varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Дебальцево и Углегорск. Руины и надежды.



Дебальцево (вернее, Дэбальцево - произносят здесь это название только так и на иное произношение обижаются), расположенное в 70 километрах от Донецка на Луганск - небольшой город (25 тысяч жителей) с огромной станцией. Как и обладающий теми же свойствами Иловайск, в Донбасской войне он стал центром третьего по счёту "котла". Но только это было зимой 2015 года, когда обе стороны успели выстроить оборону и накопить сил, от чего во всём Донбассе Дебальцево и соседний Углегорск сильнее всего разрушены войной. Но люди возвращаются, город восстанавливатся, и это сочетание руин и строек оставило самое пронзительное впечатление всей моей поездки по Донбассу.

В прошлой части осмотрев Межигорье под Киевом, теперь возвращаемся в Донбасс - в следующие несколько постов проедем по местам зимней кампании, первый пункт которой - Донецкий аэропорт - я уже показывал раньше.

Автобус из Донецка до Дебальцева сейчас идёт два с половиной часа, петляя по каким-то просёлкам, обходя разрезанные фронтом трассы и разрушенные мосты. Уже успевшая надоесть Макеевка, за ней какие-то шахтёрские посёлки и патриархального вида деревни вдали от тяжёлой индустрии, а потом Енакиево - в этот раз я видел его лишь из окна автобуса, а в 2011 оно осталось сильнейшим впечатлением Донбасса, в том числе из-за толстого слоя чёрной копоти, покрывавшего любую поверхность вплоть до еловых ветвей. Порождающая его аглофабрика, впрочем, сейчас не дымит, но принадлежащий Ахметову завод работает, и енакиевцы на него молятся - прилетает сюда относительно редко, и они считают, что это просто всемогущий олигарх купил у киевских властей гарантии неприкосновенности своих активов. Из рабочих посёлков енакиевских окраин был и последний хозяин Межигорья.

2.


Ещё через несколько посёлков и разрушенный мост мы въехали в Углегорск - самый маленький город ЛДНР, до 2014 здесь жило всего 7 тысяч человек, а сейчас и того меньше. Он зародился в 1860-х годах как основанное беглыми крестьянами село Хацапетовка, через которое в 1879 году прошла железная дорога. В 1949-56 годах рядом построена одна из крупнейших в Донбассе шахта, и стремительно выросший посёлок в 1958 году был повышен до города, получив нынешнее название, а впридачу - по сути дела загородный трамвай, ходивший до шахты, пока в 1980-82 годах его не заменил троллейбус. Углегорск был самым маленьким в экс-СССР городом с электротранспортом (правда, есть ещё трамваи в крымском селе Молочное и сибирском посёлке Черемушки), но троллейбусная сеть из 2 маршрутов и 4 машин прекратила своё существование в 2014 году: в июле того года украинская армия отбила Углегорск у ополченцев, в боях была повреждена контактная сеть, и восстанавливать её уже не стали. Но в основном город был разрушен уже в Зимнюю кампанию: если кто-то помнит тогдашнюю карту, подконтрольная Украине территория всю осень вклинивалась между ЛНР и ДНР длинным Дебальцевским выступом, который ВСН в январе 2015 года и попытались срезать... но "основание" выступа оказалось крепким, и вот 29 января, когда казалось уже, что наступление захлёбывается, ополченцы внезапно вошли в Углегорск, где вскоре завязались уличные бои, продлившиеся до 5 февраля. И нынешний Углегорск, городок в одну улицу, встречает сгоревшей заправкой и следами траков на асфальте:

3.


Кто именно разрушил каждое из этих зданий - сейчас сказать уже сложно, известно что ополченцы успели эвакуировать около 3000 мирных жителей, а с домами не церемонились ни те, ни другие. Именно Углегорск, а не Дебальцево - самый разрушенный город Донбасса.

4.


Я думал сойти здесь с автобуса на обратном пути, но оказалось, что это и не нужно - всё хорошо видно с дороги. Разрушенных до маловосстановимого состояния зданий тут всё же не так уж много, а вот осколками посечен на главной улице реально каждый дом.

5.


ДК и церковь, видимо, уже приведены в порядок:

6.


6а.


На выезде - квартал многоэтажек, одна из которых в нескольких местах пробита насквозь. Я помню солдатские "хоум-видео", где ополченцы подозревают, что в доме засели снайперы, а подъезды к нему заминированы, и в спешном обсуждении под прикрытием забора проскакивает "Тогда складываем этот дом на х..й!". Как видите, не сложили, но продырявили.

7.


Дальше ещё километров двадцать дороги, вхлам убитой то ли миномётным огнём, то ли траками танков, и дороги почти пустой - лишь полосы кустов по бокам да редкие остановки, по-прежнему (на апрель-2016) в цветах украинского флага. Впереди вырисовываются тонкие трубы города на высоких холмах, затем блокпост у сгоревших придорожных ларьков с новым крестом на развязке, затем - частный сектор местной Рязани (на самом деле массив имени Рязанова) и железная дорога с обелиском-памятником революционерке Людмиле Мокиевской, которая пошла на Гражданскую войну, прикинувшись мужчиной, командовала бронепоездом "Власть Советов!" и погибла в нём на этой станции в 1919 году. Как вы уже поняли, мы прибыли в Дэбальцево:

8.


Как и в случае с Иловайском, звучное название происходит от фамилии помещиков, по землям которых прошла железная дорога: там были Иловайские, тут соответственно Дебольцевы, а станция на Донецкой каменноугольной железной дороге в Луганск к началу ХХ века разрослась в главный внутридонбасский узел 6 (!) направлений, причём устроенный весьма мудрёно - из самого Дебальцева дороги расходятся лишь в три стороны, вновь разветвляясь на соседних станциях: Дебальцево превратилось в такой узел узлов. В 1938 году станционный посёлок стал городом, а в Великую Отечественную, как и Саур-Могила, был одним из центров боёв за Донбасс - причём не летом 1943-го, а зимой с 1941 на 1942-й: сам город красноармейцы оставили после тяжелейших боёв лишь в декабре, а высоты в его окрестностях - и вовсе в середине весны. О какой-никакой истории, недобитой тремя войнами последнего века, напоминают дореволюционные домики в окрестностях автовокзала:

9.


...Итак, к 5 февраля ДНР полностью заняла Углегорск, а 9 февраля ЛНРовцы и вольный "Призрак" закрепились в Логвиново на другой стороне "выступа" - теперь ВСН простреливали трассу, и я помню по сводкам colonelcassad, как медленно и натужно закрывалась крышка "котла". Тогда было много разговоров, что эти два удара новороссов были столь очевидны, что их пропуск украинской армией напоминает какой-то договорняк. Гражданским тогда вроде как дали покинуть город, в нём завязались уличные бои, к 18 февраля закончившиеся занятием города ДНР, и частью распадом и пленением ВСУ, а частью их прорывом в Светлодарск. С обеих сторон тогда погибли, скорее всего, тысячи человек, уж точно сотни, причём ВСН несли сщуественно большие потери, чем ВСУ - в отличие от большинства других сражений, здесь этого не отрицают даже сами ополченцы. Но главное - это было уже не лето-2014, когда война велась неумело и даже наивно, а огромные арсеналы артиллерии ещё не вышли на фронты: зимняя кампания была гораздо локальнее летней, но огонь обеих сторон был куда разрушительнее, и в Дебальцево до сих пор практически нет мест без следов войны - по официальным данным в нём разрушено и повреждено до 80% строений. До нынешней войны здесь жило 25 тысяч человек, после боёв он достался Новороссии с 5-тысячным населением, в основном стариками, а сейчас здесь живёт уже порядка 17 тысяч человек - говорят, по гумантарному коридору в феврале-2015 многие мирные жители ушли на Украину, но большинство из них в итоге сюда вернулись. И несмотря на обилие руин, нынешнее Дебальцево, где видимо есть работа - один из самых оживлённых и людных городов обеих респпублик:

10.


Всю дорогу до Дэбальцева у меня в ушах звучал голос новоазовского Полковника: "С кем вы согласовали своё пребывание в городе?!", и понимая, что здесь не Новоазовск и всё гораздо серьёзнее, первым делом мы решили пойти и согласовать. От автовокзала минут пять ходьбы до главной площади Ленина без Ильича, но с памятниками обеим войнам:

11.


На западной стороне площади - забавный "замок", видимо бывшее кафе:

12.


На северной - школа искусств, явно строившаяся как что-то административное:

13.


На восточной - конструктивистский дом, наверное построенный к наделению Дебальцева статусом города (1938) и серая коробка администарции. Туда мы и направились, и двое ополченцев на проходной, проверив наши документы и записав нас в амбарную книгу, отправили нас прямиком к мэру - а с мэрами мне общаться до сих пор не приходилось... Коридоры администрации были тёмными и давно не знавшими ремонта, но по крайней мере утром в них было не протолкнуться от разного рода госслужащих. Мы пришли в уютный и чистый кабинет, и после нескольких минут ожидания в приёмной у секретарши прошли внутрь. Имя дебальцевского мэра Александр Рейнгольд несколько раз мелькало в новостях несколько дней назад, когда здесь чуть было не началось новое наступление. Лично же я запомнил Александра Юрьевича молодым, ителлигентным и очень энергичным человеком, готовым идти на контакт. Он вкратце рассказал нам, как тут всё было, сколько разрушено (например, все 6 городских школ), сколько восстановлено или на последних стадиях восстановления (например, 5 школ из 6), а потом отвёл нас в комендатуру на том же этаже, и военные, посовещавшись, вызвали такси и дали нам сопровождающего - крепко сбитого здоровяка-пехотинца, переведённого сюда из под Широкино. Прямо с крыльца администрации мы и поехали по городу...

14.


...но сначала покажу вокзал, куда мы пошли уже после "экскурсии", потому что именно вокзал - центр Дэбальцево, и начинается станция буквально на задворках администрации, полностью изолированная путями от города. У входа в пешеходный тоннель обнаружилась небольшая тёмная забегаловка с яичницей и пюре, но всё это было невероятно дёшево и очень вкусно. Там же мы попрощались и с "нашим" пехотинцем, зашедшим следом взять себе пирожков. Сам же Дэбальцевский вокзал традиционно считается красивейшим в Донбассе; мы вышли на его островную платформу левее границы кадра, а серое здание на заднем плане - та же самая администрация:

15.


На кадре выше хорошо видно, что вокзал состоит из двух корпусов, построенных с разницей ровно в сто лет - в 18(9)79-83 годах. Старый вокзал ещё в начале ХХ века славился на весь Донбасс своей культурой обслуживания - например, буфетом с фирменным блюдами, который держали касимовские татары, а в 1930-х годах здесь впервые на советских железных дорогах кассир-"стахановец" Пётр Аладин придумал компостировать билеты, в честь чего на вокзале даже вешали мемориальную доску. При всём том вокзал совсем небольшой:

16.


А самый красивый интерьер - конечно, под центральной башней. Обратите внимание на картину, запечатлевшую освобождение Дебальцева в 1943 году - мирные жители обнимают солдат на фоне горящего города, разрушенного в том числе их огнём.

17.


Пустые платформы, пустые вагоны... Сейчас тут ходит лишь несколько пригородных и один междугородний (Ясиноватая-Луганск) поезд в день, причём тянет их от Горловки до Мануиловки маневровый тепловоз - контактная сеть разорвана (одни говорят - что мародёрами, другие - что отступавшими ВСУ), кое-где валяются подрубленные взрывами столбы, и лишь само полотно цело - в украинских СМИ тогда писали, что "террористы за 12 дней восстановили железную дорогу"... Впрочем, подробнее об этом всём будет отдельный "железнодорожный" пост.

18.


На площади и станции мы несколько раз отчётливо слышали паровозный гудок, и спешили сюда посмотреть на паровоз. Он тут действительно есть и выходит из депо в День победы, и видимо в депо и продувался за три недели до выхода. Мы же увидели лишь обязательный на таких станциях паровоз-памятник, в данном случае ФД20, построенный в 1930-е годы в Луганске:

19.


Мне показалось, что краешек "действующего" паровоза виден за воротами депо, но это оказались лишь колёсные пары:

19а.


Путепровод ведёт в восточную часть города, в закуток между станцией и Дебальцевским заводом металлургического машиностроения (1894), до обратной стороны которого мы ещё доедем:

20.


Пока же вернёмся в западную часть: от крыльца администрации на такси в компании пехотинца мы поехали по улице Ленина - главной в городе и первой от путей. Вдоль неё немало старых и неало разрушенных зданий, а вот например и то, и другое в одном лице:

21.


Но как видите - тут много и людей, и машин, и есть даже дети:

22.


Что же касается архитектуры, то большая часть старых зданий Дебальцева может быть с равным успехом как прогрессивной дореволюционкой, так и запоздалым от консерватизма железнодорожников модерном 1920-х годов. В одном из дворов длинное здание, планровкой более всего похожее на бывшую железнодорожную больницу (но в таком качестве её не помнят даже старожилы):

23.


Во дворах, как и в любом железнодорожном городе - сараи из старых вагонов:

24.


А от других донбасских городов Дэбальцево отличает обилие деревянных домиков, типовых красных с зелёным ставнями. Большинство из них выгорели изнутри и вряд ли будут восстановлены:

25.


Таксист и пехотинец просто везли нас по отработанному маршруту - я не первый журналист (хотя и, думается, первый блоггер) в их городе. Местоположения многих объектов и тем более их назначения я и не запомнил, как например вот это нечто под тройной крышей:

26.


Или целый квартальчк малоэтажных сталинок из дикого камня с явным налётом модерна:

27.


В Дебальцево мне так и не удалось пообщаться с простыми прохожими, а от мэра и сопровождающих я слышал лишь официоз. В разрушении города, само собой, они обвиняли украинскую армию: Дебальцево и в июле-2014 было взято не победным маршем, а обстрелами из тяжёлого оружия и штурмом, а зимой, дескать, ВСУ с самого начала угрожали, что "если нам придётся оставить город - мы его разрушим", да и разрушение инфраструктуры отступающими войсками - обычная практика испокон веков. Но и не надо быть военным экспертом, чтобы понимать - взять укреплённый город, не нанеся ему серьёзных разрушений, в принципе невозможно, в ту же Великую Отечественуюю наступление Красной Армии разрушило гораздо больше, чем наступление вермахта, просто потому, что и шло куда тяжелее. То же самое говорили и знакомые ополченцы: одним из итогов зимней кампании стало понимание невозможности отвоевать Донбасс, не опустошив его окончательно. Но в общем кто и зачем разрушил тот или иной дом - я судить уже не берусь, ограничившись нейтральным "разрушено войной".

28.


Вдоль бескрайней станции, на километры тянущейся сортировочными парками, мы ехали на северную окраину Дебальцева, в посёлки 8 марта и Фестивальный по разные стороны железной дороги. В какой-то момент слева город и вовсе прервался (справа продолжала тянуться бесконечная станция) и раскрылась степь в сторону фронта - тут бывший Дебальцевский выступ просматривается до самого основания, до 320-метровый труб Углегорской ТЭС в оставшемся за Украиной Светлодарске. В этих степях и шли те бои зимой 2015 года, о которых потом долго спорили реалист Мурз и оптимист Шурыгин, и говорят, там по сей день валяется немало битой техники, к которой нас не свозили лишь потому, что именно в тот день там работали сапёры и от взрывов размирования периодически подскакивал весь город.

28а.


Железная дорога севернее Дебальцева раздваивается путями на Лисичанск и Луганск, и западнее их обоих - небольшой посёлок Фестивальный. Говорят, вот этот памятник у одного из административных зданий станции был пробит насквозь как раз в районе сердца - но может и легенда, сомнительно, что памятник заделали впереди разрушенных домов.

29а.


Пробитая снарядом общага и венок наверное кому-нибудь, убитому случайным прилётом на этом месте:

29.


А между двух веток, то есть за лисичанской линией от Фестивального лежит посёлок Восьмое марта - самая дальняя и самая разрушенная (а может - наименее отстроенная) часть Дебальцева. Мэр Рейнгольд рассказывал про район, который называет "улицами танкового биатлона" - по его словам, там уходили украинские танки, ведя беспорядочный огонь в разные стороны, но туда мы уже не ездили, сочтя, что такие же точно виды застали и здесь - хотя здесь, судя по всему, наоборот, ополченцы врывались в город.

30.


Сгоревшие хаты, следы от траков на асфальте, а то и "градины", застрявшие в земле:

31.


Действительно жуткие виды - но при этом и тут не безлюдно:

32.


Вот например полуразрушенное здание одного из железнодорожных ведомств:

33.


А рядом с ним, помимо памятника воинам НКВД - типовой советский коттедж с новенькими стеклопакетами. Старые окна, как вы понимаете, тут просто не могло не выбить:

34.


В центре 8 марта - школа №7, причём явно в дореволюционном корпусе:

35.


Но Восьмое марта - это тупик, сквозь станцию Сортировочную нет никаких путей, поэтому сделав по нему круг, мы той же дорогой вернулись в центр, и по старым проездным аркам пересекли несколько линий железной дороги, оказавшись в восточной половине города, во владениях завода:

36а.


Как уже говорилось, в 1894 году главный железнодорожный узел Донбасса пополнился механическим заводом, выпускавшим всякую вспомогательную технику для рудников и заводов вроде узкоколейных тележек. Завод сразу стал рассадником революции - первая стачка на нём случилась уже в 1899 году, и дальше местные пролетарии не оставались в стороне от последующих революций. В общем, советской власти было за что любить этот завод, ставший в 1930-х годах Дебальцевским заводом металлургического машиностроения, важнейшим в Донбассе предприятием не столько производства, сколько ремонта оборудования металлургических заводов. Что интересно, и в нынешнюю войну в заводской части заметных разрушений гораздо меньше, чем в центре или на Восьмом марта... но эта часть города и гораздо безлюднее.

36.


37а.


Так как сам завод выглядит мёртвым - на металлургических комбинатах, тем более по ту сторона фронта, сейчас не до ремонта оборудования:

37.


Пустынное дореволюционное заводоуправление со следами войны:

38.


Но главный памятник Заводского посёлка - бывший ДК Машиностроителей, который, по словам Рейнгольда, местные теперь называют не иначе как "кладбищем":

39.


В него можно беспрепятственно зайти, и внутри крошево и закопчённые стены. Он был разрушен не в зимних боях, а ещё в конце июля 2014 года, когда Дебальцево брала украинская армия - как уже говорилось, здесь её победный марш от Славянска и Краматорска порядком замедлился и железнодоржная столица досталась с боем. Местные жители тогда ещё не умели укрываться от обстрелов так, как их научила война к началу зимней кампании, и когда в этот ДК прилетело чем-то тяжёлым - в нём прятались десятки людей. Сколько тут было погибших - я не знаю, где-то скажут, что полторы сотни, а где-то - что ни одного, но жуткий памятник войны так и стоит:

40.


Зрительный зал с лепниной и резьбой:

41.


42.


Искусство принадлежит народу:

42а.


В компании пехотинца мы обошли ДК по кругу. Пехотинец советовал не лазать в кусты - там могут быть неразорвавшиеся снаряды:

43.


На стенах надписи и рисунки:

43а.


В парке простроелен даже на обелиск на братской могиле, уж не знаю революционеров или красноармейцев из числа заводчан:

44.


А Ильичи в Дебальцево не повалены, а расстреляны, в том числе прицельно по лицам. Таксист говорил, что в те полгода между июлем-2014 и февралём-2015 украинские военные творили тот ещё беспредел, и во второй половине дня мирные жители старались не казать из дома носа, чтобы не нарваться на пьяного вояку. Так это или не так - я, само собой, не знаю, с одной стороны таксиста мэр позвал проверенного, но с другой глядя на эти памятники человеческой злобе в такое веришь.

44а.


Немало людей вернулось сюда уже с Украины, и говорят, сейчас общество многих донабсских городов делится на три явных части, не вполне понимающих друг друга: "братство оставшихся" (то есть тех, кто пережил в городе самые страшные дни), вернувшиеся из России (эти знают всё то же - но лишь в теории) и вернувшиеся с Украины, у которых картина тех событий изначально была иной и в разговоре люди из двух других групп их порой поправляют: "Не захватили, а освободили!".

45а.


...От разрушенного ДК мы поехали назад к администрации, там я ещё раз зашёл в комендатуру - один из офицеров дал мне свой телефон, предложив таки свозить на битую технику в другой день, но не задалось - на следующий день их куда-то вызвали. По центру мы гуляли уже пешком, но в основном это невзрачные улицы частного сектора и пятиэтажек. Близ площади Ленина обнаружился памятник "афганцам" с кадра выше, а минутах в десяти ходьбы по улице Калинина - ещё один ДК, или вернее изначально Дворец науки и техники локомотивного депо (1939), заведение с таким странным названием мы уже видели в Иловайске и ещё увидим в Ясиноватой. Он тоже порушен, но уже при наступлении ополченцев:

45.


Напротив - ещё один Расстрелянный Ильич. Показательно, что украинский флаг с него до сих пор не стёрли, словно напоминая таким образом, что у администрации есть и более важные дела.

46.


На другом конце центра по той же улице Калинина, через квартал от автостанции - ещё и церковь Александра Невского, вроде бы 1897 года, но по виду явный новодел:

47.


Купола-обновка во дворе:

48.


Но самое сильное впечатление от Дэбальцева - даже не масштабы разрушений, а масштабы восстановления разрушенного города. Где-то руины латают жители, а где-то работает тяжёлая техника - даром что Рейнгольд прежде возглавлял строительные ведомства в Донецке:

49.


Одинаково активно чинят дома соседству с администрацией:

50.


И пятиэтажки с выбитыми квартирами в глубине дворов:

51.


В одной из школ уже восстановлено здание, уже вставлены окна - и лишь лампы и мебель ждали расстановки по местам:

52.


Люди восстанавливают свой город - это донбасский сюжет. Местные не раз мне говорили, что сейчас инфраструктуру приводят в порядок там, где этим не занимались все годы при Украине - речь, само собой, не о высокобюджетных проектах сверкающего Донецка, а о захолустье, где не ездят делегации и не проводили международных матчей. Простейший пример: в Дебальцево войной разрушена больница, до того последний раз капитально переоснащавшаяся в советские времена, теперь её восстановили, и само собой - по современным стандартам, а не такой, как была. Говорят, в Донбассе стали популярнее всякие реальные специальности в вузах, куда больше людей идут на инженеров или агрономов, а не на юристов и экономистов. Многие покинули Донбасс навсегда, но многие и осознали, сколько значит для них эта земля и эти пыльные рабочие посёлки, да научились под обстрелами и в голоде доверять друг другу и ценить друг друга. Самый ухоженный регион нынешней России - Чечня, самая ухоженная страна Африки - Руанда, а в Приднестровье порядка больше, чем в материковой Молдавии... есть надежда, что и Донбасс пойдёт по этому пути.

53.


И ещё один очень интересный момент: для понимания происходящего важен не только вопрос "Кто разрушил город?", но и вопрос "Кому люди верят и кого прощают?". "Украинской стороне конфликта" стоило бы просто сесть в тишине да подумать - почему вообще люди в этих краях верят другой стороне?

53а.


...Из Дебальцева мы поехали в Горловку, где нас ждал отставной ополченец, и на блокпосте в автобус зашёл угрюмый военный посмотреть документы. Я показал ему паспорт, он полистал его и вернул, но тут случайно я открыл чехол и он заметил фотоаппарат.
-Это ещё что такое? Что вы фотографировали в городе!
-Вот моя аккредитация, всё согласовано с мэрией и комендатурой... У меня телефон коменданта есть.
-А у меня есть телефон Басурина! Пойдёмте разбираться.
Выведя меня из автобуса, однако, он всё же позвонил мэру:
-Александр Юрьевич, вам имя [моё имя] о чём-нибудь говорит? Понятно, понятно, извините, - положив трубку, военный сказал, что претензий ко мне больше не имеет, но на всякий случай отсмотрел мои фотографии на фотоаппарате, при этом через плечо запрещая водителю автобуса трогаться дальше. Пару кадров он попросил удалить, но я, уходя, "забыл" нажать кнопку. Военный напутствовал, что в прифронтовых городах нужна не эта "аккредитация Брайко" (из Министерства информации), а "басуринская аккредитация", которую мне бы вряд ли когда-нибудь удалось получить. Собственно, это и причина регулярных недопониманий с военными: в моей аккредитации было написано, что она "не даёт право журналистской деятельности в зоне ведения боевых действий", но только в министерстве информации последнее понимают как непосредственно линию фронта, а военные - как все прифронтовые города.

В следующей части - про Горловку, самый мрачный ныне город Донбасса (из виденных мной).

ДОНБАСС-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Дорога на Донбасс через Ростов-на-Дону.
История Донбасса.
Две стороны одной войны.
Реалии Новороссии.
Война с обеих сторон фронта.
Реалии новой Украины.
Памятники войне с обеих сторон.
Украина. Киев, география Майдана.
Украина. Межигорье.
Донецкая Народная Республика
Донецк. Общее о городе.
Донецк. Улица Артёма.
Донецк. Севернее центра.
Донецк. Новый Свет.
Донецк. Английская колония и окрестности.
Донецк. Рабочие окраины.
Донецк. Разрушенный аэропорт.
Макеевка. Центр.
Макеевка. Колония.
Макеевка. МакНИИ и Гвардейка.
Саур-Могила и окрестные города.
Иловайск. Узел и котёл.
Новоазовск. Кривая коса.
Новоазовск и Седово.
Дебальцево и Углегорск.
Горловка.
Ясиноватая.
Из ДНР в ЛНР по железной дороге.
Луганская Народная Республика.
...посты будут.
Tags: "Зона заражения", "Молох", ДНР и ЛНР, дорожное, транспорт, шахтёрское
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 108
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 219 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →