varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Термез. Часть 2: Старый Термез



В прошлой части, гуляя по Термезу "действующему", пугающе южному областному центру вокруг снесённой год назад Русской крепости, мы вышли к предместьям Старого Термеза, в которых живой город встречается с мёртвым. Ну а последний был когда-то  достойным Бухары, только если та славилась как восточный бастион ислама, то Термез был северным оплотом буддизма. Мусульманские древности тут, впрочем, тоже есть и очень солидные, а с пустынных холмов за Амударьёй прекрасно виден Афганистан.

Городища Старого Термеза раскиданы на 5-7 километров - всё же и сам он был огромен, и смещался за свою историю не раз. Поезд в Ташкент уходил в районе 16 часов, и понимая, что времени немного, мы с Лидой abyaneh обратились к Хаснуддину, с которым днём ранее уже ездили искать народ парья в Денау, и дело было не только в экономии времени и денег, но и в том, что умный, бравый и своё дело знающий Хаснуддин как-то в принципе располагал к нему обращаться.

2.


В предместья - махалли и арыки, чигири и резные двери, весь тот неповторимый быт Узбекистана, с которым через пару дней предстояло прощаться.

3.


В какой-то момент в полях появляется одинокая глиняная башня, в которой не так-то просто признать буддийскую пагоду. Это Зурмала, крупнейшая в Средней Азии сохранившаяся ступа 14 метров высотой и диаметром:

4.


Термез возник около 2500 лет назад, начавшись с деревеньки примерно на месте нынешнего вокзала, а настоящим городом его сделали греки, укрепившиеся в Бактрии после войны Александра Македонского (за этой историей отсылаю в один из прошлых постов), так что и название его вполне может значить то, с чем ассоциируется в первую очередь: "термус" - "жаркий". По другой версии, это лишь искажённый вариант греческого "Деметрия" - в самом конце 3 века до нашей эры его основал бактрийский царь Деметрий, перешедший Гиндукуш и покоривший Северную Индию, после чего взялся обустраивать свою ветвь Великого Шёлкового пути вдоль Амударьи в Согдиану. Но главным, что греки почерпнули из Индии, оказался буддизм, в который они привнесли своё неповтоирмое искусство, не забытое за несколько веков в отрыве от Средиземноморья, и когда из степи пришли тохары, и построили на месте Индо-Греческого царства грандиозную империю Великих Кушан, вновь отвоёванный у парфян Термез остался северным остриём буддийского мира. Вообще, сейчас сложно представить, что без малого две тысячи лет назад воевали с Буддой на щитах, а высокий Тибет своей буддийской мудростью обязан миссионерам, одним из самых влиятельных среди которых был термезец Дхармамитра. Зурмала, построенная в 1-3 веках нашей эры, не очень-то похожа на знакомые нам тибетские (бурятские, калмыцкие) субурганы или пагоды Юго-Восточной Азии, но весьма напоминает ступу Паринирваны (полного и окончательного просветления) в индийском Кушинагаре, где будда Гаутама завершил свой земной путь.

4а.


Хаснуддин долго искал к ней подходы через окрестные махалли, постоянно упираясь то в забор, то в арык, то в непролазынй ухаб, а подъехав на адекватное для пешего пути расстояние, мы поняли, что к Зурмале не подойти, не потоптав поля - хотя она прекрасно видна с дороги к Старому Термезу, вниманием туристов ступа не очень-то избалована. Вблизи можно заметить, что это не просто груда земли, а дествительно башня из сырцового кирпича:

5.


Вход. Пагода (то есть и ступа) от храма отличалась тем, что на неё можно было молиться снаружи, поэтому и у Зурмалы не помещение, а лишь небольшой проход к, видимо, бывшему алтарю.

6.


Углубляться туда мы не рискнули - ниша так и кишела здоровенными шершнями, а Хаснуддин ещё с машины предупреждал, что тут могут быть и змеи, и ядовитые пауки. В общем, это и правильно, что гости к Зурмале ходят редко - она гостям не рада, не стоит её зазря беспокоить.

7.


К буддийским храмам мы ещё вернёмся - вокруг Термеза их осталось немало. Но всё же центральное городище принадлежало мусульманскому городу, одному из центров домонгольской Средней Азии, не зря носившем прозвище Гуль-Галь ("Шумящий"). Путь туда - через несколько ворот:

8.


С упадком Кушанской империи над Термезом правили то эфталиты (белые гунны), то Сасанидский Иран, пытавший восстановить здесь зороастризм, но богатый город при всех их был весьма самодостаточен, и в 6 веке, вспомнив, что его основали греки, был чем-то вроде вольного полиса под властью местной династии термезшахов. Судя по всему, уже тогда он превратился и в крупный интеллектуальный центр, и когда в 705 году Тохаристан покорили арабы, Термез на удивление легко расстался с буддизмом и принял ислам. Его наивысшим расцветом стал, пожалуй что, 9-й век, когда на весь исламский мир прославились два ат-Термизи: Абу Абдаллах по прозвищу Хаким (Мудрец) и Абу Иса. Первый был крупнейшим для своей эпохи суфием, повлиявшим на это течение во всём исламском мире и видимо заложивший основы господства суфизма в Средней Азии; второй был учеником не менее великого аль-Бухари (о нём я рассказывал здесь) и продолжал его дело - собирал хадисы, то есть предания о жизни Пророка, слагавшие сунну - свод примеров того, как надо жить, для мусульманина-суннита. Хадисы - не фольклор, каждый из них имел длинную родолосвную, цепочку устной преемственности, и собиратели хадисов занималсь в первую очередь тем, что прорабатывали эти цепочки, отсеивая ненадёжные. Аль-Бухари собрал первый и крупнейший сборник 7000 хадисов "Сахих", вторую книгу суннитов после Корана, и ат-Термези своего учителя не презвошёл, но его "Джума" из 3962 хадисов входит в число 6 канонических сборников Сунны. Где похоронен Абу Иса, я не знаю, а вот к мавзолею Хакима ат-Термези и ведут все эти многочисленные ворота:

9.


На кадре выше руины мечети Чор-Сутун 10 века, рядом с которыми ещё в царские времена стоял минарет 1032 года постройки:

9а.


Над Шумящими городом впоследствии сменялась власть Газневидов, Сельджукидов, Хорезма (вроде и далеко - но всё же по Амударье!), а в 1220 году всей Средней Азии пришёл Чингисхан - я уже не раз сравнивал его нашествие в эти края с таким локальным концом света. В Термезе запомнилось предание о некой женщине, которая пыталась откупиться от монголов большой жемчужиной, которую, скрываясь, проглотила - но монголы не только забрали камень посредством меча, но и другим убитым стали резать животы. Большинство среднеазиатских городов были разрушены Чингисханом действительно полностью, и какие-то возрождались в стороне от изначального места, а какие-то не возрождались и вовсе. Термез был из вторых, ещё несколько веков после нашествия какая-то жизнь теплилась вокруг показанного в прошлой части Султан-Саодата - обители местных суфиев, а к приходу русских поселение и вовсе усохло до кишлака. Монголы, однако, при всей беспощадности к живым, имели строжайшее табу воевать с мёртвыми, поэтому в опустевших городах нередко почти нетронутыми оставались кладбища. Так и Старый Термез более всего известен ныне как мазар Хакима ат-Термези, и тут действительно наредкость многолюдно:

10.


За воротами мазара - по сути дела ухоженный парк с мечетью и музеем в почти одинаковых зданиях:

11.


Лавочки с навесами, резные беседки... Всё же в таких местах как нельзя лучше понимаешь, что туристы произошли от паломников, и в Средней Азии это явление как раз находится на стадии перехода.

12.


Нынешний мавзолей Хакима ат-Термези построен во времена Тамерлана (о его посещении местных суфиев я рассказывал в прошлой части), но то ли не имел "тимуридского" зелёно-голубого убранства, то ли не сохранил. Вокруг мавзолея - видимо, могилы Хакимовых потомков:

13.


Хаким ат-Термези прожил 112 лет, а в молодости совершал хадж в Мекку, по дороге встретившись с крупнейшими суфиями своей эпохи. Его трактат "Печать святых" был по сути обобщением мусульманского опыта прошедших веков, своеобразной классификацией святости, её критериев и иерархии. Ну а то, что он родился в Термезе, куда ислам только-только пришёл, возможно сыграло свою роль: слышал мнение, что суфизм Средней Азии - это такой очень своеобразный сплав ислама с буддизмом.

14.


Зал под большим куполом, возможно, служил ханакой, а сам мавзолей - именно заметная на прошлых кадрах пристройка, впечатляющая своим внутренним убранством:

15.


15а.


И только само надгробие Термезского Мудреца я не заснял - к нему очень сложно подойти из-за многочисленных паломников в их разноцветных одеждах. Своей многолюдностью этот мазар впечатляет даже на фоне прочих узбекистанских святынь, а ведь это ещё с Афганистаном граница закрыта...

16а.


16.


Вокруг мавзолея - несколько чилляхон, то есть подземных келий, где верующие уединялись на сорок дней:

17.


17а.


Мазар вклинивается в режимную зону, охватывающую большую часть древнего городища. За колючей проволокой - крепость с воссозданным участком стен:

18.


Здесь невозможное возможно:

18а.


Вот так Старый Термез мог выглядеть при жизни:

19.


А часть бывшего шахристана (посада) доступна на пространстве между двух ворот:

20.


Столь знакомое по всей Средней Азии зрелище глиняных руин... Подробное описание городища и карта есть здесь.

21.


То ли погреб, то ли могила:

21а.


Цветные черепки в серой глине - неизменный атрибут таких мест:

22.


По другую сторону ворот мазара хорошо видна Чингизтепа (Великое городище), представлявшее собой вынесенный за городские стены и хорошо укреплённый порт: Большая Чингизтепа была речным караван-сараем, а Малая - таможней. На точку, откуда снят этот кадр, выходить на самом деле не стоит: могут уже и поинтересоваться....

23.


А Амударья с подходов к Старому Термезу хорошо видна - неповторимо розоватая (как и в Хорезме), мелкая и очень широкая - вот здесь порядка 1200 метров. Собственно, здесь Аму на пике своей мощи, река масштабов Днепра или Северной Двины - Сурхандарья и впадающая чуть ниже Шерабаддарья её последние притоки, а дальше лишь наоборот - арыки.

24.


За рекой - Афганистан, виднеется домик из средних веков:

25.


Теперь покинем Термез Суфийский и вернёмся в Термез Буддийский - ещё пара древних монастырей всё тех же 1-3 веков стоят в песках севернее городища, не тронутые Чингисханом хотя бы потому, что в те времена в них и так никто не жил, а руины замело песком. Но сначала несколько фотографий буддийского прошлого из музея в Термезе. Вообще, от самого словосочетания "греко-буддизм" я стабильно чувстую лёгкий взрыв мозга: где Эллада - а где Будда? И как далеко, при некотором внешнем сходстве, были их идеи: античная бившая через края любовь к жизни во всех её проявлениях и буддийское стремление освободиться от всего на свете. Хотя познания мои в обоих культурах весьма скудны, и может точек персесения у них гораздо больше? Как бы то ни было, именно греки научили буддистов строить статуи и придумали канонический "человеческий" облик Будды:

26.


В среднеазиатских странах буддизм представлен джунгарскими городищами и петроглифами Казахстана и Киргизии - я из этого видел руины Кент под Карагандой и петроглифы Тамгалы-Тас близ Алма-Аты. В России же есть и "действующие" буддисты - совсем мне не знакомые тувинцы и слегка знакомые буряты (Иволгинский дацан, дацан в Улан-Удэ) и калмыки (новые хурулы Элисты и утраченные при Советах старые хурулы), и конечно знаменитый дацан в Петербурге. Это всё северная, "тибетская" ветвь буддизма, а главным оплотом южной ("индокитайской") ветви стала, как ни странно, Украина - там есть вьетнамская пагода в Харькове и основанный адептами боевых искусств монастырь в Черкассах.

27.


Но эти руины и обломки с теми храмами соотносятся примерно как раннехристианские церкви с католическими и православными церквями наших дней. Помимо Сурхандарьи, они есть и в Таджикистане, причём не только в Гиссарской долине, но и в горах Памира.

28.


Ближе к дороге стоит Фаязтепа, отреставрированная пару лет назад. Как и Зурмала, она датируется 1-3 веками, ценнейшие её находки хранятся в историческом музее Ташкента, а нашли её лишь в 1963 годах под слоем наметённых песков.

29.


Вот так в те времена тут выглядели ступы:

30.


Купол ступы высотой 10 метров скрывает внутри ещё одну ступу уже 3-метровой высоты:

30а.


Рядом собственно храм из множества дворов, стены которых некогда покрывали росписи:

31.


32.


При виде главного зала с остатками колонн сложно не вспомнить Херсонес, Пантикапей или что-нибудь посредиземномористее:

33.


Что значит ГРЕКО-буддизм:

33а.


Вот здесь есть фото ступы до реставрации и фотографии интьерьеров. Где они сняты - не очень понимаю, но подозреваю, что в этом здании. Видимо, это музей Фаязтепы, увы, оказавшийся закрытым.

34.


Ещё один монастырь Каратепа (Чёрное городище) стоит в песках в режимной зоне. Но военные из окружающих его зданий выведены, а мы, видимо, не одни такие, кого местный водитель завозит туда по грунтовкам. По словам Хаснуддина, уже после поездки сюда, пока мы гуляли по руинам, к нему подъезжали военые на словно из воздуха возникшем УАЗике, задали пару вопросов, всё как бы поняли и укатили. А может, он это присочинил, чтобы набить цену - ну да как говорят на Востоке, "хорошему человеку не жалко". В любом случае без надёжного местного сюда соваться категорически не стоит.

35.


Монастырь Каратепа построен в начале 2 века, и отличается тем, что был полуподземным, а так же очень внушительными размерами - целый небольшой монашеский город. Под навесом - основания ступы:

36.


Ещё одна бывшая ступа скрыта во двориках:

37.


Дворы, коридоры-"улицы", основания колонн - всё знакомо по Фаязтепе, но гораздо масштабнее и подлиннее - не истоптано туристами, не опошлено реставраторами:

38.


39.


40.


41.


Кое-где сохранились даже надписи на многочисленных сменявшихся здесь языках да остатки фресок, но сколько я ни вглядывался в глину стен - нашёл лишь несколько красных пятен. Цветами домонгольской Средней Азии были именно красный и жёлтый:

41а.


Пещеры выше по склону:

42.


42а.


Да общий вид. Слева можно разглядеть круглый купол Фаязтепы и ещё левее и дальше холмы, которые тут тоже хочется принять за гигантское городище:

43.


Хорошо виден Термез - на удивление приземистый город, над которым безраздельно довлеет многоэтажный хокимият:

44.


Вид вниз по Амударье за грозной линией границы. Она течёт здесь на север, и дальше резко повернёт на запад, поэтому виден в эту сторону не Афганистан, а не менее загадочная Туркмения. В дымке синеет Кугитангтау, "Неприступные горы", продолжение Байсунских гор, и возможно видна Айри-баба (3170м), высшая точка Туркмении, там известная конечно же как пик Великого Туркменбаши Сапармурата Ниязова. С туркменской стороны этих гор невероятно много интересного вплоть до следов динозавров на плато Ходжапиль... и мы об этом знаем, так как тот район вдоль и поперёк исследовал tomkad.

45.


И это, хотя и за Амударьёй - а тоже не Афганистан, а лишь Пророчий остров (Арал-Пайгамбар). В его густой зелени стоит мавзолей не знаю точно, каких времён, но над могилой арабского полководца из покорителей Маверанахра. В народе, впрочем, он известен как мавзолей Зуль-Кифль (Святого Ильи) - говорят, раньше в Келифе (это сразу за Кугитангтау) жил один праведник, названный в честь библейского пророка, который, умирая, завещал пустить свой гроб по Амударье. Родня выполнила его просьбу, но гроб вдруг поплыл против течения, встал почти напротив Термеза, и вокруг него из реки поднялся остров. Ныне Арал-Пайгамбар принадлежит Узбекистану, но по факту находится снаружи всех измерений:

46.


А Афганистан - он вот, рядом, за Аму-рекой, распадающейся двумя протоками. Совсем недавно по обе стороны реки было единое пространство и даже одно государство, но теперь с этой стороны каналы, дороги, поля, города, а с той лишь мрачные летучие пески. Но всего-то через полсотни километров за теми песками стоит древний Балх (Бактры) и священный Мазари-Шариф, куда Узбекистан недавно протянул железную дорогу.

47.


Это для меня экзотика на Афганистан просто посмотреть с городища - а ведь я знаю десяток путешественников, которые там бывали и не по разу, и возвращались всегда в восторге. Путешествуя по Средней Азии и вникая в её культуру, сложно не задуматься о том, что в Афганистане осталась немалая часть её вех, как тот же Балх или Герат, да и просто это, судя по всему, одна из интереснейших стран мира. Но я не могу пока себя представить там, мне это всё-таки кажется рискованным. Из Старого Термеза мы поехали на вокзал, а в поезде меня оставили силы, и приехав утром в Ташкент да повстречав в хостеле знакомых по самаркандской гостиницы малайзийку Лин и немку Штефи, я понял, что у меня нет сил ехать уже никуда, и свой последний день в Узбекистане так и провёл в пределах хостела. Впрочем, надеюсь, что не совсем последний - ещё не увидена благословенная Ферганская долина и множество городов, городищ, крепостей и мазаров по всей стране отсюда до Хорезма.

48.


Такой вот был год, когда встретились Амударья и Антипаюта: от границы Афганистана до преддверия Арктики. И не далее как через три дня я вновь отправляюсь в сторону Крайнего Севера.

Но этот пост об Узбекистане всё-таки не последний, а предпоследний - до отъезда ещё напишу небольшой эпилог о Бухаре, Хиве и Самарканде.

ЮЖНЫЙ УЗБЕКИСТАН-2015
Обзор поездки и оглавление серии.
Ташкент, Бухара, Самарканд, Хорезм - см. оглавление.
Дорога из Самарканда и общий колорит Кашкадарьи и Сурхандарьи.
Кашкадарья.
Шахрисабз.
Лянгарское ущелье.
Карши.
Сурхандарья.
Байсун.
Чаганиан. Дорога на Денау, или В поисках парья.
Термез. Город.
Термез. Старый Термез.
Tags: Узбекистан, дорожное
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Весна Туркестана. Оглавление.

    Я в Москве второй день, приехав поездом через Оренбуржье. Здесь, в России, удивительно много зелени, воды и кислорода; никому совсем не интересно,…

  • Весна Туркестана. Первое узбекское хождение.

    Об Узбекистане, этом нашем древнем Междуречье, я мечтал практически с тех пор, как начал путешествовать. Собственно, я тот ещё…

  • Весна Туркестана. Второе узбекское хождение, или Я наконец увидел Самарканд

    Всё же идея разбить путешествие по Узбекистану надвое себя оправдала: исключительная плотность впечатлений и чуждость культурной среды приводили к…

  • Узбекский глоссарий. Часть 1: теория (А - М)

    "В чайхане, на топчане за дастарханом с сюзьмой, чучварой и хаштаком, я глядел в дарвазу на высящийся за дувалами махаллей и хаузом регистана…

  • Узбекский глоссарий. Часть 2: практика (I)

    Узбекистан - мир не только показанных в прошлой части айванов, махаллей и ханак, но и - нексий, менял и регистраций. Так что следом за огромным…

  • Жизнь в махаллях Узбекистана

    Одно из самых сильных впечатлений Узбекистана, главная причина его самобытности - в том, что здесь испокон веков была своя городская культура…

  • Железные дороги Узбекистана

    От показанной в прошлой части патрихальности махаллей перейдём к совсем другой узбекистанской грани - железным дорогам, которые, как и всё здесь…

  • Узбекистан. Люди и реалии.

    Выезжая из Узбекистана в Казахстан, я не мог отделаться от ощущения, что я уже в России. Жизнь там совсем другая по своей сути, и порой кажется,…

  • Юг

    В Аргентине все знают, что Юг начинается за улицей Ривандавиа, а в Узбекистане - что за перевалом Тахта-Карача в полусотне километров от…

promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments