varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Хорог. Город у Крыши Мира.



Хорог напоминает дерево, высрошее на крутой скале - маленькое да корявое, но взирающее на мир свысока. Центр Горно-Бадахшанской автономной области, её единственный город (28 тыс. жителей) и самый высокогорный в постсоветских странах (2300м над уровнем моря), он стоит в узле Памирского тракта, по западной половине которого через древние Рушан и Шугнан мы и прибыли сюда в прошлой части.

Хорог стоит на довольно хитрой комбинации из трёх рек: Гунт, вдоль которого от устья город тянется узкой лентой, пограничный Пяндж, к чьему берегу Хорог выходит нижними предместьями, и впадающая в Гунт Шахдара, устье которой практически замыкает город сверху. Вверх по Гунту правым берегом уходит Памирский тракт, его открытая в 1937 году восточная половина (прошлые части мы ехали по западной, открытой в 1940-м), а в совопкупности долины Гунта и Шахдары да ближайшие полсотни километров Пянджа образуют Шугнан - центральную и самую многолюдную историческую область Горного Бадахшана: от половины до трети памирцев - это шугнанцы, и их язык в Бадахшане так же "первый среди равных". Название Шугнан в переводе значит "земля саков": памирцы - дальние потомки кочевников, некогда населявших гигантский треугольник между Дунаем, Амударьёй и Енисеем, сохранившиеся в труднодоступных горах. И если соседний Рушан испокон веков был вассалом Шугнана, то сам Шугнан был независим, и отстаивать эту независимость ему помогала мощная система крепостей, которых только сохранилось по долинам Шахдары и Гунта шесть. Ещё больше, конечно же, кануло в лету, и одна из таких - Калаи-Панджбар в устье Гунта. В 1748 Шугнан стал вассалом соседнего Дарваза, а в 1895 - прямым владением далёкой и алчной Бухары, а год спустя в Калаи-Панджбаре обосновался русский гарнизон, быстро оценивший выгодное положение крепости. Фактически здесь существовал режим двоевластия - с одной стороны бухарские беки, типичные "начальники чукотки", то есть продажные самодуры, с другой - Памирский погранотряд, центр которого уже в 1899 году по инициативе финна Эдуарда Кивикэса переместился из находившегося в прямом подчинении России Мургаба (Шаджана) в Хорог - так называлось село у Панджбарской крепости. К началу 1920-х годов это был самый благоустроенный населённый пункт всего Памира с каменными зданиями, ухоженными улицами и даже пианино в доме коменданта. В 1925 году Хорог стал центром новообразованной Горно-Бадахшанской автономии, в 1928 (по другим данным в 1931) - городом, но подозреваю, что даже тогда был самым маленьким в СССР центром региона - первые полуторки Памирский тракта в 1937 году Хорог встретил с 3-тысячным населением.

2.


Он и сейчас невелик, и всё же - полноценный город, и "на глаз" я был дал ему гораздо больше официальных 28 тысяч населения. Скажем так - он выглядит гораздо капитальнее, чем его киргизский "брат", в полтора раза более крупный Нарын, второй город бывшего СССР по высокогорности (2100м). Хорог вытянут вдоль Гунта на 9 километров, ширина его при этом редко превышает 1 километр, а через Гунт перекинуто 7 мостов, из которых лишь два проезжие:

3.


Не знаю, есть ли у них названия, хотя бы неофициальные, но прогулку по Хорогу мы начнём с базарного моста - он на Гунте второй снизу, самый основательный из сугубо пешеходных, а кишащее народом грязное торжище от него с обеих сторон. К базару, по славной среднеазиатской традиции, прилагаются и автовокзалы, вернее "лежбища" коллективных такси, и с правого берегу Гунта ходят джипы по Памирскому тракту - на запад до Душанбе (300 сомони, то есть 2200 рублей, до двух дней пути с ночёвкой в Калаи-Хумбе), на восток до Мургаба (200 сомони, 7 часов пути), а с левого берега можно уехать на юг, в Горон и переполненную древностями Ишкашимскую долину.

4.


Вид вниз по течению, за поворотом будет Пяндж, а горы за ним - в Афганистане. На той стороне остался старый центр Шугнана Явурдех, расположенный впрочем не точно напротив Хорога, а в нескольких километрах ниже по течению (если я верно понимаю, что Явурдех и огромный афганский кишлак Димургон - одно и то же).

5.


Вид вверх по течению замыкаеют горы на стрелке Шахдары (приходит справа) и Гунта (слева). Я ночевал на левом (относительно кадра ниже он справа) берегу, а центр Хорога - на правобережье. Обратите внимание и на ещё одну особенность хорогского пейзажа - длинные зелёные "отрастки" выше по горам, от чего город кажется многоярусным:

6.


У автовокзала - и "лежбище" джипов для свадьбы. Такое я уже наблюдал в узбекистанском Чирчике - по осени свадеб так много, что клиентов вполне можно ждать на пятаке. Только вот суровый Памир даже на свадьбы накладывает отпечаток: вместо длинного и пафосного лимузина в горах сподручнее чёрный джип.

7.


Ниже базара примечательнее всего пара мемориалов, стоящих практически напротив друг друга. С юга - памятник Победы, и Воин-освободитель здесь вылитый герой персидских легенд:

8.


Севернее - памятник Дружбы, поставленный к 105-летию вхождения Памира в состав России. И если с Таджикистаном дружба изрядно охладела, то памирцы по сей день ждут, когда Россия вернётся.

9.


Дальше пойдём вверх по главной улице. Названия её я так и не запомнил, на картах его не пишут, но Главная улица в Хороге одна, и она - часть Памирского тракта. Впрочем, сам Памирский тракт - не та дорога, которая может создать в центре города пробки...

10.


Вдоль тракта попадаются малоэтажки общественных зданий, возможно оставшиеся со времён учреждения ГБАО:

11.


12.


Тут есть здоровенный ДК непонятного возраста (круглые оконцы в задней части здорово напоминают о конструктивизме!) и основанный в 1936 году скромный Хорогский музыкально-драматический театр на его задворках. Есть тут и музей (1944), весьма, говорят, интересный, но мне не повезло - в дни моей поездки он был закрыт на реконструкцию.

13.


В целом, вот так выглядит центр Хорога - редкие подобия сталинок (об изначальном назнаечнии которых можно только догадываться), крупные позднесоветские здания и вполне серьёзные новостройки. Тут слева почтамт, справа телецентр. Минивэн на дороге - как и в Душанбе, основная разновидность маршрутки:

14.


Общественные здания исправно перемежает частный сектор и пятиэтажки:

15.


Всё как у больших - помимо театра в Хороге есть и университет, основанный в 1992 году явно на базе чего-то другого. Создание университета во время гражданской войны - очевидный жест в сторону обособления, но тем не менее самый высокогорный вуз постсоветского пространства исправно действует и до сих пор.

16.


Университет стоит на углу главной площади, и почти напротив, на фоне гор - длинное административное здание с дежурным памятником Исмаилу Самани. Последний здесь почти чужак, как какой-нибудь Александр Невский и на Украине, а будь у памирцев возможность - они бы увековечили скорее исмаилитского поэта-миссионера Насира Хосрова. Не знаю, много ли у этой администрации работы: живёт в ГБАО всего-то 220 тысяч человек, а её "полезная" площадь узких и длинных долин меньше иного района на равнине.

17.


Ряд одноэтажных домиков на другой стороне площади - не бывшая ли русская слободка?

18.


Так как парой кварталов дальше на берегу Гунта раскинулась за бетонными заборами воинская часть, ныне принадлежащая пограничным войскам Таджикистана. Но именно здесь когда-то стояла Калаи-Панджбарская крепость, которую сменил в 1899 году русский погранотряд, и от погранотряда того остался даже уникальный для Таджикистана памятник, на который можно посмотреть, взобравшись по извилистой тропе на склон с дургой стороны тракта. Зелёные узоры на далёких склонах - афганские кишлаки:

19.


-Здравствуйте! Красивый отсюда вид на город. А это что там за здание слева за забором, как будто бы церковь? - обратился я к памирцу, подозрительно глядевшему на мой фотоппарат, спускаясь по зизгазам тропы.
-А, здравствуйте, здравствуйте, - разулыбался памирец и пожал мне руку, - а это правда церковь была! Тут русская армия стояла. Давным-давно...
В нынешнем Таджикистане всего 6 православных церквей да пара костёлов - в Душанбе и на российской военной базе в нём, в Турсунзаде (не видел), Кургане-Тюбе, Худжанде и Чкаловске. Есть, однако, в стране и седьмая русская церковь - не действующая, но историческая: храм Михаила Архангела при Памирском посту был построен в 1909-16 годах, и в обезглавленной заброшенной постройке ещё вполне угадываются его формы. Фотографий же "полноценного" храма, действовавшего фактически лишь несколько лет, видимо не осталось в природе, но согласитесь, не очень-то ожидаешь увидеть такой памятник под самой Крышей Мира:

20.


Что же до уже упоминавшегося пианино, английского "Беккера" 1875 года выпуска, то оно действительно каким-то образом попало на Памир в 1914 году, и местные краеведы любят рассказывать, как два десятка носильщиков под угрозой расстрела два месяца несли хрупкий музыкальный инструмент по перевалам, якобы по приказу коменданта Василия Зайцева для любимой дочери Евгении. По другой версии, на мой взгляд более правдоподобной, на Памирском посту помима храма был и полноценный офицерский клуб, а какой же в те времена культурный вечер мог пройти без пианино? И говорят, когда оно играло, послушать непривычные звуки под двери поста собирался весь Хорог. От царских офицеров пианино перешло к красноармейцам, а ныне стоит в том самом краеведческом музее, оказавшемся закрытым на реконструкцию.
Но разумеется, блага цивлизации, попавшие на Памир с русским присутствием, этим не ограничивались - первые больницы и школы, библиотеки и электростанции в Бадахшане так же действовали при русских гарнизонах:

21.


А вот мечетей в Хороге я не припомню, хотя наверное мне стоило поискать здешнюю джамаатхану - исмаилитский молельный дом. Над Хорогом господствует флаг Ага-хана, выложенный из подкрашенных камней на северных склонах:

21а.


Вообще же при весьма скромных размерах Хорога, достопримечательности в нём раскиданы практически по всему городу, так что у забора, скрывающего бывшую церковь, я поймал очередную маршрутку и поехал вверх по Памирскому тракту. Ещё одна группа достопримечательностей расположена у слияния Шахдары и Гунта, на всех трёх берегах двух рек. За обочиной тракта, в неприглядном месте у стоянки дальнобойщиков встречает могила Лидуша (насятощее имя Алимдоншах Шорахматуллоев) - поэта и барда, современника русского рока, певшего в основном на шугнанском и рушанском языках, в том числе, - что для местной лирики совсем не характерно, - на остросоциальные темы. Песенная традиция на Памире вообще очень сильная, и эстрада здесь по сей день с заполонившей таджикистанский эфир иранской и афганской музыкой конкурирует исправно, но бард Лидуш Хабиб на Памире - легенда, что в России Цой или Тальков.

22.


Через несколько сотен метров - обветшалый памятник на зарастающей площадке, надпись на котором говорит сама за себя. Мелким шрифтом - "установлен в 1981 году", так что вряд ли это та самая машина, что первой пришла осенью 1937 года из Оша в Хорог, но именно такие вот "трёхтонки" ил "полуторки" были первыми машинами Памирского тракта, в истории оставшись его символом. На своём пути "из города Хорога в далёкий город Ош" они забирались выше, чем летали в их времена самолёты.

23.


Ныне памятник, как видите, печально забыт и постепенно ветшает, и вообще "этот тракт заключённые строили!" (что, вроде как, прямая ложь) - в генеральную линии партии "СССР для таджиков ничего не сделал" некогда самая сложная и высокая дорога мира не укладывается, увы, никак.
По соседству - довольно внушительная Хорогская ГЭС (1940-41), здесь, что удивительно, не первая - домовой электростанцией Памирский пост обзавёлся в 1914-м, но с открытием тракта город быстро пошёл в рост и ему понадобился новый источник энергии.

24.


Рядом с ГЭС - могила местного святого Кудрати Шугнани (1824-1914):

24а.


А сама ГЭС, как обычно бывает на горных реках в Средней Азии - деривационная и входящая в небольшой каскад:

25.


Канал падает в Гунт напротив устья Шахдары. На заднем плане хорошо видна её долина и Памирский ботанический сад на скале в речной стрелке:

26.


По прямой до него можно было бы пешком дойти, но пешеходных мостов здесь нет, а до автомобильного пару километров в сторону центра, да и ворота Ботсада обращены в противоположную городу сторону, на Шахдару, выше по которой виден первый кишлак Хабост.

27.


На склоне напротив главного входа - "ведьмин круг" из деревьев вокруг валуна:

28.


Посадки Ботанического сада на склонах расположены амфитеатром, по дороге к которому вас наверняка выловит контролёр и продаст билет за какую-то символическую сумму. Я был уверен, что это весь сад... но за деревьями "амфитеатра" обнаружилась резная дверь - на Шахдару выходит скорее городок учёных, обслуживавших сад, сам же он в несколько раз крупнее и обращён к Гунту и городу:

29.


Основанный в 1940 году под руководством ботаника Анатолия Гурского, по легенде на месте садика, разбитого халифой Саид-Махмудом, Памирский ботанический сад создавался не для прогулок, а с вполне научными целями - для экспериментов по акклиматизации различных растений в условиях высокогорья. Ныне в нём до 30 тысяч растений 4 тысяч видов, и пишут, что даже в наше время сюда завозится до 2 тысяч новых семян ежегодно. В горах расти хотят явно не все, поэтому вид Памирского ботсада суров, без экибан, лиан и розариев:

30.


А это не какое-нибудь экзотическое дерево из Юго-Восточной Азии, а всего лишь 15 тополей, посаженных кругом, олицетворяя 15 союзных республик.

30а.


В путеводителях обычно пишут, что это "второй по высоте ботанический сад мира", но такая формулировка чаще всего значит просто "не певый". На самом деле удивительно, насколько "страна великих равнин" (если подразумевать всю бывшую Российскую империю) - не пустой звук, и крошечный Хорог на самом деле расположен немногим выше 10-миллионного Тегерана, в полтора раза ниже 3-миллионого Ла-Паса, а уж до самой высокогорной в мире перуанской рудничной Ла-Риконады не дотягивают даже высочайшие перевалы Памирского тракта. Так что, думаю, и ботаническом садов поближе к небу можно найти десяток:

31.


Но всё же в Памирском ботсаду действительно хорошо - ветхий парк, уютный пустынные аллеи, на которых встретиться разве что деловитый садовник или шумная группка туристов. Влюблённая парочка, зашедшая в ворота передо мной, исчезла в саду без следа.

32.


В прохладной зелени то и дело попадаются всякие здания, павильоны, сухие фонтаны да инсталляции:

33.


Но главной аллее есть даже цветы:

34.


А в стороне от неё новенький дом за забором с охраной, который я было принял за президентскую дачу:

35.


С опушки Ботсада открывается вид на Хорог, и отсюда хорошо заметно его устройство - узкая зелёная лента между мрачных безжизненных гор:

36.


Здание с золотым куполом - президентский дворец приёмов (фотографии поближе есть в комментариях) стоит на стрелке Гунта и Шахдары. За Гунтом как на ладони Хорогская ГЭС:

37.


Самая верхняя часть Хорога. Цветастое здание на террасе выше города - возможно, Лицей Ага-хана, второй бадахшанский вуз. А справа хорошо заметна щель долины, в которую Памирский тракт уходит к Мургабу. Там я не был - специально не ездил, думая, что поеду и так, но в итоге поехал другим путём. С той стороны и приходила сюда цивилизация:

38.


Идти назад к воротам мне было лень, я решил спуститься по склону, который казался пологим и надёжным, и за время спуска успел проклянуть всё - склон оказался отвратительно сыпуч, к тому же весь в колючках, а в самом низу упирался в обрывы. В итоге слез на дорогу у Шахдары я грязным, как бродяга, с исколотыми ладонями и трясущимися от нервного напряжения руками. Пойманная маршрутка упёрлась в дорожные работы, которых не было двумя часами ранее, полностью отрезавшими Шахдару от остального Хорога. Водитель отказался возвращать мне деньги за проезд, ну а пассажиров спокойно набирали маршрутки на другой стороне разлома, на некоторое время ставшего для них конечной.

39.


А в целом Хорог - обычный советско-среднеазиатский город, просто в очень уж странном пейзаже. Нарын мне запомнился и то более другим:

40.


Пятиэтажки есть даже на Крыше Мира, и в Хороге у них какая-то особая серия с характерным "тетрисным" дизайном:

41.


Источник и корова прямо в черте города - но такие сюжеты глубинки и в России нередкость:

42.


У обязательной в "клановых" центрах Таджикистана Президентской школы здесь очень стильное здание, больше похожее (по словам знающих людей) на афганские и северо-пакистанские, чем на постсоветские новостройки. От неё рукой подать и до консульства Афганистана, мимо которого я пару раз проезжал на маршрутке. И если душанбинские посольства стоят без флагов, то у хорогского консульства грозный афганский флаг гордо реет на высокой мачте.

43.


А наука в Хороге ботаническим садом не исчерпывается. Вот за высоким забором столь незаменимое в этих краях заведение - сейсмологическая станция, судя по внешнему виду тех же 1930-40-х годов постройки:

44.


Люди Хорога. Здесь очень бросается в глаза скорее российский, чем азиатский стиль одежды, вплоть до коротких шорт у парней и футболок у девушек. Внешность памирцев предельно разнообразна, они бывают похожими на кавказцев, цыган, эфиопов, индусов, но нередок и типаж совершенно славянский.

45.


Хотя женщин в ярких платьях можно встретить и тут - но может быть они, например, студентки из суннитских Язгуляма и Дарваза?

46.


Но иные ходят с футболках с коротким рукавом, и не отводят взгляд, когда к ним на улице обращается незнакомый мужчина (то есть я). В здешних кафе неплохо кормят европейской кухней, что было для меня отдушиной после многих дней "анти-диеты" из самсы и плова. В кафе, куда я ходил обычно, статная хозяйка (она же официантка и баристка) средних лет, которую я вряд ли выделил бы из толпы на московских улицах, оказалась моей соседкой - в Москве она жила несколько лет через два дома от меня.

47.


И в целом, хотя русских в Хороге остались в прямом смысле слова единицы (по переписи 2010 года - 25 человек) и их вряд ли можно отличить от памирцев, многие из которых сами светлы до голубоглазы, Хорог выглядит более европеизированым и глобализованным городом, чем Душанбе и большинство городов Ферганской долины.

48.


Но с вполне азиатским гостеприимством - так, вот эти две девочки с окраины, увидев меня, переглянулись, захихикали, спозировали в кадр, а потом побежали в дом, в открытых воротах которого мне спозировала уже вся семья, и следующие полчаса я провёл в их саду за зелёным чаем.

49.


Одно слово - Крыша Мира: высоко сижу - далеко гляжу...
Нынешний Хорог - ещё перевалочная база, которую не минует, кажется, ни один турист на Памире. Здесь много гостиниц разного уровня и качества, но я выбрал самую культовую из них - затерянный в перелуках над левым берегам, минутах в 10 ходьбы по склону от ближайшей автобусной остановки "Pamir Lodge", о котором от других туристов не раз слышал задолго до приезда на Памир:

50.


Увы, я в нём почти не фотографировал, потому что был здесь в основном уже в потёмках. По факту это что-то среднее между хостелом и кемпингом - внушительных размеров сад, в котором можно ставить палатки, несколько гостевых домов, столовая и кухня, да впечатляющий ряд комнат, в которых есть лишь двухместные нары, а администрация может бесплатно выдать спальный мешок. Все постройки из стильного дикого камня, среди сотрудников не каждый владеет русским языком, ночлег недёшев (за тот самый спальник в комнате без удобств я отдал 9 долларов, и то с вомзожностью подселения), а интернет - кажется, самый медленный, что я видел в своей жизни.

51.


В соседней комнате справа жил потрясающе красивый американец - широкоплечный, кудрявый, светящий ясными глазами, в общем форменный киногерой; я почему-то прозвал его Флеш Гордон (хотя понятия не имею, кто это такой), а столь же потрясающе красивые хрупким восточным изяществом горничные-памирки не стесняясь висли на нём в крепких объятиях. С другой стороны от меня обнаружился наредкость стильный азиат в чёрном, более всего похожий на героя-каратиста из японских аниме или китайских боевиков. С ним было две кореянки, но от него самого я услышал русскую речь и запах свежевыпитого пива: парень оказался киргиз, приехавший на Памир туристом неформал из Бишкека! На дастархане под лампой, пока ждал администратора с ключом, разговорился с четой бельгийских пенсионеров - они проезжали Дарваз в тот же день, что и я, и тоже наткнулись на аварию близ Ванча, но только если я проскочил её быстро, приехав за десять минут до полной ликвидации последствий, то они простояли там полдня. В саду разбила палатки группа русских альпинистов; в шумной речи туристических тусовок регулярно мелькало слово "Russia" - кому-то интересный опыт, кому-то преграда на дальнем пути. Апофеозом же стало появление Виталия, с которым я ездил в Ягнобскую долину и на Искандеркуль, после чего мы решили разделиться. До Хорога он добрался на день позже меня, и дальше по тракту двигался с таким же отставанием на день. И пусть здесь 9 долларов за место на нарах, в каменных душевых холодно и неуютно, а интернет полчаса загружает главную страницу Google, - в таких местах я останавливаюсь не ради удобств, а именно ради этой атмосферы перекрёстка всех дорог, ради ощущения единства всего нашего огромного мира.

51а.


...Из Хорога я уехал не по Памирскому тракту, а дальше на юг вдоль Пянджа, в древнюю землю Вахан, рассчитывая, что если повезёт - прорвусь оттуда прямиком в Мургаб, а если нет - вернусь в Хорог, и в итоге мне повезло. На выезде из Хорога по левому берегу Гунта вдруг обнаружился выселенный куда-то на задворки памятник Ленину:

52.


Да чья-то надпись в его честь на остановке:

52а.


Но Вахану предшествует Горон, о котором - в следующей части.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Согдийская область. - см. оглавление.
Каратегин. Гарм.
Памирский тракт
Западный Памирский тракт

Начало тракта. Душанбе - Калаихумб.
Дарваз, врата Бадахшана.
Бадахшан в общем. Природа, культура, люди.
Бадахшан в общем. Афганистан за рекой.
Язгулям. Долина Искандера.
Рушан и Шугнан. Центр Горного Бадахшана.
Хорог. Город под Крышей Мира.
Ваханский коридор
Горон и его гейзеры.
Ишкашим. Наматгут и путь в Биби-Фатима.
Ишкашим. Биби-Фатима и Вранг.
Ишкашим. Лянгар и Ратм.
Восточный Памирский тракт
Лянгар - Мургаб. По карнизу Крыши Мира.
Мургаб - Каракуль. Крайний Верх.
Каракуль - Ош. Старый Памирский тракт.
Так же:
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, дорожное, природа, транспорт, этнография
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 104
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →