varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Хива. Часть 2: вдоль стен Ичан-Калы



Как и всякий старый город, где сохранилась крепостная стена, Хива (о видах, ремёслах и колорите которой я рассказал в прошлой части) заслуживает вдоль этой стены прогулки. Стена разделяет Ичан-Калу - Внутренний город, целиком сохранившийся шахристан (укреплённый посад) затянувшегося туркестанского Средневековья, и Дишан-калу - Внешний город, так же весьма богатый историей. И хотя протяжённость стены не так уж велика (2600 метров, примерно с Московский кремль), увидеть вдоль неё с обеих сторон можно много.

Ичан-Кала представляет собой почти правильный прямоугольник размером 750 на 420 метров с воротами на каждой стороне - это древняя планировка, которую когда-то имел едва ли не каждый крупный среднеазиатский город, по крайней мере та же Бухара. Но лишь в Хиве стены шахристана сохранились, и более того, их очертания остаются неизменными большую часть хивинской истории: ведь легенды называют её основателем Ноева сына Сима, построившего вокруг колодца Хейвак "город в форме корабля", и форма эта неплохо заметна на карте. Нынешние стены Ичан-Калы построены не слишком-то давно - в конце 18 века, когда после долгой смуты к власти в Хиве пришла новая династия Кунгратов, взявшаяся восстанавливать и укреплять новообретённую столицу.

1а.


Прибывающих в Хиву из Ургенча встречает западная стена, для лучшего обзора которой (и видимо какого-то строительства в перспективе) пару лет назад снесли целую махаллю - нередкий в общем случай "реконструкции по-китайски" в старых городах Узбекистана. Сама же стена, построенная из самана, 10-метровой высоты и 5-метровой толщины - это скорее вал, и вынесенные вперёд башни больше похожи на бастионы и равелины. Странный цоколь внизу - не пандус для удобства нападающих, а скорее просто осыпавшаяся глина вала, облицованная уже в советское время. Линейка туристических автобусов под стеной впечатляет - я был в Хиве два дня, пятницу и субботу, и она образовалась именно во второй день - основным контингентом были школьные экскурсии из Нукуса, и такое ощущение, что под стены Хивы привезли разом всю каракалпакскую молодёжь.

2.


Жёлтенькое здание на краю кадра выше - одна из трёх уцелевших при сносе махалли мини-гостиниц, знаменитая среди бэкпекеров "Лалли-Опа". В ней дай бог если десяток номеров, уютный "колониальный" интерьер с кольчатыми хорезмскими коврами и интеллигентные хозяева-братья, видимо сыновья той самой "тётушки Лалли" (как переводится название гостиницы), которую я так и не увидел. Условия тут довольно скромные, но душ в номере есть, в стоимость входить завтрак, и всё это намного лучше, чем можно ожидать за гостиничную цену - я заплатил 15 долларов за 2 дня. Другими постояльцами были сплошь англичане и американцы, в том числе калифорниец со звучным именем Майк Секстер - он молодой врач, из родного Лос-Анджелеса приехал от некой организации в Нукус, где и работает уже полгода, периодически катаясь в Хиву отдохнуть и развеяться. Дождливым утром у нас получился долгий и неожиданно интересный разговор на геополитические темы, и американец слушал меня очень внимательно и с искренним интересом, ни разу не пытался возрожать, хотя и был я уставший и невыспавшийся, от чего выражением лица и интонациями походил на классического "a Russian" в переносном смысле слова. Что же до геополитических бесед - оказывается, о том, что Крым был за Россию, известно даже в цитадели демократов Калифорнии.

3.


Вид с балкона "Лалли-опы" на отправную точку прогулки - прикрывавющий ханский дворец бастион Ак-Шейх-бобо, с башни которого мы любовались городом в прошлой части. Есть версия, что это остатки замка времён Афригидов, как например "малая" Аяз-Кала, то есть древнейшее сооружение города. За ним виднеются "Отчие врата" - Ата-Дарваза:

4.


В нынешней Хиве это главные ворота "для гостей", ну а "отец", о котором идёт речь в их названии - наверное, хивинский хан, так как ворота расположены рядом со старым дворцом Куня-Арк.

5.


Нынешние ворота - лишь реплика 1970-х годов, и честно говоря, не очень понимаю обстоятельства их разрушения: ведь и свержение Кунгратов туркменским басмачом Джунаид-ханом, и свержение Джунаид-хана (армию которого большевики разбили в пустыне) происходили без серьёзных городских боёв. Реплика, судя по вот этому ганчевому макету 1938 года в хивинском музее, от оригинала весьма далека, по крайней мере по своему декору. Другие трое ворот аутентичны, и построены были позже стен - в 1830-х годах при затеявшем большую реконструкцию Хивы Аллакули-хане. Как я понимаю из записок русского пленника начала 19 века, старые ворота с новыми в принципе не совпадали и назывались иначе: Бухарские, Водяные, Дворцовые и Каменного пруда (Таш-хауз-Дарваза) - последние были как раз на западной стене.

5а.


Роскошная резная дверь Ата-Дарвазы - может быть и подлинная, со старых ворот. За неё пойдём позже - там начинается центральная улица Палван-Махмуда, ведущая к "Богатырским воротам" Палван-Дарваза - главному входу в Ичан-Калу "для своих".

6.


С другой стороны от ворот, на фоне крунейшего в Средней Азии медресе Мухаммеда Амина (1851-55) прямо на стене обязательный в Хорезме памятник "отцу алгебры" Альгоритму (аль-Хоризми), здесь склонившемуся над рассчётами:

7.


В Дишан-Кале напротив ворот пока что неприглядный пустырь, рядом с которым вечно переполненная забегаловка, ближайшая к лежбищу туристических автобусов.

8.


И ансамбль Бикажан-бике, включающий ещё и немалого размера хауз (пруд), расположенный так, что его почти ниоткуда не видно. Бикажан - сестра хана Мухаммеда Рахима II, достроившая комплекс в 1894 году, через несколько лет после смерти первого фундатора - одного из ханских сыновей. Центр ансамбля - медресе, к которому с одной стороны примыкает самое роскошное в Дишан-кале кладбище, а с другой мавзолей суфийского проповедника Шакаландара. Хотя заметнее всего похожий на трубу старинной фабрики минарет 20 метров высотой и 6 метров в диаметре по подножью:

9.


Теперь пойдём по часовой стрелке, на север от Ата-Дарваза вдоль той самой стены с кадра №2. Вот где-то близ скруглённого угла улица с проводами линии междугородних троллейбусов из Ургенча. Увы, "поймать" кадр с рогатой машиной на фоне стены мне так и не удалось.

10.


На углу в Дишан-кале - небольшая и явно ещё советская Скорбящая мать:

11.


И симпатичный Бахча-хауз (Садовый пруд) на краю вторгающегося в Дишан-калу Нового города. Обратите внимание на сырость - утром второго дня в Хиве я умудрился застать довольно сильный и очень холодный дождь:

12.


У начала местной улицы Амира Тимура (не самый уместный персонаж в Хорезме, прямо скажем) - довольно живописная, кажется, школа советской постройки:

13.


Улица Тамерлана выходит из того самого "носа корабля" - Садовых ворот, то есть Бахча-Дарваза. Они вполне аутентичны, и в общем довольно оживлённы - это главный вход для жителей Ичан-Калы, ездивших в областной Ургенч.

14.


Тут тоже есть резная дверь, а за воротами встречает не переполенная туристами главная улица, а старые махалли:

15.


Изнутри "нос корабля" смотрится особенно зрелищно. На той стороне по карнизу стены можно дойти до самого Куня-Арка с необычными видами Ичан-Калы, но я об этом не догадался.

16.


Обратите внимание, что прямо под стеной домов нет - то ли их запрещали строить в ханские времена, то ли расчистили уже при Советах.

17.


Взгляд на город со стены:

18.


Несмотря на патриахальность и нетуристичность, жизнь в этих махаллях кипит - тут живут хивинцы, простые люди, и судя по прочности корней и хорошо заметному уважению к месту - не приезжие из кишлаков, а потомки ханских подданных, живших тут с незапамятных времён. Хивинцы из нетуристических районов, как и бухарцы, мне понравились - спокойные, дружелюбные и с глубоким чувством собственного достоинства.. Но сам не понимаю, почему - а мои фото из Хивы почти безлюдны.

19.


У хивинских домов возраст не очень-то ясен - тут точно нет ничего старше конца 19 века, но учитывая, что строили их совершенно одинаково из века в век, их можно с чистой совсетью называть "средневековыми", в то время как построить их могли и вовсе несколько десятилетий назад.

20.


Северо-восточный угол стены с каким-то непонятным погребом, похожим на зиндан:

21.


Дальше в стене наступает хорошо заметный разрыв, этакие Пятые ворота:

22.


За стеной - ещё один пустырь на месте махалли, симметричный тому, что на фото №2. Посреди него стоявшее некогда в глубине переулков медресе (имени) Хорезмшахов, последняя постройка Хивинского ханства, законченная в 1915 году, чтобы через пару лет превратиться в мавзолей Асфандияр-хана, убитого туркменами Мухаммед Курбан-Сердара (ставшего Джунаид-ханом) во дворце Нуруллабай в Дишан-Кале. Почему его похоронили здесь, а не в некрополе Джума-мечети - станет ясно ближе к концу поста.

23.


Мухаммед Курбан по прозвищу Вождь (Сердар) происходил из туркмен-йомудов, самого воинственного племени, и был у них судьёй, а позже мирабом - распределителем арычной воды. В 1912-13 годах он возглавил восстание и сопротивление карательному походу Асфандияра, затем подался в басмачи, грабил купцов в песках Каракумов, и наконец бежал в Афганистан, где и встретил 1917-й год. В Хиве в это время, следом за Февральской революцией в России, свою революции устроили младохивинцы - как и младобухарцы или младоосманы, светские прозападные (в тех реалиях это значило, что и пророссийские) националисты. Хивинское ханство стало фактически конституционной монархией с младохивинским Межлисом, однако уже через несколько месяцев их свергли, а в Хиву вернулся Сердар: Асфандияр-хан сделал то, на чём горели и многие великие империи, не говоря уж про нищее глухое ханство - назначил своего врага-кочевника министром обороны, на чём видимо настоял русский полковник Зайцев: у туркмен, хивинцев и немалой части русских появился общий враг - большевики. С уходом Зайцева Сердар быстро захватил власть: сначала изгнал соперников-туркмен, а затем убил Асфандияра и поставив на престол его брата Саид-Абдуллу, не имевшего фактической власти, провозгласил себя Джунаид-ханом. Но Йомудской династии остаться в Хиве было не суждено: хотя Джунаид пытался даже атаковать контролируемые Советами земли, в итоге большевики разбили его войско, последний в истории законный носитель титула "хан" Саид-Абдулла отрёкся от престола, а созванный Курултай провозгласил Хорезмскую Народную Советскую республику, в 1924 году вошедшую в состав СССР и без остатка разделённую между новыми ССР. Джунаид вновь ушёл в Каракумы и долго ещё воевал с советской властью, пока в 1938 году не умер где-то там непобеждённым.
На одной из окрестных улиц стоит домик, слегка напоминающий восточно-европейскую межвоенку - может наводел, а может быть архитектура Хорезмской НСР (например, советское посольство): несколько зданий явно тех лет я уже видел в Бухаре, так что и здесь не вижу причин им не быть.

24.


Но вернёмся на линию стен. Если с кадра №22 посмотреть в противоположную сторону - откроется вот такой вид, который я бы назвал ни больше ни меньше городком Аллакули. Так звали хана, который правил Хивой в 1825-42 годах и был самым влиятельным из здешних Кунгратов - отвоёвывал землиу у Каракумов (через строительство арыков) и Бухары (через войны), крепко держал непокорных кочеавников, а в 1839 году даже заставил отступить русские войска Василия Перовского (хотя и пошёл после на ряд уступок, самой благородной из которых стал запрет держать рабов из русскоподданных). В Хиве же Аллакули-хан устроил последнюю крупную реконструкцию города: построил стены Дишан-калы, обновил все ичан-калинские ворота, ну а здесь справа его дворец Таш-Хаули, а слева в ряд караван-сарай, тим (крытый рынок) и скрытое им медресе - все три на месте крепостной стены:

25.


Если насквозь торговая Бухара имела десятки караван-сараев по всему городу, Хива пошла другим путём: караван-сарай тут был один, но размером едва ли не больше ханского дворца, планировкой же был похож на медресе с их кельями-худжра вокруг двора. Ныне это что-то вроде универмага, и я очень жалею теперь, что так и не нашёл в него вход:

26.


Ворота караван-сарая, не помню точно, с какой стороны:

27.


Другие Аллакулихановы постройки на линии стен. Вот тут ближе - ворота тима (длинный и узкий торговый ряд вытянут перпендикулярно линии укреплений), фактически служившего ещё одними воротами; за ним - задняя часть медресе, одного из крунейших в Хиве, и лишь затем - портал уже настоящих ворот Палван-Дарваза:

28.


Всё это вглубь Дишан-калы продолжает Большой Хивинский базар, видимо оформившийся на этом месте ещё до строительства Дишан-калы и ставший причиной строительства Аллакулиханова комплекса именно здесь. С ним связано и то обилие машин на некоторых прошлых кадрах, но так бывает только по утрам, а вечером на базаре просторно:

29.


Резные колонны на новый лад:

30.


У подножья стены медресе - крошечная и совсем не туристическая ашхана, где работают хозяйка и три её очень симпатичных дочери, готовят самсу и добрых пять видов мелких среднеазиатских шашлыков.

31.


Вот и восточные ворота Палван-Махмуда, которые из-за близости базара я бы назвал главным в Хиве для её жителей. Из-за ворот торчит минарет Джума-мечети, второй по высоте (41м) и старейший (1788) в Хиве.

32.


Но заметнее другой минарет снаружи, принадлежащий медресе с забористым именем фундатора Саид-Нияза Шали-Карабая всё те же 1830-40-х годов. Всё-таки чего-то я в сущности среднеазиатских медресе (исламских школ) не понимаю... Слышал версию, что де-факто они служили доходными домами, где худжры сдавались за деньги, и это по крайней мере объясняет их огромное количество и привязку к людным местам:

33.


Архитектура Шали-Карабай довольно необычная - у него нет внутреннего двора, лишь купола на плоской крыше, но более всего впечатляет минарет, третий по высоте в Хиве (24м) и едва ли не самый изящный.

33а.


Палван-Дарваза же явно самые зрелищные из 4 ичан-калинских ворот - это и не ворота собственно, а торговый ряд (1806) с обилием куполов, при Аллакули-хане укршаенный наружным порталом. Широкий купол за воротами - баня Ануш-хана (1657), одно из буквально нескольких на всю Хиву зданий старше конца 18 века; доходы с неё шли на содержание виднеющей за ней Белой мечети, построенной тогда же и по тому же поводу.

34.


А с подовом этим связана довольно интересная легенда: якобы, у правившего в Хиве середина 17 века Абулгази-хана раз за разом рождались сыновья, и под конец он захотел хотя бы одну дочь, которая и родилась у него десятым ребёнком, получив имя Ануша. Однако затем Абдулгази ввзялся в войну с бухарским коллегой Абдулазизом, был разбит и попал в плен, и выручать его в Бухару отправилась вместо сыновей (само собой, мечтавших побыстрее занять освободившийся престол) именно Ануша. На переговорах она предложила Абдулазизу что-то вроде пари: тот отпустит пленника, если она сумеет его удивить, и получив согласие - таки удивила, причём и бухарского хана, и хивинского хана, и весь его двор: обнажившись перед ними, Ануша оказалась мужчиной - просто когда он родился, подчинённые выдали его за девочку, чтобы угодить хану. Шокированный подобной толерантностью Абдулазиз таки отпустил Абдулгази, и тот, сказав "Я думал, у меня 9 сыновей и 1 дочь, а на самом деле у меня 1 сын!" провозгласил Ануша наследником престола. Война Бухары с Хивой в те годы действительно была, в Бухаре есть немало роскошных зданий времён Абдулазиза, а Абдулгази вошёл в историю больше не ратными делами, а трудами по истории узбеков ("тюрок") и туркмен, но трансгендерных страстей конечно же не было: в 1657 году тогда ещё царевич Ануш стал наследником престола за победу над бухарским войском, в честь чего Абдулгази и выстроил мечеть и баню.

Ворота Палван-Дарвазы и торговый ряд, переходящий в улицу Палван-Махмуда - мы на диаметрально противоположной стороне от начала рассказа.

35.


Продолжим путь вдоль стены. Одни и те же её участки со стороны Дишан-калы...

36.


...и Ичан-Калы:

37.


Вот и мы на "корме корабля" - последние Каменные ворота (Таш-Дарваза) заметно смещены от центра стены к юго-восточному углу. За ними просматриваются Ангарикские ворота Дишан-калы. Здесь Внешняя и Внутренняя крепостные стены сближаются сильнее всего:

38.


Вид снаружи. Из-за ворот минарет медресе Ислам-ходжи (1907), с которого мы любовались городом в прошлой части - он самый высокий из исторических в Узбекистане (56м), и это явная доминанта Хивы.

39.


Самое же интересное на южной стене - вот:

40.


С переносом основной линии обороны на Дишан-калу, восточная стена Ичан-Калы была отдана торговле, а южная превратилась в кладбище - в Хиве почему-то было строго запрещено проносить покойников сквозь крепостные ворота, и для отрезанных от старых кладбищ новой стеной жителей Дишан-калы единственным местом под могилы остался "цоколь" стен из осыпавшейся за века глины. Ичан-калинцам тоже не хватало места, поэтому могилы с какого-то момента стали расти и на втрунней стороне вала.

41.


Запрет соблюдался так строго, что когда ханский родич Кутлу-Мурад построил одно из крупнейших в Хиве медресе, в котором завещал себя похоронить, а умер в Дишан-кале, хан не осмелился нарушить запрет, а велел разобрать часть стены и на время похорон вывел медресе и прилегающую улицу из состава города. По той же причине и Асфандияра похоронили в медресе за стеной - ведь дворец Нуруллабай, где он он был убит, стоит в Дишан-кале.

42.


И это кладбище - одно из ярчайший впечатлений Хивы, наглядное выражение готического духа Хорезма:

43.


В юго-западном углу, обращённом в сторону Мекки, могилы просто как соты:

44.


44а.


Те же стены снаружи, и обратите внимание, что на западной стене могил почти нет:

45.


В завершение рассказа - вид на город: кладбище южной стены - как ещё одна смотровая площадка. Справа налево: минарет и медресе Ислам-ходжи, зелёный купол мавзолея Палван-Махмуда (16 век) на старейшем городском кладбище Джума-мечети, её минарет по соседству, а слева медресе Мухаммеда-Амина и символ Хивы - похожий на градирню недостроенный минарет Кальта-Минар:

46.


Дома и крыши Старой Хивы:

47.


Здесь я осознал, что это САМЫЙ целостный анасамбль города в бывшем СССР. С большим отрывом самый...
И хотя в  исламском мире таких скорее всего немало (Фес, Марракеш, Шибам, Кайруан и т.д.?), всё же здесь другой его регион, отличающийся от Магриба или Аравии что Скандинавия от Средиземноморья.

48.


Так замыкается круг. В следующих трёх частях погуляем внутри этого круга, в ближайшей расскажу о двух дворцах Ичан-Калы - "старом" Куня-Арке и "новом" Таш-Хаули.

ХОРЕЗМ-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Бухара, Навои и окрестности - см. оглавление.
Чильпык и общий колорит Хорезма.
Элик-Кала
Топрак-Кала и Гульдурсун.
Аяз-Кала и ночь в юрте.
Хорезмская область.
Ургенч. Город и троллейбус.
Хива. Виды сверху, ремёсла, детали.
Хива. Дворцы Ичан-Калы.
Хива. Вдоль стен Ичан-Калы.
Хива. Ичан-Кала, улица Пахлаван-Махмуда.
Хива. Ичан-Кала, закоулки и медресе.
Хива. Дишан-Кала, или Внешний город.
Хива. Дворцы окраин.
Каракалпакия.
Нукус. Столица Каракалпакии.
Миздакхан. У мировых часов.
Муйнак. У засохшего моря...

По ссылкам ниже, помимо оглавления и глоссария - другие мои походы вдоль крепостных стен и линий обороны.
Tags: Узбекистан, дорожное, замки-крепости
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments