varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Элик-Кала. Часть 1: Гульдурсун и Топрак-Кала



В прошлой части я рассказал о том, что это такое - Хорезм, и показал Чильпык - зороастрийскую "башню молчания". Однако началось моё знакомство с этим древним краем не там, а в Элик-Кала - в переводе это значит дословно "Пятидесят крепостей", а по сути "Ну очень много крепостей": здесь, на юго-востоке Каркалпакии, начинается "зона древнего орошения", обжитая и вновь опустевшая тысячелетия назад. Древних руин тут, на границе оазиса и Кызылкумской пустыни, действительно много, и для близкого знакомства я выбрал три из них: самую доступную (Гульдурсун), самую исторически значимую (Топрак-Кала) и самую зрелищную (Аяз-Кала), близ которой заночевал в юрте. Но последнюю оставим на вторую часть, а сейчас покажу две древних крепости и два современных города Турткуль и Бустан. А также расскажу о том, как посмотреть эти места с наименьшими тратами, вместо того чтобы брать машину от самой Хивы.

...Моё знакомство с Хорезмом началось на станции Турткуль практически на въезде в оазис из Кызылкумов. Я ожидал увидеть глухомань, но вокзал оказался довольно внушительным - как-никак,  ворота Хорезма, уж по крайней мере занимающей его большую часть Каракалпакии:

2.


Вход в здание свободный, на выходе - никаких КПП и сканеров, этих обязательных атрибутов крупных станций Узбекистанских железных дорог:

3.


Хотя облик вокзала абсолютно советский, это лишь инерация: железная дорога в Турткуль пришла в 1996 году от разъезда Туямуюн на туркменской границе: ведь советская железная дорога на левом берегу Амударьи за Ургенчем вновь уходила в Туркмению, и Турткуль стал ключевым звеном её обхода, продолженного отсюда в Нукус. В 2001 году открылась линия из Учкудука через Кызылкумы, пришедшая опять же сюда: магистраль Ташкент-Нукус за первое постсоветское десятилетия целиком "переехала" на правый берег.

4.


Здесь меня, разумеется, сразу же зацепили таксисты: дело в том, что крепости Элик-Калы, за исключением Гульдурсуна, натурально стоят в чистом поле, и все нормальные туристы ездят туда из Хивы... но платят за такую экскурсию обычно порядка 100 долларов на машину, что для меня было многовато и старыми, и "новыми!(с)". С ближайшего к крепостям городка Бустан до них было километров по 20, и я рассчитывал доехать туда через Турткуль и взять такси уже там. Ну, в итоге конечно же как всегда поддался и переплатил: попутчиков в Бустан водитель не нашёл, и за 100 000 сумов (то есть порядка 1000 рублей) мы договорили объехать все три упомянутых крепости.
Вот так выглядит Турткуль (50,8 тыс.) - сурово и неухоженно, тем более вокзал в нём на самой окраине. Каракалпакия - это такой узбекистанский Крайний Север:

5.


Но сам Турткуль не так-то прост: в 1873 году, когда Россия покорила Хиву и забрала себе большую часть ханства, всё хивинское правобережье Амударьи, половину населения которого составляли каракалпаки, а четверть - казахи, отошло к огромной Сырдарьинской области с центром в Ташкенте, простиравшейся от Таласа до Аральского моря: казахские Аулие-Ата (Тараз), Чимкент, Кызылорда (Перовск) были когда-то её уездными городами. Но самой дальней частью стал Амударьинский отдел с центром в крошечном городке Петро-Александровск (3,1 тыс. жителей к началу ХХ века) на месте хивинской заставы Турткуль, этакий буфер между Россией и вассальной Хивой, созданный для борьбы с контрабандой, угоном скота или искавшими укрытия в Хиве беглыми. В 1918 году Петро-Александровск как ближайший к Хиве русский город пытался взять мятежный Джунаид-хан, но отступил обратно в Хиву с большими потерями, в самом же Петро-Александровске скопилось около 20 тысяч беженцев из Хивинского ханства. В 1920-м году Петро-Александровск получил нынешнее название, а в 1932 за неименеем ничего более похожего на город стал столицей новообразованной Каракалпакии, и так бы наверное ей и остался, кабы не природа: Аму в который раз изменила русло, и в Турткуле начались постоянные наводнения, подальше от которых в 1939 году перенесли центр региона (в Нукус), а в 1948 - и сам город на нынешнее место, кажется последний такой случай в России и СССР.. Так что в нынешнем Турткуле, несмотря на какую-никакую историю, не стоит искать осколков уездного города или конструктивистского Дома советов. Но может быть они ещё стоят в каком-то кишлаке на Амударье?

6.


Мы же поехали от Амударьи ещё дальше - ведь всё, что было у её берегов, река смыла, а всё, что осталось в оазисе, со временем разровняли да растащили люди, поэтому большая часть хорезмских древностей находятся в "поясе древнего орошения" - прилегающих к оазису земель пустыни, куда оросительные каналы доходили две тысячи лет назад: ныне их сеть, конечно, больше, чем в 1930-40-х годах, когда тут работала Хорезмская археологическая экспедиция Сергея Толстова, но всё ещё меньше, чем была до нашей эры. Первая на нашем пути крепость Большой Гульдурсун и во времена Толстова стояла на самом краю оазиса, а сейчас и вовсе оказалась в его глубине, у развилки дорог к Топрак-Кала и Аяз-Кала. Она впечатляет - когда среди мелких домиков и пирамидальных тополей вдруг видишь мёртвого глиняного гиганта. Мы встали напротив восточной стены, где видимо и были главные ворота:

7.


Южная стена вдоль дороги в Бустан. Крепость - почти правильный квадрат чуть больше километра по периметру: это, для сравнения, размер небольшого русского кремля. В основе её - древний город, но нынешние стены и башни построены в 12-13 веках, во времена расцвета империи Хорезмшахов, вскоре растоптанной монголами в одном шаге от господства над всем исламским миром. Как и в древности, хорезмшахи строили не феодальные замки, а вполне централизованные линии укреплений по краям оазиса - но то и удивительно, что даже хорезмшахский пояс обороны меньше, чем древнехорезмский.

8.


Со всех сторон - дома кишлака:

9.


Но прямо у подножья - пустыня:

10.


Глиняные стены среднеазиатских городов и стенами-то назвать сложно - скорее, очень мощные высокие валы. Прорыть в такой тоннель - и получим первые в Хорезме (порядка 3000 лет назад) "города с жилыми стенами", охватывавшими гигантские загоны для скота.

11.


Внутри Гульдурсун-калы ныне солончак и даже небольшое озерцо. Вроде бы при хорезмшахах у неё не было постоянного населения - лишь военный лагерь, склады и арсеналы, увы, не сумевшие остановить военную машину Чингисхана.

12.


В народной же молве монголы превратились в джунгар, в 17-18 веках действительно порой доходивших с территории нынешнего Китая и досюда. Как гласит записанная ещё Толстовым легенда, которую обязан повторить любой путеводитель, тогда здесь стоял большой и богатый город Гулистан ("Цветущий край"), и когда джунгары взяли его в осаду, так вышло, что юная царевна Гульдурсун как-то увидела вражеского полководца и его с первого взгляда полюбила. Но осада длилась долго, голод и эпидемии начали охватывать не только гулистанцев, но и джунгар, и хорезмшах пошёл на военную хитрость: велел взять лучшего быка, накормить его досыта лучшими зёрнами да выпустить за стену.... где бедное животное тут же забили да распотрошили голодные джунгары, и увидев, чем осаждённые кормят скотину, поддались панике - значит, у них припасов хватит ещё на годы, а мы тут все подохнем у этих стен! На самом деле город смог бы продержаться ещё разве что несколько дней, и царевна Гульдурсун, видя, что джунгары сворачивают осаду, послала их полководцу письмо, где рассказала, как их обманули. Видя, что хитрость не удалась, умирающие гулистанцы сами открыли ворота, после чего джунгары придали город огню и мечу. И как в покорённом Отраре хан Джучи казнил предателя первым и собственноручно, так и здесь джунгарский принц, выслушав царевну Гульдурсун, объявил, что она предала свою семью и свой народ, значит она точно так же может предать и его, и велел казнить её самым страшным способом, привязав за ноги к двух диким жеребцам. Такая классика средневековых легенд: предатель - всё равно предатель, даже если предал твоего врага.

13.


На самом деле город здесь никогда не звался Гулистаном, летописям не известна царевна Гульдурсун, а к эпохе Джунгарских войн эти руины давно уже были безлюдны. У северной стены ветром намело гору песка, ландшафты внутри крепости потясающе разнообразны:

14.


Так и не скажешь, что по ту сторону стены кипит кишлачная жизнь. В крепости тихо, как на дне карьера:

15.


Башня-"сфинкс" грустно глядит наружу:

16.


На дехкан и их труды - тут немногое изменилось за тысячи лет:

17.


Руины угловой башни. Глина держит время неожиданно хорошо, в тех же Прибалтике и Западной Украине многие каменные и кирпичные замки (Невицкий, Крево, Бальга, Добеле и т.д.) сохранились с тех же веков куда бесформеннее:

18.


Северная стена, вид с гребня. Обратите внимание, как устроены башни и на то, что они вынесены за линию стен: скорее всего, когда-то снаружи проходила ещё одна стена пониже. Всего я насчитал у крепости 12 башен - 4 угловых, по 2 на северной и южной стенах, 3 на восточной (в том числе самая большая видимо у главных ворот) и всего одна на западной.

19.


Вот собственно западная стена:

20.


И её единственная башня, превратившаяся в глиняный шпиль:

21.


Дома у подножья. Они очень старые, даже если построены были вчера:

22.


Покидаем Гульдурсун. В целом, сюда вполне можно попасть и курсирующими между Турткулем и Бустаном маршрутками за символическую плату, но в конечном счёте в Средней Азии бывает проще взять такси и вообще забыть о логистике.

23.


Бустан узбекской латиницей пишется "Boston" - представляю, как на это реагируют нередкие в Узбекистане туристы-американцы. Сам указатель я заснять не сподобился, поэтому вот вместо него роскошные в своей наивности мозаики, у меня навевающие ассоции ни то с Африкой, ни то с Латинской Америкой.

24.


Почему-то заочно я представлял себе Бустан как небольшой кишлак (хотя и знал, что он является центром Элик-Калинского района), а это оказался довольно оживлённый городок (12 тыс. жителей), один из самых симпатичных малых городов Узбекистана.
Куда ж без колледжа?

25.


Но больше всего впечатлил центральный парк:

25а.


С оригинальнейшим круглым (!) ДК в короне - если это позднесоветская архитектура, то безусловно один из самых необычных образцов ДКшного жанра:

26.


Напротив - ещё более чудное зрелище: стадион с трибуной в виде глиняного крепостного вала. Викимапия гласит, что там есть ещё и музей под открытым небом с макетами важнейших крепостей, включая не посещённые мной Джанбас-Кала и Кой-Крылган-Кала (см. прошлую часть), но местные о нём то ли не знали, то ли поленились говорить (последнее для них, впрочем, не характерно). В общем, жалею, что не погулял по Бустану, откуда на следующий день уезжал в Нукус - ведь я вряд ли сюда когда-нибудь вернусь.

27.


Итак, от Турткуля до Бустана через Гульдурсун вполне можно было бы доехать на маршрутках или стопом, ну а от Бустана рукой подать до Топрак-Калы - километров десять, и вдоль канала проходит даже минимально оживлённая дорога из Бустана в Нукус. Вот такой с неё открывается величественный вид - за каналом уже пустыня, вдали чёрные горы Султан-Уиздаг, а совсем рядом огромная Пыльная крепость, как переводится на русский её название Топрак-Кала:

28.


Топрак-Кала намного старше и крупнее Гульдурсуна - люди жили в ней около тысячи лет примерно поровну в обе эры. Периметр её стен - более 1600 метров, это уже как большой кремль типа Казанского, но главное - в северо-западном углу в крепость встроен огромный Высокий дворец с тремя башнями, "при жизни" достигавшими не менее 40 метров в высоту. С Пыльной крепостью был связан важнейшей этап изысканий Сергея Толстова, и сделанные в этих гигантских руинах находки местной античности не оставили у археологов сомнений: это - бывшая столица Древнего Хорезма, времён его так и не повторённого расцвета. Вот только названия её тогдашнего история не сохранила, но вполне может быть, что город так и назывался - Хорезм?

29.


Вот как всё это выглядело в лучшие времена. С одной стороны - замок, базарная площадь и храм огня, с другой - город, разбитый на два квартала с многокомнатными домами родовых общин, слагавших два "древа" по разные стороны улицы.

29а.


Султан-Уиздаг чёрен и мрачен. Всё-таки в пейзажи Средней Азии обязательно должны быть горы на горизонте, и одинокий небольшой (до 473м) хребет нашёлся даже здесь. Мрачные легенды про неистового в своей вере Уайса, создателя этих гор, я уже рассказывал в прошлой части.

30.


Ещё чуть дальше, километрах в 2-3 левее трассы, виднеется Кызыл-Кала (Красная крепость) - эта её фотография с едущей машины уже была в прошлой части, но там я что-то перепутал. Кызыл-Кала - эталонный хорезмский замок времён древнего расцвета: такие стояли на мощном цоколе, над сетью внутренних помещений имели верхний двор, а на стене даже в не очень резком кадре заметны пилястры, прикрывавшие с боков бойницы. Как я понимаю, Красная крепость была чем-то вроде форпоста на подступах к столице, а более подробные и качественные её фотографии есть здесь:

31.


У Топрак-Калы - юрточный лагерь. Это всего лишь турбаза, на другой подобной я ещё буду ночевать у Аяз-Калы:

32.


Здесь же - только заплатить за вход, и экономя время водителя, смотрители даже подняли шлагбаум, позволив подъехать к самому подножью:

33.


Вблизи замок древних правителей поражает, и даже не ясно, могла ли такая гора быть насыпана людскими руками? Пожалуй что могла. По сути это тот же бухарский Арк - но лишь последний сохранил изначальные функции вплоть до ХХ века.

34.


Здесь известно около ста помещений, многим из которых археологи дали красивые названия: зал Царей, зал Побед, зал Темнокожих воинов, зал Оленей, зал Танцующих масок... на самом деле - всего лишь по находкам, сделанным в этих помещениях и ныне развезённых по дальним музеям во главе с Эрмитажем. Так-то здесь были и статуи, и монеты, и украшения, и даже остатки настенных росписей, и конечно, всему этому не стоило лежать без присмотра. За подробным описанием сокровищ Пыльной крепости отсылаю к Толстову.

35.


Древность, величие, забвение...

36.


Здесь были найдены и первые надписи на хорезмийском: хотя арабы, покорив Хорезм, велели уничтожить все здешние летописи и книги и всех грамотных людей, способных вновь их написать, всё же от них ускользнули хозяйственные документы и записки, давно выброшенные и погребённые в строительном мусоре. По ним удалось расшифровать здешний алфавит, и выбитые на так же ушедших в землю монетах имена хорезмийских царей вроде Артава или Вазамара. Правивших в этом замке:

37.


Скорее всего, замок опустел в 4 веке, когда старую династию сверг царь Африг и построил себе новый замок Фир у город Кят на берегу Амударьи. Но хотя Афригиды были самой долгой среднеазиатской династией, правившей в 305-995 годах, лишь в 8 веке перейдя из зороастризма в ислам под властью арабов, память о себе они оставили недобрую: Африг для хорезмийцев был кровавый узурпатор, а Афригидская эпоха - тёмными веками, когда Хорезм стал впавшей в бесконечную междоусобную войну "Страной Двенадцати тысяч замков". И как-то символично, что древняя Пыльная крепость стоит, а куда более молодой Фир больше тысячи лет назад смыла Амударья.

38.


Тут даже следы каких-никаких построек остались, ровесники руин Херсонеса, Тиры и Пантикапея:

39.


40.


41.


Бывшая базарная площадь, за которой стоял Храм Огня. Мусульманским этот город не был никогда, просто не дожил до 712 года, покорения Хорезма Кутейбой:

42.


Гребень стены и замковые башни:

43.


Вид с одной из них на покинутый город:

44.


При Афригидах Топрак-Кала зачахла далеко не сразу, с переносом столицы в Кят она лишь стала провинциальным городом, и на шахристане жизнь продолжалась ещё пару веков, пока, видимо, не занесло песком питавшие эту округу каналы. Кругом теперь сплошная соль, выступающая из хорезмийской глины.

45.


Вдали темнеет силуэт Аяз-Калы, о которой - в следующей части:

46.


А вот ещё какая-то крепость хорошо видна с Топрак-Калинских башен. Их тут действительно очень много, в хоть сколько-то сохранном виде - более трёхсот, немаленькая плотность даже если сравнивать с Европой.

47.


ХОРЕЗМ-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Бухара, Навои и окрестности - см. оглавление.
Чильпык и общий колорит Хорезма.
Элик-Кала
Топрак-Кала и Гульдурсун.
Аяз-Кала и ночь в юрте.
Хорезмская область.
Ургенч. Город и троллейбус.
Хива. Виды сверху, ремёсла, детали.
Хива. Дворцы Ичан-Калы.
Хива. Вдоль стен Ичан-Калы.
Хива. Ичан-Кала, улица Пахлаван-Махмуда.
Хива. Ичан-Кала, закоулки и медресе.
Хива. Дишан-Кала, или Внешний город.
Хива. Дворцы окраин.
Каракалпакия.
Нукус. Столица Каракалпакии.
Миздакхан. У мировых часов.
Муйнак. У засохшего моря...

Незнакомые слова и непонятные ситуции - см. по ссылкам ниже.
Tags: Великая Степь, Узбекистан, дорожное, замки-крепости, транспорт, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej ноябрь 18, 10:35 108
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments