varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Полтава. Часть 1: улица Соборности



Полтава - город с удивительной судьбой: основана татарами, прославлена русскими, а по факту - душа Украины. Над западенцами с их претензией на чистокровность полтавчане незлобно посмеиваются: "да то ж поляки!". Лоскутная Украина в каждом регионе отличается чьим-то чужим влиянием - русским, польским, литовским, румынским, венгерским, турецким или общесоветским без нации - и вот на Полтавщине-то следы этих влияний выглядят наименьшими, и даже наоборот: "мы все вышли из гоголевской шинели", - а сам Гоголь вышел с Полтавщины. Отсюда же и Иван Котляревский, с подачи которого именно полтавский говор в украинском языке считается литературным. Поэтому, возможно, и украинская речь в Полтаве звучит куда чаще, чем в любом из больших городов Левобережья, и на слух она тут правда ближе всего к "соловьиности". Здесь украинцы - горожане многих поколений. Ныншняя Полтава - средних размеров областной центр (293 тыс. жителей) одной из богатейших областей страны.

О Полтаве я расскажу в 4 частях, последняя из которых будет посвящена наследию Полтавской битвы. А в первой пройдёмся по городской "сердцевине" - улице Соборности, которая в мой приезд ещё называлась Октябрьской: из всех областных центров "подконтрольной" Украины с советской топонимикой Полтава рассталась последней. Как и показанная в прошлой части Ахтырка.

Ещё в советское время на территории Полтавы нашли следы славянских поселений 9 века, и местные власти, недолго думая, в 1999 году отпраздновали 1100-летия Полтавы. На самом деле корнями она правда уходит в Киевскую Русь - непостоянные восточные рубежи Переяславского княжества порой доходили до Ворсклы, которую князь Игорь в своём успешном и потому не столь знаменитом походе на половцев 1174 году форсировал "у Лтавы". Скорее всего, то была небольшая пограничная крепость, которую втоптали в пыль ещё половцы за несколько десятилетий до нашествия монголов, на века оставив Дикое поле, где селились лишь самые отчаянные севрюки (см. Путивль). Вновь Полтава всплывает в летописях под 1430 годом, когда между Ворсклой и Сулой наводил порядок весьма загадочный литовский князь Александр Глинский, крещённый в православие татарин, по фамильной легенде - внук того самого Мамая, битого на Куликовом поле, и сын Мансур-Кията, погибшего в бою с Тамерланом. Есть версия (наукой, впрочем, не принятая), что Мансур-Кият успел провозгласить пустые земли между Золотой Ордой и Великим княжеством Литовским своим ханством со столицей в Глинске, восстановил ряд крепостей да организовал севрюков на совместную оборону, тем более существовавние "ручных" татарских ханств у Литвы вполне достоверно (на территории нынешней Курской и Белгородской областей существовала такая же вассальная Яголдаевщина). Глинские владели своим степным княжеством до 1508 года, потом потеряли его за участие в антипольском мятеже. К 1640-м годам Полтава доросла до Магдебургского права, а во времена Руины была оплотом промосковских сил и важнейшей тыловой базой восставших казаков, за что в 1658 году была сожжена пропольским гетманом Иваном Выговским. Главная битва Полтавы была, впрочем, ещё впереди:

2.


На кадре выше - Монумент Славы (1811), который я покажу подробнее в посте о следах Полтавской битвы. После неё город жил без потрясений более двух веков, в 1775-1802 годах был причислен к Новороссии, а в 1802 сделалася центром собственной губернии, примерно совпадающей с Переяславским княжествам, куда входили из показанного мной Переяслав-Хмельницкий, Ромны и Прилуки. Примерно тогда же был принят и весьма необычный план Полтавы, центром которой стала совершенно круглая площадь вокруг Монумента Славы, столь огромная (более 300 метров в диаметре), что официально и площадью-то она никогда в своей истории не значилась, а с 1840-х годов получила название Корпусный сад. С неё и начнём рассказ:

3.


Круг Корпусного сада даже не пересекает, а обтекает по окружности тянущаяся с северо-запада на юго-восток улица Соборности, прежде бывшая Октябрьской, Успенской, Пробивной, Мостовой - на плане города она известна с 1660-х годов, когда Полтава отстроилась после Выговского. Пойдём вокруг сада от северо-западного "полюса" против часовой стрелки. Сектор до следующей улицы Лидова, в паре сотен метров по которой находился мой хостел, занимает усадьба губернатора (1818), ныне совет профсоюзов:

4.


От Лидова до Черновола (ранее Куйбышева) - бывший Малоросский почтамт (1808), ныне детская школа искусств:

5.


Затем уже действующий и куда более крупный почтамт, на самом деле сталинка (1954), прекрасно вписанная в классицистический ансамбль:

6.


Дом в сквере между улицей 1100-летия Полтавы (бывшая Луначарского) и юго-восточной частью улицы Соборности изначально был Дворянском собранием (1810), где находилась первая в губернии публичная библиотека (с 1830-х годов), читал стихи Гавриил Державин, давали концерты Модест Мусоргский, Пётр Чайковский, Сергей Рахманиов, Фёдор Шаляпин и другие. С 1940-х годов здесь был кинотеатр имени Котляревского, а ныне и вовсе ночной клуб:

7.


За улицей Соборности (то есть мы прошли больше половины окружности) - бывшие Присутственные места (1809-11), а ныне городской совет Полтавы:

8.


Обратная сторона Горсовета. Комплекс очень мощный, не в каждом миллионнике такой, но и сама Полтава кажется существенно крупнее своего реального размера.

9.


Дальше самая невнятная часть окружности, которую я толком и не сфотографировал - ещё какое-то административное здание 1950-х годов, почти полный двойник губернаторского дома, да небольшой, но столь же белый особняк вице-губернатора, который я кажется просто забыл заснять. Вот это что и где за сквер - я даже не помню, но вроде бы приблизительно там же:

10.


Замыкает круг Главная Полтавская заброшка - тот самый Петровский кадетский корпус, давший название круглому саду. Построили его последним, в 1835-40 годах, а в первоначлаьном плане применения этому месту так и не нашли и здесь стоял деревянный фасад-декорация:

11.


В 1958-95 годах его занимало артиллерийское училище, готовившее кадры ПВО, с момента расформирования которого корпусу так и не нашли применения, кроме отмыва денег. Если с улицы он смотрится ещё ничего, то со двора вид такой, будто вот-вот рухнет:

12.


Лишь в боковом его крыле размещается архитектурный факультет, устроивший симпатичную лужайку:

13.


На его торце - очень странное граффити, которое я бы назвал "Вечность пахнет нефтью":

13а.


Фасад на улицу Соборности, напротив - флигеля бывшей губернаторской усадьбы. Круг замкнулся, а из подобного в других городах я могу вспомнить лишь на порядок более скромную Круглую площадь в Петрозаводске:

14.


Вообще, я бы сказал, что облик Старой Полтавы определяют два архитектурных стиля - лучший во всей Украине русский классицизм и весьма обильный модерн, в том числе - в своём украинском варианте. Например, банк (1909) прямо за губернаторской усадьбой, ныне занятый СБУ:

15.


К началу ХХ века в Полтаве жило 53 тысячи человек - не слишком много (в своей губернии она уступала Кремечнугу) и не слишком мало (была почти вдвое крупнее соседнего Чернигова). Но Полтава была единственным губернским городом, где украинцы составляли больше половины населения (хотя в уездных городах, в том числе выбившихся в областные центры типа Сум, процент бывал и ещё выше). Конечно, было их здесь меньше, чем в огромных Киеве, Харькове или Лемберге, но скромная Полтава превратилась в оплот украинской городской культуры, и среди тогдашней национальной интеллигенции за Полтавой закрепились эпитеты вроде "украинских Афин".

16.


Впрочем, Полтава была культурным центром безотносительно языка и национальности: все знают, что родом отсюда Николай Гоголь, но менее известно, что на Полтавщине, например, жили Николай Склифосовский и Владимир Вернадский, проводил  исселедования "отец русского почвоведения" Василий Докучаев, родом с Полтавщины был Александрй Шергей, более известный как Юрий Кондратюк - один из отцов космонавтики, по рассчитанной которым траектории американцы летали на Луну. Экономически же это был всегда город не промышленный, а торговый, и уведённая в 1853 году у Ромен Ильинская ярмарка здесь стала лишь набирать обороты.

16а.


Дальше на запад историческая застройка обрывается: Полтава была порушена войной не только сильно, но и как-то очень неравномерно, и восточная половина её центра - одна из самых хорошо сохранившихся в НеЗападной Украине, в то время как в западной дореволюционные домики попадаются немногим чаще, чем в Волгограде. Граница разрушений проходила примерно по Корпусному саду, восстановленному из руин в конце 1940-х. Дома по Октябрьской западнее:

17.


Улицу Соборности здесь пересекает длинная и рыхлая площадь Независимости. На северной стороне - ДК, сквер и стадион:

18.


На южной - коробка областной администрации с весьма эффектной пристройкой актового зала:

19.


А вот просто модерновый домик на улице Лидова между Корпусным садом и моим хостелом - но такого добра много будет в следующей части:

20.


Так что пока вернёмся в Корпусный сад, или вернее под Корпусный сад - с юго-восточной стороны в створе Октябрьской теперь подземный торговый центр со стеклянной крышей "как у больших":

21.


Но вообще говоря один из самых красивых подземных переходов, что я видел:

22.


От площади Независимости до Корпусного сада бывшая Октябрьская - обычная узкая проезжая улица; западнее площади Независимости это широкий бульвар, а восточнее Корпусного сада - это арбат, главная пешеходка полтавского центра, не столько архитектурой даже примечательная, сколько общей умиротворённой атмосферой:

23.


Здесь же и пиво, и галушки, коими славится Полтава. В квартале от площади - ЦУМ:

24.


Почти напротив - Полтавский музыкально-драматический театр имени Гоголя (1953-58), в 1938 году переехавший в Полтаву из Харькова. Траектории УССРовских областных театров в 1920-40-х заслуживают отдельной карты.

25.


Так и не понял, была ли эта улица главной в старой Полтаве - застройка её не только не отличается цельностью, но и в целом довольно скромна:

26.


Лишь модерн неизменно хорош, как например офис Нацбанка справа. Обратите внимание, что с какого-то перекрёстка бывшая Октябрьская перестаёт быть арбатом, но и в проезжую улицу превращается как-то очень постепенно - я напрочь не помню границы пешеходной зоны:

27.


За местом с кадра выше пара скверов - севернее Солнечный, южнее - Петровский, суммарно образующие площадь Конституции:

27а.


Напротив Петровского сквера - симпатичный новодельный офис местного телеканала:

28.


И по соседству - пожалуй, самое впечатляющее здание Полтавы, построенное в 1903-08 годах как Губернское земство:

29.


Сильные земства и местное управление более ранних эпох вообще были особенностью Полтавской губернии, а как результат - её города впечатляют обилием всяческих социальных объектов. Например, в уездных Ромнах до революции были огромные больница и богадельня да две гимназии, впечатляющие не размерами, а количеством выпускников, выбившихся в мировую науку. Всё это явно было как-то повязано и с общей интеллигентностью Полтавы, и с её "украинскостью" (даром что истоки русского образования и просвящения уходят корнями именно в Малороссию 17-18 веков), но где здесь причина, а где следствие - судить не берусь.

30.


Но преимущественно украинское (пропорционально населению города) земство могло протаскивать и такие проекты общественных зданий, которые в других городах вряд ли были бы поняты, а как результат, земское здание Полтавы - если не шедевр, то самый "чистый" образец редкого, но яркого и с первого же взгляда узнаваемого "украинского модерна". Собственно, в Полтаве он и начался с несохранившегося здания школы имени Котляревского:

31.


Сейчас к этому стилю относят очень многое, например красный банк из начала поста, но то скорее всё же русский модерн с какими-то украинскими "фишками", а вот это здание национально на 100%, и от русского модерна я в нём не вижу почти ничего.

32.


Окна главного фасада. Тут тебе и петриковская роспись, и образы трипольской культуры, раскопанной уже в те времена.

32а.


Внутри ещё и интерьеры в том же стиле сохранились, и увидеть их совсем не сложно - основанный тем же земством ещё в 1891 году Полтавский краеведческий музей при Советах разросся и заполнил всё здание. Он и сам по себе наверняка интересен, ведь не мог было расцвет культуры пройти даром... но я гулял по Полтаве в понедельник и вторник, когда он был закрыт, и довольствовался лишь зрелищем явно современной, но абсолютно органичной здесь резной двери:

33.


Задворки музея, при взгляде на которые не могу отделаться от мысли, что украинский модерн из всех архитектурных стилей Российской империи был ближе всего к заполонившему постсоветские города "ориентализму". Были ли его образцы совершеннее всего нынешгнего новостроя или же просто их облагородило время - не знаю, но мне их облик нравится:

34.


К модерну прилагается конструктивизм, и после Ромен этот памятник Тарасу Шевченко выглядит совершенно знакомым - он поставлен в 1922 году по проекту того же Ивана Кавалеридзе. Третий подобный памятник когда-то стоял в Сумах, но видимо не пережил войны. Однако всё это своего рода охранная грамота для Артёма Многогранного в Святогорске - думаю, при всех декоммунизациях там не будут ломать творение "автора первых в мире памятников Шевченко".

35.


Вернёмся на улицу Соборности. Поворот к музею - вон у того срубного киоска рядом с домом Таранущенко (1855), некогда "образцовым" особняком полтавских перекрёстков:

36.


За теми домами до 1930-х годов стояла Воскресенская церковь (1762):

36а.


Ближе к началу улицу - миниатюрная Спасская "церковь в футляре", но её я оставлю на пост о Полтавской битве, тем более с улицы Соборности она и не видна за новодельной часовней (2002) и репликой (2006) старой колокольни (1847).

37.


Последние дома по улице:

38.


За которыми она внезапно раскрывается парком. Это Иванова гора, неприступный яр над Ворсклой, где стояла ещё древнерусская крепость, восстановленная на рубеже 14-15 веков таинственным Глинским или его отцом - если татарская гипотеза верна (вот вроде и отвергнута она, да очень уж красива!), то выражение "Мамай прошёлся" здесь имеет прямо противоположный привычному смысл. Как бы то ни было, крепость на этом холме послужила и казакам, в 1658 году была разрушена Иваном Выговским, а после отстроена мощнее и современее, чем большинство крепостей, переживших Руину. В 1708 году под командованием коменданта Алексея Келина Полтавская крепость три месяца сдерживала непобедимую шведскую армию, потерявшую в штурмах до 3000 бойцов, и таким образом "подготовленную" (с точки зрения наших, конечно) к Полтавской битве, которая и начиналась с попытки русской армии деблокировать город. Упразднена и срыта крепость была, как обычно, в конце 18 века, ну а у входа в парк теперь встречает памятник Ивану Мазепе, открытый лично Порошенко в мае-2016 буквально за пару дней до моего приезда. Рядом с ним меня окликнула кругленькая деловитая женщина (очень на самом деле узнаваемый типаж) и попросила сфотографировать её на фоне: полтавчане в эти дни приветствовали друг друга вопросом "Памятник-то новый уже видели?", а кто-то уже успел дежурно облить его постамент краской.

39.


Что же до самого Мазепы, то моё отношение к нему не столь однозначно, как у ура-патриотов с обеих сторон. Для России он раз и навсегда остался предателем, который сумел добиться столь безграничного доверия Петра Первого, что практически в открытую обсуждал с полковниками планы перехода к шведам, а император в это не верил и даже казнил за донос особого рьяных Василия Кочубея и Ивана Искру. Для тех, кто орёт "Слава Украине!" Мазепа в первую очередь евроинтегратор и борец с имперством, пытавшийся триста лет назад сделать всё то же, за что стояли они. Для историка же Мазепа - в первую очередь крупнейший в истории Украины меценат, с культурным наследием которого в этих постах мы сталкивались уже неоднократно хоть в Переяславе-Хмельницком, хоть в Чернигове. В России нередки были архитектурные стили, названные по какой-то дворянской или купеческой фамилии - например, "нарышкинское" или "строгановское барокко". Но "мазепинское барокко" - кажется единственный архитектурный стиль, созданный от первых до последних образцов одним человеком, и в тех церквях одни и те же батюшки возносили мятежному гетману и хвалу, и анафему. Но именно поэтому в Полтаве памятник ему одназначно ура-патриотический: хоть и похож здешний Успенский собор на творения Мазепы, а не имеет к ним никакого отношения.

40.


Первый в городе каменный храм был построен в 1748-70 годах на месте деревянной крепостной церковки, помнившей оборону Полтавы. Подлинная здесь, впрочем, только колокольня (1774-1801) - собор снесли в 1934 году и воссоздали в 2000-2004-м. Впрочем, как и в случае с киевскими Михайловским Златоверхим и Успенским Лаврским соборами, я бы например сходу не разглядел неподлинность, может потому, что сам храм чрезвычайно красив:

41.


Ещё одна реплика Ивановой горы - дом-музей Ивана Котляревского. Последнего часто сравнивают с Пушкиным - и тот, и другой положили начало переходу литературы с "высокого штиля" на разговорный язык, и даже более того - сделали разговорную речь литературной (хотя первым из восточных славян писать разговорным языком придумал ещё мятежный протопоп Аввакум в 17 веке). Котляревский пережил Пушкина на год, но прожил гораздо более долгую жизнь, важнейшие произведения создав ещё на рубеже 18-19 столетий. Одним из таковых была "Енеида, на Малоросский язык перелицованная" - вообще пародии на Энеиду в тогдашней Европе слагали целый жанр, и у Котляревского Троя подозрительно похожа на Запороскую Сечь, а Еней Анхисович со товарищи поют казацкие песни. К поэме прилагался небольшой словарь, ставший основой литературного малоросского наречья, хотя вплоть до Тараса Шевченко писали на нём в основном бурлески да басни. И не Котляревского ли "заслуга", что для русского уха многое в украинском звучит забавно и до сих пор? В Полтаве Котляревский прожил всю свою жизнь, а его хата, типичный дом представителя казацкой старшины (то есть служилого дворянства) была воссоздана под музей в 1969 году:

42.


Напротив - реплика Подольской башни крепости да памятник Галушкам: как у нас "столицей пельменей" числится Пермь, так и тут "столица галушек" Полтава. Галушки я ел в недешёвом по местным меркам заведении на главной улице, и мне они не понравились - вообще, по нескольким последним опытам я понял, что не стоит пробовать какое-то блюдо в городе, который им якобы славится, а если и стоит - то в заведениях типа "места надо знать".

43.


В конце аллеи - Белая Беседка (1909), поставленная к 200-летию Полтавской битвы, а после войны восстановленная и "переосвящённая" в Ротонду Дружбы Народов к 300-летию Переяславской рады.

44.


С ротонды и башни открываются отличные виды на город... вот только центр Полтавы с другой стороны, а здесь лишь застроенный многоэтажками Подол:

45.


Вдали за широким оврагом - похожая на мыс Монастырская горка с Крестовоздвиженским монастырём, основанным в 1650-е годы и надолго ставшим культурным центром украинского казачества. Хорошо видны 40-метровая колокольня (1786), 7-главый собор (1699-1709),  приземистые Троицкая (1750) и Семёновская (1887) церкви. В 1709 году его заняли шведы, там находилась ставка Карла XII, и лишь по причине скромной дальнобойности тогдашних орудий крепости не обменивались ударами подобно военным кораблям.

46.


Многоэтажки Подола и соседней Левады - и до них, и до монастыря дойдём в третей части:

47.


А поодаль, в лесах за Ворсклой, чернеют вышки геологоразведочных скважин. "Всё это политика, - сказала мне та же самая круглая деловитая женщина, здесь вновь попросившая её сфотографировать да разговорившаяся со мной, - если бы добычей занимались всерьёз, одна Полтавская область обеспечивала бы газом всю Украину, но наше руководство свои деньги делает на торговле".

48.


Справа, за другим оврагом, виднеется Полтавский технический университет в корпусах Института благородных девиц 1820-х годов. Впрочем, виден отсюда лишь внушительных размров храм Веры, Надежды, Любви и Софии (2002), видимо выполняющий роль студенческой капеллы:

49.


А к проходящей по дну оврага улице Небесной Сотни (тогда ещё - Ленина) ведут весьма фактурные узкие лестницы:

50.


Что же до дважды упомянутой женщины, то она оказалась командировочной из Харькова, немалую часть рабочего времени проводящей в Полтаве. Само собой, когда я сказал, откуда приехал, она слегка удивилась, и не с привычным на Украине отчаянием, а с ухмылкой спросила:
-Вот как думаете, когда всё это закончится?
-Думаю, через несколько лет.
-Я вас умоляю! Запомните мои слова - через год, к следующему лету, всё это закончится, и мы это будем вспоминать, как страшный сон.
На том и завязался разговор, продолжившийся на обратном пути по Октябрьской улице - нам было по пути до поворота к моему хостелу. И в тот момент я понял, что очень сильно нуждаюсь в длинном разговоре - с момента отъезда из Киева меня начало давить одиночество и какая-то невысказанность всех тех мыслей, что я испытывал, глядя на понятную и вместе с тем чуждую и дальнюю, как Южная Америка, глубинку украинских областей. Я рассказывал харьковчанке, как всё происходящее видится из России, она хвалила Кернеса, который и Харьков в порядок привёл, и во всём происходящем пытается держать нейтралитет, а харьковчанам это в общем-то и надо. Но как и все харьковчане, страшно удивлялась, когда я называл Харьков красивым городом: "а что у нас смотреть? Держпром что ли? Никогда его не понимала!".
Она говорила, что хочет съездить в Крым, где до 2014 года отдыхала каждое лето, но не может - и вовсе не по морально-этическим причинам, а потому что сын у неё учится по линии, связанной с госслужбой, и студентам там было сказано прямо: "на ваши поездки в РФ ещё будем закрывать глаза, но если вдруг окажется, что кто-то из вас или ваших близких родственников был в Крыму - отчислим сразу же".
И хотя её прогноз "всё кончится к лету-2017" мне видится слишком оптимистичным, всё же не могу не отметить, что в последние полгода очень много украинцев вновь появилось на российских форумах и пабликах соцсетей из тех, где говорят про автомобили, собак или подростковые комплексы. Без всякой политики: просто "а вот у нас в Твери... а вот у нас в Новосибирске... а вот у нас в Днепропетровске... а вот с Макеевки кто-нибудь есть?". Равно как и я лично на московских сходках путешественников стал регулярно встречать гостей из Украины, было пропавших в прошлую пару лет. Просто глупо думать, что пыль осядет так же эффектно, как поднялась. Пыль взлетает чёрной тучей быстро, а оседает тихо и незаметно.
На повороте харьковчанка красиво встала напротив меня, взяла за руку да сказала:
-У вас глаза детские. Я с вами прощаюсь, но даю вам совет - начинайте уже жить взрослой жизнью!

Весьма интересные люди обретались и в хостеле. О них, а так же о прогулке по остальному центру Полтавы - в следующей части.

УКРАИНА и ДОНБАСС-2016
Разорванная карта. Обзор и оглавление.
Две стороны одной войны - см. оглавление.
ДНР и ЛНР - см. оглавление.
Винница, Запорожье, Днепр - см. оглавление.
Киевская Русь - см. оглавление.
Малоросское кольцо - посты будут.
Чернигов. Детинец.
Чернигов. Окольный град, Третьяк и Предградье.
Чернигов. Болдины горы.
Чернигов. Разное.
Новгород-Северский. Город.
Новгород-Северский. Монастырь.
Путивль. Земля горюнов.
Сумы. Центр.
Сумы. Севернее центра.
Сумы. Южнее центра.
Ромны. Город со странной геометрией.
Тростянец. Последний замок Украины.
Ахтырка.
Полтава. Центр.
Полтава. Восточнее центра.
Полтава. Западнее центра.
Полтава. По следам Полтавской битвы.
Кременчуг. Медианный город.
Чигирин и Субботов. Колыбель незалежности.
Кировоград (ныне Кропивницкий). Центр.
Кировоград (ныне Кропивницкий). Разное.
Прощание с Украиной.
Киев до и после Майдана - посты будут.
Tags: Центральная Украина, дорожное
Subscribe
promo varandej august 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 174 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →