varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Шахристанский перевал и долина Зерафшана



Северная и южная столицы Таджикистана лежат друг к другу несколько ближе, чем северная и южная столицы России... но ближе лишь в километрах. В Средней Азии и Иране была древняя мера длины фарсанг - переход каравана от привала до привала, и в здешних горах очень хорошо понимаешь, что такая мера длины уместнее. Трасса Худжанда-Душанбе пересекает два мощных хребта, Туркестанский и Зерафшанский, а между ними, словно за подкладкой старого одеяния, притаилась узкая долина Зерафшана, раскрывающая на западе к Самарканду. Но подобно Таласской долине в Киргизии, Зерафшанскую долину можно считать сердцем своей многоликой страны и настоящей сокровищницей древней Согдианы. Так что в первой части рассказа о пути на Юг проедем из Худжанда мимо показанного в прошлых трёх частях Истарафшана (Ура-Тюбе) через Шахристанский перевал до лежащего в стороне от трассы маленького и древнего Пенджикента.

Хотя бывший Ура-Тюбе стоит почти на сотню километров ближе к перевалу, начнём рассказ всё-таки от бывшего Ленинабада. В Худжанде есть несколько автостанций (я знаю как минимум три - другие две на Панчшанбе-базаре и за Сырдарьёй), и на Юг ездят с той, что расположена в районе крепости Александра Македонского и старых ходжентских махаллей. Автостанция - конечно, сильно сказано, скорее просто лежбище частников по заполнению, среди которых сразу выделяются 7-местные джипы с багажом на крышах, неизменный атрибут таджикистанских горных дорог. Ушлые водители назвали нам цену по 120 сомони (порядка 1000 рублей) до Пенджикента, и сбросить её мне так и не удалось, хотя старик в машине в отсутствие водителя таки проговорился, что местные платят по 80. Наверное, стоило устроить скандал да уехать автостопом, и не секрет что самая популярная разводка именно "так быстрее!", но в общем мы согласились, понимая, что на попутках ехать придётся целый день. При Советах горы объезжали через Узбекистан, с тех пор никто не отменил запрет на проезд автобусов по перевалам, поэтому водители коллективных такси остаются здесь монополистами. Пыльным утром покидаем Худжанд вдоль обрывов Дегмайской возвышенности, скрывающей хвостохранилища уранового Чкаловска и отделяющей Худжанд от от самого дальнего угла Киргизии.

2.


Плодородная земля здесь обильно полита кровью и усеяна обломками веков. Тут и там среди кишлаков мелькают городища:

3.


Истаравшанский район с обеих сторон встречает очень симпатичными стелами:

3а.


Вдали виднеются горы Туркестанского хребта. Мне же этот участок дороги запомнился периодически попадавшимися у обочин мужиками, державшими в руках палку с пол-руки длиной. Я не сфотографировал их, о чём теперь жалею: это были не палки, а змеи, сушёный песчаный удавчик, или кульвар-илон (дословно - "слепая змея"), по древним заветам помогающий от множества разных болезней. Где-то здесь есть гора, в которой их, как в подземельях Изумрудного острова, видимо-невидимо, и жители соседнего кишлака ловят их там да сбывают на трассе:

4.


А вот ближе к цели возникает КПП. Подозрительно хороший асфальт на этой дороге не случайно: трасса Душанбе-Худжанд платная, с каждой стороны в ней по три блокпоста, и проехать от Худжанда до Душанбе выйдет порядка 2000 рублей (в сомони, конечно) за машину. Но хотя бы сама дорога проезжая круглый год и на любом транспорте - состояние её не в пример лучше, чем у бесплатного Памирского тракта.

5.


По объездной минуем Истаравшан, скрытый за холмом в низине. Где-то в окрестностях города есть небольшое водохранилище с весьма впечатляющим памятником Ленину на плотине.

6.


А уже у самых гор мы проскочили с виду неприметный кишлак Шахристан, давший название лежащему впереди перевалу:

7.


Он стоит на чудо-реке Шахристансай, она же Ортакуль, она же Алтынкульсай, она же Сармычай, она же Нурбулаксай, она же Хаватак, она же Шурбулаксай, а в целом Бюрагансай - у реки 4 участка в Узбекистане, 3 в Таджикистане и 2 по границам. И именно близ Шахристана находится городище с забористым названием Кахкаха на месте древнего города Бунджикат, столицы Уструшаны:

8. музей древностей в Душанбе.


Об этой древней стране, существовавшей в 5-9 веках, я рассказывал уже не раз в Худжанде и Истаравшане, да показывал фрески и другие находки из дворца местных правителей-афшинов, включая совершенно римский сюжет двух младенцев, вскормленных волчицей. Уструшана была страной маленькой, но богатой и сильной, сами арабы смогли покорить её лишь на сотню лет позже, чем рыхлую Согдиану, да и то в результате предательства одного из сыновей последнего афшина. Но взошедший на престол с их помощью принц Хайдар хотя поначалу стал верным воином ислама, подавлявшим восстания в других концах Халифата, а в итоге был казнён за тайное идолопоклонничество. Крупнейшее наследие Уструшаны - это фрески Бунджикатского дворца, разошедшиеся по музеям, и в посте про Худжанд я показывал пару фресок из музея в Душанбе, а здесь покажу ещё несколько фрагментов из Эрмитажа.

9.


У людей с этих фресок потрясающе выразительные лица, и в лицах этих строгий пафос молчаливого героизма:

10.


На мой субъективные взгляд, самые совершенные в Средней Азии уцелевшие фрески - именно из Бунджиката, а не Пенджикента, Афросиаба, Варахши...

11.


А тут и вовсе прямо таки врубелевский сюжет - Демон летящий и Демон поверженный:

12.


Но Уструшана тянулась узкой полосой между гор и берегом Сырдарьи, так что прошлые кадры - прощание с этой древней землёй, так и оставшейся в тени огромной Согдианы. Последняя - там, за перевалом: дорога, петляя, взбирается на Туркестанский хребет.

13.


Из самого названия которого следует, что он протянулся по самой середине Туркестана на 340 километров от Ферганской долины до Самарканда, открывая с севера хитроумный Гиссаро-Алай. Высотой он сравним с Кавказом - пик Скалистый (5621м) чуть-чуть уступают Эльбрусу, но превосходит любую из вершин на Главном Кавказском хребте, однако самая высокая часть Туркестанского хребта - восточнее, где он смыкается с Алайским хребтом, а здесь большинство вершин не доходят и до 4 километров. На горах - не лёд, а выпавший по осени снег:

14.


Серпантины Шахристанского перевала (3378м) вплотную подходят к узбекской границе, но основная дорога с 2012 года проходит ниже - ещё не успел я почувствовать себя в горах, как впереди показался вход в Шахристанский тоннель (5253м) с иероглифами на портале. Это самый длинный автодорожный тоннель постсоветских стран (кстати, и самый длинный железнодорожный тоннель я проезжал в ту же поездку - на новой линии из Ташкента в Ферганскую долину), и стоит ли говорить, что пробили его здесь китайцы? Внутри - физическое разделение, подсветка, карманы и вытяжки, так что ехать по нему можно с открытым окном, а то и выключенными фарами.

15.


Между тем, выскочив из тоннеля на той стороне, я понял, что впечатление, будто бы он расположен совсем низко - обманчивое. Просто обращённый к Сырдарье северный склон Туркестанского хребта очень пологий, так что набор высоты от самого Худжанда шёл незаметно, ну а в долину Зерафшана нам предстоял куда более крутой спуск по серпантинам. В проёме от самого входа в тоннель виден следующий Зерафшанский хребет, знаменитые Фанские горы, в том числе Варзобская Пила (около 3800м) с характерным абрисом:

16.


Дорога с перевала спускается над глубокой долиной речки Хушикат:

17.


Впереди виден крутой склон с серпантином:

18.


Он же снизу, больше всего впечатляет блестящими на солце вышками электропередач:

19.


Впереди открывается узкая впадина Зерафшанской долины, кажется уступающая шириной высоте подступающих гор:

20.


Но спешить, увидев её, не стоит, о чём красноречиво говорят такие вот дорожные сюжеты:

21.


21а.


Но вот серпантин позади, и на смену горному холоду приходят тёплые рощицы вдоль дороги:

22.


Мелкие глиняные домики, облепившие крутой склон - неотъемлемая примета таджикистанских гор. Здесь живут гальча - не народ, а скорее каста наподобие сартов, только сарты были жителями оазисов, а гальча по сей день - горцы. К ним относят как горные субэтносы таджиков, так и памирцев, которые по местному официозу тоже таджики. У гальча другие лица, среди них много светловолосых и голубоглазых людей, самых что ни на есть истинных арийцев, и таджики здешних гор не на шутку гордятся своей чистокровностью.

23.


Но их мирок мы сейчас заденем буквально крашеком. За очередным поворотом хорошо видны крутые обрывы Зерафшана:

24.


Зерафшан - река масштабов Клязьмы, чуть полноводнее и длиннее (877 км), но именно он, а не могучие Сыр и Аму - главная река Туркестана. Средняя Азия - фактически, междуречье, за Сырдарьёй лежала Великая Степь, за Амударьей - туркменские пески и благословенный Хорасан, и обе пограничные реки отличал неукротимый норов. А Зерафшан, с персидского Золотоносный, у греков Политимет (Многополезный), а у древних жителей просто Сугд - он куда как более покладист, а течёт строго посредине междуречья. На его берегах около 3000 лет назад осели кочевники, ставшие земледельцами, и покорённые Киром Великим, к приходу Александра Македонского они уже были цивилизованными согдианцами. Там, ниже по течению, на его берегах стоят Самарканд, Навои, Бухара, и только до Амударьи Зерафшан уже много веков как не доходит, ещё в древности будучи разобранным на оросительные каналы. Арабы и персы, монголы и тюрки - все приходили снизу по этой долине, а потому на своём пути Зерафшан прорезает не только горы, но и горизонты эпох, культур, цивилизаций. У Самарканда он широк, каменист и мелок, а под Бухарой его и вовсе легко не заметить, здесь же это глубокая, быстрая и чистая горная река.

25.


Но берег до отрицательных уклонов вырезала не река, а строители дороги:

26.


На бензоколонке за Зерафшаном мы встали на добрых двадцать минут - это середина пути, куда бы ни лежал сам путь. Налево отсюда всего несколько километров до скрытого горой Айни - маленькой "столицы" этих гор. Туда я доезжал в августе, таким образом кроме этих нескольких километров увидев всю длину трассы Худжанд-Душанбе, и через несколько постов мы продолжим путь оттуда. Хушекат - по сути дальнее айнинское предместье:

27.


Но сейчас сворачиваем вправо, по Зерафшану вниз на Пенджикент. Взгляд назад, в сторону Матчи - сердца гор на развилке четырёх хребтов (Туркестанского, Зерафшанского, Гиссарского и Алайского) и оплота басмачей в обе гражданских войны ХХ века, где в первый раз порядок навели лишь к концу 1930-х годов, а второй раз и вовсе к концу 2000-х. Туда я так и не доехал, по крайней мере в этот раз, но сейчас и там безопасно - по крайней мере, альпинисты ходят:

28.


Едем вниз. У Зерафшана красивые берега, мощь которых намекает, что в паводок река с окрестными горами разговаривает совсем по-другому:

29.


Отсюда рукой подать до самого древнего в этой долине села со звучным названием Дар-Дар, встречающий придорожным мазаром:

30.


Главная площадь Дар-Дара. Обратите внимание на явно китайский оранжевый грузовик - таких немало ездит по этой дороге. Судя по всему, где-то ближе к Пенджикенту находится большой рудник, как и весь Таджикистан отданный в обустройство китайцам, но благодаря этому и дорога весьма неплохая до самой границы:

31.


А над главной площадью - очень красивая старинная постройка, скорее всего мечеть 19 века, но по словам местных, что это и когда было возведено - никто в кишлаке толком не знает:

32.


Впечатляют совершенно степняцкие по облику детали ограды с кадра выше, и конечно же неизменные в Северном Таджикистане резные потолки:

33.


Под крышей виден и михраб на Мекку:

34.


Напротив мужики играли в нарды, весьма популярные в этих краях:

35.


Формально здесь та же Согдийская область. По облику жителей и общей атмосфере Зерафшанская долина - конечно же Северный Таджикистан, но только более древний и подлинный:

36.


В мировую же историю, или вернее археологию, Дар-Дар вошёл тем, что где-то недалеко от него возвышается таинственная гора Муг (по-нашему говоря - Гора Колдунов), на склоне которой в 1932 году один местных пастух нашёл корзинку с письмами на неизвестном ему языке. Год спустя сюда нагрянули археологи, и вскоре стало ясно, что на Муг-горе стояла известная из арабских хроник крепость Абаргар, где в 722 году арабы пленили Деваштича - пенджикентского князя, ненадолго ставшего ишхидом (так назывались правитель Согда, и это созвучно как с персидским "шахиншах", так и с уструшанским "афшин") и возглавившего сопротивления арабам. Здесь, в прямом смысле слова загнанный в угол, он сдался Халифату и был вскоре казнён через распятие. Оружие последних защитников:

37. Эрмитаж


Арабы к уничтожению "языческой" культуры покорённых народов подходили очень систематически, с какой-то прямо таки немецкой скрупулёзностью уничтожая книги и документы на их языках, но подниматься в оставленный защитниками Абаргар видимо не сочли нужным. И хотя согдийский язык был известен с конца 19 века из писем и документов, разнесённых с торговыми караванами от Брюсселя до Токио (больше всего таких документов сохранилось в ныне китайском Турфане), "Старые письма" с горы Муг стали первой его находкой в самой Согдиане. Согдийский (как и уструшанский, бактрийский, хорезмиский) язык входил в северо-иранскую подгруппу, ближайшим к нему из ныне живых языков считается осетинский... если не считать того, что несколько сотен человек, говорящих по-согдианский, по сей день живут в тех горах за Айни по долине Ягноба. Интересно, что согдийская письменность возникла на основе арамейской, и стала прототипом для монгольской и маньчжурской - Согдиана контролировала важнейшую часть Великого Шёлкового пути, была единственным государством, которое невозможно было объехать, и поэтому согдийский на всём этом пространстве от Средиземного моря до Жёлтого моря был языком караванной торговли.

37а. музей в Пенджикенте.


Но на горе Муг археологи нашли не только письма, а множество бытовых согдианских предметов в отличном состоянии. Все они, кроме собственно писем, ныне выставлены в Эрмитаже - инструменты, ткани, остатки одежды и обуви:

38.


То, что было на головах, ногах, живых телах людей, о чём-то думавших и страдавших почти полторы тысячи лет назад:

39.


И сами эти ткани не так уж отличаются от тех, что можно видеть в русских и европейских музеях старинного быта:

39а.


По этим тканям да по фрескам  можно и представить и облик древних согдианцев, и согдийские женщины выглядят куда современее и свободнее жительниц иных стран современной Азии, а многие образы их одеяний остались в узорах традиционных таджикских сюзане. Согдиана была торговой страной, её разрозненные княжества вечно были у кого-то в вассалах, но это был скорее симбиоз: тюрки или персы обеспечивали согдианцам мир, за что согдианцы делились с ними доходами от своей торговли. Но ещё в Афросиабе я писал о том особом чувстве любви к жизни, пронизывающим всё согдийское искусство. В отличие от героической Уструшаны, от мрачного Хорезма, от сосредоточенной Бактрии, древняя Согдиана оставляет впечатление счастливой античности.

40. Национальный музей в Душанбе.


Вернёмся в наше время и продолжим путь:

41.


Скелет здания на крутом берегу - скорее всего недостроенная чайхана над Зерафшаном. На обрыве рядом - источник, скорее очень слабый водопад, в струях которого местные торговцы устроили естественный холодильник:

42.


Обратите внимание, что вместое "Пепси-колы" здесь "RC-кола", и что набожность таджиков ничуть не мещает продавать здесь пиво. У родников всегда стоят машины от легковушки до фуры, но ходить тут стоит осторожно - с прикрытой кустами обочины напротив очень легко сверзнуться:

43.


"У нас 94% страны покрыто горами!" - знает каждый таджик, и в этом и трудность, и гордость:

44.


45.


46.


А на трассе нередко можно встретить местных жителей, пешком ходящих по десятку километров из кишлака в кишлак. Верный признак гиссарских гальча - женщины с грузом на голове. Ещё такие встречаются под Кулябом, куда скорее всего их предки переселялись отсюда:

47.


Мост к кишлакам за рекой, не знаю точно каких лет постройки. Хотя и трасса регулярно прыгает с берега на берег да перескакивает через бурные притоки:

48.


И понемногу достраивается и обустраивается:

49.


К новеньким, скорее всего китайским рудникам и обогатительным фабрикам, хитро вписанным в склоны:

50.


На самом деле от Дардара мы ехали ещё часа два с половиной, и пейзажи по дороге столь же красивы, сколь и однообразны - горы да зелёные кишлаки, на одним из которых белеет Обелиск Победы:

51.


А перед огромным кишлаком Суджина (пишется, извиняюсь, Сучина) долина и река вдруг резко расширяются - Пенджикент стоит практически у выхода на равнину, и от него рукой подать до Самарканда - всего полсотни километров, да только граница закрыта с 2010 года.

52.


О Пенджикенте - следующие 2 части, в первой из которых больше фотографий будет из далёких музеев, чем из самого этого старинного городка.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Западная Фергана (Канибадам, Исфара, Чорку, Ворух) - посты будут в серии о Ферганской долине
Согдийская область. Октябрь.
Худжанд. Сырдарья.
Худжанд. Центр.
Худжанд. Пачшанбе.
Пригороды Худжанда. Чкаловск (Бустан).
Пригороды Худжанда. Арбоб и Гафуров.
Истаравшан (Ура-Тюбе). От базара до Мугтепе.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Старый город.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Ножи и священные рощи.
Шахристанский перевал и долина Зерафшана.
Пенджикент. Древности.
Пенджикент. Город.
Окрестности Пенджикента. Панджруд и Саразм.
Согдийская область. Август.
Анзобский перевал и Айни.
Озеро Искандеркуль.
Ягнобская долина. Дорога.
Ягнобская долина. Затерянная Согдиана.
Каратегин и Памир - посты будут.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, дорожное, природа, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →