупнее и удобнее по расположению, центром его стал Обдорск, в 1933 году получивший статус ПГТ, а в 1938 - города. И хотя тут ещё земля хантов (у коих было для Обдорска своё название - Пуловат, то есть Усть-Полуй), округ замышлялся как ненецкий, а ненцы называли это место Салехард - "Город на мысу". К 1939 году тут было 12 тысяч жителей, и рос город с тех пор поступательно и неспешно, совсем не как бывает в нефтегазовом краю. Справа же и вовсе древнейшее здесь обжитое место - Усть-Полуйское городище, где люди жили ещё до прихода в эти края и угров, и самодийцев, в преданиях которых фигурирует народ мамонтоводов сиртя, ушедший когда-то с этих мест под землю. Усть-Полуские находки я ещё покажу в музее Салехарда.

41.


Как мне показалось, в плане благоустройства он отстаёт на шаг от Ханты-Мансийска, но среди бараков очень интересно выискивать осколки так и не достроенной сталинской Мёртвой дороги (1947-53) от устья Оби к устью Енисея, столицей которой он должен был стать. В общем, при кажущемся сходстве с Ханты-Мансийском, Салехард - другой, более суровый, но и более одухотворённый.

42.


Панорама города. Слева ещё один уникум - новый Речной вокзал, кажется единственный построенный в постсоветской России. Дальше за устьем Шайтанки - собственно, Старый Обдорск, над которым хорошо видны Петропавловский собор (1888-94) и деревянная церковь Василия Великого в Обдорском остроге (она же на вводном кадре) - само собой, это даже не реплика, а фантазия на историческую тему, довольно, впрочем, красивая. У дебаркадера - "Рэм Вяхирев", самый современный пассажирский катер Обского бассейна, и старый прогулочный "Московский".

43.


Речной вокзал крупнее. Тут не только вид с "Калашникова", но и в кадре его палуба. Но когда сюда подходил "Метеор" - теплоход стоял у стенки слева. До его отправления оставалось 4 часа - мы успели:

44.


В зале ожидания Речного вокзала. Есть тут ещё и буфет, и просто ощущение цивилизовации. Перед посадкой обязательно взвешивают ручную кладь - видимо, с перегрузом на "Клашаникове", уходящем в беспокойную Обскую губу, очень строго. Пока зал ожидания пуст, но через пару часов его заполонят черноволосые, раскосые, невысокие ненцы - не знакомый мне прежде народ, абсолютно не похожий на хантов.

45.


Вокзал радикально асиметричен и с обратной стороны "в анфас" не имеет вообще ничего общего со своим фасадом на Полуй:

46.


Поднимаюсь на высокий берег в поисках продуктового магазина - на речном вокзале такового не нашлось, а на борт не помешало бы запастить хлебом, дошираком и какими-нибудь печеньками. С холма на севере видно устье Полуя и те самые краны на Полярном круге:

47.


То же устье с какой-то другой точки и при другой погоде:

48.


С юга - центр Салехарда. Петропавловский собор - последний исторический храм на нашем пути, и он уже куда моложе церквей Берёзова, Октябрьского, Самарова или Демьянки.

49.


Это уже не ханты. Я было подумал, что ненцы, в край которых наш путь лежит, но sibir79 пояснил, что татары, в землях которых наш путь начинался.

50.


О Салехарде, Полярном Урале и Обской губе расскажу уже в следующем году, после очередного перерыва на Среднюю Азию.
А завтра буду подводить итоги.

ИРТЫШ и ОБЬ-2015
Холодные берега Югории. Вступление и ссылки на прошлые части.
Теплоходы. "Родина" и "Механик Калашников".
Флот северных рек.
Омск - см. оглавление.
По Иртышу.
Омск с воды.
Омская область.
Тюменская область до Тобольска.
Ночной Тобольск.
Север Тюменской области и Ханты-Мансийск с воды.
Ханты-Мансийск.
Общий колорит.
Самарово и чугас.
Остяко-Вогульск. Прогулка по центру.
Торум Маа и Археопарк.
По Оби.
Ханты-Мансийск - Берёзово на "Метеоре".
Берёзово.
Юхангорт. Святыни ханты.
Теги - Салехард на "Метеоре".
Салехард.
Обская губа.
Tags: "Вечность пахнет нефтью", Крайний Север, Сибирь, Югория, деревянное, дорожное, природа, рыбацкое, этнография
Subscribe
promo varandej august 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments