varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Самарканд. Часть 3: Регистан



В Самарканде, колориту, истории и традициям которого была посвящена прошлая часть, много небанальных мест, по-моему гораздо больше, чем в Бухаре или Хиве. Но всё-таки самые популярные достопримечательности как правило популярны заслуженно, поэтому в первой прогулке по Самарканду осмотрим Регистан - самый известный и с большим отрывом красивейший архитектурный ансамбль Средней Азии.

Регистан - не имя собственное: так назывались главные площади многих среднеазиатских городов, но регистаны Бухары и Ташкента исчезли почти бесследно, а регистаны городов типа Карши достаточно скромны. Само это название обычно переводят как "песчаное место", "пустырь" (то есть Марсово поле - это Петебургский регистан), но есть и другая версия, возводящая "реги-" к "rex" - тогда уже это Царское место. Ну а Регистан с большой буквы один, и он в Самарканде. И для начала - всемирно известный вид, как Красная площадь с Василием Блаженным, как Великая Китайская стена на холмах Бадалина, как панорама Флоренции с черепичным куполом Санта-Мария-дель-Фьоре... Слева направо три медресе: Улугбека (1419-27), Тилля-Кари, или Позолоченное (1646-60) и Шер-Дор, или Львиное (1619-36). Ансамбль, совершенный не только своими постройками, но и их расположением: айваны двух медресе на одной оси, которую делит ровно пополам ось симметрии третьего медресе, и над всем этим два почти одинаково смещённых вправо голубых купола. Размеры собственно площади - 100 на 60 метров, а вход на неё платный - 12 тысяч сумов, то есть порядка 130 рублей, как и в остальных главных музеях Самарканда.

2.


Хотя Самарканд славится зодчеством Тимуридов, ко временам Тамерлана здесь не относится ничего, а Шер-Дор и Тилля-Кари и вовсе 17 век, эпоха Аштарханидов - правившей в Бухаре династии потомков правителей Астрахани: их зодчество отличалось невероятной вычурностью, раз так в десять более плотной, чем у самого высокого барокко в Европе.
А на кадре ниже - осколки изразцов и план Регистана до последней реконструкции. Мечеть Алике Кукельташа (по нашему говоря Алика Чекиста - "кукельташем" называли ответственного за безопасность хана) известна с 13 века, вероятно с неё город начал отстраиваться на новом месте после нашествия Чингисхана, и представляла собой что-то вроде мечети Калян в Бухаре - двор размером 90 на 60 метров с сотнями куполов над галереями. Другие три здания построил уже Улугбек: ханаку с необычайно высоким куполом, полудеревянную Резную мечеть (Мукатта) и караван-сарай, напоминавший о том, что Регистан всегда был в первую очередь торгом:

2а.


Но сохранилось лишь медресе Улугбека, одно из трёх построенных ханом-учёным - другие два в Бухаре и "городе гончаров" Гиждуване, причём бухарское старше по времени основания, но моложе по времени завершения. К началу ХХ века самаркандское медресе лежало в руинах облупленным и одноэтажным, и нынешний облик - результат десятилетий советской реставрации:

3.


Впечатляют минареты по всем 4 углам: один стоит прямо, от другого остался пень, третий лишился головки и стал похожим на заводскую трубу, четвёртый накренился. Наверх полулегально водит мужик, дежурящий у кассы... в принципе, подобные bonus-level есть на многих достопримечательностях, в бухарском Арке например теоретически есть мужичок, который водит в его заброшенную часть, но там такого встретить мне не повезло. Оплата сдельная, мне сначала выставили цену в 22 тысяч сумов, и хотя до поездки предупреждали, что больше 10 давать не надо, ниже 17 тысяч сбросить цену я так и не смог.

4.


Водят именно на правый, накренившийся минарет, и что удивительно - у него нет площадки, просто высовываешься из люка по пояс и смотришь пл сторонам. Вот такая же, только без люка, верхушка левого минарета, "выпрямленного" реставраторами в 1965 году:

5.


Виды города я показывал в прошлой части, а здесь и не подряд покажу лишь виды на сам Регистан. Самое слабое в его ансамбле то, что он лишился контекста - сто лет назад вокруг были глиняные лачуги и лавки из чего придётся, а сейчас и вовсе скверы. Регистан раскрывается на юг, в сторону далёких гор Зерафшанского хребта, и обратите внимание на сцену и пологие ступени - по вечерам здесь проходят светомузыкальные представления "Я - Регистан" с диалогом 3 медресе; по-русски они бывают редко, и говорят, изрядно устарели. В один из дней я вполне мог сходить глянуть на это действо из-за трибун, но поленился:

6.


Само Улугбек-медресе. Его размер 81 на 51 метр, при том что двор всего-то 30 на 30. Крупнейшим в Средней Азии хивинскому медресе Мухаммеда Амина оно уступает (при других пропорциях) по периметру всего на пару метров, но почти втрое - числом келий (50) и учеников (соответственно 100), так как на каждого тут приходилось гораздо больше места и видимо учебного времени:

7.


Двор медресе. Все постройки Регистана ныне сочетают роли музея и сувенирного базара. Второй этаж, целиком воссоздан при Советах - в конце 18 века его снёс бухарский наместник, сочтя его удобной площадкой для обстрела своего дворца, а оставшуюся часть здания серьёзно переломали два землетрясения в начале и конце 19 века.

8.


Кельи второго этажа. По заботе о комфорте студентов средневековое медресе явно даст фору общагам многих современных вузов.

8а.


Фактически, хан-учёный Улугбек строил и не медресе, а полноценный университет, где светским наукам уделялось едва ли не больше времени, чем богословию. В конце концов, Улугбек сам был астроном, его открытия (в первую очередь карта звёздного неба) не потеряли актуальности и ныне, и в свободное от государственных дел время всемогущий хан сам приходил читать лекции. Айван у входа напоминает цепочку созвездий:

9.


Внутри медресе - целая площадь:

10.


Декор бокового портала похож на какую-то таблицу, определитель или инфографику:

11.


Среди преподавателей медресе были Казызаде Руми (дословно "Сын судьи Румейский" - он прибыл из Малой Азии и учил астрономии и математике Улугбека), его коллеги Каши и Кушчи (первый - создатель теории десятичных дробей), историк и описатель Тимуридской державы Фасих Хавафи... По легенде, последний пришёл сюда странствующим дервишем, работал на строительстве медресе, и как-то услышал разговор проходивших мимо Улугбека и других учёных о том, что ректором надо бы назначить человека, сведущего во всех науках. Оборванец тут же подошёл к ним и сказал, что он тут такой есть, и пустился в такие научные дебри, что кроме самого Улугбека и Казызаде никто из учёных мужей его просто не понял. Во всяком случае, первым ректором Улугбек действительно назначил Хавафи.

11а.


А среди учеников был персидский поэт-мистик Абдурахман Джами, а отдельные лекции слушал и Алишер Навои (в основном учившийся в Герате) - для Узбекистана они примерно как для нас Лермонтов и Пушкин соответственно, но только Джами писал на персидском, а Навои - на узбекском. Но как видите, все ярчайшие имена тут - из 15 века, так как после оскудела сама культура этой земли.

12.


Мечеть напротив входа, на удивление простенькая внутри:

13.


...Как уже говорилось, ни одно здание на Регистане не застало Тамерлана, но всё же создал этот ансамбль тоже полководец, бухарский наместник в Самарканде с малопроизносимым прозвищем Ялангтуш-Бахадур, то есть "Богатырь с открытой грудью", за свою жизнь успевший повоевать со всеми соседями Бухарии от джунгар до Великих Моголов, и наверное родись он лет на 200 пораньше - задал бы шороху и во внешнем мире, но Средняя Азия 17 века была уже не чета себе же в 15 веке, и эти войны остались делом региона, тогдашних гегемонов не интересовавшего. Но видимо слава Тимура не давала Ялангтушу покоя, и в начале 17 века он затеял грандиозное строительство самых зрелищных зданий всего Туркестана - Львиного и Позолоченного медресе. Тут обратите внимание на небольшую могилку у подножья - по преданию, в ней покоится мясник, по собственной воле беслпатно кормивший рабочих все десятилетия лет Ялангтушевой стройки:

14.


Фасад медресе Шер-Дора - практически отражение фасада медресе Улугбека, и лишь ребристые купола гораздо стройнее и выше. При том, минаретов у Шер-Дора всего два, а не четыре - это был типично бухарский "кош" (два здания фасадами друг к другу по одной оси), и задняя часть постройки такой симметрии уже не требовала. Тут ещё обратите внимание на унылое советское здание поликлиники - точно напротив неё через уходящую вдаль улицу находится удостоенная отдельного поста гостиница Баходира. А "небоскрёб" среди махаллей вдалеке - на самом деле всего лишь чей-то особняк, удивительно вписанный точно в створ трёх регистанских минаретов:

15.


Айван Шердора. Обратите внимание на свастику:

16.


Самая загадочная деталь - безусловно, сами "шер" (это слово означает и льва, и тигра, а здесь их странный гибрид - тигр с львиной гривой), с лицом-солнцем на спинах, симметрично преследующие белых джейранов. Загадочно в них буквально всё, и как минимум противоречие тому факту, что ислам-суннизм запрещает изображение человека или животных. Местные персы говорили, что просто строили медресе мастера-шииты из Ирана (а в шиизме такого запрета нет), но мне не очень-то верится, что местная власть позволила бы им такую вольность. Другие говорили, что "можно, главное чтобы не в сторону Мекки" - но здесь они точно в сторону Мекки! На стене медресе помимо священных текстов записана и ода Ялангтуш-Бахадуру, так что не решил ли он ослушаться Пророка да поставить памятник себе? Но при том в Бухаре несколькими годами ранее строится медресе со сказочными птицами у Ляби-хауза... в общем, это реально историческая загадка и первый кандидат на уничтожение в случае прихода сюда "организации, запрещённой в России". Из трактовок этого образа самой логичной мне показалось, что лица принадлежат правителям, солнце-"волосы" олицетворяет их мудрость, тигры-"бороды" - доблесть, а преследуемый белый джейран - добрые дела, к которым они стремятся. Как бы то ни было, эти фигуры - один из известнейших символов Узбекистана, попавший даже на банкноту в 200 сум:

17.


Портал айвана ещё более феерически красив, чему у медресе Улугбека:

18.


Боковой зал, возможно бывшая домовая мечеть, где ныне ковровая лавка афганца из первой части:

19.


Шер-Дор чуть-чуть уступает медресе Улугбека в размерах (70 на 56 метров), но его кельи (коих тут то ли 54, то ли 48 - сам не считал, пишут разное) были одноместные, масштаб здания совершенно не соразмерен числу студентов, это в чистом виде дом-памятник. Но всё же выдающаяся персоналия нашлась и здесь - правда, не узбек, а татарин, богослов и просвятитель 19 века Шигабудтин Марджани, в честь которого там названа старейшая мечеть Казани.

20.


Ось симметрии кош-медресе:

20а.


Айван с обратной стороны, на 180 градусов от двух прошлых кадров:

21.


А этот айван где - уже и не помню, но точно во дворе Шердора:

22.


В любом тексте о самаркандской старине скажут, что Шердор больше медресе Улугбека, но уступает ему совершенством отделки, однако мне Шердор показался красивее и запомнился самым зрелищным зданием Средней Азии. Возможно, потому что в силу меньшего возраста он лучше сохранился, и в нём больше подлинных элементов. Орнаменты танцуют и трещат в ушах, как фейерверк.

23.


Но куда уж без торговли? Белые стены - вроде бы, в коридорах у выхода и того золочёного зала:

24.


Третье медресе Тилля-Кари строилось позже других и не входило в кош, поэтому выглядит совершенно иначе. Более того, чисто по размерам (75 на 75 метров) оно крупнее хивинского медресе Мухаммеда Амина... но опять же не является "крупнейшим медресе Туркестана", так как и не совсем медресе - фактически это была Джума-мечеть с учебным корпусом при ней, построенная взамен грандиозной тамерлановой Биби-Ханум (1399-1405), к тому времени пришедшей в аварийное состояние - она, также отреставрированная при Советах, видна тут на заднем плане:

25.


Фасад Тилля-Кари:

26.


И вид из арки на "смотровой" минарет Улугбека. Здесь архитектура уже куда более бухарская, аштарханидская, особенно изразцовые спирали по углам:

27.


Тот же фасад с обратной стороны:

28.


Вот не знаю, что за колонны - возможно, фрагменты "до-ялангтушевских" построек Регистана?

28а.


В целом, тут тоже натуральная площадь, а под синим куполом собственно Джума-мечеть:

29.


И вот почему медресе называется Позолочённым!

30.


Это если не самый красивый, то уж точно самый роскошный интерьер Средней Азии:

31.


32.


33.


Кажется, что многие его детали светятся, хотя на самом деле всего лишь блестят:

34.


В коридорах декор уже скромнее, вернее его тут попросту нет. С экспонатам под стеклом, тимуридскими изразцами и керамикой, соседствуют вещи на продажу, как например эталонное ургутское сюзане слева:

35.


Кельи:

36.


В одной из них нашёлся не сувенирный, а продуктовый киоск с сюзане на потолке, и бутылка лимонада или минералки по мне так на среднеазиатском солнце актуальнее всех сувениров:

37.


У Тилля-Кари самые эффектные и внешние стены:

38.


А в углу между ним и Шердором притаилась дахма Шейбанидов. "Дахма" в данном случае не зороастрийская "башня молчания", а подиум для надгробий, Шейбаниды - сменившая Тимуридов в 16 веке узбекская династия. Хан Убайдулла перенёс в 1533 году столицу в Бухару, устроив там главный некрополь близ главной святыни местных суфиев мавзолея Накшбанди, но в Самарканде правила их параллельная ветвь, и как я понимаю, на дахме - могилы эмиров Самарканда, а вдоль стены - их многочисленной родни:

39.


Ещё одно здание по соседству - местный Чорсу, торговый купол наподобие бухарских, его можно увидеть за минаретом Шердора на фото №14. "Чор-су" значит "Четыре потока", то есть иносказательно Стечение или Перекрёсток, да и строились они обычно в центре городской системы арыков. Для разнообразия дореволюционный вид - таким был Регистан в начале ХХ века, Чорсу хорошо заметен:

40а.


На месте базара теперь сквер, а Чорсу служит выставочной галереей:

40.


То же место, что на дореволюционном кадре. Слева за куполом Чорсу медресе Шердор и Улугбека с линией трёх накренившихся минаретов, а справа Тилля-Кари:

41.


Шер-Дор и Улугбек с другой стороны да в сумерках:

42.


Они же, только там на переднем был Шердор, а тут - медресе Улугбека:

43.


Лучший "непарадный" вид на Регистан - от начала пешеходного мостика через шумную Дагбитскую улицу (названную, кстати, по кишлаку, где Ялангтуш похоронен) в бывшей Кок-Сарай - Голубой дворец Тамерлана. Регистан отсюда выглядит как целый лес минаретов, как чудо-завод, выпускающий волшебные лампы для джиннов и мечи-кладенцы из адамантовой стали:

44.


А так выглядит Регистан с опушки сельвы махаллей, и кажется с этой стороны его реже всего видят туристы. Впрочем, в этом слабость Регистанского ансамбля - он рассчитан на взгляд лишь с одной стороны, а с любых других теряет стройность:

45.


Немного погуляем по окрестным скверам. Симпатичный резной киоск с мороженным, наверное, знаком ещё пассажирам советских туристических поездов. Популярен настолько, что к вечеру мороженного не хватает на всех, и потому я здесь так и не приобщился:

46.


Странный подум со львами "у которого все фотографируются":

47.


В углу сквера скромно стоит маленький мавзолей Абу Мансура Матируди... впрочем, возможно, это ошибка, так как этот святой, известный всему исламскому миру богослов 9-10 веков из Самарканда, вряд ли может быть похоронен так скромно, да и мемориал его имени есть ещё и на старинном кладбище ближе к окраине. Может, это просто тёзка? Таких мавзолеев я немало видел в Бухаре и Хиве на пыльных улицах, а тут он среди сквера и новостроек:

48.


Сами новостройки на стыке местного зодчества с конструктивизмом (!) образуют целый торговый городок, на его краю торгуют лепёшками, а в одном из павильончиков таки нашлось мороженое - как уже говорилось в прошлой части, самое вкусное на моей памяти.

49.


Напоследок пройдёмся по Регистанской улице, спускающейся здесь с холма. В прилегающих к площади кварталах - ещё и довольно крупное лежбище коллективных такси, отсюда я уезжал и в Ургут с французом Фабрисом, и в Шахрисабз с Лидой abyaneh и Сашей. Сооружение, похожее на медресе точно напротив Регистана на викимапии значится картинной галереей и домом художников - уж не знаю, годная это стилизация или же действительно бывшее медресе века так 18-го. Обратите внимание ешё и на магазин в окне пятиэтажки:

50.


Не очень помню, где эти сталинки но вроде бы тоже на Регистанской. Да, Самарканд - не Бухара и не Хива, нетронутой дорусской среды тут нет, и вокруг Регистана в основном хрущовки и частный сектор:

51.


Здесь же как-то затесался домик, где при Советах, но до строительства Душанбе (перенявшего у Самарканда роль центра таджикской культуры) жил Садриддин Айни - крупнейший таджикский писатель ХХ века, революционер и борец с пантюркизмом (вернее, вовлечением в него таджиков). В творчестве его, правда, лучше раскрыта Бухара, в описаниях которой я его даже цитировал:

52.


Мозаика в сквере:

52а.


И симпатичное панно пятиэтажки у начала широкой площади на той самой Дагбитской улице. На холме вдали башни Регистана, на холме левее кадра руины Тамерланова дворца Кок-Сарай, на холме правее кадра - Тамерланов мавзолей Гур-Эмир, а за спиной начинается Русский Самарканд. Настоящий центр - здесь, а не на Регистане:

53.


Но об этом - в следующей части.

САМАРКАНД-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент, Бухара, Хорезм - см. оглавление.
Посиделки у Баходира. Встречи в дороге.
Самарканд.
Общее. История, колорит, традиции, ремёсла.
Регистан.
Кук-Сарой и Гур-Эмир. Центр города.
От Регистана до Сиаб-базара.
Афросиаб и окрестности.
Махалли народов.
Древности по окраинам.
Русский Самарканд. Вокзал и храмы.
Русский Самарканд. Дома и улицы.
Окрестности Самарканда.
Хазрат-Дауда.
Ургут.
Перевал Тахта-Карачач и спуск в Кашкадарью.
Южный Узбекистан - будет отдельная серия.

Непонятные слова и ситуации - см. по ссылкам ниже.
Tags: Узбекистан, дорожное
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →