varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Запорожье. Часть 1: колонии меннонитов



Запорожье, шестой по величине город Украины (740 тыс. жителей, было до 880 тысяч., но в обоих случаях это больше такого серьёзного города, как Львов), представляет собой по сути целую историческую область: несколько возникших почти независимо друг от друга исторических центров с индустриальным уклоном плавают в растворе бескрайних советских жилмассивов по обе стороны Днепра. Важнейшие из них - это казацкий и степняцкий остров Хортица, меннонитские колонии Розенталь и Шенвизе, уездный торговый Александровск и образцовый советский Соцгород. Ну а Запорожье... не зря когда-то этим словом называли весь огромный степной край в низовьях Днепра, за великим каскадом порогов: ни один из перечисленных центров не назвать прямым предком нынешнего города.

Немудрено, что при таком хитром устройстве это один из интереснейших городов Украины, и хотя я не успел в этот раз на Хортицу (где был в 2009-м), всё же и без неё рассказ наберётся на 4 части: две - о Соцгороде, одна - об Александровске, но сначала - о двух маленьких, но чрезвычайно интересных исторических центрах: меннонитских колониях Шенвизе и Розенталь, крупнейших сохранившихся памятниках исчезнувшей цивилизации "русских немцев".

Если Винница, показанная в прошлых 4 частях, была самой западной точкой моего путешествия по постмайданной Украине, то Запорожье (или вернее соседнее Гуляйполе за первым блок-постом) - напротив, самой восточной. Я приехал сюда поездом Ковель-Новоалексеевка (это последняя станция перед Крымом), на который подсел в Белой Церкви; в некогда комфортабельном вагоне,  за полтора десятилетия без ремонта успевшем обветшать и засориться, и большую часть пути проспал. Но что Юго-Восток - не самодовольный Запад и не сонный Центр, чувствуется уже на перроне - тягостно-тревожная, я бы даже сказал какая-то остервенелая атмосфера не отпускает здесь с первых минут.

2.


Станция Запорожье-1, или Южный вокзал, действительно находится на юге города, а севернее 4 направления (на Киев, Харьков, Донецк и Кривой Рог) напоминающим схему ближневосточных отношений узлом сплетаются в одно - на Крым. Станция, тогда Александровск, была основана в 1873 году на Лозово-Севастопольской железной дороге, и всё это время остаётся здесь главной:

3а.


Нынешний вокзал, пару недель как известный всему рунету по песенному флешмобу "Весна на Заречной улице", построен после войны, хотя архитектура больше тянет на 1930-е годы. Основной кадр - 2016 года, а врезка справа - 2009-го, и думаю, отличия их видны невооружённым глазом:

3.


А вот обелиск (1925) в честь событий 1905 года, когда Южный вокзал превратился ненадолго в крепость восставших рабочих, стоит себя как ни в чём не бывало, поблёкскивая серпами и молотами. На нём впечатляющая цитата из Карла Маркса "Восстание есть искусство и главное правило этого искусства - отчаянно-смелое, решительно-бесповоротное наступление". Как относится нынешняя украинская идеология к 1905 году (в Прибалтике, например, ту революцию чтут как "свою") - точно не знаю, но в целом десоветизация в Запорожье идёт нехотя, "чтоб было", и до обелиска у тихого трамвайного кольца, отделённого от привокзальной площади проспектом, по-прежнему никому нет дела.

4.


Проспект в мой прошлый приезд был Ленина, а сейчас Соборный. Собор на нём правда есть чуть поодаль, но честно говоря, старое название ему более к лицу даже в старых районах. Он слывёт ещё и самой длинной улицей Украины (хотя на самом деле это и не так), от Т-образном перекрёстка у вокзала (причём сам вокзал сбоку) уходя на 12 километров до самой ДнепроГЭС, и нанизывая на себя Соцгород, Старый Александровск и Шенвизе. Последнее вошло в состав Александровка в 1911 году, и вряд ли раньше был построен первый от вокзала торговый дом Минаева - у жителей Шенвизе были совсем другие имена...

5.


Меннониты - из протестантов "первой волны" начала 16 века, и основатель, или скорее консолидатор их движения, сельский пастор Менно Симонс из нидерландской Фрисландии, был почти год в год современником литвинского воеводы Дмитрия Вишневецкого из Черкасс, заложившего первую Сечь (казачий острог) на Малой Хортице. Само собой, друг о друге они знали вряд ли: путь меннонитов в Запорожскую степь занял два с лишним века. Оформившиеся в 1530-х годах как ветвь анабаптистов, меннониты в ранг догмата возводили пацифизм, что было мягко говоря очень смело в те страшные времена. Они были немногочислены, но деловиты (ведь природную агрессию человеку всё равно надо куда-то девать!), и столкнувшись с врагами или даже с намерением властей призвать их на военную службу просто снимались с места и уходили. Так и предки "наших" меннонитов из Фрисландии перебрались в Пруссию под Мариенбург и Данциг (а сам "странствующий епископ" Менно Симмонс и вовсе около пяти лет проповедовал в Ливонии), где и остались ещё на двести лет. В Запорожской Сечи тем временем тоже не скучали: казачество оформилось в самостоятельную и весьма грозную силу, регулярно воевавшую в треугольнике Османской империи, Речи Посполитой и Русского Царства, которому в конце концов и нехотя подчинилось. Бунтовали казаки, однако, частенько, да порой грабили других переселенцев, которых Елизаветра Петровна и Екатерина II пытались приглашать на отвоёвываемые у турок раз за разом чернозёмы, и наконец в 1775 году, когда русские войска вышли к Чёрному морю, а Крымское ханство превратилось в протекторат, Запорожская Сечь была разгромлена царскими властями и рассеяна - кто-то ушёл в регулярную армию, кто-то на новую вольницу за Дунай, а большая часть войска вновь возродилась чуть позже на Кубани. Ликвидация Сечи и Ханства, прежних хозяев Причерноморской степи, позволили дать старт проекту "Новороссия" - и тогдашняя Новороссия была не чета нынешней: не Русский мир, а напротив - своеобразная Черноморская Америка, пустая плодородная земля, куда императрица пригласила колонистов со всей Европы. У Александровской крепости, основанной в 1770 году близ Хортицы, и обосновались первые 228 меннонитских семей из Пруссии, которым были обещаны полная веротерпмость и освобождение от воинской повинности. Первая группа колоний со звучными немецкими названиями возникла в 1789-99 годах, конкретно Шенвизе ("Прекрасный луг") - в 1797-м.

6.


Поначалу меноннитам приходилось нелегко, как в общем-то и любым колонистам в чужой необжитой земле. Тем не менее следом за Хортицким меннонитским округом в начале 19 века появился и Молчанский (у нынешнего Мелитополя), в 1830-х годах - Мариупольский, а в 1850-х новая партия прусских меннонитов, спасая от военной обязанности, расселились в Поволжье. В 1874 году меннонитов признали военно-обязанными и в Российской империи, и часть из них эмигрировали в Америку, часть ушли ещё дальше в Азию, где, например, отделывали дворцы Хивинского хана, но большинство русских меннонитов к тому времени крепко пустили здесь корни и преуспели в делах, и к 1880-м им хватило влияния добиться права альтернативной службы - спасателями, пожарными, лесничьими. И всё же они были немцы, а у тогдашних немцев что-то конструировать было видимо просто в крови, как у китайца из "Саут-Парка" строить Великие стены: именно меннониты стояли у истоков машиностроения Украины, и в период зернового бума конца 19 века "оседлали" такую полезную отрасль, как производство сельскохозяйственных машин. К началу ХХ века едва ли не каждая из Хортицких колоний имела завод сельхозтехники, по производству которой Александровский уезд вышел на третье место в Российской империи после Москвы и Варшавы. В одном только Шенвизе было целых 4 таких завода, зарождавшихся с 1869 года - между Проспектом и железной дорогой работали "Лепп и Вальман" (на кадре выше дом Иоганна Леппа, а где-то тут ещё и особняк Абрахама Леппа, который я в упор проглядел) и "Кооп и Гелькер" (ему принадлежит роскошный модерновый цех с кадра ниже, сам же основанный в 1863 году завод переехал сюда в 1880-х годах с Верхней Хортицы), напротив них "Гельдебрант и Прис" и опять же фабрика Коопа, самая крупная во всей этой системе, в 1923 году консолидировавшая всё перечисленное в Запорожский комбайновый завод "Коммунар":

7.


Его явно дореволюционная контора, внешне изрядно упрощённая войной, видна и на кадре выше...

7а.


...а основная площадка лежит через Проспект. В 1960-х годах "Коммунар" превратился в Запорожской автомобилестроительный завод: да, именно здесь собирали "Горбатых", так что "Запорожец" - машина немного немецкая. Впереди же отсюда виден Покровский собор в старом "русском" (на тот момент) Александровске и высотка дирекции другого меннонитского детища - завода вертолётных двигателей "Мотор-Сич", так же начинавшего в 1907 году с молотилок и плугов. Ну а трамваи тут бегают с 1932 года, и бегают часто, хотя система не то чтобы очень велика.

8.


За путепроводом с заглавного кадра - обширная и пустая площадь Металлистов с автовокзалом (хотя металлургией тут и не пахло), а на той стороне уже бывший Александровск, из-за которого и торчат "Мотор-Сич"ные трубы. Неоднократно слышал, что сейчас дела у запорожского машиностроения идут печально: АвтоЗАЗ выпускает несколько десятков автомобилей в месяц (то есть 1-2 в сутки), а ещё недавно веривший в свою незаменимость "Мотор-Сич" порастерял заказчиков в России и оказался мало кому нужен. На самом деле, если уж говорить о "попытках понять Украину", мне интереснее всего было бы узнать, на что же именно надеялись руководство и инженерия этих заводов, когда поддерживали Майдан и войну в Донбассе.

9.


На площади - ДК АвтоЗАЗа (1925) с перестроенным в 1963 году фасадом. Основное здание, кстати, даром что при Советах, проектировал меннонит - правда, не местный, а с Верхней Хортицы.

10.


Рядом с ДК - дом Губерта (более известный как "аптека Тавониуса", и аптека в нём правда была до недавнего времени) и конструктивистский Дважды Тринадцатый дом - №13 он имеет как по Проспекту, так и уходящей перпендикулярно улице Серикова (до недавнего времени - Комсомольской), скрывающей центр старого Шенвизе. Говорят, с балкона "аптеки Тавониуса" пугал запорожцев жидобольшевиками Гитлер, посещавший город во время оккупации - и может быть поэтому балкона теперь там нет.

11.


С другой стороны - огромный элеватор у железной дороги, выросший из мельницы Нибура, и я сейчас очень жалею, что не догадался посмотреть на него с другой стороны - старая механическая мельница (1893), один из потребителей продукции всех этих заводов, была настолько огромна, что её запуск слегка обвалил цены на хлеб по всей Российской империи, и при этом она почти никогда не работала на полную мощность. Фотографии её есть здесь, как и детальный рассказ о Шенвизе и его обитателях. Всего же меннонитам Нибурам принадлежало 11 мельниц, они были крупнейшими производителями муки на Юге России, а из Одесского порта их продукция доходила до Индонезии и Французского Судана.

12.


А у подножья мельницы - особняк Коопов (1907) архитектуры более европейской (что-то от югендстиля, что-то от ар-нуво), чем русской. Сейчас тут туберкулёзный диспансер, а в 1920-х годах действовала Американская столовая помощи голодающим - одна из многочисленных негосударственных организаций, боровшихся с последствиями голода. Если в Поволжье этим занимались в основном другие протестанты-пацифисты квакеры, то здесь, конечно же, меннониты:

13.


Ещё какой-то югендстильный домик напротив, и даже по одной архитектуре видно, что сотню лет назад тут была своя микро-Германия:

14.


Теперь сходим по тихой улице Серикова. Приземистое здание за домом Тавониуса - по некоторым свидением, бывшая кирха: при всём богатстве колоний, население каждой из них составляло всего несколько сотен человек, да и храмы меннонитов представляли собой не пышные церкви, а скромные молельные дома.

15.


Это, кажется, просто жилой дом:

16.


А это - дом Гелены Нибур, наследницы тех самых мельничных магнатов. Жила она, как видите по-протестанстки скромно, такие домики в хортицких колониях почти типовые:

17.


Самый интересный на этой улице дом мэра Симменса, за резной югендстильный фронтон более известный как Дом с Драконами:

18.


Такой вот потайной закуток микро-Германии между автозаводом и автовокзалом...

19.


Приблизительно на месте самого автовокзала была когда-то Шенвизская пивоварня (о ней подробнее здесь), а завершение старинной колонии - Шенвизский мост, до 1911 года соединявшей её с Александровском (потом их, как уже говорилось, объединили). Впрочем, в нынешнем виде он (вернее, его правая половина) построен в 1913 году:

20.


А родословная его давняя - чуть ли не на этом же месте была таможня и карантинный пост по дороге в Крымское ханство. Как бы то ни было, речка ещё с казачьих времён зовётся Московкой:

21.


В завершение рассказа про этот район сходим от вокзала в другую сторону, мимо обелиска с кадра №4. В одной остановке от Запорожья-1 становится виден забор в граффити на железнодорожную тему:

22.


Из-за которого выглядывает узкоколейный польский паровоз Кп4 (1950-е годы) на постаменте, установленный здесь в 1979 году:

23.


Это самая длинная на Украине (9,5км) и кажется третья вообще (после Свободного и Петербурга) Запорожская детская железная дорога, построенная в 1972 году в приречной зоне отдыха у гребного канала ЗАЗом и ЗЭРЗом.

24.


Помимо памятника, за забором находится учебный корпус юных железнодорожников (ведь ДЖДшки - это по сути дела наглядные пособия для них) и внезапно целый зоопарк с вот такой вот скульптурой, кажется единственный на всех ДЖД:

25.


Центральная станция ДЖД по сей день называется Октябрьской, а платформы в днепровской пойме названы в честь героев местного подполья: "Володи Литяги", "Юные Чапаевцы", "Обелиск", "30 лет Победы", "Леонида Панфиловского", "Вили Писаревича", "Христофора Емельянова". Десять километров, причём в основном по лесу - это, считай, полноценная узкоколейка, тем более что она действительно развозит по парку отдыхающий народ. Ещё на ДЖДшке есть 80-метровой тоннель, а в парке, поговаривают, стоят металлические скульптуры, одна из которых попавшись на глаза кому-то сильно творческому стала прототипом того самого Медведа, который сказал "Превед!", породив тем самым целое направление в фольклоре... Но мне не повезло - я пришёл около 17 часов вечера, и зайдя через открытые ворота, вскоре был спроважен сторожем, ловившим в парке загулявшихся посетителей - ДЖД закрылась получасом ранее, а последний поезд, наверное, и того раньше ушёл.

25а.


Так что поедем пока на другой конец города, а так как город немаленький и весьма оживлённый - это реально ДАЛЕКО: через места из всех трёх последующих постов, через ДнепроГЭС, через огромные массивы многоэтажек, в Запорожье на редкость облезлых и серых.

26.


Хотя официально Александровск и колонии объединили в город Запорожье в 1921 году, а Соцгород воздвигли и того позже, по-настоящему всё это срослось не раньше 1970-х, когда микрорайоны окончательно заполнили пространства между старыми центрами. Вот например администрация Днепровского района, включающего северную половину заречья. Есть ещё и Бабурка, его южная половина с весьма специфической репутацией в городе... но с позднесоветским Запорожьем я познакомиться так и не успел.

27.


Суровый запорожский троллейбус где-то на окраине. Система работает с 1949 года, и по числу машину примерно вдвое уступает трамвайной.

27а.


Но переезжая Днепр по плотине ДнепроГЭСа, можно вспомнить и ещё об одной меннонитской колонии, которую иногда зовут Запорожской Атлантидой - Эйнланге, или попросту Кичкас. Сейчас этим словом называют обычно район за промзоной на левом берегу, в публиковавшемся лет 10 назад рейтинге слывший чуть ли не самым опасным районом Украины, но исторически это лишь Павло-Кичкас, а настоящий Кичкас лежал на правобережье. Или даже правильнее сказать - на двух берегах: у Кичкасского мыса издавно находилась переправа через Днепр на основном пути из Литвы и Польши в Крым, к его восточным товарам и грабительским набегам. Первая Запорожская Сечь на Малой Хортице возникла в 16 веке именно чтобы держать эту переправу под прицелом, а в 1902-08 годах на ней был построен Кичкасский мост уникальной для рек такого масштаба одноарочной конструкции (размах арки - 190 метров, общая длина - 336 метров), с появлением ДнепроГЭС в 1931 году разобранный за ненадобностью.

28а.


Так вот, у этой самой переправы в 1790 году обосновались меннониты, назвавшее поселение на Кичкасе Эйнланге. Впрочем, в 1845 году колония была разрушена катастрофическим наводнением и переехала чуть дальше от реки, а напоминанием о былом остался водомерный камень:

28б.


К началу ХХ века Эйнланге разрослось в крупнейшее меннонитское поселение Хортицкого округа - здесь жило около 1000 человек, помимо двух меннонитских кирх имелись православная церковь и синагога, да трёхэтажные дома на главной улице Генрихса -  внешне это был полноценный немецкий город:

28в.


Одна из кирх была богата оформлена и слыла "маленьким готическим собором":

29а.


Индустрия тут, впрочем, тоже была самой серьёзной - именно в Эйнланге зародился в 1863 году завод Коопа и была его основная площадка.

29б.


Нибуры же здесь отметились первым (1904) в уезде санаторием "Алексадрабад" ("Александровская купальня"), тем более и местность располагала - узкий пролив Волчье Горло, живописные скалы, таинственная пещера Тараса Бульбы, ставшего здесь основным туристическим брендом - даже скульптура стояла на утёсах.

29в.


Как вы уже догадались, конец всему этому положила ДнепроГЭС, затопившая и скалы, и посёлок - увы, Молога или Илимск были отнюдь не первыми и не последними в Русской Атлантиде. Камень-водомер до сих пор покоится в глубине Днепра (фото, а так же подробный рассказ про Эйнланге - здесь), а зданий в меннонитской колонии было так много, что их не успели даже полностью снести и ещё много лет их доламывали ледоходы. Вроде бы, какие-то второстепенные домики Эйнланге остались в Крестьянском посёлке на правом берегу.

29г.


Я же ехал далеко за Днепр, на окраину Запорожья, обращённую в сторону Днепропетровска, но при этом изрядно в стороне от трассы - в общем, в действительно глухой район. Сама эта местность известна как Верхняя Хортица - ведь Хортицей зовётся не только остров, но и три речки, впадающих в Днепр близ него, и первая из них протекает где-то здесь. Я ехал в меннонитскую колонию Розенталь, но самый простой ориентир для вопросов "как проехать?" связан с запорожскими казаками - Хортицкий дуб:

30.


В глухом и пыльном районе весьма неожиданно было обнаружить ухоженный и очень людный парк с каменными бабами, дозорными вежами, пузатыми хатами и даже Покровской церковью - имено такое посвящение не случайно, Покровским традиционно назывался главный храм запорожских казаков, переносившийся по мере опустошения в очередных войнах из одной сечи в другую.

31.


Собственно, вот он - Запорожский дуб, последний уцелевший из древних лесов, да и то - мёртвый. Его возраст оценивается от 700 до 900 лет, и по одной легенде под ним Иван Сирко и запорожцы обкладывали турецкого султана последними словами в своём знаменитом "Письме...", а по другой здесь собирал казачество на борьбу с панами Богдан Хмельницкий. Высота дуба 36 метров, обхват ствола 6,3 метра, размах ветвей до 43 метров, а с отмершими мелкими веточками и листвой достигал 64 метров. В общем, это было действительно заслуженное дерево... но в 1990-х несколько лет подряд высоко поднимались грунтовые воды, а в 1996 дуб ещё и поразила молния. Говорят, на нём потом много лет оставалась живая веточка, но и её ощипали туристы. В общем, сама по себе гигантская коряга не очень-то впечатляет, но всё-таки и до сих пор несложно представить, как чубатые запорожцы под этим уже тогда старым деревом соревновались в острословии:
-Шо он там за себя говорит? Рыцарь?
-Да какой же он, к черту, рыцарь, когда даже голой сракой ежа не убьёт?!
-Ага, чёрт высирает, а его войско пожирает!
-Вавилонский кто? Каменецкий шо? Аспидов внук!
-Да нашего х...я крюк!
-Ну хлопцы в ударе нынче! Ты пиши, грамотей, пока не забылось!
Потомки, увы, таким красноречием не обладают и ограничились бы чем-нибуь вроде "СЛТН ПНХ" в фейсбуке.

32.


Зато прилегает к парку ни много ни мало улица Тараса Бульбы:

32а.


Улица же, связующая дуб и бывший Розенталь ещё в дни моего приезда называлась Шушенской, а ныне стала улицей Героев 37-го Батальона, воюющего на Донбассе. Первое здание колонии Розенталь по дороге - бывший дом хлебзаводчика Якоба Дика, позже местная Американская кухня, кормившая до 1200 человек в день, позже ДК колхоза Энгельса, а что сейчас - даже не знаю.

33.


Сама же колония Розенталь была основана в числе первых в 1790 году, из-за порядочного удаления от города была административным центром населённой в основном меннонитами Хортицкой волости, и в начале ХХ века немногим уступала той же Эйнланге - здесь жило до 900 человек. По сравнению с Шенвизе Розенталь выглядит менее богатой, но какой-то более устроенной, как будто бы здесь меннониты жили, а за Московкой держали свои заводы. Дома старой колонии - правый верхний с характерными "бровями" над окнами точно меннонитский, насчёт остальных уже не столь уверен:

34.


Это уже скорее какие-то склады:

35.


А это - вероятно, остатки местного завода Приса и Гольденбрандта. Как видите, машиностроение в Хортицком округе держали всего несколько меннонитских фамилий, владевших фабриками в разных колониях.

36.


Странные композиции на фонарных столбах:

37а.


И кольцо трёх улиц, главные ворота бывшей колонии для остального Запорожья. И если на этой стороне кольца мне повстречался такой вот интеллигентный старосветский дедушка, то на другой я наблюдал, кажется, самого опустившегося бомжа, что я видел в жизни - старый циррозный дед сидел на лавочке, приспустив штаны словно на унитазе, и источал такое зловоние, что я не смог стоять в трёх метрах от него. Народ, тем не менее, судя по всему привычный - маршрутку ждали и куда ближе. Такие сюжеты бедной далёкой окраины здорово напоминил мне родную Пермь глухих 1990-х...

37.


На юг от кольца уходит улица Истомина, вскоре подбирающая и бывшую Шушенскую. Здесь начинается центр Розентальской колонии:

38.


В этом домике сейчас районный суд, а при меннонитах была управа Хортицкой волости:

39.


Районный ДК - это бывшая кирха (1835), последний раз использовавшаяся по назначению в 1943-м:

40.


Нормальный такой старинный городок:

41.


Замыкает ряд домов бывшая Медхеншуле (1904), то есть гимназия для девочек начала ХХ века, внешне похожая на слегка уменьшенные прусские школы Калининградской области. Думаю, это красивейшая из меннонитских построек Запорожья:

42.


Она же с обратной стороны. В 1910 году здешний учитель естествознания Пётр Бузук основал Хортицкое общество охранителей природы - как считается, первую подобную организацию в Российской империи.

43.


А напротив через улицу Истомина - очередная старая промзона, вот не умели немцы в те времена без индустрии. Ближе, если я не ошибаюсь, местный завод Леппа и Вальмана, а дальше - относительно небольшая мельница того самого Якоба Дика.

44.


Мельницу Вальмана занимает магазин с чуднЫм названием "Парад Стройматериалов" в не менее чуднЫм логотипом. Может быть с тех пор его и успели уже декоммунизировать, хотя какой тут мог быть формальный критерий? Советской символики как таковой тут ведь нет...

44а.


Мимо школы пойдём наверх по тихой улице Розенталь (ранее - Коминтерна):

45.


Памятник меннонитам, поставленный в 2009 году по проекту канадского брата по вере Пола Эппа. Сильный образ, верный и для русских и остзейских немцев, и для Идишланда в очень многих городах - внешняя канва осталась, люди - кто уехал, кто сгинул...

46.


Выше, с типично немецким порталом эпохи модерна, бывшая Лааренсеминаре (1913), то есть Учительская семинария, готовившая меннонитских учителей на весь Хортицкий округ. Оба здания сейчас занимает школа №81:

47.


Напротив - "замок Андреса Вальмана", одного из местных фабрикантов. По смерти владельцо его то ли отдали, то ли завещали отдать, но не успели, немецкому детскому садику:

48.


Напротив выше (то есть над Учительской семинарией) - госпиталь с домом врача Готмана (1909-12), ныне больница Запорожского района - Верхняя Хортица вошла в состав города лишь в 1970-х, и здесь осталось много районных учреждений и инстанций.

49.


И жизнь здесь кипела до 1914 года, а затем началась Первая Мировая война, и "русские немцы" (к коим относили и меннонитов, хотя большинство их родов корнями уходили в Нидерланды), ненависть к которым у мещан да работяг видимо копилась веками (и судя по классике - не без оснований) были объявлены потенциальными предателями - на низовом уровне начались погромы, на государственном - изъятие имущества и даже первые депортации, тогда ещё в Поволжье. При Советах меннониты, тем более не без помощи американских собратьев, кормивших народ после голода, быстро сориентировались и уже к 1930-м годам в большинстве своём покинули страну... но тем не менее в Хортицком Немецком национальном районе из 18 тысяч жителей 11 тысяч числились немцами (религиозное определение "меннониты" к тому времени явно было не актуальным). Потом началась война, немцев вновь сочли "пятой колонной" и принялись депортировать от Сибири до Памира. И всё ж таки меннониты в СССР дотянули до его распада, первая община возникла в 1990-х годах в Оренбургской области, но просуществовала недолго - в основном постсоветские меннониты полностью слились с баптистами. В России по переписи 2010 года значилось всего 4 (четверо!) меннонита, а на Украине, возможно, их не осталось вообще. И тем не менее запорожские колонии - пожалуй ярчайший памятник "русских немцев" после волгоградской Сарепты (которую, кстати, основали тоже довольно редкие протестанты - гернгутеры, преемники гуситов). Помимо колоний остались и отдельные немецкие могилы обычного ныне кладбища на Хортице, а сами колонии с характерного вида домами попадаются и за пределами Запорожья, как например Ручаевка (Шенгорст) с музеем колонистов, да и в городе их список, наверное, не полон?

50.


За ближайшей балкой видна Никольская церковь: не нашёл точных дат её постройки, но это едва ли не единственный в городе аутентичный дореволюционный храм, к тому же не закрывавшийся при Советах - большинство нынешних запорожцев крестили в нём.

51.


А вот показательная надпись на заборе: Запорожье - единственный город Украины, где я реально слышал "Чё?" (считающееся признаком "гостей с востока", так как украинцы все говорят "шо?"), и мэром тут был одно время человек с именем Александр Ченсанович Син (то есть отец его соответственно был кореец Син Чен Сан) - народы ехали сюда не только при Екатерине...

51а.


В следующей части осмотрим Старый Александровск, вплотную прилегающий к Шанвизе.

По ссылкам-превью - другие мои посты о наследии русских немцев.

УКРАИНА и ДОНБАСС-2016
Разорванная карта. Обзор и оглавление.
Две стороны одной войны - см. оглавление.
ДНР и ЛНР - см. оглавление.
Большие города Украины
Винница. Левый берег Буга.
Винница. Муры и Иерусалимки.
Винница. Соборная улица.
Винница. Вервольф.
Винница. Пирогово (2010).
Запорожье. Хортица (2009)
Запорожье. Колонии меннонитов.
Запорожье. Старый Александровск.
Запорожье. Проспект.
Запорожье. Соцгород и ДнепроГЭС.
Днепр(опетровск). Общий колорит.
Днепр(опетровск). Вокзал, метро, завод Петровского.
Днепр(опетровск). Проспект.
Днепр(опетровск). Центр ниже Проспекта.
Днепр(опетровск). Парк Шевченко и конец Проспекта.
Днепр(опетровск). Набережная и Левый берег.
Днепр(опетровск). От центра на Южмаш.
Киев до и после Майдана - посты будут.
Малоросское кольцо - посты будут.
Tags: "Молох", "Немецкая мелодия", Новороссия (историческая область), Юго-Восточная Украина, дорожное, индустриальный гигант, транспорт
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →