varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Самарканд. Часть 11: Русский Самарканд - дома и люди



Русский Самарканд - это не патриотическое клише, а всего лишь исторический район, сложившийся в царскую эпоху западнее Старого города, равно как и Русский Туркестан - лишь совокупность подобных мест и их обитателей. В прошлой части речь шла про расположенный поодаль вокзал и южную половину района с Университетским бульваром; в этой погуляем по северной половине, более непарадной, но зато вполне русской по населению и в наши дни. На чём и закончу рассказ о Самарканде.

Одна из особенностей Средней Азии - потярсающе живучая топонимика: все эти новые пышные названия улиц в честь всевозможных тюркских ханов, богатырей, святых и поэтов не особо приживаются даже среди представителей титульных наций, и на бытовом уровне порой в ходу (как например Ташкентская улица Алма-Аты) названия, которых официально нет и по полвека. Я смотрел Самарканд по карте, без проводника, поэтому называю многие места не так, как их называет весь город. Вот например улица Улугбека, изначально Каттакурганская, а "для своих" и вовсе Карла Маркса:

2.


В изначальном генплане Русского Самарканда, веером расходившегося на западе от цитадели, Университетский (тогда Абрамовский) бульвар ограничивал район с юга, а Каттакурганская - с севера. Ныне она ведёт в сторону вокзала (но до него километров 5), и если Бульвар - любимое у самаркандцев место для прогулок, то Улугбека - скорее просто главная улица центра, похожая даже чуть-чуть на Тверскую, лишь вместо кремлёвских башен напоминающий звуковую колонку чёрный хокимият. Через квартал, примерно там, где в Москве "Интурист" - внушительный позднесоветский ЦУМ "Бахор" (в обиходе это название не используется) с советской вывеской и логотипом, который легко принять за герб. :

3.


И гостиница "Регистан" в стиле конструктивизма, явно если не построенная, то спроектированная в 1924-30 годах, когда город был столицей Узбекской ССР:

4.


Приземистые одноэтажные дома с пунктиром башенок, надстроенных для пущей ориентальности уже в наше время, для Русского Самарканда чрезвычайно характерны:

5.


А заманчивого вида проём между ними - ни что иное, как местная улица с самым главным названием: в эпоху Русского Туркестана - Кауфманская, при Советах - Ленина, а ныне Мустакиллик (Независимости). Это уже не бульвар, а классическая пешеходка - но с приземистыми домами и высокими деревьями. Впрочем, такой облик она имеет лишь до бывшей Фрунзе (ныне Тимура), за которой переходит в скверы у Парка Навои и выводит в конце концов к знакомым по прошлой части Георгиевской церкви и Военному собранию:

6.


Кинотеатр с красивым названием "Звезда Востока" ("Шарк Юлдузи", в народе просто "Шарик") видимо тоже "столичных" пяти лет.:

7.


Под дореволюционные домики замаскировалась такая же приземистая сталинка магазина "УзКнига" - так переводится надпись на его фасаде:

8.


А напротив через боковую улочку стоит грандиозное здание, которое в Западном поясе я бы не задумываясь классифицировал как Большую Хоральную синагогу. Возможно, так оно и замышлялось: это дворец Абрама Калантарова, купца из местных евреев (по большей части живших в старых махаллях), преуспевшего под Россией на торговле с новой метрополией. Крупнейший в городе особняк он строил в 1902-16 годах, по официальной версии - для несостоявшегося приезда Николая Второго (другой дворец с такими ожиданиями воздвиг бухарский эмир в Кагане), но очень уж у здания подозрительный вид, да и таксист (вернее, шофёр легковой маршрутки), с которым я ехал из Панджоба, высадил меня здесь "у синагоги"...

9.


Говорят, в 1920-м году Калантарову навязчиво снился сон, что за ним приходят большевики, и в конце концов он сам пошёл к большевикам и отдал советской власти свой дом в обмен на гарантии, что его не тронут - советская власть предложение приняла и даже выделила умному еврею квартиру, где он и прожил до 1951 года, а под старость любил сидеть у своего дворца, ловить за пуговицу прохожих и рассказывать им его историю. Усадьба Калантарова занимает целый квартал, на другой его стороне скромный домик (видимо служебный флигель), который туристы видят обычно - его занимает исторический музей, куда я уже не попал, так как был он уже закрыт. Зайти туда, однако, стоило ради великолепных интерьеров, фотографии которых есть, например, здесь.

10.


По соседству странный дом за высоким забором, время постройки которого я совершенно не могу определить:

11.


Вернёмся на проспект (не могу отделаться от этого слова, хотя на самом деле всё же улицу) Улугбека. Рано или поздно этот пост попадётся на глаза местному краеведению, которое конечно поднимает меня на смех - у них под рукой и надлежащая литература, и затерянные в глубинах интернета сайты, и им вполне может быть невдомёк, как трудно найти человеку со стороны очевдиную для них информацию. Помню, как при написании ташкентских постов пол-дня искал дату постройки одного здания, которую местные краеведы у себя просто не упоминали как само собой разумеющуюся. Сто раз уже говорил, что я не академический краевед, а просто заинтересованный путешественник, и корпеть в библиотеках в поисках списка памятников архитектуры Самарканда не готов. Так что ходим-смотрим на дома ушедшей эпохи наугад, тем более сущностей у них всё равно немного - дом офицера Н., магазин купца Ш., училище К. или какая-нибудь контора.

12.


Интереснее всего мне, конечно, именно последие - в центрах далёких и самобытных регионов мне всегда интересны здания, из которых всё это управлялось, особенно когда у региона есть заметная специфика и соответственно заведения типа переселенческой конторы, противохолерного штаба, хлопкового ведомства, персидского или афганского консульства (не говоря уж про банально бухарское - его в Самарканде точно не быть не могло), первой школы, куда брали детей "туземцев" или чего-нибудь ещё в этом роде.

13.


В тот вечер улица Улугбека почему-то была перекрыта - можно было ходить по тротуарам и даже выглядывать на пустую проезжую часть, но для машин стояли загородки. Зачем - мне толком никто объяснить не смог, говорили только "в связи с матчем", и хотя с расположенного где-то рядом стадиона порой действительно доносился шум толпы, я так и не понял, где тут связь. Мне это, впрочем, было на руку - прошлые кадры хорошо смотрятся без машин.

14.


За уже знакомой нам по прошлой части улицы Махмуда Кашгари (изначально Черняевской, а "для своих" Энгельса) проспект Улугбека круто ныряет в овраг. Туда я уже не ходил, хотя оттуда приехал в первый день автобусом - как уже говорилось, это дорога ведёт на вокзал:

15.


На бывшую Энгельса я и свернул, в сквере на углу старый Дворец пионеров - редкий образец позднесоветской архитектуры, который тут ещё не снесли:

16.


Расположенному по соседству мемориалу Воинам-Самаркандцам повезло меньше:

17а.


Вечный огонь остался, а вот сооружений над ним благополучно ликвидировали, водрузив на его место типовую Скорбящую мать. Рядом и длинный айван с книгами памяти, и обильные цветы. Но по мне так здесь уместнее героика - самаркандцы в Красной Армии доходили до таких пределов, которые не видел Тамерлан.

17.


Дальше по улице Махмуда Кашгари будут знакомые по прошлой части библиотека, банк с заглавного кадра, армянская церковь, костёл со службами без прихожан... но всё это мы уже видели и так далеко не пойдём. Но всё же углубимся на пару кварталов от Вечного огня на юг, чтобы увидеть весьма неожиданное для вроде как мусульманской страны заведение - Самаркандский винзавод имени Ховренко с музеем в доме купца Дмитрия Филатова... да, про детишек на переднем плане не спрашивайте - я не знаю,что они символизируют.

18.


Согласитесь, без знания контекста словосочетание "самаркандский винзавод" режет глаз? Мне сразу представились пыльные служащие госплана и хитрющие чиновники в серых пиджаках, рассуждающие о том, что отсутствие винзавода в Среднеазиатском экономическом районе - это непорядок... На самом деле всё намного интереснее. Ввиноград тут рос испокон веков, и согдианцы были не чужды выпить вина, чему в ритуальных целях благоволил и зороастризм, а уж когда сюда пожаловали греки Александра Македонского с их традициями виноделия, гиссарские предгорья и вовсе превартились в винный рай. Более того, хотя арабы и искореняли это всё огнём и мечом, полностью винодельческие традиции в Средней Азии не прерывались никогда: халяль вино запрещает, а вот кашрут - нет, и в еврейских кварталах хотя и гнали алкоголь для себя, а всё же тайком за зелёным змием туда хаживали и мусульмане вплоть до посыльных эмира: распространение вина и водки в Бухаре, совершенно не характерное для мусульманского Востока, отмечали и первые русские путешественники.

19.


Мусульмане же в окрестных горах растили виноград на угощение, а среди прочих купцов, шедших по следу русской армии, пожаловали в Туркестан и вноделы. В покорённом тремя годами ранее Ташкенте уже в 1867 году появился винзавод купца Первушина, район на бывших владениях которого и сейчас известен каждому ташкентцу как Первушка. Ну а Дмитрий Филатов, фигура в общем-то немного легендарная, в России был денщиком у помещика из рода Тургеневых, занимался среди прочего доставкой вина к его столу, и видимо столь успешно, что в конце концов стали они со своим барином собутыльники. По легенде, перед смертью помещик завещал Филатову часть своего наследства на развитие виноделия, а тут как на удачу Россия приросла новыми землями на юге. К началу ХХ века в Самаркандском уезде виноградники составляли уже 5% сельхоузгодий, работали десятки винокурен разного масштаба, среди которых завод Филатовых оставался крупнейшим (около четверти производства в уезде) и лучшим - его вина поставляли к царскому столу и получали медали международных выставок в Европе..

19а.


В Гражданскую Филатовы покинули Туркестан, но работники завода остались и сумели его во всей тогдашней смуте сохранить до 1927 года, когда сюда приехал профессор виноделия Михаил Ховренко, организовавший разрозненные виноградники и винокурни в полноценный агропромыленный комплекс с системой совхозов и модернизированным по последнему слову тогдашней техники винзаводом на основе Филатовского. И в общем, как бы странно это ни звучало для далекого от темы человека, Узбекистан - вполне себе винная держава, и до значительной части СССР дешёвые и в меру качественные узбекские вина доходили вернее всяческих "Массандр" и "Киндзамараулей". Винзавод имени Ховренко ныне считается элитным, выпуская 8 видов вина, 4 вида коньяка, бальзам на травах Зерафшана и несколько водок, названия у всего соответствующие - "Шердор", "Ширин", "Токай", "Тилля-Кари" и прочие... Массовое и дешёвое вино в Узбекистане гонят заводы Ташкента.

20.


По музею и самому заводу водят экскурсии с дегустацией, но в это время тут ожидался какой-то той (большое празднество), сотрудники стояли на ушах, а в дегустационном зале был накрыт стол. Как я понимаю, дети в свадебном наряде тоже имели отношению к предстоящему действу. Но судя по чужим заметкам, люди на этом заводе работают интересные, потомственные, а написано про историю местного виноделия очень много - хоть в блогах, хоть в википедии.

21.


Рядом "ховренковские" корпуса весьма необычной для тех лет архитектуры:

22.


А буквально в трёх кварталов от винзавода, но уже севернее улицы Улугбека есть ещё пивзавод!

23.


Он называется "Пульсар", реконструирован чехами, а основан ещё в 1885 году. Если вино пили древние согдийцы и бухарские евреи, то пивоварение сюда привнесли уже в чистом виде русские, включая "наших" немцев, а в послевоенные годы производство и вовсе курировал австриец, попавший сюда как пленный в какую-то из Мировых войн. Пишут, что дела там идут очень хорошо, хотя представить себе более непивную страну, чем Узбекистан, мне сложно: при мне узбеки да таджики пили только лимонад или водку без промежуточных вариантов (ну и конечно чай).

24.


Дальше будем гулять по кварталам севернее улицы Улугбека, между пивзаводом и центром. Эта часть Русского Самарканда "новая" - она не входила в исходный генплан и фомировалась уже в 1890-х годах, поэтому и планировка здесь не радиально-кольцевая, а прямоугольная, и облик какой-то менее "колониальный" - ни дать ни взять какая-нибудь Феодосия, Херсон или Астрахань.

25.


Интересно, что могло быть в этом доме с якорями на фасаде вдали от моря и крупнейших рек:

26.


Русские дома на тихих старых улочках... ну правда, какая же это Средняя Азия?

27.


28.


29.


Здесь обитает что-то вроде фольклорного театра, куда как раз подъехало несколько бусиков с евротуристами:

30.


До представления оставалось несколько минут, и очаровательные сотрудницы-таджички зазывали меня купить билет (довольно дорогой), но я пожалел времени и ограничился парой кадров в холле:

31.


В Бухаре фольклорные представления проходят в медресе у Ляби-Хауза, в Хиве в одном из ханских дворцов, а в Самарканде в особняке русского или еврейского купца...

31а.


Близ пивзавода - необычный среднеазиатский вариант довоенных малоэтажек - с жёлтым кирпичом и огромными балконами. Самобытная архитектура 1920-30-х годов - грань Самарканда, малоизвестная даже на фоне его русского наследия:

32.


Нормальный сталинс тут тоже есть... Такой кадр мог быть снят практически в любом регионе бывшего Советского Союза, кроме разве что Крайнего Севера. А с обратной стороны могут быть с равным успехом и дымящие трубы металлургического завода на Урале, и взбудораженная толпа с сине-жёлтыми и красно-чёрными флагами, и ветреный берег Балтийского моря, и остановка маршруток до конечной станции московского метро...

33.


Тихие дворы, тут частью южнее улицы Улугбека. Кто ж знал, что Рим Востока бывает похож на какой-нибудь Ейск или Геническ?

34.


35.


36.


И среди всего этого, внезапно, пугающе огромный и глухо запертый Золотой дворец "Алмаз" на улице Шарафа Рашидова:

37.


Все ссылки, выдаваемые яндексом и гуглем ведут на какое-то ныне выпиленное видео. У меня сразу закралась мысль, что тут отдыхают, наведавшись в родной город, отцы Самаркандского клана.

38.


Буквально на соседней улице - такой вот печальный развал, а на табличке ещё и перечисляется мебель, которая тоже продаётся. Кто-то уезжат отсюда насовсем, скорее всего в Россию:

39.


Но как вам вот эта вывеска? Русские махалли - такое может быть только в Самарканде!

39а.


По крайней мере больше всего русских лиц я видел именно в этой части города, в старых кварталах севернее улицы Улугбека. Дальше находятся ещё и две церкви - Покровская и Георгиевская. Первая стоит на всё той же улице Рашидова через квартал от Золотого дворца, и строилась в 1903 году как Вознесенская полковая. Полковыми были и обе церкви, показанные в прошлой части, то есть видимо дореволюционный Самарканд в принципе не имел "гражданских" приходов:

40.


Открытая и восстановленная в 1998 году, ныне она Покровская. Внутри просторно и ухожено. Девушка из церковной лавки на соответствующий вопрос ответила, что прихожан тут много и по большей части это именно русские, а не крещённые корейцы, но в основном всё же старики. Реликвия этого храма - вышитые иконы, которые дарит периодически одна пожилая прихожанка:

40а.


Вторая церковь хитро запрятана в переулочках у улицы Шахруха - от Покровской мне туда объясняли дорогу примерно "третий поворот налево, там почти до конца и увидите сбоку". Но Георгиевскую церковь стоило найти, потому что она в Самарканде парадоксальным образом одновременно и последняя (1958), и первая (1868).

41.


Всё на самом деле логично: храм Георгия Победоносца основал в цитадели лишь только расквартировавшийся русский гарнизон, но первое здание из самана быстро обветшало, и в 1880-х церковь отстроили в камне на новом месте за губернаторским домом - её я показывал в прошлой части. В 1924-м и тот храм закрыли, а прихожанам выделили кладбищенскую часовню, сгоревшую через несколько лет. Община, однако, была уже зарегистрирована, и в 1930 году монахиня Юния купила дом около кладбища, и в послевоенной "религиознной оттепели" в 1958 году на его месте построили уже полноценный храм - даже не второе, а третьего его рождение. Вокруг церкви просторный и уютный двор, где играют дети и сидят старушки на лавочках - только в Средней Азии церковные дворы служат своеобразном скверами, где собираюется русский люд вплоть до влюблённых парочек. Сама же история трёх зданий Георгиевского храма впечатляет - он видимо будет стоять, покуда существует Русский Самарканд.

42.


Отсюда недалеко и до Русского кладбища, раскинувшегося на пол-километра, включая продолжающие его воинский и еврейский (ашкеназский) сектора. Впрочем, на кладбища России оно всё равно не очень-то похоже, всё же туркестанцы действительно оформились в отдельный субэтнос, а все эти полутона и оттенки народов почему-то лучше всего видны именно на могилах.

43.


Тут много старых надгробий:

44.


Причём не только русских. Часовня на кадре выше похожа на католическую или протестантскую, пара могил близ неё напоминают могилу Толстого в Ясной Поляне. Здесь же и армяне, и даже татары, которые предпочли упокоиться среди братьев по родине, а не по вере:

45.


Кладбище действительно огромно, я углубился буквально на сотню-другую метров от входа:

46.


Но Самарканд - не из тех городов, где русским осталось лишь кладбище. Часть результатов переписей в Узбекистане не публикуется (и дело опять же не в русских, а в таджиках, с которыми у узбеков отношения очень "нежные"), но на глаз я бы сказал, что русских в Самарканде процентов 10-15% населения, а в некоторых районах так и вовсе большинство: заметно меньше, чем в Ташкенте, но намного больше, чем в любом другом городе Узбекистана. Замечательный ташкентский хостел, где я останавливался, держали например именно русские ребята из Самарканда.

47.


Облик славян в Средней Азии на редкость узнаваем - стройное телосложение, светлые волосы и глаза, резкие черты лица, впалые щёки, речь без диалектизмов и акцента: это люди до мозга костей городские, потомки офицеров, инженеров, врачей, учителей, чиновников, словом тех, кто ещё в России забыл про деревню. Хватало, конечно, в Русском Туркестане и крестьян-переселнцев, но их наследство сейчас не заметно. Туркестан уравнивал ехавших сюда северян и южан, казаков и поморов, москвичей и петербуржецв, украинцев и белорусов, рижан и волжан и всех прочих - это соседство вытеснило из их речи все диалектизмы, оставив правильный до жёсткости литературный язык, присыпанный уже местными словечками типа "сотки" (мобильник) или "пятака" (лежбище такси).

48.


Ещё один "наш" народ в Средней Азии - это татары, как тюрки и мусульмане они имели развитые связи с Туркестаном задолго до его покорения Россией, и позже обживались здесь бок о бок с русскими и даже в чём-то на шаг впереди. Другие татары - крымские, и как они попали в Среднюю Азию, думаю, объяснять не нужно. Волжские татары в Средней Азии обычно тяготеют к русским (за исключением разве что Ташкента, где самая мощная их община), а вот крымские держатся сами по себе и с другими народами их отношения довольно сложные; в Самарканде татары в основном именно крымские.

49.


Как эти живут тут сейчас - я так и не смог понять до сих пор: кто уехал - расскажут такого, что волосы дыбом, а кто остался сетуют на бедность и забытость, но не на вражду с господствующими народами: "один плов едим, одну водку пьём" - так сказал мне русский мужик в Гулистане. И в целом туркестанцы - резковатые в общении, но дружелюбные и, самое главное, не разучившиеся ценить родство - мне нравятся. И хотя община тает на глазах, сокращаясь по всему Узбекистану в целом на тысячи человек челвоек в год, всё же есть и такие, кто не бывали в России ни разу: сколько-то русских людей останутся в Средней Азии навсегда, и за несколько поколений здесь сложится обособившийся от великороссов славянский народ типа южноафриканских буров, совершенно органичный среди всех этих иранцев, арабов, армян и дунган...

50.


Жизнь идёт своим чередом:

51.


52.


На чём и закончу рассказ о Самарканде.
Всё же осталось какое-то чувство "недопогружённости", недопонятости, и я надеюсь, что сумею его восполнить в следующий приезд, и что эта часть ещё не последняя.

Ну а с Узбекистана-2015 остался последний сегмент - Кашкадарья и Сурхандарья, дорога на юг до самой афганской границы.
Её начало - в следующей части.

САМАРКАНД-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент, Бухара, Хорезм - см. оглавление.
Посиделки у Баходира. Встречи в дороге.
Самарканд.
Общее. История, колорит, традиции, ремёсла.
Регистан.
Кук-Сарой и Гур-Эмир. Оплот Тамерлана.
От Регистана до Сиаб-базара.
Подножье Афросиаба. Шахи-Зинда и могила Даниила.
Махалли и народы.
Разное. Медресе, мечети, мавзолеи.
Разное. Совсем разное.
Русский Самарканд. Вокзал, храмы и бульвар.
Русский Самарканд. Дома и люди.
Окрестности Самарканда.
Хазрат-Дауда.
Ургут.
Перевал Тахта-Карачач и спуск в Кашкадарью.
Южный Узбекистан - будет отдельная серия.

По ссылкам ниже, помимо традиционных обзора и глоссария, другие посты о русских в Ближнем Зарубежье.
Tags: "Молох", "Черта оседлости", Узбекистан, дорожное
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →