varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Хива. Часть 7: снова дворцы хивинских ханов



Покорив Хиву, Россия изрядно обкарнала её владения, оставив хану лишь собственно Хорезмский оазис на левом берегу Амударьи. Окружённая Россией со всех сторон, Хива осталась и в стороне от железных дорог, пришедших в 1880-х годах в такую же вассальную Бухару, и в общем ханство превратилось в такую резервацию посреди пустыни, словоно и забытую царскими властями. В таких условиях хивинский хан стал делать то, что делали правители многих потерявших перспективы государств - печально строить роскошные дворцы, коих в Хиве и её окрестностях за три века её столичной роли накопилось штук пять или семь. Я уже показывал старейшие из них, дорусские Куня-Арк и Таш-Хаули в Ичан-Кале (Внутреннем городе), а в завершение рассказа о Хиве осмотрим ещё 4: Нуруллабай в Дишан-Кале (показанном в прошлой части Внешнем городе), летний Кибла-Тозабог на окраине; резиденция уже не хана, а визиря-европеизатора Ислама-хаджи, а так же необычный средневековый дом-башня Чодра-Хаули в одном из ближайших к Хиве кишлаков.

Начну рассказ с дворца Нуруллабай, что можно перевести как Дворец Светлейшего Господина - он хотя и самый поздний в Хиве, но зато ближайший к центру, в пяти минутах ходьбы от главного входа в Ичан-Калу, и если бы влезал в прошлую часть - был бы в ней между фото №41 и №42. С севера дворец примыкает к Центральному парку, видимо возникшему из его сада, а с юга, где улица Независимости и канал Сирчалик - стена и ворота:

2.


Левее ворот (если стоять к ним лицом) - Нуруллабай-медресе, то есть дворцовая школа, выпускники которой, возможно, получали работу в ханских покоях:

3.


За воротами - обветшалый дом Ибрагима-ходжи. Это был приближённый Мухаммеда-Рахима II, и его медресе близ другого дворца Кибла-Тозабог я показывал почти что в конце в прошлой части. Не знаю точно, когда он умер, но видимо Нуруллабайский дворец хан перестроил в 1907-13 годах из его усадьбы, что косвенно подтверждает и местная легенда: якобы, некий бай Нурулла согласился отдать свою усадьбу хану только если тот назовёт дворец в его честь, и хан вместо того чтобы отрубить распоясовшемуся баю голову, послушно согласился.

4.


Мухаммед Рахим II к тому времени был уже стар, и доживая последние годы в старом Таш-Хаули, эту резиденцию строил для сына Асфандияра, взошедшего на престол в 1910 году. Как и бухарский Ситораи Мохи-Хоса, хивинский Нуруллабай строился не без влияния новых идей, с зеркалами и люстрами с российских фабрик и даже домовой электростанцией - неслыханное дело в Хорезме! Однако снаружи Нуруллабай - тот же типично хивинский "ark", скрывающий все свои дворы и постройки за неприступной стеной без какого-либо декора - но не саманной, а из крепкого обожжённого кирпича. Он заметно крупнее обоих дворцов Старого города - по сути это полноценная крепость размером в 650 метров по периметру.

5.


Сложно сказать, о чём думал старый хан, делая сыну такой подарок и готовя его то ли к модернизации ханства (окружив техникой и искусством белых людей), то ли к восстанию против царя (построив крепость), то ли сначала к одному, а после к другому. Модернизацию, однако, начатую в последние годы правления отца Асфандияр-хан свернул очень быстро, да и правил он недолго - о вожде туркменских басмасчей Джунаид-хане, захватившем власть в 1917 году, и последующем падении ханства, я уже рассказывал не раз. В этих стенах Асфандияр и был убит:

6.


Как я понимаю, внутри Нуруллабай устроен так же, как Таш-Хаули - тронный зал, судилище и гарем (жилая часть дворца), только больше и капитальнее. Всего там, говорят, около ста помещений... но я застал Нуруллабай закрытым и видимо в состоянии затяжной реставрации. Однако у главных ворот стоит очень красивое здание, образец всё того же немногочисленного "хивинского модерна" последних десяти лет существования ханства. Это ханская приёмная, построенная в 1910-12 годах уже самим Асфандияром, причём кое-где пишут, что в ущерб больнице, почте и русской школе, показанным в прошлых частях. Однако как и в старину, приёмная оказалась единственной частью дворца, открытой для посещения:

7.


Музей в ней открылся недавно, и пока что перед глазами посетителей лишь пустые комнаты и "чистые" интерьеры - из мебели лишь изразцовые печи, но вид их очень необычен - и не среднеазиатский, и не русский:

8.


В некоторых путеводителях упоминается автор убранства этих загородных дворцов - Герман Меннонит: видимо, так в руках какого-нибудь копирайтера из турфирмы трансформировалось "german mennonites" - даже в Туркестане нашлось место для вездесущих русских немцев. Меннониты - это протестанты "первой волны", оформившиеся в 1530-х годах в Голландии, и одной из главных черт их веры был категорический отказ от любого насилия, что обрекло их на вечные странствия: к каким бы властям меннониты не пришли, рано или поздно их пытались мобилизовать на военную службу, и не готовая к сопротивлению община просто снималась с места и уходила куда подальше. В России они известны с 1789 года, а в Среднюю Азию пожаловали, когда в 1874 году царские власти таки признали их военнообязанными. С обжитых до того мест в Самарской губернии тогда снялось 76 меннонитских семей, и ушли они туда, куда было ближе - в Туркестан. Больше половины самарских меннонитов после долгих скитаний осели в Хивинском ханстве, сначала на границе оазиса, где на них регулярно нападали туркмены, а в 1881 году хан, осознавший их полезность, официально основал менноинтскую колонию в кишлаке Ак-Мечеть под Хивой, просуществовавшую до 1937 года, когда её обитателей депортировали на Памир.

9.


В древнем оазисе нимисы (так тут называли немцев) занимались привычными им вещами - земледелием и ремёслами, и когда в Хиву из Петербурга пришли заказанные ханом и визирем Исламом-ходжей проекты Александра Роопа - тех самых школы, больницы, почты и этой приёмной - немцев и привлёк к их воплощению хан. Так и получился этот странный "хивинский модерн", стилизация ни то Востока под Запад, ни то Запада под Восток. Дворец украшен совершенно не восточным вещами - вот например, возможно,  единственный в Средней Азии камин:

10.


Увы, не знаю названия и назначения отдельных помещений. Это просто очень красиво:

11.


Особенно, как часто быват в Средней Азии - потолки, пусть даже и совершенно не среднеазиатского вида:

12.


Голые ангелочки и ангелицы - неслыханная на мусульманском Востоке вольность! Особенно в сочетании с полумесяцем:

12а.


Что-то из интерьеров делалось по русским эскизам, по крайней мере часть убранства привезена из Петербурга, а например люстры хану подарил сам Николай II:

13.


Текстуры стен:

13а.


Но самое красивое в ханской приёмной - голландские печи, изразцы которых так не похожи на творения местных мастеров:

14.


В целом, жалко, что пока открыто так немного - думаю, дворы и залы за высокой стеной собственно Нуруллабая вместе с этой приёмной вполне бы потянули на отдельный пост, даже если их убранство не сохранилось. Ну а пока что отправимся дальше.

15.


Ещё два ханских дворца стоят на хивинских окраинах - где-то на севере Арка-Тозабог (1908) Асфандияра, куда я так и не добрался, а на юго-востоке - Кибла-Тозабог (1897) Мухаммеда-Рахима II, аналог бухарского Ситораи Мохи-Хоса уже не только по архитектуре на стыке русского и местного, но и по сути - загородный дворец-сад, летняя резиденция. Снаружи, впрочем, та же мрачная глиняная крепость, что и большинство хорезмских дворцов:

16.


Я зачем-то сходил на её задворки - обратите внимание, что в стены из самана встроено и что-то более капитальное из жжённого кирпича:

17.


Не знаю, как переводится "тоза", но "бог" ("сад") тут действительно есть, причём как снаружи дворцовой стены, так и внутри неё. На входе - резная дверь в лучших традициях Хорезма:

17а.


А внутри - всё же те же три двора, первый из которых тоже занят тенистым садом. Настоящий фасад - уже за воротами, и облицован по хорезмской традиции небесными изразцами, хотя уже и явно не Абдуллой по прозвищу Джинн:

18.
:

Потолок одного из айванов:

19.


У входа - сюзане, не знаю точно, какой региональной школы: своих в Хорезме не шили, а на бухарские или нуратинские эти совсем не похожи, то есть видимо откуда-то с другого конца страны. Здесь же тарелки (банальный ферганский Риштан) и совсем европейские стулья:

20.


Ныне здесь довольно пафосный ресторан колониального вида - и представляешь тут даже не русских, а британцев с их пробковыми шлемами и орлиными взглядами на покорённый мир. Увы, меня тут не накормили - здесь готовят лишь по вечерам да по предварительному заказу, но зато со скуки провели экскурсию по залам.

21.


И учитывая, что Кибла-Тозабог построен раньше и Нуруллабая, и бухарской Мохи-Хосы - это видимо первый образец подобной архитектуры в Средней Азии.

21а.


И хотя здесь жил сам хан, а не какой-нибудь милорд-наместник, нигде в Средней Азии я не ощущал такого духа колониальной эпохи, "бремени белых людей".

22.


В некоторых комнатах - расписные потолки, опять же совершенно европейские. У основания люстры хорошо заметна картина - река, луг и мельница. Здесь явно потрудились всё те же "нимисы"-меннониты, ещё первое поколение переселенцев, и это пейзаж Поволжья, где они родились.

23.


После депортации, прожив несколько десятилетий в горах у афганской границы, остатки меннонитов перебрались в Киргизию, а оттуда с распадом СССР уехали на фатерлянд, и порой в Хиву ещё заносит туристов-потомков хивинских нимисов. Такие вот чудеса Востока...

24.


Хорезмская резьба, конечно, красивее - но уже успела примелькаться:

24а.


Кибла-Тозабог имеет ту же хорошо знакомую композицию трёх дворов, и за основным зданием (представляющим собой длинную анфиладу) скрывается ещё пара небольших двориков, возможно арзахана (суд) и гарем, но увы - без отделки айванов: уж не знаю, была ли она утрачена или Мухаммед Рахим II просто не любил излишнюю роскошь. Из украшений - лишь резные колонны:

25.


Подиум для юрты, однако, на месте:

26.


До Арка-Тозабог, более молодого дворца на другой окраине, я, как уже говорилось, так и не добрался. Больше меня интересовала резиденция Ислама-ходжи, занимавшего должность визиря в 1907-11 годах, и предпринявшего тогда весьма отчаянную попытку модернизации ханства: все эти больницы да почтамты, русская школа до хлопкоочистельный завод, ну и конечно вполне традиционное медресе в центре Хивы с высочайшим в Средней Азии минаретом, были его творениями. В планы Ислама-хаджи входило даже выбить у царских властей проект строительства железной дороги через Хиву (в итоге осуществлённые советской властью в 1950-х). Уже не помню где я вычитал, что сохранилась тут и его собственная резиденция, и когда ездил днём ранее к башне Чодра-хаули (о ней - в конце поста), поинтересовался было об этом у таксиста. Увы, о том, что это за резиденция, не знал ни таксист, ни интеллигентный Надир, сотрудник гостиницы, и я было махнул рукой, решив, что в Нураллабай и Кибла-Тозабог увидел и без того достаточно. Но вечером внезапно мне позвонил тот же самый таксист, и сказал, что узнал от коллег про эту резиденцию и может меня туда свозить - по голосу было видно, что ему и самому это интересно. В общем, ездил я туда на такси, и сейчас уже не вспомню дороги. По викимапии самым похожим выглядит вот это место - южная окраина Хивы чуть дальше Кибла-Тозабога. Там сейчас, кажется, сельскохозяйственный колледж, и обветшалые постройки визиревой усадьбы стоят не среди садов, а среди делянок опытного поля. Не худшая в принципе участь для резиденции человека, мечтавшего превратить Хорезм в современное государство:

27.


Крепостная стена визирю не полагалась по статусу, поэтому его резиденция больше похожа на русские усадьбы с дворцом и флигелями по парку, после советских времён как водитися вперемешку с действующими постройками агроколледжа, а сами - в глубокой разрухе.

28.


Я бродил вокруг дворца визиря, облезлых саманных стен:

29.


Забирался на балконы:

30.


Заглядывал в окна, и тогда ещё не думал, что например вот этот рисунок на потолке сделали нимисы-меннониты:

30а.


Кое-где сохранилось и больше:

31.


Главный фасад дворца:

32.


И его резные колонны:

33.


Между тем, игравшие у дворца детишки даже не стали хэллоукать, а просто куда-то сбежали, и минут через пять появился сторож на велосипеде. Он оказался вполне дружелюбным, и когда я рассказал, что приехал посмотреть резиденцию Ислама-ходжи, сторож усмехнулся и ответил "Он у нас в ханстве был самый умный!", а потом долго подбирал здоровенные амбарные ключи из безразмерной связки, чтобы показать мне дворцовые залы. Изнутри дворец оказался куда красивее, чем снаружи, хотя сохранилось тут лишь немногое, и где-то белые стены, а где-то - потолок:

34.


Тут всё чуть скромнее, чем у ханов - но тоже достойно:

34а.


Одна из комнат сохранилась почти целиком:

35.


А вон за тем порталом помимо голых стен - ещё и прекрасный потолок с заглавного кадра:

36.


Не исключаю, что это первые фотографии резиденции Ислам-хаджи в рунете.

36а.


Увы, проект Ислама-хаджи был обречён - молодой Асфандияр больше слушал духовенство и вороватых чиновников, идей модернизации не очень-то разделял, и в 1911 году по дороге в эту самую резиденцию Ислам-хаджа был зарезан наёмными убийцами, вряд ли по приказу хана, но как считается - с его согласия. Через несколько лет самого Асфандияра убили люди Джунаида, а так, кабы не революция, вполне могли бы через пару десятилетия князья Хан-Хивинские играть в винт с князьями Бухарскими в своих петербургих домах, Амударьинская область Туркестанского генерал-губернаторства из Хивинского, Новоургенчского, Ташаузского, Петро-Александровского и Мангышлакского уездов пополнила бы список регионов Российской империи, а вокруг бывшей ханской столицы, ставшей губернским городом, наросли бы всякие переселенческие Преображенки да Ивановки, слышившие бы порой паровозный гудок... Но история сложилась иначе.

37.


Последний в моём рассказе из хивинских дворцов Чодра-Хаули, кстати говоря из них самый старый, находится не в самом городе, а в кишлаке у трассы на Хазарасп километрах в 10 от центра. Туда не проблема доехать и маршруткой от тех самых Хазараспских ворот из прошлой части, но я как уже не раз в Средней Азии поленился да взял такси. Таксист Анвар оказался интересным человеком - молодой и говоривший по-русски почти без акцента, он в своё время уехал из Узбекистан на ПМЖ... но не в Россию, а на Украину, по среднеазиатским меркам совсем не бедную страну. Перебрался он, на свою голову, не куда-нибудь, а в Мариуполь, и 2014-й год застал его там с женой, бывшей на последних месяцах беременности - там они и пережили события той страшной весны, а как только супруга и дитя обрели некую транспортабельность, рванули назад в Узбекистан. Кто с кем и за что воюет, Анвар не вникал, но говорил, что мечтает в Мариуполь вернуться.

38.


Между тем, вдоль дороги потянулся глиняный забор, в котором обнаружились ворота:

39.


За стеной нас встретили опять же грядки. За спущенным хаузом - возможно, бывший дом обслуги или охраны, впоследствии заброшенная усадьба совхоза, занявшего резиденцию в советское время.

40.


Внутри осталась ганчевая резьба, но скорее советская, чем ханская:

41.


Дальше - и собственно Чодра-Хаули, загородная резиденция ещё первых хивинских ханов (напомню, что столицу из Ургенча сюда перенсли в 1598 году) 17 века. Это уже не западно-восточные эксперименты времён русского протектората, а напротив - что-то из времён средневекового Хорезма, возможно наследство (само собой, не как отдельное здание, а как тип) бывшей тысячлетием ранее эпохи Двенадцати тысяч замков. Чодра-Хаули - это жилая башня, такой азиатский аналог "охотничьих домиков" европейских господ:

42.


Пишут, что высота башни 30 метров, но по ощущением раза в два пониже. На первом этаже жили ханские кони, на втором - жёны, на третьем - сам хан, а на самом верху был айван - смотровая площадка, где правитель мог отдыхать с видом на подвластный оазис. Все айваны раскрываются на север, а с юга, откуда палит солнце - глухая стена:

43.


Как я понимаю, с 17 века только место и форма здания - саман и дерево недолговечны, и впоследствии башня несколько раз обновлялась, к счастью в почти первоначальном виде. Последний раз - вроде бы, в 1871 году, а может быть и позже:

44.


Очень странное сооружение... Наверх можно беспрепятственно взойти:

45.


46.


Вид с башни. Круглая площадка похожа на юрточный подиум, этот элемент именно хорезмских дворцов:

47.


Пейзаж оазиса вряд ли сильно менялся на протяжении тысяч лет. Дальше на восток есть ещё большой кишлак Остона с весьма интересным средневековым мавзолеем шейха Мухтара Вали 13 века, который местные называли Нажод-кала - Крепость Надежды: в мавзолее сарты и узбеки укрывались от туркмен, которые как и всякий кочевник не отваживались тронуть могилу.

48.


С другой стороны в дымке виднеются минареты Хивы, знакомые по прошлым частям - слева направо медресе Палвана-Кари (21м), Ислама-хаджи (56м), Шали-Карабая (25м), зелёный купол мавзолея поэта-богатыря Палван-Махмуда, снова минарет Джума-мечети (41м), похожий на градирню Кальта-Минар (29м), так и не ставший самым высоким в мире, и башня на бастионе Ак-Шейх-бобо над дворцом Куня-Арк. Сказочный город Востока....

48а..


И я в общем даже не знаю, куда в Хиве пойти, если окажусь там ещё раз. Если на Бухару двух дней оказалось непростительно мало, то на Хиву хватило с избытком, и тем не менее именно она - самый визуально красивый город Средней Азии.

А в следующей части отправимся в Нукус, и сразу предупреждаю, что не скажу о нём ничего хорошего.

P.S.
А вот ближайший аналог, только в Европе и на сотню лет старше - дворцы курляндских герцогов.

ХОРЕЗМ-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент и окрестности - см. оглавление.
Бухара, Навои и окрестности - см. оглавление.
Чильпык и общий колорит Хорезма.
Элик-Кала
Топрак-Кала и Гульдурсун.
Аяз-Кала и ночь в юрте.
Хорезмская область.
Ургенч. Город и троллейбус.
Хива. Виды сверху, ремёсла, детали.
Хива. Дворцы Ичан-Калы.
Хива. Вдоль стен Ичан-Калы.
Хива. Ичан-Кала, улица Пахлаван-Махмуда.
Хива. Ичан-Кала, закоулки и медресе.
Хива. Дишан-Кала, или Внешний город.
Хива. Дворцы окраин.
Каракалпакия.
Нукус. Столица Каракалпакии.
Миздакхан. У мировых часов.
Муйнак. У засохшего моря...

Незнакомые слова и непонятные ситуации - см. по ссылкам ниже.
Tags: Узбекистан, дорожное, замки-крепости, ручная работа
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments