varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Когалым. Город-офис.



Продолжаю рассказ о нефтеградах - особенности этих столь же поразительно похожих, сколь и разных городов я сформулирова в прошлой части, посвящённой одному из них - Ноябрьску, городу нефтяников в краю газовиков. Чуть южнее его, но уже в Ханты-Мансийском автономном округе, встречает Когалым (62 тыс. жителей) - главная из "трёх жемчужин в короне ЛУКойла" (другие две - Урай и Лангепас), которые среди других нефтеградов не спутать ни с чем.

От Ноябрьска до Когалыма около сотни километров, пара часов пути - но единственным общественным транспортом остаются поезда Югорской магистрали: автомобилизацию нефтегазовых городов можно оценить хотя бы в прошлой части, так что с автобусами тут в принципе очень негусто. Разделяющие ЯНАО и ХМАО Сибирские увалы глазу почти не заметны, но этой холмистой гряды вполне достаточно, чтобы прехав из Ноябрьска в Когалым, почувствовать себя на благодатном юге.

2.


Усайдингованный вокзал служит по совместительству и автовокзалом - дежурная официально продаёт билеты, а практически от крыльца отходят маршрутки в Сургут. Я этого не знал, думая, что автовокзал на другом конце города, и потому таскался по Когалыму с 20-килограммовым рюкзаком на спине - это то, чего мне бы очень не хотелось повторять. Впрочем, я и прибыл сюда в пол-шестого утра, так что и на вокзале сдать рюкзак скорее всего было бы некуда.

3.


Когалым состоит из двух ярко выраженных частей в нескольких километрах друг от друга - Поселковой и Городской. Как пристанционный посёлок он был основан высадившимися с вертолёта первостроителями в 1975 году, но городом в 1985 году не стал, а прирос по соседству. Фактически среди югорских нефтеградов он оказался самым молодым, и потому, наверное - самым удачным. Строили его совместно Эстония и Азербайджан в ту недолгу эпоху накануне распада СССР, когда советское градостроительство достигло совершенства.

3а.


Поселковая часть состоит из трёх посёлков, двух промзон и аэропорта - всё это тянется вдоль железной дороги на добрых двадцать километров. Посёлки расположены к западу от путей, с юга на север большой и невзрачный, но исходный Пионерский, маленький и тоже неприметный Фестивальный у вокзала, и совсем уж крохотный посёлок Прибалтийских Строителей, чьи красные крыши я приметил ещё из вагонного окна - наверное, это самая восточная и самая северная натуральная черепица в России:

4.


По сути дела один квартал, вид сквозь дворы с Рижской улицы на Вильнюсскую. Таллинская тоже есть, ограничивает посёлок с юга.

5.


При ближайшем рассмотрении, конечно не Прибалтика - хоть и очень зажиточная, но вполне себе Россия. До чего ж однако красива была сама эта традиция, апогеем которой стал, безусловно, украинский Славутич - последний город СССР.

6.


Главная улица поселковой части - проспект Нефтяников. Обратите внимание на котельную, устроенную в металлическом ангаре. А на одной из по-северному монументальных остановок вместе с вышедшими из поселков местными я поймал первый утренний автобус и поехал на нём в Городскую часть за широкой топкой поймой речки Ингу-Ягун.

7.


Городская часть из 9 с половиной микрорайонов (крупнейший номер при этом 13-й) по площади даже меньше поселковой, по сути дела три улицы с севера на юг и пять, но более коротких - с запада на восток. Проспект Нефтяников упирается в ЛУКойловскую стеллу, от которой расходится по трём сторонам - на север Сургутское шоссе (направление скорее на Ноябрьск - на главную трассу из Когалыма дорога выводит неслабой петлёй), на юг улица Дружбы Народов, слагающая "самый центр" Когалыма и переходящая во вторую дорогу к посёлкам. Ну а прямо в створе проспекта между улиц Градостроителей и Прибалтийской начинается Рябиновый бульвар:

8.


Действительно рябиновый:

9.


Хотя и изрядно сосновый:

10.


Скорее даже сквер размером примерно 700 на 120 метров, в городе-офисе играющий роль релакс-зоны:

11.


Странный подиум-кольцо как крупнейшая в мире курилка:

12.


Главная аллея бульвара живописно идёт волнами, а в скверах по бокам - то спортивные, то детские площадки. Слева 3-й и 2-й микрорайоны, справа (и на паре кадров выше) - соответственно 7-й да лесок, так и не ставший 6-м или 8-м. В конце бульвара - огромный офис "ЛУКойл - Западная Сибирь", крупнейшего предприятия одной из двух крупнейших нефтяных компаний России.

13.


Собственно, ЛУКойл возник в 1991 году слиянием "Лангепас-", "Урай-" и "Когалымнефтегаз"ов, сначала в организацию с вполне советским зубодробительным название "ЛангепасУрайКогалымнефтегаз", после приватизации принявшим куда более товарный вид. Роскошный блестящий офис ЛУКойла в центре Москву я хорошо помню ещё в очень глухих 1990-х, из окна красный "Жигулей" моего деда, старого инженера-буровика. Тогда ЛУКойл конкурировал с небезызвестным ЮКОСом (его аббревиатура значила "Юганскнефтегаз-Куйбышеворгсинтез", а столицей был мраночватый Нефтеюганск), а после его разгрома и поглощения "Роснефтью" остался крупнейшей в России частной нефтяной компанией. В окрестностях Когалыма находится несколько не гигантских, но довольно крупных месторождений (Тевлинско-Русскинское, Повховское, Ватъёганское и другие), однако в совокупности именно они слагают крупнейший из "островов" мелко рассеянной по стране империи ЛУКойла. Но дело ещё м в том, что у компании и города один "отец" - бакинец Вагит Алекперов, назначенный сюда в 1984 году. Когалым тогда представлял собой россыпь балков и палаток, где жили успевшие подрастерять комсомольского энтузиазма строители, и Алекперов спал в одних балках и ел в одних столовых со своими подчинёнными, вместе с ними мёрз и кормил комаров, и может быть именно поэтому теперь о благоустроенности ЛУКойловских вотчин слагают легенды.

13а.


На середине бульвара к 10-летию ЛУКойла в 2001 году был поставлен весьма впечатляющий памятник, который в разных местах называют то "Каплей жизни", то "Каплей нефти", в чём есть своя аллергория: нефть как кровь людской цивилизации.

14.


Стандартный триптих геолог-промышленник-коренной житель тогда ещё не сформировался, но явно уже витал в воздухе. Странно лишь, что здесь изображён не хант - таёжный охотник и рыболов, а явный ненец в малице и с оленеводческим хореем.

15.


До офиса я так и не дошёл, свернув с бульвара на перпендикулярную улицу Мира, где обнаружился ещё один памятник "Время Когалыма" (2014):

16.


Самая впечатляющая часть которого - описание:

17.


Улица среди берёзовых аллей - очень характерный пейзаж именно в городах Ханты-Мансийского округа. Я направился вглубь когалымских микрорайонов:

18.


Городская часть начала строиться в 1984 году, и в общем Когалым имел все шансы встретить 1991 год барачным посёлком, который превратился бы в постсоветское время в заповедник туркостроя вроде центров Ханты-Мансийска или Салехарда. Но стараниями всё того же Алекперова личинке удалось повзрослеть, минуя кокон - капитальная застройка города началась сразу, из балков и палаток в панельные дома лучших серий, с чистого листа. Отсутствие барачника, с которым так мучительно борются другие нефтеграды - один из главных предметов гордости Когалыма. Точно не знаю, что здесь построено эстонцами, а что азербайджанцами, но одна из когалымских "фишек" - такие вот номера домов:

19а.


А дворы здесь выглядят лучше, чем улицы, и хотя асфальт местами пошоркан, везде безукоризненная чистота:

19.


Иные виды вполне достойны того же Таллина:

20.


Если, конечно, не считать напиханных друг на друга машин. На нефтегазовых северах больше, чем в среднем по стране, не только дорогих внедорожников, но и советского старья:

21.


Но при этом во всём этом благообразии я постоянно ощущал какой-то подвох. Когалым не случайно производит впечатление гигантского офиса - слышал, что у ЛУКойла и корпоративная политика из всех нефтяных компаний самая жёсткая, его города не для случайных людей. На остановках рано утром стояли огромные толпы угрюмых рабочих в ожидании вахтовых автобусов до месторождений.

22.


В одном из подъездов обнаружился магазин народных промыслов - это уже для командировочных:

22а.


Но даже чопорный до безжизненности Когалым не миновала мода на памятники - хотя в сравнении с другими нефтеградам их мало, и поставлены они как-то "чтоб было" - словно прослышал офисный начальник об этом тренде, да решил не выбиваться из него. Даже внешне они похожи на статуэтки, подарки невесть от кого, тускло блестящие в кабинетах иных директоров старой закалки. На перекрёстке Мира и Молодёжной (следующая от бульвара параллельная ему улица) сидит "Нефтяник", как бы справшивающий взглядом "Ну чё, бездельники?":

23.


Дальше вдоль улицы Мира раскинулась огромная пустая площадь, такой актовый зал городоофиса, и её украшает "Мальчик с собакой". "Семья" же обнимается у роддома на Ленинградской улице, уходящей от дальнего конца бульвара между 3-м и 4-м микрорайонами:

24.


4-й микрорайон в Когалыме последний - за ним лишь промзона на краю болот. У оконечности города в конце Ленинградской - парк с различной техникой, причём поезд под паровозом с муляжом перрона до самого недавнего времени стоял на той же самой площади, где и "Мальчик с собакой" - уж не знаю, за что его перевели на окраину, но слышал, что такие паровозики - фирменный знак ЛУКойла, по крайней мере подобное есть ещё и в Лангепасе.

25.


А вот "Когалымавиа", которой не повезло влипнуть в крупнейшую в истории России авиакатастрофу, обитает не в Когалыме - возникнув в начале 1990-х, она обслуживала рейсы из югорских городов в Москву, где и числился с самого начала. В парке помимо гражданского самолёта стоит и военный с очень странной компановкой кабины - если ничего не путаю, это учебная двухместная модификация истребителя МиГ-25.

26.


Вообще же тут целый музей всякой техники, пока что довольно пустой, но возможно построенный "на вырост". Мне больше всего запомнился путепрокладчик БАТ-2 из тех странных машин, которые называют "инженерные танки". Отдельный вопрос - как он сюда попал: такие машины выпускались с 1988 года в Харькове, и вроде бы работали только на Украине.

27.


Замыкает парк небольшой мемориал Великой Отечественной и Афганской войн со столь характерной для мемориалов в соседнем ЯНАО аллеей орденов. Всё это, как нетрудно догадаться - подарок городу от ЛУКойла, сделанный в 2015 году.

28.


Когалым очень компактен и прост - от Рябинового бульвара на юг его пересекают всего три улицы: Ленинградская, Мира и уже упоминавшаяся Дружбы Народов, ограничивающая город со стороны Ингу-Янгуна. Её пройти целиком я так и не сподобился, поэтому весьма внушительный Дворец спорта (1995) сфотографировал издалека - мимо него, но с другой стороны, я въезжал на Рябиновый бульвар по проспекту Нефтяников:

29.


Южнее полукруглая главная площадь с ЗАГСом и администрацией - её я снял лишь через мутное стекло маршрутки на Сургут. Где-то здесь, кстати, она делает остановку, собирая тех пассажиров, кому лень ехать в Поселковую часть.

30.


А своим ходом я вышел на эту улицу по Молодёжной, упершись в стелу "Жемчужина Западной Сибири". Народное её провзище - "Яйцо Кокоткина" по тогдашнему мэру, говорят - весьма плохому, хотя по внешнему виду города об этом ни за что не скажешь. Самым же известным градоначальником здесь был, безусловно, Сергей Собянин... но давно и недолго - в 1991-1993 годах, видимо достраивая алекперовские микрорайоны. Родом же он и вовсе из окрестностей Берёзова, и хотя в обоих районах действительно есть оленеводство "таёжного типа" (и даже свой День оленевода проходит), всё же основным хозяйством здешних народов были охота и рыболовство, так что Оленеводом столичные снобы провзали Собянина не от большого ума.

31.


Москва в Когалым пришла, впрочем, раньше, чем Когалым в Москву - за "Жемчужиной Сибири" между одним из ЛУКойловских офисов и гостиницей Молодёжную продолжает тихая Югорская улица, на лужайке в начале которой стоит бронзовая стопка книг с громким названием "Летопись России" - ещё один подарок на 10-летие ЛУКойла, авторства Зураба Церетели.

32.


Неподалёку - речка, а на самом деле всего лишь старица Ингу-Ягуна:

33.


Рощица на берегу которой скрывает даже не храм (обязательный атрибут всех нефтеградов), а целый женский монастырь:

34.


И хотя обитель построена уже после распада Союза, в 1994-98 годах, он продолжает в Когалыме эстонский след - это ни что иное, как подворье Пюхтицкого монастыря, своеобразной "женской лавры" Прибалтики, действовавшей в советское время и облагодетельствованной в 1990-х служившим там когда-то Алексием II. Пюхтицкие зёрна разлетлеись в 1990-х по всей России - многие из тамошних сестёр стали настоятельницами возрождавшихся обителей, которые теперь несложно опознать по гигантским поленницам или пышным клумбам:

34а.


Официально, впрочем, это до сих пор не самостоятельный монастырь, а лишь Пюхтицкое подворье. В центре, как и там, Успенский собор, и я бы сказал, что здешний - красивее:

35.


Особенно ворота:

36.


За ним дом причта, крестильный храм...

37.


Воскресная школа в виде палаты:

38.


И видимо домики монахинь. В едином стиле выдержан даже теплопункт!

39.


С другой стороны - колокольня. Новгородский стиль удивительно подходит к югорской природе:

40.


Ещё через пол-километра от монастыря, в конце Югорской улицы - мечеть:

41.


Национальный расклад Когалыма в общем тот же, что и в других нефтеградах, но с чуть большей долей мусульман - 9% населения составляют татары, по 4% башкиры и азербайджанцы, ещё процентов 5 наберётся с Северного Кавказа. Да и "отец" города тоже бакинец - так что Когалымская мечеть в Югре одна из самых внушительных.

42.


От неё рукой подать до автовокзала - но только междугородние автобусы с него теперь не ходят, и я уехал назад на ЖД-вокзал, откуда полчаса спустя уходила маршрутка в Сургут. На перроне невесть откуда материлиазовалась целая семья хантов:

43а.


И хотя в основном югорские дороги хороши, первые несколько десятков километров от Когалыма трясло просто ужасно - как я понял позже, проблема была не столько в дороге, сколько в рессорах маршрутки: из Когалыма она уходила попупустой, но заполнился на следующей остановке и после этого пошла ровно. Остановкой этой была огромная, больше похожая на ПГТ деревня (1,6 тыс. жит.) со звучным названием Русскинская:

43б.


Населяют её, однако, в основном ханты и для здешнего тромъёганского субэтноса она что-то вроде столицы. Где-то здесь есть даже отличный (с чужих слов) Музей природы и человека с небольшим скансеном. Русскинская - один из центров национальных праздников-"слётов": в марте здесь проходит День оленевода, охотника и рыбака, а летом - День обласа, то есть традиционной хантыйской лодки. В окрестностях остановки я за десять минут стоянки увидел двух или трёх хантыек в национальной одежде, и тромъёганские платья от одеяний северных хантов отличаются с первого взгляда более крупным узором и более ярким цветом:

44.


Памятник у остановки:

45.


Дальше была долгая дорога, без малого три часа за окном мелькали леса и болота, речки и пески, ДНСы, ЦПСы, кусты скважин, стрелы буровых станков, штанговые насосы, факелы, колонны тяжёлых грузовиков и спецтехники да вновь наползший откуда-то дым лесных пожаров. Когалым оставил очень странное чувство: вроде и всем хорош, чист и ухожен да социально-ориентирован, но как-то в этом всём благообразии было мне не по себе, и покинув Когалым, я вздохнул с облегчением.

Маршрутка ехала в Сургут, но в следующей части покажу Нижневартовск.

СЕВЕР-УРАЛ-2016
Обзор поездки и оглавление серии.

Селькупия
Вертолётом над тундрой.
Красноселькуп.
Мёртвая дорога. Река Таз и брошенные паровозы.
Мёртвая дорога. Посёлок Долгий и поход по линии
Нефтегазовый край.
Железные дороги Югории.
Как добывают нефть.
Ноябрьск. Город нефтяников в краю газовиков.
Когалым. Столица ЛУКойла.
Нижневартовск.
Сургут. Городской пейзаж.
Сургут. Старина и транспорт.
Сургут. Вездеходы "Тром".
Горнозаводской Урал - посты будут.
Tags: "Вечность пахнет нефтью", Сибирь, Югория, дорожное, этнография
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Как добывают нефть

    "Вечность пахнет нефтью" - эпиграф нашей эпохи. "Чёрное золото", "кровь земли" - нефть, безусловно, главное из…

  • Надым и немного о жизни на Севере

    Надым, которого мы достигли в прошлых частях по зимнику мимо Мёртвой дороги и её сталинских лагерей, в Ямало-Ненецком округе делит с Салехардом…

  • Новый Уренгой, наследник Мангазеи

    Новый Уренгой, которого мы достигли (заодно познакомившись с жизнью украинцев на Севере) в прошлой части - наряду с Ноябрьском крупнейший (115…

  • Ноябрьск. Между нефтью и газом.

    Рассказав в прошлой части о том, как добывают нефть, расскажу и о том, где живут люди, её добывающие. Путешествуя по Югорскому Северу, я быстро…

  • Усинск. Самый западный из нефтеградов.

    -Вы уже в Усинске? Как впечатления? Дай угадаю - комбинация параллелепипедов, а в центре храм и офис нефтегазовой компании? - спросил я по…

  • Югорская эпопея. Часть 7: Нефтеюганск.

    "Точкой отсчета" истории Нефтеюганска можно считать 1961 год, когда был получен первый фонтан нефти Усть-Балыкского месторождения.…

promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments