varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Путь на Салехард. Часть 1: железная дорога Чум-Лабытнанги



Салехард, как верно заметил griphon, - уникальный город, куда можно попасть всеми видами общественного транспорта, кроме автодорожного. В прошлой части (написанной ещё до Нового года) мы достигли столицы Ямала на "Метеоре" по великой Оби, а сейчас расскажу о пути туда по железной дороге. Не очень длинная (194км), пущенная в 1948 году ветка Чум-Лабытнанги, отходящая на восток от Печорской магистрали чуть-чуть недоезжая Воркуты - на самом деле одна из интереснейших железных дорог России: это ни что иное, как сохранившийся участок знаменитой Трансполярной магистрали, она же Стройка-501 и Мёртвая дорога, дотянутая при Сталине через тундру до устья Енисея и брошенная почти готовой с освобождением ГУЛаговских узников. Но даже если бы сейчас поезда ходили в Норильск, всё равно её красивейшим участком оставался бы именно этот, пересекающий холодные горы Полярного Урала, о которых у меня был отдельный пост ещё по возвращении.

Для начала, вот ссылки на мои довольно старые (2011 год) посты о зимней Печорской магистрали - путь сюда с Большой земли: Коноша - Микунь в Архангельской области и Южной Коми, Микунь - Ираель в Средней Коми с её нефтью и зонами, и наконец Инта - Воркута, входящая в Белое Безмолвие. С точки зрения пассажира, начало Лабытнангской линии - в Сейде, относительно крупной станции, которую я забыл заснять в обе поездки, поэтому отсылаю к посту periskop. Зато вот не упустил маленькую станцию Чум - последнюю перед развилкой, официальное начало линии:

2.


Старый деревянный домик сталинских времён, усайдингованный сарай-вокзал - такие тут на многих станциях, только на Печорской магистрали сине-серые (как на кадре выше), а на Лабытнангской ветке - кислотно-жёлтые. На самом деле дорога разветвляется даже не в самом Чуме, а через десяток километров от него - в постах-2011 можно увидеть начало отходящей ветки с Печорской магистрали зимой, а вот - наоборот и летом. Сразу за развилкой Печорская магистраль делает крутой поворот, до Воркуты по ней меньше ста километров:

3.


По Ямальской линии курсируют всего два поезда: "Полярная Стрела" Москва-Лабытнанги и колоритный Лабытнанги-Воркута, впечатляющий уже хотя бы тем, что связует два города Крайнего Севера, сравнимых по размеру, но абсолютно разных по сущности и стилю жизни; его расписание отличатся по чётным и нечётным дням. "Полярная Стрела", впрочем, хотя и не "шестьсот...", но тоже "весёлый": зимой, когда она ходит дважды в неделю, в вагонах можно наблюдать впечатляющие сцены из жизни вахтовиков, особенно по пути на Юг, когда они садятся в поезд после месяца строжайшего "сухого закона" на месторождениях. Однако то зимой, а летом всё иначе: московский поезд ходит ежедневно, через день дорогущая "Полярная Стрела" и безымянный нефирменный поезд. Я выбрал первую, и об этом в общем-то пожалел: заплатив от Лабытнанги до Москвы 5000 вместо 3000, ничего похожего на достойный пафосного названия комфорт я не увидел. Но зато о бессмысленности переплаты вполне в курсе местные, и потому в вагоне было пусто и интравертивно. Весь путь до самой Москвы, а это почти двое суток, со мной ехал большой и молчаливый северный мужик, соседний плацкарт занимала семья городских хантов с гиперактивным мальчонкой лет шести, в вагонной тишине за окном неспешно проплывали заполярные пейзажи. Фото на ходу, увы, в основном так себе - широко открывающихся окон тут нет, стёкла чистотой не блистают, да вдобавок пару раз налетал дождь, так же не добавлявший видимости.

4.


До таких пейзажей, как на кадре выше, ещё очень далеко. Здесь лишь тундра, похожая на степь с обильными кустами у речек:

5


Но в основном - бескрайнее болото со стелящейся полярной ивой:

5а.


Кое-где в тундре стоят вышки. Об их происхождении в комментариях было высказано несколько мнению: моё предположение, что они использовались для наблюдения за движением стад во время косланий (кочёвок) было отметено сразу; несколько человек предположили, что это геодезические пункты, но расставил точки над i нефтяник Роман Руденко: это брошенные буровые вышки там, где нефти искали, да не нашли, и бросить их в тундре оказалось дешевле, чем возиться с демонтажем и вывозом.

6.


"Полярная Стрела" на Печорской магистрали и тем более южнее делает немного остановок, но за Чумом стоит буквально на каждом полустанке. Воркута-Лабытнанги и вовсе собирает народ с каждого номерного "километра", где и платформы-то есть не всегда - потому что нету там другого транспорта. На ней проехать тоже довелось, но лишь небольшой участок в горах, а здесь все виды с "Полярной Стрелы". Первую (а по ходу моего движения - последнюю) непосредственно на Лабытнангской линии станцию Никита я благополучно проспал. Самая крупная станция от Сейды до Харпа - Елецкая, на которой даже "Полярная Стрела" стоит двадцать минут, а Воркута-Лабытнанги так и вовсе около часа. Она встречает обширной промзоной депо, не совсем ясно зачем нужного именно здесь:

7.


Часть корпусов явно сохранились со времён строительства дороги. Надо сказать, все старые пассажирские здания тут были деревянными, но технику в деревянном корпусе держать - выйдет себе ж дороже:

8.


Сарай с крышей от земли - видимо, мерзлотник, то есть естественный холодильник, не редкость на северах:

8а.


Народ перекурирвает. На "Полярной Стреле" досюда от Лабытнанги всего 3,5 часа, а вот на Воркута-Лабытнанги - больше 6 часов часов, это один из самых медленных поездов России - стоянки его не только частые, но и порой очень долгие, да и скорость местами километров 20 в час. Впереди, как видите, уже синеют Уральские горы - по этому густому синему цвету их ни с чем не спутать хоть из башкирских степей, хоть из югорской тундры:

9.


Раньше на Елецкой был ещё и вот такой вот живописный деревянный вокзал, который в другом месте можно было бы принять за памятник русского модерна. Таких было на линии всего два - здесь и в Лабытнанги. Первый снесли достаточно давно, ко второму я не успел, видимо, на пару лет. По крайней мере теперь ничего похожего на Елецкой не обнаружилось, и это очень жаль - ведь такой проект предназначался для Трансполярной магистрали, и такие вот вокзалы-теремки могли бы стоять на берегах Надыма, Таза и Енисея. Теперь, увы, их нет даже в Предуралье...

9а. фото отсюда.


Тундра порой так похожа на степь где-нибудь под Жезказганом! Обратите внимание на кладбище: Елецкий - пока ещё целый ПГТ, и сейчас в нём осталось всего несколько сотен жителей, а население убывает практически с момента основания - в 1950-х годах тут жило более трёх тысяч человек, к концу советской эпохи - около тысячи.

10.


На полпути к следующей станции Хорота - руины завода промышленной извести к северу от путей. Толстая труба-"бутылка" больше напоминает фабрики времён промышленной революции, но видимо иначе в те времена на вечной мерзлоте строить не умели. Думаю, не обязательно даже пояснять, что строили это всё заключённые, и кое-где на кирпичах остались их автографы:

10а.


Пейзажи за окном - суровая земля... Справа от путей вьётся тундровая река Елец, текущая в Печору, а за коротким волоком будет Собь - приток Оби, пересекающий горы. Железная дорога дублирует ещё поморский водный путь на Мангазею.

11.


Станция Хорота, вид на запад. Тут в кадре типовой жёлтый вокзал, такие же и на Елецкой, и на Никите, и на многих станциях впереди. Двуцветный деревянный вокзальчик за ним - тоже типовой проект Трансполярки, и такие тут ещё не все извели.

12.


Большинство пристанционных посёлков выглядят так - несколько домиков и балков на краю пустоты. Ничем не хуже "буранных полустанков" Казахстана, только условия здесь куда тяжелее.

13.


Станция Полярный Урал выглядит почти так же, и на ней тоже сохранился деревянный вокзал, какого-то видимо ещё более низкого класса:

14.


Обязательный атрибут Крайнего Севера - вездеходы, похожие на танки или скорее БМД, только без оружия и брони. Целое стадо вездеходов в загоне я видел и в Елецкой, но тут кадр получился лучше:

15.


Полярный Урал - последняя станция в Республике Коми, хотя в общем-то это не очень заметно - местность вокруг одинаково безлюдна, а железная дорога живёт своей жизнью, мало зависящей от региона. Граница, однако, проходит буквально по восточной горловине станции, где по идее стоит обязательная на любой транс-уральской дороге стела с границей Европы и Азии. Её долго и целенаправленно выглядывал и я, и проводники - но так и не увидели, так что возможно её теперь и нет? Потеряна она могла быть любым способом - от норова северной природы до финансовой политики РЖД.

15а. фото komol, на этот раз отсюда - вообще, рекомендую всю его серию.


С другой стороны путей удалось заснять невысокую пирамидку, похожую на степняцкое обоо, только с ржавой табличкой, текст на которой сквозь грязное стекло не различить. Думаю, что это памятник жертвам ГУЛага - неброский и страшный.

16а.


А "забор" на заднем плане - от снежных перемётов, неотъемлемая часть железных дорог в тундре или степи (в тайге его роль выполняют деревья):

16.


Где-то тут посреди тундры Елец незаметно сменяется Собью, текущей в другую сторону - разрыв между ними легко не заметить, приняв за излучину. А самый богатый регион России встречает проплывающим слева заброшенным посёлком Полярный, конечным пунктом вояжа на красной "шишиге", которую я даже успел заметить из окна "Полярная Стрелы" на берегу впадающей в Собь Пайпудыны. В горах двух Пайпудынских хребтов, Большого и Малого (до 1221м, гора Пэндирмапэ) идёт снег, и это очень красиво:

17.


История Полярного сверхтипична для этих мест: основан в 1930-е годы как перевалочная база молибденового рудника, в 1948 году превратился в лагерь (причём вроде бы не заключённых, а вольнаёмных рабочих) Стройки-501, с её упразднением в 1956 году перешёл военным, запускавшим отсюда ракеты по полигону на Новой Земле (где-то в бурьяне ещё можно увидеть металлические "пусковые столы"), а в 1970-90-х хозяевами посёлка были геологи, искавшие руды в окрестных горах. Наконец, закрылась и геологическая база, а в 2002 закрыли и сам посёлок, переселив несколько десятков оставшихся жителей в Лабытнанги и Салехард. Ныне здесь живут лишь железнодорожники, а само это место более известно как 110-й километр - по остановочному пункту поезда Воркута-Лабытнанги, где пассажиры садятся в вагон прямо с насыпи. Я лазил по крышам тех бараков и ходил по склонам этих сопок - всё это есть по ссылке в прошлом абзаце.

18.


Ну а фотографии дальше пойдут как с "Полярной Стрелы", так и с поезда Воркута-Лабытнанги (отличаются по погоде - более сумрачные и дожливые) и даже "с земли". Вот например из задней двери Красной Шишиги 4-пролётный мост через Пайпудыну, едва ли не самый длинный на всей этой линии. Он пересекает её почти в устье, которое, вместе с Собью, мы переезжали вброд:

19.


Между тем, поезд достиг Полярного Урала. Хорошо знаю этот эффект - горы, долго-долго маячившие и манившие где-то на горизонте, в какой-то момент словно наваливаются на дорогу, закрывая пол-неба. В "Полярную Стрелу" садятся сошедшие с гор туристы, а может рыбаки или охотники. Полярный Урал, конечно, не Хибины, но тоже весьма популярное место:

20.


Это станция Собь, первая в ЯНАО ("километры" типа 110-го не в счёт), и на ней сохранился деревянный вокзал - такой же, только зелёно-жёлтый, я уже показывал издалека в Хороте. Если утраченные крупные вокзалы Елецкой и Лабытнанги напоминали теремки эпохи русского модерна, то тут ни дать ни взять деревянный конструктивизм, даром что конца 1940-х годов. Увы, их тоже, видимо, скоро не будет - деревянный вокзал пожароопасен, и железнодорожником проще их от греха подальше снести, чем привести в порядок.

21.


Собь - по местным меркам станция большая, даже у "Полярной Стрелы" там стоянка минут пять, вместо одной-двух. Неподалёку есть горнолыжка, которую я так и не углядел. Пристанционный посёлок - те же несколько домиков времён 501-й строки:

22.


23.


От Соби до Харпа - лишь несколько "километров" (а в прямом смысле - около 40), но весь, от края до края, Уральских хребет - он в своей полярной части совсем узок, этакая полуразрушенная стена, отделяющая Европу от Сибири, начинающейся сразу на его восточных склонах. Здесь - самая красивая часть линии:

24.


Если я не ошибаюсь, вершины Поур-Кеу (877м). Суровость Севера как бы добавляет горам несколько километров высоты, и хотя здешние вершины редко дотягивают даже до километра, на Большой земле такие пейзажи открываются где-то на заоблачных перевалах. Безжизненные каменные склоны с гигантскими складками да не тающие круглый год снежники, похожие на иероглифы:

25.


Не знаю точно, какой километр:

26.


За Собью тянется угрюмое плато Рай-Из (1097м), безжизненный сыпучий склон которого напоминает промышленный отвал:

27.


Где-то там, по кромке тайги у подножья, мы с ямальскими мужиками продирались на Красной Шишиге:

28.


До поездки я видел несколько постов о летнем Полярном Урале из окон этих же вагонов - но что у griphon-275, что у az-mnogogreshny пейзажи его какие-то совершенно другие - такую роль в восприятии чего бы то ни было на Севере играет погода. И совсем уж иначе этот край выглядит зимой, заметённый глубоким снегом, с которого на поезд таращатся куропатки, зайцы и оленеводы из своих чумов - таким его можно увидеть у Перископа. "Мой" летний Полярный Урал оказался дождлив, мрачен и пугающе суров:

29.


Между тем, горы и сами как погодное явление - исчезли так же быстро, как и начались, словно сдутые куда-то ветром. Поезд снижается в бассейн Оби. Дренажная арка над одним из ручьёв, впадающих в Собь, которую мы собираемся переезжать вброд на Красной Шишиге. Московский поезд (само собой, не тот, которым ехал я, а отправлявшийся сутками ранее) прогрохотал по насыпи за пару секунд до съёмки кадра:

30.


Это вид уже чисто с шишиги, а не с поезда - глухое кладбище с часовенкой на окраине Харпа:

30а.


Харп - довольно крупный ПГТ (6,1 тыс. жителей), самый западный на окружающем Салехард "острове" автомобильных дорог, но по виду и духу имеющий немного общего с нефтегазовым ЯНАО. Собственно, он и встречает огромной зоной ИК-3 с крупнейшей на сотни километров вокруг (пока в Салехарде не достроили собор) церковью Сергия Радонежского. Основанная в 1961 году, "тройка" примечательна тем, что в неё в 1989-м влилась тюрьма старинного Тобольска (так же виденного нами в этом путешествии), действовавшая там с 1855 года и порядком изрудовавшая Тобольск, оставшись в 1920-60-х годах по сути дела градообразующими предприятием. В её тобольских корпусах ныне музей, а в Харпе от неё остались разве что какие-нибудь документы - таких сроков у нас не дают... Заключённые мрачно шутят: "Прочитай слово Харп задом наперёд, и поймёшь, что такое отсидка за полярным кругом". Самым известным узником ИК-3 был соратник Ходорковского Платон Лебедев, отбывший тут 8 лет.

31.


Вид "тройки" со стороны посёлка. Вдали Рай-Из, доминанта харпского пейзажа. Так же обратите внимание на остановку характерной формы - типовая конструкция в Харпе и Лабытнангах.

32.


Отсюда рукой подать до станции, которая называется ни больше ни меньше Харп Северное Сияние - суть одно и то же на русском и ненецком языках соответственно, и очень странно для русского уха, что такое красивое явление называется таким резким и злым словом. На путях - московский поезд:

33.


В кустах у горловины станции притаился паровоз серии Э - памятник Стройке-501:

34.


Вокзал Харпа Северного Сияния - такой же унылый сарай, только не жёлтый, а серый. Большинство пассажиров поезда Воркута-Лабытнанги сходят здесь - в Харпе он стоит около часа, потом ещё почти столько же плетётся до конечной, поэтому народ предпочитает пересаживаться на маршрутки, в том числе напрямик в Салехард.

35.


Деревянные дома у станции - опять же времён прокладки дороги. Капитальное строительство на вечной мерзлоте в 1940-х годах ещё не освоили, и Трансполярка могла бы стать уникальным заповедникам деревянного зодчества сталинских времён. Лучше всего сохранилось то, что не принадлежит железной дороге напрямую:

36.


37.


Сам же Харп выглядит скорее как-то так, силикатно-панельно-пятиэтажечно, но местами вполне уютно:

38.


Церковь посёлка куда меньше и скромнее храма зоны:

39.


Но "тройка" в Харпе не главная. Где-то в глубине мрачной промзоны с заводом ЖБИ и складами, куда свозится руда с горных месторождений (в первую очередь хром) скрывается вторая колония - небольшая "Полярная Сова", где сидят те, кому дали пожизненный срок. Таких зон в России всего 5, и 4 из них на Урале: "Чёрный Дельфин" в Соль-Илецке, "Чёрный Беркут" под Ивделем, "Белый Лебедь" в Соликамске, а ещё есть остров Огненный на Вологодщине. Но "Полярная Сова" из них самая дальняя, и персонажи в ней отбывают соответствующие: битцевский маньяк, белгородский стрелок, "инициатор" переименования милиции в полицию майор Евсюков или единственный выживший бесланский террорист Нурпаши Кулаев. В принципе, откровенных душегубов в "Белом Лебеде" побольше будет, и у меня такое ощущение, что в самый дальний угол отправляю даже не самых отмороженных, а самых медийно-известных.

40.


В общем, Харп - место мрачное, так что покинем его поскорее. Вид с автодороги, справа Рай-Из, слева кажется Чёрная сопка (1033м)

41.


Автодороги в этих краях - это как бы небольшие острова, полностью изолированные от внешнего мира. В окрестностях Воркуты дороги связуют шахтёрские посёлки Воркутинского кольца, а из Салехарда ведут по сути лишь в две стороны - до Харпа на левом берегу Оби и до Аксарки на правом. Но тут уже чувствуется, что мы в ЯНАО, хотя бы по качеству асфальта и свежести разметки. Почти на выезде из Лабытнанги - непонятный одинокий ветряк, а разбитые в ДТП машины, как повешенные воры у средневековых трактов, стоят у дорог что на югах, что здесь:

42.


Но поездом из Харпа в Лабытнанги ехать всё же интереснее. Кстати, та "мёртвая петля" с заглавного кадра - тоже где-то здесь:

43.


А на предпоследней станции Обская вместо обычных вагонов РЖД в столь неприятной глазу серо-красной гамме вдруг видишь сине-голубые вагоны и локомотивы с логотипом "Газпрома" да необычайно масштабную инфраструктуру, включащую даже отдельное депо передвижных электростанций:

44.


Это начало ещё более экзотической железнодорожной линии Обская-Бованенково - самой северной железной дороги на планете, уходящей на 572 километра по узкому и длинному Ямальскому полуострову за 70-ю параллель. Частично линия в 1986-2011 годах строилась по насыпи 501-й стройки: ведь последняя изначально была не Трансполярную магистралью, а линией к порту Мыс Каменный на Обской губе, где планировалось создать военную базу, но в 1947 году эту идею сочли неудачной и от Обской повернули стройку на восток. Ямальская магистраль - в чистом виде детище и собственность "Газпрома", обслуживающая строительство крупнейших месторождений Ямала. На линии сейчас всего 5 станций (Обская, Паюта, Владимир Нак, Бованенково и Карская) и 12 разъездов, но масштабы её грандиозны - например, близ станции Нак (названной в честь умершего в 2010 году руководителя проекта) находится 4-километровый мост через реку Юрибей, крупнейшее в мире сооружение на вечной мерзлоте. Выглядит всё это очень заманчиво, но "Газпром" - фантастически закрытая компания, с которой договориться наверное сложнее, чем с военными, журналистов не подстпускает к своим промыслам на ракетный выстрел, и способов проехать по этой линии для постороннего человека пока что не придумано. Разве что вдоль неё каким-то частным транспортом - слава богу, хотя бы сам по себе Ямал бывшее "национальное достояние" не закрыло.

45.


Более того, весьма вероятно, что такой возможности не будет никогда. По изначальному плану предполагалось, что линия уйдёт и за 71-й градус, у Бованенково разделившись на западную (в Харасавэй на Байдарацкой губе; к ней же относится Карская) и восточную (в Тамбей на Обской губе) ветки, и будет в какой-то момент передана в сеть железных дорог общего пользования. Однако ни для кого не секрет, что на железной дороге у нас работают самые "эффективные" из всех "эффективных менеджеров", а в отрыве от прибыли месторождений дорога катастрофически убыточна, и забирать её у "Газпрома" никто не спешит даже даром (а "Газпром" её надеется продать). Как результат, по окончании строительства месторождений и газопроводов самая северная жедезная дорога на Земле будет в лучшем случае законсервирована, а в худшем случае разобрана и продана - на грани этих двух сценариев уже балансирует другая "газпромовская" ветка Коротчаево-Ямбург на другой стороне ЯНАО. Напоминание о том - гигантский недостроенный вокзал Обской, в готовом виде обещавший стать самым уродливым вокзалом России:

46.


Ну а пока жизнь тут кипит, и голубые "газпромовские" вагоны можно то и дело видеть на всей линии от Москвы до Воркуты. Для них тут отдельная платформа (видна двумя кадрами выше), а "общие" поезда останавливаются где-то на задворках станции.

47.


Говоря о "самых северных в мире" железных дорогах, я не учитываю всякие промышленные ветки - например, 8-километровая железная дорога есть в норвежском порту Киркинес или на одной из советских угольных шахт Шпицбергена. Самой северной "полноценной" железной дорогой мира до 2000-х годов оставалась линия Кола-Никель в Мурманской области, но со времён моей поездки она лишилась пассажирского движения - самой северной станцией, куда может доехать обычный пассажир с обычным белтом, теперь остаётся Мурманск.
В Обской тоже есть церковь, помолиться перед вахтой:

47а.


Формально Обская уже в черте Лабытнанги, хотя до конечной ещё 12 километров. В какой-то момент на крутом повороте становятся видны портовые краны на фоне водяного пространства - там Обь:

48.


Поезд прибывает в Лабытнанги, к запоминающемуся с первого взгляда новому вокзалу:

49.


Но про город Семи Лиственниц (так переводится Лабытнанги), переправу через Обь и объездную с аэропортом Салехарда - в следующей части.

Я же примерно через 40 дней проеду этот путь ещё раз - только теперь зимой.

ИРТЫШ и ОБЬ-2015
Обзор и оглавление поездки.
Омск - см. оглавление.
Омск - Тобольск - Ханты-Мансийск - Берёзово - Салехард по Иртышу и Оби - см. оглавление.
Ямал
По великой Оби. Берёзово-Салехард.
Полярный Урал. Серые горы и красная шишига.
Железная дорога Чум-Лабытнанги.
Лабытнанги и Обская переправа.
Горнокнязевск и ямальские древности.
Салехард. Общее.
Салехард. Старый Обдорск и Мёртвая дорога.
По великой Оби. Низовья и Обская губа.
Новый Порт на берегу Ямала.
Антипаюта. Посёлок.
Антипаюта. В гости к ненцам.

По ссылкам ниже - другие посты об отдельных железнодорожных линиях.
Tags: Крайний Север, Сибирь, Урал, Югория, деревянное, дорожное, невольничье, природа, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →