varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

"Где Чимганские горы царят впереди...". Часть 2: подъём на Чарвак



Преодолев в прошлой части суровый промышленный Чирчик, затыкающий единственную дорогу "на зелёный Чимган", продолжим путь туда, "где чинара притулилась под скалою".

В Чирчик и на Чарвак мы ездили в разные дни - за один день охватить всё это нереально. В Ходжикент, "ворота" чарваской долины,  я решил добираться красиво - электричкой, что 4 раза в день ходит с Северного вокзала. Но к району, где я гостил, ближе находится станция Салар на эстакаде над проспектом Независимости, куда мы и направились рано утром:

2.


Первым, что мы увидели, оказалась электричка из Ходжикента в Ташкент, и у меня даже мысль была сесть в неё и поехать на вокзал - всё равно ж она двинется обратно. В итоге я этого не сделал, и как будет видно ниже - правильно.

3.


Пригородные билеты железных дорог Узбекистана. Надо сказать, это была моя единственная поездка на пригородном поезде в Средней Азии:

3а.


Засада в том, что расписание электрички регулярно меняется, +- полчаса от 7 утра, и более того - если где-то и висит, то только на Северном вокзале, да и то не уверен. Поэтому мы пришли наугад к пол-седьмому, и оказалось, что ждать нам теперь предстоит почти час. На станции активное грузовое движение - вот например китайский локомотив "OZY" везёт сырьё чирчикским химзаводам.

4.


А вот старый добрый, но холёный как из музея ТЭМ2 (при его виде обрадовалась Оля, работавшая много лет на том самом заводе, где их делали) тащит готовую продукцию тех же заводов на сортировочную станцию Тукимачи:

5.


На Саларе же потихоньку скапливался народ - таджикские старухи в длинных платьях и платках, хитроглазые казахи, благообразные иностранцы, основательные рыбаки с инвентарём и даже стоявшие кучкой солдаты в конце перрона. Вот и наша электричка, и как видите - другая, чем та, в которую я не сел. Да и вроде бы для пассажиров Салар и вовсе конечная станция, хотя мне запомнилось, что сюда электричка пришла не пустой:

6.


Не знаю, какие поезда постсоветских стран сейчас старейшие из действующих (крымские ЭР1 1950-х годов вроде бы выбыли), но у этой электрички возраст весьма почтённый - построена в 1972 году. Запах свежего дерева воображение дорисовывает само, даже если его здесь нет:

7.


Ехать около часа, и начало дороги не назвать интересным. За окном ташкентские махалли почти вплотную к путям, трубы ТашГРЭС, поля и арыки - обычный в общем пейзаж Средней Азии. Эта часть линии строилась в начале 1930-х годов для обслуживания Чирчик-Бозсуйского каскада ГЭС, но вокзальчики по дороге явно моложе и в основном невзрачные коробки.

8.


Снова Чирчик, уже знакомый "Электрохимпром". С другой стороны железной дороги и "Капролактам", но его цеха и констуркции не столь зрелищны, тем более сквозь не открывающееся пыльное окно в контровом свете. Завод столь огромен, что города по ту его сторону просто не видно:

9.


Самый впечатляющий элемент "херпрома" (это его народное прозвище) - две дымящиеся башни гранулирования аммичной селитры из карбомида (мочевины), в близи кажущиеся не такими уж высокими, как с городских холмов:

10.


А к столь досадно упущенному чирчикскому конструктивизму (напомню, что здесь есть единственный в Средней Азии и пожалуй самый малоизвестный из существующих конструктивистский соцгород от столичных архитекторов, о котором я тупо узнал лишь после поездки) мне всё же удалось прикоснуться - в том же стиле здесь построен и вокзал. От станции Чирчик рукой подать до той самой конструктивистской улицы Ахунбабаева, куда я так и не дошёл.

11.


Чирчик-город вытянут вдоль трёх "осей" - прорытого к 1939 году Деривационного канала, проходящего через центр; железной дороги от него за промзоной, и собственно Чирчик-реки, до которой город почти не доходит. Тянется же он на два десятка километров, и ближе к концу - мост (видимо тоже 1930-х годов) через водоотвод, по которому в "естественную" реку сбрасывают излишки воды из канала, шлюзы которого видны позади.

12.


А потом длинный дымный Чирчик заканчивается, и за полями открываются горы. От Ташкента они гораздо дальше, чем от Алма-Аты, Душанбе или Бишкека - но всё же и здесь до них рукой подать. Надо заметить, Ташкент стоял на самом краю узбекских земель, и выше по Чирчик-реке начинается довольно странная местность, где среди казаских кочевий стояли древние таджикские кишлаки. Кочевья ещё в 1930-х годах сменились аулами, и по изначальному "национальному размежеванию" среднеазиатских республику сразу за Чирчиком-городом начинался Бостандыкский район Южно-Казахстанской области, впрочем полностью завязанный на Ташкент, и потому в 1955 году переданный Узбекистану. Интересно и то, что это были единственные таджикские селения в Казахстане, и именно некоторые углы Узбекистана, как эти предгорья или предкызылкумские степи у Нураты стали единственным местом соседства казаха с таджиком.

13.


Станция Барраж с вокзальчиком 1930-х годов почти дореволюционного вида:

14.


Километрах в десяти от выезда из Чирчика встречает райцентр Газалкент (21 тыс. жителей), первенец "Чирчикстроя", основанный в 1932 году - ведь для строительства многочисленных ГЭС ниже по течению сначала надо было организовать Газалкентский гидроузел. Горбатый мостик на Деривационном канале, возможно тоже 1930-х годов:

15.


И явно более поздние сооружения гидроузла, отделяющего от Чирчик-реки справа Деривационный (для ГЭС) и Большой Келесский (для полей Казахстана, за что и называют его иногда просто Казканал), а слева оросительный Паркентский каналы. Развилка 4 путей, причём водных - это впечатляет! И именно к этому гидроузлу и была первоначаьно протянута железная дорога:

16.


Естественное русло Чирчика ниже плотины. Название его - слегка искажённое Сырчик, то есть Сырдарьишка, Малая Сырдарья. В "большую" Сырдарью он впадает на её коротеньком участке в пределах Узбекистана, а несколькими километрами ниже там оканчивается и ставший его водоотводом Бозсу, в который у Аккавакской ГЭС перейдёт Деривационный канал.

17.


Сам же Газалкент - симпатичный, но не запоминающийся городок: теоретически, тут есть Скорбященская церковь (1997-2003) совершенно дореволюционного облика, но и от трассы, и от железной дороги она весьма далеко. С этого "лежбища" маршруток мы ещё поедем обратно в конце следующей части, чуть-чуть не успев на последнюю электричку - Газалкент служит развилкой, или вернее замыкает кольцо дорог через курортные Ходжикент, Юсупхану и Чимган.

18.


Выше Газалента железная дорога открылась лишь в 1970-м году, причём старые её участки тогда же были электрифицированы: на вершине каскада шло строительство уже не маленькой, а вполне полноразмерной Чарвакской ГЭС. Между ней и гидроузлом позже появились ещё две гидроэлектростанции, ставшие последними в каскаде - Газалкентская (1982) и Ходжикентская (1976), и в отличие от старых плотин они уже не деривационные, а вполне русловые, что хорошо видно по самому руслу, превращённому в каскад водохранилищ.

19.


Последняя станция Ходжикент встречает "в чистом поле" - до самого Ходжикента ещё пара километров. Вдали не ледяные, а просто занесённые снегом после первых осенних дождей вершины Западного Тянь-Шаня, и сам Чимган чуть правее, за ближайшей горой. А маршрутки у вокзала ждут не нас, а клиентов всяческих баз отдыха да санаториев, и если и повезут - то втридорога.

20.


Дальше есть ещё станция Чинар, но до неё пассажирского движения не было то ли никогда, то ли уже много лет. На этом берегу реки - Ходжикент, на том - посёлок гидроэнергетиков Чарвак. ГЭС над ними образовала внушительных размеров водохранилище с прохладной и чистой водой, а в Средней Азии курортом становится любой водоём крупнее лужи, а тем более - вблизи двухмиллионного города. Ташкентцам в этом смысле даже повезло особенно: алматинцы ходят в горы прямо в черте города, но купаться ездят за сотню километров на Капчагай; жителям Бишкека близко до гор, но полдня пути до Иссык-Куля; душанбинцам вдосталь гор, но искупаться и вовсе толком негде, ну а ташкентцы на Чарваке получили пляжи и горы в шаговой доступности друг от друга. Ворота "узбекской ривьеры" - группа ресторанов и магазинов у бывшей станции Чинар:

21.


В магазинах, как видите по вывеске на кадре выше, продают кумыс, катык и айран (увы, в наличии не оказалось), да и продавщицы в них - казашки. А слева, с пышными зданиями и грузовиком "Кока-Кола" - чуть ли не самый шикарный во всём Узбекистане (может, кроме пары-тройки заведений в Ташкенте) ресторан "Чинара's". Олю восхитил его разрисованный забор, на котором, кстати, запечатлён реальный пейзаж Ходжикента - эти мосты тут совсем недалеко:

22.


Остальное "фрески" я толком и не разглядел, и лишь потому, показывая мне фотографии, Оля обратил внимание, что тут у всех проработаны позы и лица, и что каждый запечатлённый на этом заборе - вполне самостоятельная личность. Так что следующие три кадра - Олиного авторства:

23.


Не то чтоб качественно, а попросту с душой:

24.


25.


Про такие заведения один мой ташкентский знакомый сказал "Сначала тебя там поимеют ценами, а потом троекратно воздадут качеством". Я путешественник небогатый, Оля и вовсе стопщица, однако зайти в "Чинарас" нам всё-таки было нужно - он облепил подножье Рваного камня, главной достопримечательности Ходжикента:

26.


При этом ресторан поддерживает цивилизованный имидж, и туристам даёт к скале свободный доступ. Загвоздка была в том, что мы приехали за час до его открытия, но опросив продавщиц в окрестных магазинах, быстро нашли чёрный ход. На территории я разговаривал нарочито громко, и через несколько минут из зелёного дворика объявился охранник, поздоровался за руку, и сказал, что ходить тут можно, только непосредственно в ресторане, где столики, запрещено фотографировать. Территория "Чинараса", отдалённо напоминает карту Узбекистана, мы зашли через "Кавказскую пленницу", а обезьян поселили, чтоб никого не обидеть, приблизительно туда, где на карте Аральское море. Впрочем, их там всё равно не оказалось.

27.


Гроты первобытных людей, и апример пещера неадертальцев в Симферополе выглядит примерно так же - просто расщелина, где в отсутствии огня можно было сбиться в кучу:

28.


Рваный камень - весьма точное название этой скалы:

28а.


Тут у первобытных людей была целая деревня - потому что на ровной стене по соседству есть ещё и петроглифы:

29.


Всего тут около 20 изображений, частично к тому же "поновлённых" рестораном (а это из серии "реконструкции со сносом"), возраст их оценивается от каменного века до бронзового, то есть от нескольких тысяч лет назад до конца прошлой эры. Рестораторы, впрочем, решили не мелочиться, и табличка меня впечатлила едва ли не больше самих наскальных рисунков, объявляющая их по сути дела древнейшим творением рук человеческих на Земле:

30.


А с другой стороны ресторана огромная чинара притулилась под скалой. Именно здесь, а не в Бричмулле, и это безусловно та самая чинара из песни Никитиных:

31.


Их тут две, и одна с дуплом. Неописуемо древних чинар (по нашему говоря - платанов) в Средней Азии немало, в Ургуте под Самаркандом так и вовсе целая роща, и если в здешнем дупле можно переждать непогоду, то в тамошнем располагалась сельская школа. Здешней чинаре порядка 600 лет, а до начала ХХ века здесь дожила чинара, заставшая ещё Александра Македонского:

31а.


Ещё один грот с запрудой:

32.


А в запруде - маломерные осетры типа стерлядей. Они тут не для красоты, а к столу, каждый на выбор клиента:

32а.


Выше лестница с лоскутками на листьях...

33.


...выводит к двойной могиле в ограде из старых снарядов. Я думал, что это красноармейцы, павшие в боях с белыми или басмачами, но по современной классификации это скорее жертвы исламского терроризма - справа похоронены курсанты-ленинцы Куликов-Артемьев и Мартимьянов, убитые в 1919-м, слева - Мавлян Султанов, секретарь Бостанлыкского райком ВКП(б), до которого враги дотянулись в 1930-м. На скале за ними можно разглядеть тонкую струйку водопада, то ли за соседство с могилами, то ли за скудность прозванного Мужская слеза.

34.


А камень тут не только Рваный, но и комканный:

35.


К его гроту мы и поднялись:

36.


За рекой виден Чарвак (5,5 тыс. жителей) - типичный в общем гидростроевский посёлок 1960-х годов (основан в 1964-м):

37.


А выше по течению - и собственно Чарвакская ГЭС, довлеющая над долиной. Высота её плотины 168м, длина по гребню 770м, а мощность в общем-то не так уж велика - 600 МВт, чуть больше Рыбинской ГЭС. Но она замыкает Чирчик-Бозсуйский каскад из 18 гидроэлектростанций, а его общая мощность уже 1200 МВт, немногим меньше крупнейших ГЭС Днепра и Волги... на реке размером с Клязьму. Сталкивался с утверждением, что это чуть ли не самый энергоэффективный каскад мира - 18 ГЭС на неполных 150 километров русла.

38.


Чарвакская ГЭС дала первый ток в "юбилейном" 1970-м году, и может быть поэтому над ней был портрет Ленина, арматурная "тень" которого всё ещё читается на пилоне:

38а.


Пока гуляли - у "Чинараса" открылся главный выход меж невесть откуда собранных, но явно старинных колонн:

39.


Пообедали мы в забеголовке напротив, несмотря на свой звернец оказавшейся обычной ашханой с клеенчатыми скатертями и дешёвой, но посредственной едой.

39а.


Выйдя на дорогу, быстро поймали машину из Ташкента с очаровательными парнем и девушкой за рулём, да по серпантину начали подниматься мимо ГЭС. Хороших видов на плотину в принципе немного, а там, где есть - площадки в поле зрения охраны, и с чужих слов охрана там реально бдит. В какой-то момент в одном их ущелий показался Чимган (3309м):

40.


А потом мы выехали на берег Чарвака, к простору холодной и пронзительно синей воды среди выженных гор:

41.


Хорошо видно, что за плотиной - провал. Чарвакское водохранилище и Чарвакская ГЭС на фоне Чарвака-посёлка:

42.


Такой цвет вода приобретает лишь к осени, обычно водохранилище скорее зелёное. Мне повезло и потому, что сбрасывали для орошения (а водохранилище ещё и резервуар на случай засух) в этом году относительно немного, обычно уровень воды к осени тут ниже, а цвет слабее.

43.


На самом деле Чарвак не очень-то велик - в поперечнике километров 20, и вдобавок хитрой трёхлучевой формы - раньше на этом месте в Чирчик сливались Пскем (уходит вдаль слева) и Чаткал (приходит справа). В сущности, это главный узел Западного Тянь-Шаня - вот тут слева Угамский хребет, справа Пскемский хребет, а за спиной - Чаткальский с Чимганом. Пскем со своим согдийским названием, которое легче представить где-то на Кавказе, заканчивается горой Аделунга (4301м) на границе с Киргизией, спорящей за звание высшей точки страны с сурхандарьинским Хазрет-Султаном - обе горы находятся на границах. Долина Пскема вклинивается между Казахстаном и Киргизей узкой полосой, и хотя горы вокруг не очень-то проходимы, где-то в середине кадра ниже на том берегу начинается строгая погранзона. У правого края кадра виднеется устье речки Коксу, левее которого стоит кишлак Яккатут, а правее, уже за кадром - Бурчимулло, с подачи Никитиных ставший "Бричмула-Бричмуле-Бричмулы-Бричмулою".

44.


И древние таджикские кишлаки со святынями - в основном на той стороне, ближе к Казахстану. Мои ташкентские знакомые ездили на машине в паломничество к одному из них, но меня не взяли из-за той самой погранзоны. А по открытому для всех южном берегу у подножья Чимгана сплошь тянется "ривьера" у селений Бакачул и Юсупхана:

45.


Самый известный пансионат - "Чарвак", ташкентцам известный как Пирамиды:

46.


Но всё ж таки почти километр над уровнем моря - не шутки: купальный сезон тут длится всего-то пару месяцев в году, и даже для привыкшего к северным рекам россиянина (но не "моржа") дай бог если с июня по сентябрь - в начале октября тут уже холодно и ветрено, а на пустынных пляжах ждут разве что лодки:

47.


С ребятами мы доехали до Юсупханы, развилки дорог на Ходжикент, Бричмуллу и Чимган. Прошлые два и следующий кадры сняты именно оттуда.

48.


А о том, что мы там увидели, оглянувшись направо, да о самих Бричмулле и Чимгане - в следующей части.

УЗБЕКИСТАН-2016
Обзор поездки и оглавление серии.
Узбекистан осиротевший. Реалии после Каримова.
Областные центры Узбекистана.
Возвращение в Ташкент.
Северо-восточные районы и общий колорит.
Мавзолеи Ташкента и Чиланзар.
Городища Ташкента и Занги-Ата.
Янгиабадский базар.
Ташкентская область.
Чирчик. Индустрия в предгорьях.
Чарвак. Ходжикент.
Чарвак. Бричмулла и Чимган.
Паркент и Солнце.
Невич и петроглифы.
Древний Илак. Унгурликанская копь.
Древний Илак. Алмалык и окрестности.
Возвращение в древние города.
Самарканд. Афросиаб.
Самарканд. Ковры и бумага.
Бухара. Закоулки и мечети.
Путь домой через пустыню.
Учкудук. Три колодца.
Джаракудук. В сердце Кызылкумов.
Нукус - Бейнеу. Железная дорога Устюрта.
Tags: Узбекистан, дорожное, курортное, природа, транспорт
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →