varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Самарканд. Часть 1: история и ремёсла



Самарканд - второй по величине (509 тыс. жителей) город Узбекистана и его политический центр: местный клан крепко держит страну уже добрых полвека. А в прошлом... Самарканд значился древнейшим "живым" городом Советского Союза, и если за сам возраст соперники у него были (скажем, Керчь), то по вкладу в мировую историю Самарканд и Бухара уступают разве что молодым выскочкам Москве и Петербургу. Бухару в обзорном посте я называл Восточные Афины, а эпитет Самарканда придуман давно - Рим Востока. Бухара издавна была городом денег, Самарканд - городом крови; герои Бухары - купцы и святые, герои Самарканда - цари и повстанцы с Тамерланом во главе. Соперничество их длилось долго, и если путь Бухары - пологая парабола, то путь Самарканда - синусоида с крутыми зигзагами. Впрочем, то история, в современности же они соотносятся несколько иначе: Самарканд - не только Рим, но и Вавилон, где уживаются попавшие туда в разные времена и по разным причинам таджики и узбеки, персы и арабы, русские и поляки, армяне и корейцы, евреи бухарские и ашкеназские, татары крымские и волжские, цыгане-люли и цыгане-рома, и всё это не враждует, а взаимодействует. Но историчечская суть по-прежнему верна: Бухара, я бы сказал - город мысли, а Самарканд - город дела. И в отличие от простой, но очень красивой Хивы Самарканд многослоен и многогранен: туристы "второго уровня", вольные, но поверхностные, считают правилом хорошего тона сказать, что Самарканд их разочаровал, но это лишь от того, что Самарканд требует глубокого и неспешного погружения.

Увидеть Самарканд было моей мечтой с тех пор, как я начал путешествовать. Рассказ о нём будет состоять из 9-10 частей, не считая уже написанного поста про дорожные встречи в знаменитой гостинице Баходира и поездок в окрестные Ургут и пещеру Давида. В первой части - история, колорит, ремёсла, традици (включая петушиные бои), люди.

Для начала полюбуемся Самаркандом с высоты минарета Улугбекова медресе на Регистане. Туда водят полулегально, а виды на сам Регистан я оставлю до следующей части. Но как в 19 веке Самарканд был городом лачуг у руин грандиозных древних построек, так и сейчас Самарканд - город махаллей из современных материалов с крышами ядовитых цветов у шедевров старины, прошедших грандиозную реставрацию при Советах. Вот вид на север (а пойдём мы по часовой стрелке, то есть каждый следующий вид правее предыдущего), на крупнейшую в Средней Азии мечеть Биби-Ханум (1399-1406) времён Тамерлана. Она и на заглавном кадре, а "наш" минарет на нём дальний, слегка накренившийся от веков и землетрясений:

2.


О происхождении столь звучного названия Самарканд (или Мараканда) есть несколько версий со всех окрестных языков: согдийское Асмараканд ("Каменный город", как и Ташкент), тюркское Самускент ("Богатый город"), а то и вовсе переиначенное на другие языки "Согдиан".  Афросиабом, вопреки расхожему мнению, он никогда не назывался, это имя легендарного царя-повелителя Турана, тёмной кочевничьей стороны мира, противолежавшей "светлому" земледельческому Ирану, то есть Самарканду персы отводили роль туранской столицы. История его известна с 8-6 веков до нашей эры, и первым, кто его покорил, был персидский "царь царей" Кир Великий. Более известно взятие Мараканды Александром Македонским в 329 году до нашей эры, после которого Согдиану охватило мощнейшее восстание: её жители встретили Искандера как освободителя от Ахеменидов, но поняв, что он такой же захватчик, поддержали ахеменидского потомка Спитамена, сумевшего на подступах к Самарканду нанести Александру единственное за весь его восточный поход поражние. После нескольких лет восстание выдохлось, Спитамена убил предатель, а над Ираном воцарились греки Селевкиды, основатель династии которых взял в жёны Спитаменову дочь Аламу. Самарканд отошёл на периферию, Бухара в те века ещё не поднялась из тени соседнего Пайкенда, а через Туран, "как птицы через комнату" пролетали кангюйцы, эфталиты, тюрки... От тогдашнего города осталось и Афросибаское городище, заметное и на кадре выше (за мечетью), и на кадре ниже (кладбище за мавзолеем Биби-Ханум; на переднем плане домики пешеходной Ташкентской улицы):

3.


А следующий крутой поворот истории принёс в начале 8 века Кутейба ибн Муслим - полководец Арабского Халифата, вторгшийся с юга в это край, который арабы называли Маверанахр. Если Бухара в 709 году покорилась ему мирно, обменяв старую веру на власть в своём тучном оазисе, то Самарканд в 712 году был разрушен и опустошён жестоким штурмом. Лет на 200 "самаркандская" эпоха Средней Азии выпервые сменилась "бухарской", и эта ситуация, - Бухара договорилась, Самарканд героически пал - повторится здесь ещё не раз. Впрочем, главным в эти краях оставался Мерв в нынешней Туркмении, где 775 году объявился "Хаким из Мерва, красильщик в маске" (так назывался рассказ Борхеса об этих событиях) Муканна и начал проповедовать странное учение на стыке манихейства, исламского суфизма и веры в переселением душ, согласно которому в пророков воплощался сам бог, и последний пророк - он, Муканна, носивший маску, чтобы не слепить людей своей красотой (на самом деле, говорят, наоборот - он был плешив и кос). Начавшееся восстание "людей в белых одеждах" быстро перекинулось в Маверанахр, бушевало там 10 лет, и под Самаркандом "покровенный пророк" в 785 году погиб, в осаждённой крепости совершив самосожжение.
На кадре ниже - древний некрополь Шахи-Зинда на Афросиабском городище и довлеющая над городом сопка Кухак с загадочным мавзолеем Чупан-Ата ("Отец пастухов") без могилы:

4.


И хотя ислам за сто лет тут вполне прижился, попытки свергнуть Халифат продолжались, и в 806 году в Самарканде Рафи ибн Лейс поднял новое восстание, быстро разошедшееся до Ферганской долины. В этот раз, однако, кончилось всё полюбовно, Рафи сложил оружие и получил прощение халифа-учёного аль-Мамуны, однако важнее было то, что за помощь в подавления восстания арабы возвысили персидский род Саманидов, в 819 году ставших наместниками Самарканда, а в 875 - и всего Маверанахра, превратившись в де-факто независимую от Багдада династию. Столицу они перенесли в Бухару, и эпоха Саманидов, в 999 году сменившихся пришедшими с востока тюрками Караханидами (с распадом империи которых надвое в 1040 году Самарканд стал столицей её западной части) пришлась на Азиатский ренессанс, культурный расцвет Большого Ирана. В окрестностях Самарканда в 858 родился Рудаки - основоположник персидской поэзии, а в 1064-68 годах здесь жил, учился и преподавал медресе самый известный на Западе поэт Востока Омар Хайям. Впрочем, это всё равно была эпоха Бухары, и список её персонали тех веков куда масштабнее.

На фото портал разрушенного землетрясением мавзолей Ишратхана 15 века и минарет некрополя Абди-Дарун. А ледяные вершины Зерафшанского хребта, по среднеазиатским меркам не высокие (около 2500м) невооружённым глазом видны из города еле-еле - но ультразум даёт такой почти алматинский сюжет:

5.


В 1212 году над Самаркандом вновь сменилась власть - Караханидов потеснили Хорезмшахи (а Хорезм - это отдельная история), но всего считанные годы отделяли Среднюю Азию, к тому времени уже больше тюркскую, чем персидскую, от величайшей в здешней истории беды - вторжения Чингисхана. Не поладил Потрясатель Вселенной именно с Хорезмом, где шах готовил поход на Багдад и вряд ли воспринимал монголов всерьёз, пока монголы за пару лет не стёрли Среднюю Азию в мелкую серую пыль, и из её городов избежать полного разрушения смогла каким-то чудом только Бухара. Самарканд договориться не смог, и потому опустел на десятилетия, возродившись в нескольких километрах от своих старых руин, так пропитанных кровью, что в них не росла трава. Но бойкое место пустым не бывает: уже в 1266 году в отстроившийся Самарканд переместилась столица Чагатайского улуса - всей Средней Азии от Афганистана до Алтая, которую Чингисхан в 1224 году отдал своему среднему и любимому сыну. Вскоре выделившись в отдельное государство, улус просуществовал ещё полтора века, но в 1347 году таки рассыпался напополам - на западный Мавверанахр и восточный Могулистан.

5а. флаг Чагатайского улуса.


Последний был сильнее, и за Среднюю Азию началась новая война могульского хана Тоглук-Тимура и эмира Хусейна, в которой как-то незаметно появился свой герой - Тимур из племени Барлас. О его молодости и начале пути наверх ничего не известно, в первых упоминаниях под 1361 годом он значится эмиром-наместником Тоглук-Тимура в родном городе Кеш (ныне Шахрисабз), но вскоре от интриг был вынужден бежать за Амударью, в туркменские пески, где у колодца повстречал Хусейна. В степи два эмира-изгнанника, как в каком-нибудь фэнтези, несколько лет вели разбойничью жизнь, побеждали и проигрывали, попадали в плен и были на волосок от продажи в рабство, а в одном из боёв Тимур лишился двух пальцев и получил рану ноги, на всю жизнь оставшись хромым, за что его прозвали Тимур-е-Лянг, то есть Хромой Тимур или Железный Хромец.
На фото - Гур-Эмир, мавзолей Тамерлана:

6.


Наконец, в 1363 году эмиры крепко обосновались в Афганистане, в районе Балха, и как Ганнибал через Альпы, через Памир спустились в Маверанахр и деморализовав отряды местных узбеков иллюзией огромного войска (например, разведя в горах тысячи костров или снабдив каждую лошадь охапкой хвороста, поднимавшей пыль) в битве у Каменного моста разбили могульского царевича Ильяса-ходжу. В это же время умер Тоглук-Тимур, а Хусейн и Тамерлан в 1364-65 годах вновь овладели Самаркандом. Однако затем уже полноправный хан Ильяс-ходжа вернулся, и на Сырдарье произошла эпическая Битва в Грязи - в самый разгар боя хлынул ливень, и это спасло Тимура и Хусейна от разгрома - они отступили, открыв могулам путь на Самарканд.
На фото летняя и зимняя мечети Рухабада (1880-е годы) и горка, сущность которой для меня так и осталась загадкой:

7.


И всё бы ничего, но в Самарканде в это время объявились сербедары - "персидские коммунисты" 14 века, с немалой жестокостью (говорят, идею башен из черепов Тамерлан почерпнул у них) свергавшие монархов и строившие справедливое общество, где все были равны и каждый имел права занимать любую должность. В Хорасане в 1335-89 годах существовало полноценное государство сербедаров, а в 1365 местная ячейка во главе со студентом Мавлан-задэ, старшиной цеха трепальщиков хлопка Абу Бекр Келеви и лучником Хурдаком Бухарским, устроила революцию в Самарканде. И если могулов "самаркандская коммуна" встретила единодушно враждебно и сумела отбить его штурм, то Тимур и Хусейн имели в городе много сторонников, и устроив контрреволюцию, таки заняли престол. Оставалось его поделить, и за считанные годы братья по оружью стали врагами. В 1370 году, после недолгой войны, Хусейн бежал в Балх, где был настигнут и пленён. Тимур обещал не казнить соратника, и сдержал слово - он просто не помешал одному из воинов совершить над Хусейном кровную месть.

7а. флаг Турана, более известного как империя Тимуридов.


В Самарканде отметились все три известнейших завоевателя - Александр Македонский, Чингисхан и Тамерлан (порядок хронологический), но таких городов было много, и лишь здесь один из них был своим. Но первые двадцать лет Тамерлан покорял ближнюю ойкумену - Могулистан, Иран, Хорезм да Золотую Орду, где ему противостоял Тохтамыш. Железный Хромец увлечённо воевал на несколько фронтов, доходя до Иртыша и Волги, а хуже всего приходилось Ирану: говорят, сначала Тамерлан пытался построить башню не из отрубленных голов, а из живых тел, скреплённых раствором, но "материала" оказалось так много, что это оказалось нереально. Впрочем, где тут правда, а где наветы побеждённых, теперь уже не разобраться, но история учит наветам не верить.
На фото мавзолей Рухабад (1380) на фоне советской гостиницы "Самарканд", близ Гур-Эмира.

7б.


Однако укрепив ядро империи, завоеванием мира Тамерлан в 1390-х годах занялся вплотную, и как ни странно, главным выгодополучателем (несмотря на разорение Рязани и Ельца) стала Русь: в Пятилетнем походе (1392-95) Тимур сломал хребет Золотой Орде, а в Семилетнем походе (1399-1404, и не говорите, что это не 7 лет!) сокрушил под Анкарой османов и дошёл до Средиземного моря, чем отсрочил гибель Византии, и за эти полвека Москва успела окрепнуть настолько, чтобы принять статус Третьего Рима, столицы православного мира, определившем историю страны вплоть до ХХ века. Между теми двумя походами Тамерлан успел ещё невзначай покорить Индию, а в 1406 году отправлися в Китай, да близ Отрара упал с коня и умер.
И хотя Тамерлан звал в Самарканд лучших зодчих и ремесленников мира, покровительствовал учёным и поэтам, всё же как и Чингисхан, он остался в истории Гением Разрушения, "всемирным хулиганом", воевавшим потому, что ему нравилось воевать. "Весь подлунный мир тесен для двух царей" - самая известна фраза Хромого Тимура. А на фото виден пустырь у подножья нынешнего хокимията, на месте Голубого дворца (Кок-Сарай) в Тамерлановой цитадели:

8.


Минарет с кадра выше принадлежит медресе Улугбека. Тамерлан был лишь эмиром, так как только кровь Чингисхана давала право на ханский титул, но Тимуриды в подлунном мире стали родом №2 после Чингизидов. Потомкам Тимура досталась империя в 4,6 миллионов кв.км. с десятками миллионов жителей: нынешние Узбекистан, Таджикистан, Афганистан, Туркмения, Иран, Азербайджан, Армения, Грузия, значительные части Пакистана и Ирака, Южный Казахстан и восточная треть Турции. Но все эти империи великих полководцев рушились быстро и бесследно, и Тимуридский Туран далеко не худший пример: всё же здесь было ещё как минимум два выдающихся хана - учёный Улугбек и Бабур из Андижана - последний среднеазиатский Тимурид, после долгой войны с захватившим Самарканд в 1501 году узбеком Махмудом Шейбани он бежал в Индию, где Тимуриды возродились как Великие Моголы, державшие престол вплоть до нашествия англичан. Последних я упоминаю не случайно, а ещё можно вспомнить Рюи Гонсалеса де Клавихо - испанского посла при дворе Тамерлана, оставившего яркое описании тогдашнего Самарканда как раз в те времена, когда испанцы и потругальцы вышли в Мировой океан. Империя Тимуридов была последним расцветом Средней Азии, оставила ярчайшие её памятники, а дальше с потерей транзитных путей начался неумолимый закат.

9.


Взошедший на престол в 1533 году шейбанид Убайдулла переехал в Бухару, и Самарканд никогда больше не был столицей, хотя бухарские ханы продолжали здесь короноваться. Тем не менее, Самарканд пустел, беднел и ветшал, к середине 18 века почти обезлюдел, и вновь начал возрождаться лишь в 19 веке, когда торговые караваны потянулись в Россию. А затем Россия и сама сюда пришла, и думаю, овладение Самаркандом имело и символический смысл как власть над одним из центров древнего мира. В 1868 году Констнатин Кауфман разбил бухарское войско на той самой сопке Чупан-ата, потеряв всего 40 бойцов, а самаркандцы ещё и отказались пускать эмирских людей в город. Дальше было восстание, нападение войска мятежного Шахрисабза, и в конце концов поражение Бухары. Самарканд, Каттакурган, Ургут и Пенджикент отошли в 1867 году в прямое подчинение России как Зерафшанский округ, в 1887 ставший Самаркандской областью из 4 уездов с центрами в Самарканде, Каттакургане, Джизаке и Ходженте. К началу ХХ века Самарканд почти сравнялся с Бухарой: здесь было 55 тысяч жителей, в том числе 10 тысяч славян. В 1888 году сюда пришла железная дорога (на кадре ниже слева башенка вокзала), а 1925-30 годах Самарканд был первым центром Узбекской ССР, и странно, как не стал столицей Таджикистана - до границы отсюда 10 километров, а персидский-таджкиский был и остаётся языком Самарканда испокон веков.

10.


И хотя Самарканд полтысячи лет как не столица, всё же его роль в Узбекистане - особенная. В прошлых частях, особенно об узбекистанских реалиях и про Джизак я упоминал Самаркандский клан, из которого были и "отец" УзССР 1960-70-х Шараф Рашидов, и бессменый президент независимого Узбекистана Ислам Каримов, и таки сменивший его в 2016 году Шавкат Мирзиёев (о "каримовских" местах Самарканда см. здесь). В активах "самаркандских" - самая многолюдная область страны (3,5 миллиона человек - это масштаб Татарстана) и крупнейший в Узбекистане железнодорожный узел, где расходятся пути на запад (Бухара, Навои, Хорезм) и юг (Карши, Термез) из Ташкента, а возможно и что-нибудь ещё такое, во что нам лучше не вникать.

11.


Как и всякая "столица господствующего клана" (например, Донецк эпохи Януковича) Самарканд отличает лоск: он весьма ухожен, по меркам Средней Азии действительно богат, а центральные улицы застраиваются в едином, и довольно приятном стиле на стыке функционализма и местного жилого зодчества. По общей оживлённости "на глаз" я дал бы Самарканду тысяч 800 населения, это полноценный субмиллионник. Но в целом по сравнению со многими городами Узбекистана, атмосфера тут как-то злее, а может это просто грозная история даёт о себе знать.

12.


Здесь развивается промышленность, постсоветский Самарканд стал одним из трёх в Узбекистане центром автомобилестроения, причём в отличие от Андижана и Хорезма, выпускает он автобусы и грузоивики - на более старом турецком СамАЗе (1996) "Форд" и "Исузу", на более новом немецком (2009) - "МАН" и "Лендроверы". Самаркандский автобус на улицах родного города, на носу можно разглядеть логотип:

13.


Но интереснее другое. Ни в "каримовском" Самарканде, ни в "рашидовском" Джизаке не видно ни гигантских жилых комплексов или советских микрорайонов (как в Навои), ни социальных объектов пугающего масштаба типа какой-нибудь гипотетической "Арены Тимура", ни всесоюзных заводов-гигантов, ни небоскрёбов... наоборот, махалли в обоих городах какие-то особенно бескрайние и живые. Такое ощущение, что кланы оберегали родные города от советизации и глобализации, как Прибалтика сопротивлялась строительству новых заводов, а чужие вотчины наоборот разрушали, разрывая жилмассивами их живую ткань. Махалли Самарканда, проигрывая бухарским и хивинским цельностью архитектуры (но обратите внимание на "вставки" русских домов из жёлтого кирпича), лучше всего в Узбекистане сохранили ту неповторимую "жизнь в махаллях".

14.


Самарканд поражает количеством народов, с которыми сталкиваешь на его улицах, начиная с узбеков и таджиков. Увы, их языки я на слух различить не могу, но во-первых как я понимаю, тут их где-то поровну, а во-вторых таджики тут именно таджики, в отличие от Бухары, где общность города выше общность этноса.
А вот персы из района Панджоб - утверждают, что живут здесь испокон веков. На бухарских персов непохожи, я бы сказал - немного надменны, но везде чувствуется, что это древний благородный народ.

15.


Люли. Самарканд, как и молдавская Сорока - столица цыган, только там восточно-европейских и российских, а тут - среднеазиатских. По местной легенде, это потомки индийских рабов, привезённых Тамерланом. Есть тут и "европейские" цыгане, пришедшие в советское время.

16.


Армяне - ехали к Тимуридам как торговцы и каменщики, а ныне чаще всего попадались мне на точках с соком и лимонадом. Машины с армянским флажком на стекле и прославляющими историческую родину надписями видел не раз:

17.


Крымские татары, попавшие сюда в депортацию да частью обжившиеся и так не вернувшиеся в Крым. Волжских татар, ехавших сюда в основном как купцы вместе с русскими, в Самарканде тоже немало. Корейцы попали сюда как депортанты, поляки - как ссыльные и солдаты царской армии. И, конечно, сами русские, которых в городе и сейчас 10-15% населения, причём в нескольких компактных районах - такой вот феномен Самарканда, русские махалли. При этом Русский Самарканд - не совпадающий с ними район западнее центра, самый хорошо сохранившийся городской ансамбль Русского Туркестана:

18.


Обо всех этих народах ещё напишу подробнее, но пока поговорим про их наследие - архитектуру и ремёсла. В конце концов именно в Самарканде ярчайшие памятники всей Средней Азии, а может и всего Большого Ирана, как например великий Регистан ("наш" минарет - второй слева):

19.


Ярчайшие - в прямом смысле слова: мастера средневекового Туркестана знали секрет "вечных" изразцов. Их состав раскрыт на 97%, но секрет так и остался в оставшихся 3%, так что через несколько десятилетий по выцветшим "чешуйкам" будет видно, где древние подлинники, а где советская реставрация. Вот этих изразцов в музее, хотя они и как новенькие, мог, касаться холодно-огненный взор Тамерлана или мудрый взгляд Улугбека:

19а.


В Самарканде, по сравнению с Хивой и Бухарой, гораздо меньше медресе, гораздо больше мечетей, и вообще нет дворцов. У здешнего зодчества немало особенностей: на прошлых кадрах хорошо заметны высокие минареты по углам зданий, причём в основном без площадок - видимо, муэдзин, как и я на смотровой площадке, просто высовался из люка в потолке. Но так строили только при Тимуридах, в 16-17 веках Самарканд своей архитектурой не слишком отличался от Бухары, а вновь неповторимый местный стиль сложилася здесь 19 веке, окончательно оформившись ужепод Россией. Мне очень запомнились второстепенные мечети тех времён с квадратными айваном на колоннах без резьбы, глядящим на улицу как экран, и невысоким, порой чуть выше человеческого роста, отдельно стоящим минаретом строго цилиндрической формы с куполом наверху, а иногда ещё и кирпичными орнаментом, как на постройках домонгольской Средней Азии. Вот например самая типовая махаллинская мечеть Самарканда, которую себе только представить, притаилась за Сиабским базаром:

20.


Есть и более крупные пятничные мечети - просторные дворы с одноэтажными корпусами по бокам, внутри которых сад, такой же невысокий минарет, иногда хауз (а то и не один) и посредине мечеть с большими айванами со всех сторон - вот например мечеть Ходжа-Зиемурод недалеко от центра:

21.


На туристических развалах обязательный элемент - изразцы. "Самаркандский узор", танцующий многослойный орнамент, непохожий на плотные и почти монохромные орнаменты Хивы - пожалуй, главный символ здешних ремёсел:

22.


Самарканд вообще едва ли не старейший центр гончарного искусства в Средней Азии, но и здесь было три разных школы, отделённых друг от друга столетиями. "Афросиабская керамика" с то по-античному выверенными, то очень наивными мутноватыми орнаментами тёплых цветов, при ударе звенящая как хрусталь, теперь чаще всего встречается в музеях:

23. 2016


24. 2016


В начале ХХ века её возродил по древним находкам мастер Умар Джуракулов. Вот образцы из "Самаркандского центра ремесленников" - но я каким-то образом забыл сфотографировать это всё поближе:

25.


Оттуда же, из зороастрийского Афросиаба происходят и многочисленные статуэтки чудных животных:

26. 2016


27. 2016


Да и людей. Это популярный сувенир Узбекистана, но в Самарканде какие-то они особенно живые:

28. 2016


"Тимуридская керамика" с холодными бело-голубыми орнаментами возможно создана мастерами покорённого Хорезма - её образцы в музее на кадре ниже. А тарелки с позапрошлого кадра - то ли уже собственно "самаркандская керамика", сложившаяся под Россией, то ли (что для Узбекистана характернее) штамповка из Ферганской долины.

28а.


А вот в музее афросиабская резьба по кости. Надеюсь, рано или поздно кто-то возродит и её:

29. 2016


Была тут и своя традиция резьбы по дереву. Здесь пишут, что она "отличалась утонченным характером, своеобразным сочетанием геометрических, растительных и цветочных мотивов и необычной техникой", и в общем не врут:

30.


В других местах я не видел резных деревянных тарелок - впрочем, это не практично, такие только на стену и вешать:

30а.


Резных дверей тут по сравнению с Хивой или Бухарой меньше просто на порядок, да и те в основном не в домах, а в мечетях и мавзолеях. Но порой очень красивые - вот например дверь мечети Хазрет-Хызр:

31.


Не менее популярна, чем резьба по дереву тут роспись:

32. 2016


Мне запомнилась более глубокая переработка дерева - самаркандская бумага. Считается, что после великой битвы на Таласе арабы увезли с собой немало пленных китайцев, среди которых нашлись и те, кто знали секрет выделки бумаги из шелковичного дерева. Они осели в Самарканде, сделав его первым центром бумажного производства вне Китая:

33.


Бумага ручной работы жёсткая, грубая, шершавая и пыльная. Исходный материал стирают в пасту, разбавляют водой и извлекают специальными решётками-формами. Получившийся лист ещё несколько дней сохнет, а потом его нужно долго-долго полировать - всё это я покажу подробнее, так как на окраине Самарканда есть мастерская, где полностью и очень качественно воссоздан древний производственный цикл. Можно купить конверт, сумочку, просто кусочек неполированной бумаги:

33а.


Маски и куклы из папье-маше, столь необычные в мусульманском антураже:

34.


И псевдо-изразцы из лакированного папье-маше, по мне так даже тоньше и красивее керамических:

35.


Приглядевшись, видно, что они чуть-чуть отличаются - их пишет живая рука, а не машина:

36.


Из того же папье-маше с инкрустациями делается и такая необычная для Средней Азии вещь, как ёлочные игрушки:

37. 2016


38. 2016


Не разобрался, существует ли самаркандская ювелирная школа. У города со столь кровавым и героическим прошлым и кузнечное дело не развито - по крайней мере своих ножей тут вроде бы не куют, а те, что я видел - с клеймами Ферганской долины. Больше мне запомнились чеканка:

39. 2016


40. 2016


В 2015 у меня совершенно выпали ковры, при том что размах тут не меньший, чем в Бухаре. Причём я видел мимум два типа самаркандского ковра - один ближе к туркменскому, но с иными, чем в Бухаре, орнаментами:

41.


Другой, исконно самаркандский, ближе к персидском с его растительынми узорами. На окраине есть ковровая фабрика "Худжум", куда я добрался лишь в 2016 году.

42.


А вот самаркандские сюзане не спутаешь ни с чем, и они тут на каждом шагу. Вообще, о сюазне я подробнее рассказывал в Ургуте, который считается столицей этого искусства в Средней Азии. Из того же поста процитирую (сокращённо) комментарий Olga Arnautova: "Самаркандская вышивка менялась как под влиянием ислама, когда чисто астральные символы - круглая розетка и охранное кольцо вокруг, обрастали завитушками, обретая вместо космической чисто растительной трактовку, так и под влиянием России, откуда завозился фабричный яркие красные и жёлтые кумач и сатин и анилиновые красители кислотных тонов. В тот же период вышивка стала знаком благосостояния владельца, поэтому узоры и площадь вышивки увеличивались, мелкие детали исчезали и рисунок приобрел этакое монументальное значение" Собственно, так и возникли отдельные самаркандская и ургутская школы, причём не ясно даже, кто из кого выделился: ургутские сюзане - это самаркандские сто с лишним лет назад. Тут типично самаркандское - ближнее, самая характерная деталь - ряды розеток в растительной окантовке. Дальше - кашкадарьинское с его неповторимой "колючестью", а ниженее больше всего похоже и вовсе на байсунское (сурхандарьинское) - то есть из горных селений самой южной области Узбекистана:

43.


Самаркандское золотое шитьё. От бухарского, как мне объяснила симпатичная и безупречно говорившая по-русски художница в "Центре ремесленников", оно отличается с первого взгляда: бухарцы вышивали узор полностью и не использовали ничего, кроме золотой нити, а в Самарканде - только по контурам, но зато с инкрустациями:

43а.


Помимо сюзане и ковров, шьют тут всё что можно - платки, одеяния, сумочки, всё в неизменной тёплой гамме, и обязательно с шёлком. А красота местных девушек, в том числе ремесленниц - тоже специфика города:

44.


Что интересно, сложилось в Самарканде и своё русское, или скорее татаро-башкирское ремесло - только здесь во всём Узбекистане ткут платки из козьего пуха, и говорят эту традицию, равно как пуховый гоз в окрестных горах, сюда завезли оренбуржцы.

45.


Ещё одна местная фишка - "волчьи" вещи, уж не знаю, почему столь популярные именно здесь. В рассказе о пещере Давида я показывал шкуры и сыворотку из звериной крови, а на Регистане купил такой вот оберег из позвонков и когтей. Стоил он на наши деньги рублей 100, а за 500 до торга мне предалагали засушенную матку волчицы.

45а.


И как апофеоз всего вышеназванного - тимуридского зодчества, народов, ремёсел - вот такая встреча в ковровой лавке на Регистане. В лице этого человека ни с чем не спутаешь афганскую гордость - он этнический узбек, но переехал сюда в 1992 году из Афганистана. По-русски он почти не говорит, но очень дружелюбен, и был рад обнять да напоить чаем зашедшего шурави.

46. 2016


(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

САМАРКАНД-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент, Бухара, Хорезм - см. оглавление.
Посиделки у Баходира. Встречи в дороге.
Самарканд.
Общее. История и ремёсла.
Общее. Традиции, кухня и колорит.
Регистан.
Кук-Сарой и Гур-Эмир. Центр города.
От Регистана до Сиаб-базара.
Афросиаб и окрестности.
Махалли народов.
Древности по окраинам.
Русский Самарканд. Вокзал и храмы.
Русский Самарканд. Дома и улицы.
Окрестности Самарканда.
Хазрат-Дауда.
Ургут.
Перевал Тахта-Карачач и спуск в Кашкадарью.
Южный Узбекистан - будет отдельная серия.

Непонятные слова и ситуации - см. по ссылкам ниже.
Tags: Узбекистан, дорожное, ручная работа, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments