varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Ташкент. Часть 12: городища в городе



В Средней Азии базовая единица истории с географией - не город и не село, а оазис. Оазис - это не три пальмы в пустыне, а огромное плодородное пятно с густой сетью арыков, где обжит и возделан каждый клочок земли. В оазисах тысячами лет возникали и исчезали города, периодически сменяя друг друга, центр оазиса перемещался в его пределах, а потому история большинства городов здесь условна и нелинейна. Нынешний Ташкент в узком смысле был основан если не после монгольского нашествия, то по крайней мере после арабского, но прямо в его черте остались городища существенно старше 2000 лет. А с мелкими остатками сёл и предместий, в основном ныне занятых кладбищами. городищ в Ташкенте и вовсе десятки. Я покажу здесь самое старое (Шаштепа) и самое эффектное (Юнусабадская Актепа), а так же некоторое количество закоулков "Ташкента для своих" и всё ж таки одну известную достопримечательность - загородный комплекс Зангиата. Как и в прошлой части, где речь шла о ташкентских мавзолеях, за экскурсию и сведения спасибо Александру carpodacus.

Начнём прогулку на улице Богишамол (не знаю, как её привыкли называть с ушедших времён ташкентцы), в перспективе которой за путепроводом московской железной дороги виден городской "даунтаун" с высоткой Национального банка.

2.


Кадр выше снят с небольшой площади между Ботаническим садом и зоопарком, образованными в 1920-е годы из летней усадьбы туркестанского генерал-губернатора, где были и парк, и зверинец.

3.


Не знаю, когда были сделаны ажурные ворота зоопарка, но при их виде у меня в ушах начинает звучать та трогательная музыка из старого доброго "В мире животных" и ласковый голос Сергея Дроздова.

4.


Но мы пошли не в зоопарк, и не в ботсад, а на тот самый путепровод и дальше по железной дороге с километровыми столбиками от "самОй Москвы". Эту магистраль, 9/10 которой пролегает по территории Казахстана, я когда-то показывал в 4 частях (Саксаульская - Приаралье || Казалинск - Кызылорда || Кызылорда - Туркестан || Арысь) - там потрясающе красивые вокзалы и уникальная сохранность построек и инфраструктуры начала ХХ века. Даже в черте Ташкента остался старый мост через канал Бозсу, но движение здесь исчерпывается несколькими дальними поездами в сутки - до границы дай бог если десяток километров:

5.


Надо заметить, по этому мосту мы с Олей ходили дважды, только первый раз с обратной стороны. В прошлогодний приезд одной из ключевых прогулок по Ташкенту был поход вдоль городских каналов Бурджар, Анхор и Бозсу, образующих фактически городскую реку. На каналах стоят мини-ГЭС (я показывал тогда Бурджарскую и Анхорскую) 1930-х годов, а конечным пунктом того похода был "Центр Плова" под ташкентской телебашней (375м, 1978-85). Так вот, вновь отобедав в этом самом "Центре Плова", мы как бы продолжили прошлогодний поход, отправившись искать старейшую в Узбекистане Бозсуйскую ГЭС (1925) чуть выше этого самого моста с прошлого кадра. Забегая вперёд скажу, что мы её не нашли, поэтому вот историческое фото:

5а.


Почти что в центре двухмиллионного города обнаружилось пастбище:

6.


А практически напротив "Плов-Центра" - весьма живописный парк с мостиком, беседками и куполами:

7.


На самом деле это ни что иное, как местный "музей оккупации" (официально - "Мемориальный комплекс памяти жертв политических репрессий"), и по словам бывавших там людей, своей общей оголтелостью он даст фору любому из аналогичных заведений в Прибалтике - как "репрессии" представлено даже коррупционное "Хлопковое дело", пошатнувшее правящий страной в третьем поколении Самаркандский клан. Увы, я не ходил ни сюда, ни в прибалтийские музеи, так что даже если бы сходил - не смог бы сравнить:

8.


Памятник жертвам. Средняя Азия от репрессий на самом деле сильно пострадала - в период "коренизации" здесь старательно взращивалась национальная интеллигенция, а в период "большого террора" так же старательно и тотально уничтожалась. Вот например аналогичный мемориал под Бишкеком. Но при этом, как я понимаю, простому крестьянину или мелкому служащему тут стучались в дверь гораздо реже, чем его коллеге в России или на Украине.

9.


К Бозсуйской ГЭС же толком не подойти и даже увидеть её можно лишь с одной частной усадьбы. При этом желающих посмотреть на первенца узбекистанской гидроэнергетики (а в Чирчик-Бозсуйском каскаде ныне 19 ГЭС) в Ташкенте немало, так что у охраны есть стандартная взятка около 100 000 сум (1000 рублей), целесообразная на большую группу.
За "николаевским" мостом мы с Сашей недоходя Парка жертв репрессий попросту свернули в закоулки. Нет, не так - в Закоулки:

10.


А канавка у домов - на самом деле тоже древний арык со звучным названием Дарбазакент. В переводе это значит "городские ворота", но только ворот здесь никогда не было и вообще Ташкент сюда не доходил. Более вероятно, что это название ещё согдийское, искажённое Дарвазакам - "арык ворот". То есть мы шли вдоль одного согдийского осколка к другому:

11.


В какой-то момент арык ныряет в трубу, а потом внезапно расширяется: канал служит фактически отводом Бозсуйской ГЭС, и где-то здесь часть его воды по трубе возвращается в Бозсу. За свою историю он реконструировался много раз, перебрасываясь то на левый берег Бозсу, то на правый.

12.


А махалли вокруг него - это самый непарадный Ташкент, который я только могу себе представить. Глухие фасады, сырцовый кирпич, саман, и тягучие взгляды прохожих - полное ощущение какого-то глухого кишлака, кабы не обилие проводов. И это - в центре 2-миллионного города! Не знаю ничего о происхождении этого района, но более всего похоже на поглощённый городом, но так им и не переваренный кишлак:

13.


Мостик с трубой арыка через Бозсу:

14.


Пугающе тихое место среди заросших берегов. Такой зелени, не тронутой обрезкой, в Ташкенте осталось немного:

15.


На самом деле мы блуждали в закоулках долго, и даже было пробовали постучать в ту усадьбу, с которой видна Бозсуйская ГЭС (дело в том, что у усадьбы этой нет ворот... но на дворе оказались хозяева). Мы словно были в городском подпространстве:

16.


А потом из этих махаллей мы как-то вывалились на шумный перекрёсток у кафе со звучным названием "Салам-Пополам". Меня сразу привлекла высокая труба с дореволюционного вида кладкой и, внезапно, мозаикой у подножья - трубы с "капителями" я ещё видел, а такого - нет. На другой стороне трубы обнаружилась дата "1931", а Саша уже начал подозревать, что я об одной только это трубе сделаю целый пост. Нет, всего-то один кадр "вторичного" номера:

16а.


Отсюда, правда в обход вдоль шоссе да через квартал ещё не заселённых коттеджей, уже рукой подать до Юнусабадской Актепы, первоначально известной как "городище у абразивного завода". Юнусабад - это район, включающий север Ташкента и большую часть центра, один из самых в узбекской столице престижных, а более всего известный Юнусабад-базаром, с которого ходят маршрутки к границе; Актепа ("Белый холм") - столь популярное название, что в Ташкенте их более одной, помимо Юнусабадской Актепы есть ещё как минимум Чиланзарская. Но именно эта Актепа - самое впечатляющее, и при том совершенно не известное далёким от темы людям, городище Ташкента:

17.


Что это было "при жизни"? Скорее всего - летняя резиденция, мощный замок правителей земли Чач, как тогда назывался ташкентский оазис (зимней резиденцией, по одной из версий, было городище Мингурюк во дворах близ вокзала), и разрушен он был ещё даже не монголами, а арабами. То есть всё, что здесь есть - не моложе середины 8 века. Подлинное название замка неизвестно, а "при жизни" он выглядел приблизительно так - образцовая неприступная крепость на острове, образованном водоотводами Бозсу. И очертания внутренней части замка с башней-донжоном и длинным пандусом (лестниц согдийцы не знали) вполне угадывается и в наши дни в оставшейся куче глины - построенные из сырца и самана, покинутые среднеазиатские постройки просто медленно возвращались в своё исходное состояние:

18. отсюда, реконструкция архитектора Тимура Нурулина.
АКТЕПА ЮНУСАБАД 333.

С башни же прекрасно виден план городища:

19а. реконструкция Маргариты Филанович, руководительницы Ташкентской археологической экспедиции.


Справа хозяйственные постройки (где был и винный погреб с давильней, невоможный в мусульманскую эпоху), слева усыпальница (отчётливый приподнятый квадрат) и зороастрийский Храм Огня (хорошо заметное углубление слева, чуть дальше усыпальницы). О последнем как-то прослышал индийский посол, который сам был парс - так называется немногочисленная, около 100 тысяч человек, но весьма заметная (из парсов были муж Индиры Ганди однофамилец Фероз, основатель крупнейшего в Индии автомобильного концерна "Тата" Джамсетжи Тата и даже мягко говоря небезызвестный Фредди Меркури) община индийских зороастрийцев. Узнав от кого-то, что в Ташкенте есть зороастрийский храм, посол очень обрадовался и вознамерился его посетить, и слава богу что он был не того полёта птицей, чтобы ташкентские власти раскатали городище бульдозером и воздвигли муляж храма за одну ночь! То, что храм полторы тысячи лет как заброшен, парса не смутило, он сходу оценил, где был вход, а где алтарь и провёл на нём некий обряд.

19.


В другую сторону (прошлый и следующие три кадра повернуты друг другу под прямым углом по часовой стрелке) виден заметный обломок стены:

20.


Ещё заметен ров, дно которого по-прежнему плодородно:

21.


Одна из внешних башен цитадели, где до сих пор вполне можно держать оборону... не случайно одного из русских прозвищ этого холма - Басмач-гора:

22.


Но едва ли не самое впечатляющее на Юнусубадской Актепе - древние тоннели, подвалы и коммуникации донжона, в которых отчётливо видны остатки сводов и кладка доарабских времён:

23.


Один тоннель тупиковый, другой так и вовсе сквозной:

24.


Но всё заброшено и замусорено (и ладно хоть не загажено в узком смысле слова - "сортирного" запаха в тоннелях как-то нет), а охранную зону - не само городище, но его "шлейф" с обилием находок постепенно поглощает застройка.

24а.


Виды с городища. На северо-востоке - огромная ТашГРЭС (1961-71, 1920 МВт):

25.


Какие-то квартальные мечети и едва различимый в дымке подъём к Чимгану:

26.


Район Академгородка, показанный в позапрошлой части:

27.


И просто городские вертикали:

28.


Теперь перенесёмся буквально на противоположный конец города, с северо-восточных окраин на юго-западные. Надо заметить, в Ташкенте это не так уж сложно - при огромной площади (около 1/3 Москвы в пределах МКАД) из-за драконовского миграционного режима он в постсоветские годы почти не вырос, но зато обзавёлся множеством новых дорог, проложенных явно "где надо". К тому же город очень компактен, почти правильный круг с отростками и углублениями, а как результат, в Ташкенте "всё рядом".
И неподалёку от одноимённой улицы, рассечённое древним каналом Джун, лежит окружённое оградой городище Шаштепа:

29.


...Надо заметить, что хотя я и пишу слово "канал", фактически это "прирученные" человеком реки, которым многочисленные реконструкции полностью изменили русла, а то и вовсе обратили воду вспять. Джун, когда-то бывший протокой Чирчика, люди освоили здесь едва ли не первым, и именно вдоль него находятся древнейшие поселения Чачского оазиса, в том числе и Шаштепа.

30.


Та самая Маргарита Филанович установила, что возраст города на месте Шаштепы - не менее 2300 лет, а прослышавшие об этом местные чиновники тут же радостно потёрли руки, и в 2008 году широко отпразновали 2200-летие Ташкента. Местных археологов, включая саму Маргариту Ивановну, это коробит - две с лишним тысячи лет не городу, а городской культуре на его территории. Вообще же это место обжито без малого 3000 лет: первым его обитателями были ранние земледельцы, жившие в землянках и не строившие ещё городов, но их история в этом оазисе прервалась более 2500 лет назад. Но в 3-м веке до нашей эры сюда стали прибывать народы из опустошённых засухой низовия Сырдарьи, где в те времена существовала своя цивилизация, "младшая сестра" античного Хорезма, в итоге переместившаяся в Чач. Первыми здесь осели кочевники, затем подтянулись и земледельцы, поселившиеся у оставленного кочевниками кладбища, и наконец вырос полноценный город. Он вряд ли был столицей Чачанапы (так эта земля называлась на согдианском), таковой считается совсем уж грандиозное городище Канка за пределами нынешнего Ташкента, но всё же на этом месте стоял большой торговый город, после каждого из нашествий - что арабского, что монгольского - возрождавшийся всё меньшим и меньшим, пока совсем не опустел к 16 веку.

31.


Площадь Шаштепы порядка 25 гектар (чуть меньше Московского кремля) по обе стороны Джуна, но большая её часть занята махаллями да полями. Центральный бугор служил цитаделью, а одинокая "башня" да глиняные "волны" под ней, древнейшая постройка на территории Ташкента, скорее всего так же была зороастрийским храмом очень характерного плана "крест в круге" - подобные постройки, на сленге местных археологов "крестовины", 2200 лет назад строились вдоль всей Сырдарьи от Аральского моря досюда. Тут вроде бы тоже есть подземные ходы, и может и посол-парс свои обряды совершал здесь, а не на Актепе... не знаю. Под цитаделью, как встарь - узкие улицы и поля:

32.


В целом же археология в Узбекистане находится в катастрофическом состоянии, и самые популярные её направления - "состарить" город для нового юбилея или найти свидетельства былого величия тех времён, когда народы процветающих ныне чужих стран ещё были косматыми дикарями. Да и на это дают гроши, и копать огромные городища порой отправляют старика-археолога с единственным полуграмотным чернорабочим. В одном из ташкентских городищ (а в этом посте я показал ведь далеко не все!), например, прекрасно сохранилась стена с росписями красной краской... но откопав её и обследовав, археологи вновь закопали её от греха подальше, потому что стань такая информация достоянием общественности - найдутся те, кто эту стену раскопают, а в отсутствии охраны - и те, кто её испакостят.

33.


Над городом заходит на посадку самолёт:

33а.


Но до аэропорта встают Сергели, ташкентское ни то Бутово, ни то Троещина, огромный район, а по сути отдельный город с полуанклавами Ташкентской области (тут это разделение ещё актуальнее, чем в Москве или Питере), куда когда-то хотели строить отдельную линию метро.

34.


А от Шаштепа рукой подать до Зангиаты - формально это первый кишлак после города, визуально полностью слившийся с Ташкентом. Зангиату, в отличие от всего показанного в этом и прошлом постах, к "малоизвестным достопримечательностям" никак не отнести - в любом путеводителе Зангиата идёт первым пунктом в разделе "Окрестности Ташкента", но куда ещё мне приделать рассказ о ней? Проходящая через Зангиату дорога - второстепенная трасса на Самарканд, нанизывающая на себя многочисленные города и посёлки вроде Янгиюля с ещё парой огромных городищ, а сливающаяся с основной дорогой в Чиназе у моста через Сырдарью. В Зангиате вдоль трассы - арык с неестественно чёрной водой:

35.


А за дорогой - наша цель, собственно комлпекс Занги-Ата, как обычно бывает в Средней Азии названный по святому, вокруг могилы которого вырос. "Занги-ата" ("Чёрный отец", или "Отец-араб") жил в 13 веке, настоящим его именем было Хазрат Айходжа, а его история неразрывно связана с двумя святыми из нынешнего Южного Казахстана - Арыстан-бабом и Ахмедом Ясави. Первый, по легенде, был учеником Пророка и по его заданию скитался по Земле несколько веков, чтобы встретить и выучить второго - будущего "духовного отца" всех тюрок-мусульман. Так вот, Занги-ата считался сыном Арыстан-баба и вполне достоверно продолжал дело Ясави как 5-й халиф его суфийского ордена. Но Занги-ате выпало жить в страшные годы подобного ядерной войне Чингисханова нашествия, и как и Зайнутдин-бобо из прошлой части, он стал одним из тех святых, что сберегли веру, - не только в Бога, но и в человека, - на пепелищие опустошенной Средней Азии. Могила Занги-аты уже в средние века привлекала столько паломников, что близ неё вырос торг на самаркандской дороге:

36.


Обратите внимания, что ящики для пожертвований стоят с обеих сторон шоссе, а для удобства едущих из Ташкента паломников сделан подземный переход. Нынешняя Занги-ата, капитально отреставрированная в 2011-13 годах - образец столь знакомого и в нашей православной стране "религиозного гламура". И если каталки да пандусы для немощных можно только поприветствовать (вот не припомню, чтобы такое было в каком-нибудь из наших монастырей!), то в облике древнего мазара результат как минимум спорные:

37.


Там, где сейчас ворота и клумбы за ними - раньше была густая роща, отделявшая ансамбль от трассы, и длинная аллея заканчивалась воротами примерно там, где теперь этот пандус. Центр комплекса - средневековый мавзолей, вокруг которого в 19 веке выросли медресе и мечеть. Обратите внимание, что двор здесь неправильный формы, скорее трапеция, чем квадрат, весь же комплекс в плане напоминает угловатый знак вопроса.

38.


Мавзолей Зангиата - вполне аутентичный образец тимуридского зодчества. Правивший в Самарканде "Железный хромец" в среднем раз в несколько лет проезжал через Ташкент для войны то с Могулистаном, то с кочевниками, и в каждый из этих приездов что-то строил. Самым продуктивным оказался визит 1397 года, когда по приказу Тамерлана появились грандиознейший из тимуридских построек мавзолей Ясави в Туркестане, не сохранившийся мавзолей Арыстан-баб близ тогда большого и цветущего Отрара и скромный из них мавзолей Занги-ата - здесь. Его портал, конечно, в основном новодел, но всё же тут есть и подлинные фрагменты тимуридских мозаик, такой отголосок Самарканда в Ташкенте:

39.


Любое другое цветное пятнышко в Занги-ате сделано в последние годы поверх жёлтого кирпича, но мой взгляд - сделано довольно удачно:

40.


А скрытое деревянной решёткой резное надгробие Занги-аты я фотографировать постеснялся, поэтому вот его фотография из старой книги об архитектурных памятниках Ташкента.

40а.


Слева к мавзолею в 1832 году пристроили медресе, кельи которого ныне заняты всякими службами комплекса:

41.


Мечеть-намазгох с другой стороны пристроили в 1870-е годы на средства ташкентского казия (исламского судьи). Среди в общем-то немногочисленных намазгох-мечетей (рассчитаных на богослужения open-air) она в Средней Азии самая широкая - в её галерее девять нефов.

42.


Раньше  в трапециевидном дворе, на краю той самой рощи, стоял ещё и небольшой минарет (1914-15), пожалуй самый оригинальный в Средней Азии - может быть, его построил какой-нибудь купец-татарин или много бывавший в Казани узбек, но это был по сути дела типичный образец именно татарской архитектуры с лёгким налётом наивной эклектики Русского Туркестана. Приводить его в соответствие с национальными традициями начали почти сразу по обретении независимости - ещё в 1990-х шатёр заменили более привычным здесь куполом...

43а.


...а в ходе недавней реставрации и вовсе снесли, построив неимоверно длинный и тоже не совсем типичный для Узбекистана минарет на новом месте с другой стороны мечети. Обратите внимание, что в нём нет площадки, а может и лестницы - азан теперь читают через динамики, а в Узбекистане он и вовсе запрещён.

43.


Но сколько ни ругай узбекистанскую архитектуру или "реставрации по-китайски", а всё же живы ещё старые усто и их молодые ученики, поэтому декор здешних зданий обычно гораздо красивее общего вида и вполне достоин старины:

44.


С обратной стороны мечети - маленькое, но очень плотное и очень старое кладбище:

45.


В глубине которого стоит неказистый внешне, и этим запоминающийся мавзолей Амбар-биби - караханидской царевны, жены Занги-аты, а в первом браке (вот неожиданно слышать применительно к Азии 13 века!) - его наставника Сулеймана Бакыргани. Её мавзолей построен тоже по указу Тимура, и с тех же времён остался его необычный восьмигранный план да ниши в стенах. Непривычный для Ташкента "длинношеий" купол, провалившийся от времени, восстановили ещё при Советах.

46.


Холодным пасмурным вечером помимо нас здесь бродила одинокая свадьба из жениха, невесты и фотографа - остальные гости наверное шумно сидели в чайхане неподалёку. За дорогой - банк с окнами под "николаевский" модерн. Мы долго ждали маршрутки до метро "Сабир Рахимов" (официально оно "Алмазар"), а в итоге уехали на Ипподром - это гигантский комплекс вещевых рынков под покровительством родни президентов (от одних к другим причём он перешёл почти сразу по смерти Каримова), и жизнь там кипит даже в 8 вечера, когда вся Средняя Азия ложится спать. Мы долго шли к метро по тёмым холодным аллеям, мимо арыков со странными названиями, махаллей и промзон. Менее чем через сутки мне предстояло уезжать прочь из этой незыблемой земли...

47.


О Ташкенте будет и 4-я часть - про Янгиабад-базар, который я назвал бы "музеем русского исхода". Но её я оставлю на потом, а в следующих частях отправимся в ташкентские предгорья.

Ташкент-2015 с правками и дополнениями 2016 года.
Общее о городе.
Прогулка вдоль каналов.
Ташкентский метрополитен. Теперь здесь показаны все его станции.
Ново-Городская часть. Центральные площади. Добавлена Скорбящая мать и отдельные здания.
Ново-Городская часть. Разное. Добавлены кадры с площади у Большого театра и с улицы Пушкина.
Ново-Городская часть. Северный вокзал и окрестности. Добавлены кадры с окрестностей вокзала и печальный конец Ташкенсктого трамвая.
Старо-Городская часть. Чорсу и окрестности.
Старо-Городская часть. Разное. Добавлены примеры местных ремёсел.
Корейское и советскоеДобавлены образцы советской архитектуры разных эпох.

УЗБЕКИСТАН-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Узбекистан осиротевший. Реалии после Каримова.
Областные центры Узбекистана.
Возвращение в Ташкент.
Северо-восточные районы и общий колорит.
Мавзолеи Ташкента и Чиланзар.
Городища Ташкента и Занги-Ата.
Янгиабадский базар.
Ташкентская область.
Чирчик. Индустрия в предгорьях.
Чарвак. Ходжикент.
Чарвак. Бричмулла и Чимган.
Паркент и Солнце.
Невич и петроглифы.
Древний Илак. Унгурликанская копь.
Древний Илак. Алмалык и окрестности.
Возвращение в древние города.
Самарканд. Афросиаб.
Самарканд. Ковры и бумага.
Бухара. Закоулки и мечети.
Путь домой через пустыню.
Учкудук. Три колодца.
Джаракудук. В сердце Кызылкумов.
Нукус - Бейнеу. Железная дорога Устюрта.
Tags: Узбекистан, дорожное
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments