varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Как добывают нефть



"Вечность пахнет нефтью" - эпиграф нашей эпохи. "Чёрное золото", "кровь земли" - нефть, безусловно, главное из многочисленных полезных ископаемых, потребляемых современной цивилизацией. На нефти (вернее, продуктах её переработки) я проделал всё это путешествие, из нефти сделаны корпус ноутбука, с которого я это пишу и устройства, с которого вы это читаете, и энергию, позволяющим им работать, с высокой вероятностью тоже даёт нефть. Наш мир в прямом смысле слова пропитан нефтью, и когда мне представилась возможность посмотреть, как её добывают да пообщаться с теми, кто её добывает - конечно же я не мог этого упустить. Для этого мы поехали на Спорышевское месторождение близ Ноябрьска.

Тут, впрочем, стоит оговориться, что нефть бывает очень разной, даже в пределах Югры и Ямала (железным дорогам которых была посвящена прошлая часть) отличаясь буквально всем - свойствами, условиями залегания и соответственно технологиями добычи. Добыча в окрестностях Ноябрьска - одна из самых сложных и потому одна из самых современных в России.


...Нефть была известна человечеству немногим меньше, чем металл: жители древнего Междуречья (то есть и берегов нынешнего Персидского залива) уже тысячи лет назад, собирая её с поверхности водоёмов, использовали как масло для светильников и даже делали асфальт. Первую скважину пробурили в 347 году до нашей эры китайцы, запустив туда трубу из бамбука. На вооружении Византии стояли огнемёты, так называемый "греческий огонь", которым они сожгли в своё время арабский флот, имевший неосторожность угрожать Константинополю. В Речи Посполитой уже в начале 16 века галицкую нефть использовали для освещения улиц, ну а родиной российской нефтянки была Ухта в нынешней Коми, где нефть была впервые найдена в 1597-м, а впервые добыта в 1745 году купцом Фёдором Прядуновым, построившим там примитивную перегонную установку. Последующие века показали, что нефтянка для России такая же традиционная отрасль, как хлебопашество или производство оружия: так, в 1823 году братья Дубинины построили первый в мире нефтеперегонный завод близ Моздока, а в 1847 году в окрестностях Баку была пробурена первая в мире промышленная скважина - до того нефть добывали в колодцах. Первым конкурентом России была Австро-Венгрия с её Галицкими промыслами, где в 1852 году, например, появилась первая в мире нефтяную вышка. В 1858 году нефть впервые начали добывать в Новом Свете (Канаде), год спустя - в Штатах, и вскоре американская нефть из глубоководных портов да хваткой Рокфеллеров хлынула в Европу рекой. Реванш к концу концу 19 века взяли промышленники Нобели и инженер Шухов, создав трубопровод, нефтехранилище (вместо "барреля"- проще говоря, 200-литровой бочки), наливной танкер и работавший на нефти теплоход. Затем в Америке начали распространяться автомобили, самым ценным нефтепродуктом вместо керосина и дизельного топлива сделался бензин, и вот уже к началу Первой Мировой Америка по добычи нефти вновь обгоняла Россию вдвое. В 1932 году, однако, в Ярославле был впервые получен искусственый каучук, и это открыло следующий этап нефтяной эпохи - нефть быстро превратилась в важнейший стройматериал. Словом, нефтянка никогда не стояла на месте, а Россия всегда была в её авангарде, и даже пресловутые гидроразрывы пластов хоть и изобрели в 1947 году в Штатах, а уже пять лет спустя проводили на Донбассе. Центром российской и советской нефтянки больше ста лет оставался Кавказ, но уже в 1929-32 годах была найдена и добыта первая нефть Ишимбая в Башкирии, а вскоре "Второе Баку" разрослось по всему Южному Предуралью и Среднему Поволжью. Со временем эта отрасль всё более и более децентрализовывалась, новые нефтегазоносные провинции открывались и разрабатывались тут и там, но и среди них выделилось "Третье Баку", как поначалу называли месторождения Западной Сибири. Собственно, и первооткрывателем тюменской нефти считается бакинец Фарман Салманов, в 1962 году разведавший крупнейшие запасы близ Мегиона, хотя вообще-то первая западно-сибирская нефть была найдена тремя годами раньше Владимиром Соболевским на Малом Атлыме. То была весьма романтическая эпоха "Сибириады" - косматых геологов в дебрях тайги, неудержимых фонтанов из свежепробуренных скважин, и пожаров, о которых слагали легенды.

2а. фото 1970-90-х годов.


Югория буквально за пару дестилетий изменилась до неузнаваемости, среди её болот и речных проток выросли современные города, а ханты и манси оказались меньшинством среди тех, кто приехал "за туманом и за запахом тайги" или хотя бы "за длинным рублём". Затем пришёл капитализм, и с чужих слов Югория 1990-х и начала 2000-х напоминала Клондайк, откуда люди возвращались в свои безработные края с огромными деньгами, но и желающих забрать эти деньги себе туда стекалось немало. Тогдашняя - советская и раннепостсоветская - нефтянка была грязным и опасным производством, и ещё лет 15 назад в югорских болот были не редкостью вот такие сюжеты:

2б. фото 2000-х годов.


А на ночных снимках из космоса Западаная Сибирь числом ярких огней уступала разве что Подмосковью - но светились не города, а пожары и факелы. Говорят, горела нефть порой так долго и жарко, что в нескольких километрах от пожара наступала весна - таял снег, распускались цветы... это я читал ещё в каких-то советских журналах. Кадрами вроде прошлого и следующего интернет переполнен по сей день, и на самом деле обывателю сложно представить, НАСКОЛЬКО они устарели.

2в. фото 2007 года.


Одно из главных зданий Ноябрьска - офис нефтяников. Первые месторождения близ будущего города начали разрабатываться в 1977 году, а в 1981 был создан "Ноябрьскнефтегаз", и первоначально в его подчинении была вся нефтедобыча Ямало-Ненецкого округа, этой главной "вотчины" газовиков. В 1995 "Ноябрьскнефтегаз" был приватизирован и вошёл в состав омской "Сибнефти", десять лет спустя перешедшей под управление "Газпрома" и ставшей соответственно "Газпром нефтью". Теперь здешняя контора носит забористое название "Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз":

3.


Рядом её же заправка, причём появились они независимо друг от друга:

4.


Сюда меня привёз Кирилл kuroi_makdare, вскоре подошёл человек из пресс-службы, и получив спецовки и каски (кстати, офигенно удобные, регулирующиеся прямо на голове), мы поехали за город. Пока ждали выдачи экипировки - я полистывал лежавшую в фойе ведомственную газету с замечательным названием:

4а.


Спорышевское месторождение, открытое в 1993 году и в 1996 введённое в эксплуатацию, начинается буквально от окраины Ноябрьска. По здешним меркам оно маленькое и второстепенное, и выбрали мы его лишь потому, что близко - между собой месторождения отличаются не столько масштабом и ассортиментом сооружений, сколько их количеством. Название в память Александра Спорыша - мастера разведочного бурения, открывшего нескольких месторождений (Западно-Ноябрьское, Карамовское, Ягодное), а погибшнего здесь в ДТП во время работ по доразведке.

5.


К слову, "поехать на месторождение" - фраза некорректная, так как само месторождение находится в земле, а территория над ним, где идут разработки - это уже "лицензионный участок". У въезда - пост охраны и шлагбаум, проверка документов, пропусков и разрешний на фотосъёмку. Но за шлагбаумом - совершенно те же пейзажи, что и по трассам Югры и Ямала: невысокие леса и топкие болота, песок на участках без растительности, обилие коммуникаций, курсирующие туда-сюда тяжёлые машины да странные для далёкого от темы человека указатели - всё это можно видеть и по дороге из Сургута хоть в Ханты-Мансийск, хоть в Нижневартовск, хоть сюда.

6.


Сквозь месторождения проходит железная дорога - ведь оно было разведано позже её постройки:

7.


Но главный транспорт здесь, на самом деле, трубопроводы, вьющиеся по лесным опушкам:

8.


Какая-то, видимо, подстанция с расходящимися от неё линиями электропередач:

9.


А кочки за болотом - рекультивированная земля, на которой работы давно завершились. Как видите, на них уже подрастают деревья.

10.


Как представляет себе непосредственно добычу нефти обыватель? Деревянные вышки с факелами, в лучшем случае клюющие носом штанговые насосы, как на граффити с заглавного кадра. Первые  в рабочем состоянии я видел единственный раз лет 15 назад близ Перми, вторые ещё не редкость по всей стране от Калининградской области до Башкирии, но "Ноябрьскнефтегаз" уже и от них отказался - одному из самых северных нефтедобывающих предприятий России приходится быть и одни из самых современных.










Важнейшая единица его месторождений - это "куст скважин", и выглядит он вот так:

11.


Валы, напоминающие руины каких-нибудь древних крепостей, и знак у ворот с весьма красноречивой инфографикой. Пожаробезопасность у нефтяников возведена в культ, потому что "горящие торфяники - это не так страшно, как горящие нефтяники". Курение в неустановленном месте - это немедленный вылет с работы с "волчьим билетом", а лёгкие с виду спецовки делаются из невоспламеняющихся материалов.

11а.


За валами - ни вышек, ни качалок, а лишь неподвижная скважинная арматура, на сленге нефтяников - "новогодние ёлки" (из-за обилия кругов):

12. фото предоставлено пресс-службой


Настоящая революция в нефтедобыче в последнее время связана с наклонным бурением - если ещё лет 20 скважина скорее всего уходила в землю вертикально, то есть бурилась непосредственно над местом добычи, то сейчас они изгибаются во всех трёх плоскостях, а зачастую ("боковые зарезы") ещё и ветвятся. Соответственно, куст скважин - это небольшая площадка, из под которой наклонные скважины, как древесные корни, расходятся на несколько километров в разные стороны. Вместо штанговых насосов нефть качают насосы электроцентробежные, находящиеся непосредственно в скважине глубоко под землёй:

13.


Обратите внимание, что часть труб - зелёные, и это не просто так - каждый цвет означает определённое содержимое, и по коричневым идёт нефть, а по зелёным - вода. Если обыватель представляет месторождение как такое плещущееся под землёй нефтяное озеро, то на самом деле всё намного сложнее: нефть рассеяна в порах, и выше неё обычно так же рассеян слой газа, а ниже - слой воды. Так вот, вода закачивается в скважины для поддержания в них давления. Спорышевская нефть залегает на глубине от 2 до 3 километров, а наверх идёт горячей - непосредственно в пластах её температура 86 градусов, но за время пути по трубе она успевает остыть примерно до 60. А теперь представьте, как добывать горячую жидкость в вечной мерзлоте? Что при Нобелях, что сейчас российская нефтянка обречена быть технологичной...

14.


На песке - сердолик. Он часто встречается там же, где нефть, хотя вроде бы прямой связи между ними нет:

15.


Покинув куст (а он тут не один), едем дальше. Спорышевское месторождение в поперечнике размером около 20 километров, и это немного - крупные месторождения напоминают районы.

16.


Вагончики, или как здесь говорят, балкИ - переносное жильё для рабочих. В балках мне доводилось ночевать в Больземельской тундре (где я тоже видел немало нефтяных сюжетов), но то были балки дорожников, а у нефтяников, думаю, они изнутри комфортабельнее. И у тех, и у других, однако, отменно кормят в столовых - потому что попробуй накорми плохо несколько сотен или даже тысяч здоровенных мужиков, вкалывающих на морозе.

17.


За балками характерный мощный кран, слегка похожий на вышку, отмечает капитальный ремонт скважины, в ходе которого из неё надо извлечь несколько километров труб. К таким объектам мы не подъезжали, журналистов на них если и возят - то только проверенных и знающих, что делать, в случае ЧП. Вероятность этих ЧП, конечно, очень мала - но нефтяники любят порядок и не полагаются на "авось".

18.


Мы же ехали в центр месторождения - на ДНС ("дожимная насосная станция") с УПСВиГ ("установка предварительного сброса воды и газа"), к которому пристроились и длинные административно-бытовые корпуса:

19.


Ведь из скважин идёт не чистая нефть, а эмульсия с водой и газом, и со всех кустов она поставляется сюда для очистки. В сущности, это примерно то же самое, что обогатетильные фабрики на рудниках.

20.


Здесь нам дали сопровождающего из непосредственно производственных сотрудников, и экскурсию он вёл неадаптированным к уху постороннего слогом - как и у всех профессионалов, у нефтяников есть свой жаргон и обязательный перенос ударений: тут говорят не "добыча нефти", а только "добыча нефти". Пока ждали сопровождающего у ворот - я сфотографировал пробы в стоявшем рядом ящике:

20а.


Высокие сооружения с "бочками" - это и есть система подготовки нефти:

21.


Первая стадия подготовки - дегазация. Сам по себе "попутный газ" не чета газу из "собственных" месторождений - в нём множество примесей, очистка его до состояния "голубого топлива" стоит немногим меньше, чем конечное использование, и одним из символов нефтяной промышленности долгое время были факелы: попутный газ просто сжигался. Их и сейчас немало полыхает над заводами и месторождениями, но постепенно от них избавляются. Тот же "Ноябрьскнефтегаз" поставляет газ на перерабатывающий завод компании "Сибура", куда газ идёт со всех окрестных месторождений, расположенный рядом с большим, и более того - нефтегазовым Вынгапуровским месторождением.

22.


Следующая стадия - обезвоживание. Воду потом закачивают обратно в пласты:

23.


Третья стадия - удаления солей, для чего нефть насыщают пресной водой и вновь обезвоживают. Есть ещё четвёртая стадия стабилизации, то есть удаления лёгких фракций для уменьшения потерь при транспортировке, но её проводят уже не здесь, а на ЦПСах ("центральный пункт сбора"), коих на весь "Ноябрьскнефтегаз" всего два - на Вынгапуровском и Холмогорском месторождениях.

24.


В невзрачном кирпичном домике - управление УПСВиГ:

25.


На пультах и на экранах компьютеров - одни и те же данные, системы дублируют друг друга. Очень симпатичная девушка-оператор фотографироваться отказалась:

26.


С обратной стороны установок - насосы:

27.


Эти качают нефть:

28.


А эти - воду:

29.


За насосами УУН - "узел учёта нефти", автоматически подсчитывающий, сколько получилось нефти после подготовки. Учитывается и подсчитывается в реальном времени на современных месторождениях буквально всё, вплоть до рентабельности кажой отдельно взятой скважины.

30.


И в этих хранилищах - нефть, уже готовая к отправке на ЦПС:

31.


-Тут, наверное, по ночам красиво, огни горят?
-Не горят, а светятся.

32.


Немалую часть ДНСа занимает система пожаротушения со своими огромными баками:

33.


Все принадлежащие ей трубы - красные. Система автоматическая, реагирует на возгорание сама и направлена на то, чтобы не только потушить огонь, но и не дать ему распространиться. Та ответственность, с которой нефтяники относятся к этой угрозе - одно из сильнейших впечатлений от месторождения.

34.


Напоследок мне подарили бутылочку нефти - очень текучей и с не то чтобы сильным, но весьма резким запахом:

35а.


Вот как выглядит нефть... вернее, нефть Спорышевского месторождения: как уже говорилось в самом начале, даже нефть с соседнего месторождения может совсем иначе залегать, добываться и выглядеть. До сих пор нет даже единой общепринятой теории сущности и происхождения нефти - то ли планктон древних морей, то ли смешение углерода и водорода земной коры, то ли невозобновляемый ресурс, то ли возобновляемый в исторических пределах...

35б.


...В Югории сейчас интересное время - эпоха "клондайка" позади, не бьют фонтанами уже ни нефть, ни деньги, зарплаты во всех этих компаниях хорошие, но уже давно не шальные. Нефтедобыча становится всё более технологичной и рутинной, и что особенно впечатляет - почти никак не связана с торговлей: в тое время как пол-страны затаив дыхание следит за ценой барреля, нефтяники просто работают, и пока цена выше себестоимости добычи (а это менее 20 долларов) - это не их головная боль. Не боятся они и того, что "однажды нефть закончится" - её запасы постоянно увеличиваются, причём - "вглубь": грубо говоря, 30 лет назад технологии позволяли из одного и того же месторождения извлечь 3% его запасов, 20 лет назад - 7%, а сейчас каких-нибудь 15%, то есть ещё 85% ждут, когда человек до них сможет добраться. Сначала нефть сама била фонтанами, потом её качали примитивными насосами из вертикальных скважин, потом до новых горизонтов стали доходить наклонные скважины, а там и они обзавелись "боковыми зарезами", то есть начали ветвиться, гораздо гуще пронизывая пласт. По той же причине российские нефтяники равнодушны к "нетрадиционным видами нефти" типа американской сланцевой или канадских нефтяных песков: журналисты создали этим ресурсам имидж какой-то "энергии будущего", но на самом деле это такие же точно нефть и газ, просто добываемые более сложным способом там, где раньше их добыча казалась невозможной. В России же традиционной нефти хватит на много поколений, а суровые условия Крайнего Севера вынуждают наших нефтяников как мало где в мире уделять внимание технологиям добычи. В общем, нефть для России - судьба.

36.


Следующие несколько постов - о нефтеградах, разнообразных (действительно разнообразных!) комбинациях параллелепипедов с офисами нефтегаза, церквями, мечетями и памятниками в центре. Первым из них, конечно, покажу сам Ноябрьск.

СЕВЕР-УРАЛ-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Селькупия
Вертолётом над тундрой.
Красноселькуп.
Мёртвая дорога. Река Таз и брошенные паровозы.
Мёртвая дорога. Посёлок Долгий и поход по линии
Нефтегазовый край.
Железные дороги Югории.
Как добывают нефть.
Ноябрьск. Столица ямальской нефти.
Когалым.
Нижневартовск.
Сургут. Городской пейзаж.
Сургут. Старина и транспорт.
Сургут. Вездеходы "Тром".
Горнозаводской Урал - посты будут.
Tags: "Вечность пахнет нефтью", Сибирь, Югория, дорожное, индустриальный гигант
Subscribe
promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments