varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Самая Средняя Азия



Среди пёстрых среднеазиатских "-станов" я бы выделил ещё один - Ферганистан: три восточные области Узбекистана, три южные области Киргизии и Согдийская область Таджикистана - плодородная Ферганская долина и окружающие её хребты. Сердце Туркестана, место самого плотного сплетения этих трёх стран, столь же самобытное, сколь и каждая из них по отдельности. Увидев в 2013 году Южную Киргизию, я запланировал отдельный "ферганский" маршрут по всем трём странам, и вот позавчера вернулся оттуда в Ташкент.

Подробнее о каждом из посещённых мест я расскажу, когда вернусь ещё и в Москву, да и то нескоро - как всегда, я привезу завал материала на месяцы вперёд (а ещё Украина, Урал, долги прошлых лет...). Пока же, продираясь сквозь косячность местного интернета - традиционный обзор по возвращении.

Помимо Ферганской долины, в Узбекистане я в этот раз (прошлогодние посты - здесь) открыл для себя первый от выхода из неё регион - Ташкентскую область: среди в основном довольно безликих пристоличных областей она оказалась неожиданно красивой, разнообразной и самобытной. По городам и весям вокруг Ташкента я ездил в перерыве между возвращением из Таджикистана и отъездом в Долину, в основном в компании местного жителя Александра. Он открыл нам Илак - вытянувшуюся по долине Ангрена древнюю страну рудников, в позапрошлом тысячелетии снабжавших цветными металлами добрую половину Азии, а потом на века опустошённую монголами. Вот один из её осколков - бирюзовая копь Унгурликан близ Ахангарана:

2.


Наследники Илака - многочисленные индустриальные города, окружающие Ташкент суровым ожерельем: Чирчик, Бекабад, Алмалык, Ахангаран, Ангрен - нынешняя Ташобласть впечатляет масштабами своей индустрии даже после Урала или Поднепровья. Ближе всего к Ташкенту - Чирчик, где мы были дважды:

3.


Самый же необычный в этой индустрии - маленький предгорный Паркент, близ которого находится гигантское сооружение космического вида, одна из двух в мире солнечная печь:

4.


Чуть выше по горам у края Чаткальского заповедника - петроглифы близ села Невич:

5.


Наконец, как и у всех среднеазиатских столиц, у Ташкента есть свои "домашние" горы, начинающиеся за Чирчиком вокруг лазурного Чарвакского водохранилища, где в солнечный ветреный день парил вот такой дед Дедал:

6.


Здесь же и Чимганские горы царят впереди,
И зовут, и сверкают чеканно
.

7.


А чинара притулилась под скалою вовсе и не в Бричмулле, а в Ходжикенте - "воротах" Чарвака, и вокруг неё теперь ресторан. Бричмулла же находится на дальнем берегу причудливо изогнутого водохранилища, и мне запомнилась тем, что в ней у моего фотоаппарата заклинил объектив и я добрых полтора часа приводил его в чувство, в конце концов оживив, как в кино, хорошенько ударив. В тот момент, говоря откровенно, я был на грани отчаяния - в Долину мы выезжали рано утром на следующий день, успеть в Ташкент найти мастера не оставалось времени, и дилемма "отложить поездку до лучших времён или ехать без возможности фотографировать" меня мягко говоря не радовала. Ну а сама Бричмулла - типичный "дикий" курорт, где по осени на улицах валяются водные велосипеды:

8.


По Ташобласти, по древнему Илаку, пролегает со времён распада СССР и главный путь в Ферганскую долину, который я уже проезжал на коллективном такси по пути в Ташкент с Памира. Теперь же я поехал на поезде, запущенном как раз в те дни, когда я изучал Таджикистан. Поездов туда ходит два - дорогой скоростной Ташкент-Андижан и обыкновенный плацкартно-купейный Бухара-Андижан. Самым зрелищным участком новой дороги оказались бывшие промышленные ветки угольных разрезов Ангрена:

9.


Кульминацией же стал длиннейший в постсоветских странах Камчикский тоннель (19,6км), пробитый китайцами. Я ожидал, что мы будем ехать по нему минут сорок, но поезд в тоннеле идёт едва ли не быстрее, чем на поверхности, около километра в минуту. Самое же сильное впечатление - перед самым входом поезд делает остановку, и проводник лично проходит по вагону и опускает все шторки на окнах: простым смертным нельзя видеть тоннеля, как любимую ханскую дочь.
В кадре так же сельский дед, периодически донимавший меня просьбой "Гриша, спой!" (как минимум потому, что я не Гриша).

10.


Знойную, перенаселённую Ферганскую долину я впервые увидел в 2013 году в Южной Киргизии, и её кыргызстанская часть, на добрую треть населённую узбеками, запомнилась мне самой колоритной - может именно потому, что была первой. Впечатляет и 30-градусная жара в октябре, и десятки километров непрерывной застройки перетекующих друг в друга кишлаков. Я бы сказал, это второе по величине в экс-СССР населённое "пятно" после Московской агломерации - 9 миллионов жителей, до 600 человек на квадратный километр. По сути Долины - единый массив с уплотнениями городов, важнейшие из которых - северный Наманган, восточный Андижан, южная Фергана и западный Коканд - образуют ромб со сторонами примерно по 70км.

Нашей "базой" стала Фергана, Генеральский город, основанный Россией как центр новоприсоединённой области: царские чиновники были не дураки и выбрали действительно идеальное в плане логистики и климата место. И хоть Ферган "уже не та", местные узбеки гордятся русским прошлым, и по своей атмосфере это самый "несреднезиатский" город Узбекистана, похожий на какую-нибудь Молдавию.

11.


Но вплотную к Фергане прилегает сравнимый с ней по размеру древний Маргилан с зашкаливающим восточным колоритом - города образуют двойную систему, этакий туркестанский инь-янь, ещё и с советским промышленным районом Киргили между ними.

12.


Жили в Фергане в гостинице с пошловатым названием "777", но действительно отличной. С ночлегом в не очень-то туристической Долине туго: почти нет хостелов и дешёввх B&B, как в Бухаре, Хиве и Самарканде, а гостиницы или пафосные и дорогие, или не селят иностранцев. В тех же "семёрках" мы смогли остановиться лишь потому, что имели "овировскую" регистрацию в Ташкенте и потому взяли с нас по "внутризубексиатснкому" тарифу вдвое дешевле - 1600 рублей за ночь на двоих.

13.


Главной неожиданностью Долины стал Наманган - огромный город с сумасшедшим траффиком, в дебрях патриархальных махаллей которого затеряно немало красивых мечетей и мавзолеев в неповторимом ферганском стиле, похожем на домонгольское зодчество. Пожалуй, из трёх областных центров он самый интересный - но самый бестолковый, древности в основном без адресов, города не знают даже таксисты, и в поисках конкретных достопримечательностей в Наманган приходится просто вгрызаться.

14.


Совсем другой по духу Андижан поражает масштабом новостроек "под старину", слагающих целые районы - где-то под Европу, где-то под Ближний Восток. Но хватает здесь и старины, как узбекской, так и русской, вплоть до последней в стране царской крепости или крупнейшей в Долине мечети. О страшных же событиях 2005 года не напоминает ничего... кроме непривычной подозрительности к нам в махаллях.

15.


И наконец Коканд, ритмом жизни и масштабом вполне достойный областных центров - самый туристический и действительно самый интересный город Долины. Здесь даже русская архитектура интересна сама по себе, а не только тем, что она просто есть: если самый цельный ансамбль Русского Туркестана - в Самарканде, то здесь - самые яркие образцы этого нашего желтокирпичного колониального стиля:

16.


Но хватает в Коканде и "восточной" старины. Вот например потолок тронного зала в ханском дворце, об устройстве которого нам рассказывала очень красивая и интеллигентная узбечка, дальний потомок ближайшей родни Пророка:

17.


Но даже интереснее архитектуры в Ферганской долине ремёсла, в которых она соперничает с тандемом Бухары и Самарканда. Тот же Маргилан - старейший за пределами Китая центр производства шёлка, и на фабрике "Ёдгорлик" (где есть и вполне промышленные цеха с гремящими станками) можно посмотреть на его ручное изготовление по старинным технологиям:

18.


И хотя о сувенирных узбекских тарелках и чашках знатоки Туркестана презиретельно говорят "дешёвая риштанская штамповка", в древнем городе гончаров Риштане немало и настоящих Мастеров с мировыми именами. Вот Алишер Назиров, показавший нам не только свою мастерскую-музей, но и остальной город (а в Риштане есть, что посмотреть) да напоследок угостивший в чайхане знаменитым риштанским пловом.

19.


А вот Шарафиддин Юсупов, самый старый и уважаемый риштанский гончар, ещё в 1970-е годы возрождавший древние традиции:

20.


Хасан Умаров из Коканда - кузнец ножей, которые у нас называют "чустовскими":

21.


Но в самом Чусте ножи оказались в основном дешёвым ширпотребом, там берут своё не качеством, а количеством. Искать себе пичак лучше в том же Коканде, Ташкенте или Бухаре, и кстати "пичак" - не тип ножа, а просто "нож" на узбекском языке.

22.


Но больше ремёсел, особенно если ты в Средней Азии впервые (как моя спутница Оля), в Долине впечатляет общий колорит. Он тут в сущности тот же, что в Самарканде или Душанбе, но как-то гуще и сочнее. Те же восточные краски - но более яркие и насыщенные:

23.


24.


25.


Да по осени ИЗОБИЛИЕ:

26.


Отдельна тема осени - свадьбы, которые Средняя Азия гуляет по возвращении с заработков. Местами их масштаб напоминает какой-нибудь День города:

27.


Кто-то празднует по-европейски, кто-то - по-восточному с бубнами и карнаями. Кто-то - за закрытыми дверями, а кто-то - выставив столы под навесом на главной улице махалли и приглашая всех прохожих.

28.


А вот из этой кучи детей выглядывает шляпа Оли - такой ажиотаж вызывает здесь пара иностранцев, с которыми можно поговорить на одном языке. Поздороваться с нами норовил порой каждый прохожий, а планировать время в среднеазиатских путешествиях очень сложно, потому что никогда не предскажешь, где к тебе подойдут пообщаться, где зазовут на чай, а где на плов.

29.


Время для поездки в Долину я выбрал не случайно - в самый разгар хлопкового сезона, когда белая "древесная шерсть" толстыми клочьями висит на зелёных кустах. В полях гнут спины цветастые люди, по дорогам снуют трёхколёсные трактора, а на многих заведениях встречают запертые двери и таблички, извещающие о том, что все ушли на сбор хлопка.

30.


Вот натуральное хлопкогорье, а хворост убранных кустов с остатками ваты лежит большими кучами тут и там в сёлах и махаллях

31.


Узбекистану при национальном размежевании досталась лучшая часть Долины - её плодородное "дно".  Таджикистан же получил ферганские "ворота", и вот месяц спустя я возвращаюсь в край заунывной (даже если весёлая) персидской музыки, тотальной религиозности, портретов президента на каждом столбе и относительной свободы "внизу"; RC-колы, минералки "Хавотаг" со вкусом кумыса и омерзительного качества большинства магазинных продуктов. Из Коканда, быстро и без вопросов пролетев границу (как и все последующие границы на нашем пути) мы поехали в город со звучным названием Канибадам, которое мне постоянно хочется перевести с голландского как Людоедова дамба (а с родного таджикского это что-то вроде "место, богатое миндалём").

32.


Впрочем, сам Канибадам мы проезжали без остановок, но заметьте, как резко меняется в Таджикистане пейзаж - невесть откуда вдруг вырастают горы, скалы и ущелья с бурными реками. Логистический центр здесь Исфара, куда мы заезжали трижды. Её главная достопримечательность - резная да расписная чайхана "Ориён" то ли 1970-х, то ли 1990-х годов постройки:

33.


Вверх по долине Исфаринки, в сгущающихся горах, лежит древнее село Чорку с тысячелетним (!) деревянным (!) мавзолеем, упакованным в каменный футляр. Змеи на балках - остатки традиций ещё доисламской Согдианы:

34.


В Таджикистане я ещё в первый приезд перестал думать о том, куда надо добраться к ночи, поняв, что найду ночлег в любом кишлаке. Во второй приезд со мной была ещё и улыбчивая общительная автостопщица Оля, своим присутствием возводившая восточное гостеприимство в квадрат. Вот и в Чорку нас подобрал удалой парень Юсуф, несколько лет живший в Москве, где не только работал, но и занимался спортом, и наконец уехал домой после травмы, но видимо - скучал. Гостеприимство в Таджикистане отработано веками - в каждом доме будет комната для гостей, где у стены лежит стратегический запас сюзане и курпа от пола до потолка высотой.

35.


Вечером Юсуф накормил нас пловом, а утром свозил в Ворух - хотя Чорку узким клином вдаётся в территорию Киргизии, это не тупик. Одна из особенностей Ферганской долины - многочисленные анклавы, устроенные в советское время и сейчас добавляющие проблем всем здешним странам: узбекские Сох, Шахимардан, Чон-Гара и Джангайл и таджикские Ворух и Западная Калача внутри Киргизии; киргизская Барака и таджикский Сарвак внутри Узбекистана. В некоторых (Сох, Ворух) живут десятки тысяч человек, а иные - одна деревня (Сарвак, Чон-Гара, Барака) или даже безлюдное поле (Западная Калача). В Сох, говорят, не попасть без приглашения от родственников даже жителю Узбекистана, а вот киргизско-таджикская граница везде, где я её видел, совершенно прозрачнк, и между Чорку и Ворухом мы пересекали её несколько раз - было очень странно наблюдать, как у дороги то и дело сменялись колпаки на тюбетейки, а "магоза" на "дуконасы", и лишь кое-где солдаты-пограничники с автоматами за спиной флегматично взирали на проезжающий транспорт. Вот таджики просеивают рис на нейтральной полосе:

36.


Сам Ворух оказался внушительным островом, вмещающим снизу поля, выше два огромных кишлака (в Нижнем и Верхнем Ворухе даже диалекты разные), а на самом верху - горы Алайского хребта с пастбищами и площадками для пикников. На бурной речке крутятся водяные мельницы, в каждой махалле стоит небольшой мазар, а связуют всё это не столько машины, сколько мотоициклы, под гору ездящие с выключенным мотором. Здесь никто не орёт "хэллоу!", но многие говорят "здравствуйте!" - иностранцев здесь не бывает, а вот подружившиеся с гастрбайтером работодатели из России порой становятся его гостями.

37.


Из Воруха на маршрутке мы вернулись в Исфару и оттуда выскочили на день и две ночи в Киргизию (другие посты о ней - здесь), в её самый дальний и самый странный областной центр Баткен, повышенный из кишлака после нападения на него исламистов в 1999 году. Искусственность его видна невооружённым глазом, а вот кишлачное прошлое - нет: это полноценный маленький городок с большим базаром.

38.


И - с первого взгляда Киргизия. Кругом - не поля и городища, а степь и скалистые горы; у прохожих раскосые глаза и высокие скулы, а на головах - войлочные колпаки. В воздухе всё то же знакомое с прошлой поездки-2013 чувство нищеты и свободы.

39.


Устав от дорогих гостиниц в Узбекистане, мы сунулись куда подевшле и провалились прямиком в 1970-е годы, в мир коммуналок, гостинок и малосемеек. На самом деле это номер гостиницы с громким именем "Алтын-Ордо" ("Золотая Орда"), в прошлом наверное какой-нибудь "Юбилейной".

40.


"...усилены заготовки ежатины...":

40а.


Погуляв с утра по Баткену и чуть не отравившись в местном общепите мы продолжили тему анклавов, съездив в маленькое узбекское село Чон-Гара. На самом деле узбекских селений в Южной Киргизии немерено, и по какому принципу из них выбирались анклавы - боюсь даже предположить. У Чон-Гары размером 3х0,5км, как оказалось, границ нет вовсе, и по началу я даже не был уверен, знают ли местные, что живут в Узбекистане. Тут можно видеть вот такой оксюморон - машина с киргизскими номерами под узбекским лозунгом на латинице:

41.


А ещё здесь, в Баткене, закончилось лето - пришли дожди, ветра, пронзительный холод. Я пишу этот пост, а сам мёрзну, как на Севере.

В Киргизии мы провели день и две ночи, заодно "перезагрузив" таджикскую регистрацию - мы возвращались в Таджикистан в субботу, а значит (на регистрацию отводится три рабочих дня) могли гулять до вторника. Ледяным утром приехав в Исфару, мы сразу рванули в сторону Худжанда. Дорога порой шла прямо по границе с десятками заправок на левой киргизской обочине, справа же вдали тянулось водохранилище на Сырдарье:

42.


Худжанд, бывший Ленинабад, этот таджикистанский Питер, оказался пожалуй самым приятным городом Средней Азии - чистым, уютным и открытым миру. Среди русских эмигрантов из Средней Азии мне чаще всего встречались именно бывшие ленинабадцы, много среди них было немцев, но и нынешний Худжанд не до конца растерял былое.

43.


Здесь немало древностей, но больше впечатляет сталианс от театра до гигантского крытого рынка. На окраине - Арбоб, на самом деле всего лишь колхозный ДК, но безусловно самый роскошный ДК во всём бывшем Союзе, таким зданиями не могли похвастаться даже флагманы отраслей с десятками тысяч рабочих.

44.


А вообще Худжанд - город "американского типа" с относительно небольшим центром внутри огромной агломерации. Самый интересный пригород - Чкаловск, с полгода назад зачем-то ставший Бустаном. На заре советского "ядерного проекта" он был его сердцем, дав уран первым советским атомной бомбе и атомной станции. Сейчас он явно переживает не лучшие времена, но в отличие от киргизского Майлуу-Суу, где этот уран был добыт, Чкаловск всё же не в полном упадке.

45.


Из Худжанда мы поехали на коллективном такси в сторону Душанбе. О таксистах Средней Азии я ещё много чего напишу, но вот реально, если здесь случится восстание - резать их будут охотнее всех неверных вместе взятых. Самые борзые водилы - памирские, на втором месте - таджикские в горных районах, и например в Пенджикент они почти открыто с нас брали процентов на 20 дороже, чем с местных, и среди их разводок это ещё и одна из самых скромных.

Пенджикент, который уже никак не отнести к Ферганистану, лежит в раскрывающейся к Самарканду долине Зерафшана между двух высоких хребтов, отделяющих его от Душанбе и Худжанда, и на обоих - перевалы с длинными тоннелями. Южный хребет с Анзобским перевалом я проезжал в начале сентября, северный Туркестанский хребет с Шахристанским перевалом проехал теперь, и могу сказать, что южная половина дороги просто на порядок зрелищнее северной. За первалом мы были в десятке километров от Айни, куда я добирался в прошлый раз.

46.


От Пенджикента я не ждал ничего особенного, мало ли я видел в своей жизни городищ? Но Пенджикент впечатлил - как руинами былого, так и колоритом махаллей и базара.

47.


Почти на узбекской границе недоезжая закрытого в 2010 году погранперехода прямиком в Самарканд в пыли тихо лежит Саразм - остатки древнейшего очага цивилизации к северу от Амударьи, где торговали и обжигали горшки пять с половиной тысяч лет назад. Он вроде даже под охраной ЮНЕСКО, но вид его ныне печален.

48.


Ночевать по традиции отправились в кишлак, и по дороге сменили несколько попуток, в последнюю из которых - 4-местную машину с высоким багажником - водила запихал 9 пассажиров (!): мы с Олей вдвоём на переднем сидении, на заднем четыре худых женщины и ребёнок на коленях у одной из них и две огромные тётки в багажнике вперемешку с вещами. Ехали же мы в Панджруд, родной кишлак персидского поэта Рудаки, где его мавзолей на вновь обнаруженной могиле построили в 1950-х годах. Кадр снят утром, а вечером... я к тому моменту обнаглел настолько, что не стал ждать, когда нас позовут, а пошёл в ближайший магазин и прямо попросил ночлега у собравшихся там людей. Приём в богатом доме наверху села, однако, был такой же радушный.

49.


Из Панджруда же мы вернулись в Истаравшан, бывший Ура-Тюбе, древний город, встречающий к северу от перевала. Он стал ещё одним открытием - один из интереснейших среднеазиатских городов, который я бы поставил в один ряд не с Самаркандом или Хивой, конечно, но с тем же Кокандом - вполне.

50.


Истаравшан - ещё один город ножей и сабель. Здесь живёт Абдумамон Хусейнзод, мастер десятка ремёсел и востоковед, а в сочетании этих качеств его лучшие творения - не столько мечи и кинжалы, сколько целые скульптуры на клинках, в основном по мотивам "Шахнаме".

51.


Название же Ура-Тюбе Истаравшану вполне подходит - не припомню другого города, где прохожие были бы мне настолько рады. Гостеприимство здесь на уровне глухих горных кишлаков, но с городской культурой. Нас в гости зазвал вот этот очаровательный и очень умный для своего 6 класса мальчик Камол, и этот ночлег стал прощанием с Таджикистаном, страной самого глубокого погружения в Среднюю Азию.

52.


В Худжанде в тот день был холодный ветер, в Ташкенте - дождь со снегом. Покинув Худжанд перед сумерками, затемно пройдя границу, к поздней ночи мы прибыли в Ташкент. Послезавтра поездом отбываем в Учкудук и далее домой на четырёх поездах через Нукус, Бейнеу, Атырау и Астрахань...

53.


Теперь я был во всех областях всех среднеазиатских стран, кроме запечатанной Туркмении. И я не знаю, вернусь ли сюда ещё когда-нибудь.

Рассказ о Ферганистане будет выглядеть примерно так:
- Железная дорога Ташкент-Андижан.
- О Долине в целом.
- Фергана (1-2 поста).
- Маргилан (2 поста, включая тему шёлка).
- Наманган (2-3 поста).
- Андижан (2-3 поста).
- Коканд (3-4 поста).
- Риштан.
- Чуст и тема ножей.
- Канибадам и Исфара.
- Долина Исфаринки и Чорку.
- Ворух.
- Баткен.
- Чон-Гара.
- Худжанд (3-4 поста).
- Чкаловск.
- Дорога в Пенджикент.
- Пенджикент и окрестности (2-4 поста).
- Истаравшан (2-3 поста).
Но всё это будет вряд ли раньше весны...

ФЕРГАНИСТАН-2016
Ферганистан. Обзор поездки.
Ферганская долина в общем. Устройство и колорит.
Два пути в Ферганскую долину.
Богатства долины. Хлопок.
Богатства долины. Шёлк (Маргилан, Ёдгорлик).
Богатства долины. Риштан и его керамика.
Богатства долины. Узбекские ножи (Чуст, Коканд).
Узбекистан
Маргилан. Восточный спутник Ферганы.
Фергана. Генеральский город (центр).
Фергана. Разное.
Наманган. Новый город.
Наманган. Старый город.
Андижан. Окраины, окрестности, особенности.
Андижан. Новый город.
Андижан. Старый город.
Коканд. Ханский дворец и окрестности.
Коканд. Старый город.
Коканд. Новый город.
Таджикистан
Худжанд. Сырдарья.
Худжанд. Центр.
Худжанд. Пачшанбе.
Пригороды Худжанда. Чкаловск (Бустан).
Пригороды Худжанда. Арбоб и Гафуров.
Истаравшан (Ура-Тюбе). От базара до Мугтепе.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Старый город.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Ножи и священные рощи.
Западная Фергана. Исфара и Канибадам.
Долина Исфаринки. Зумрад и Чорку.
Киргизия (2013)
Дорога Бишкек-Ош. Южная половина.
Джалал-Абад, где лечился Иов.
Майли-Сай (Майлуу-Суу). Город.
Майли-Сай (Майлуу-Суу). Урановые рудники.
Арсланбоб. Райский уголок в Средней Азии..
Узген. Столица киргизских узбеков.
Базары Южной Киргизии.
Ош уездный и советский.
Ош восточный.
Ош. Сулейман-горы, виды.
Ош. Сулейман-гора.
Киргизия (2016)
Старый Памирский тракт. Алайская долина
Баткен. Самый маленький и самый молодой областой центр экс-СССР.
Анклавы Ферганистана
Ворух. Таджикский анклав в Киргизии.
Чон-Гара. Узбекский анклав в Киргизии.
Tags: Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, деревянное, дорожное, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej 02:01, friday 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →