varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Ваханская долина. Часть 2: Ямчун и Вранг



Продолажем путь по Ваханской долине, южной границе Горного Бадахшана между Памиром и Гиндукушем. В прошлой части была "ближняя" половина долины, крепость Каахкха и несколько мазаров - священных рощ с рогами архаров на жервтенниках. Впереди -  крепость Ямчун, горячие источники Биби-Фатима, буддийский монастырь в селе Вранг и тлетворное влияние Запада туризма на местных жителей.

Как и большинство памирских долин, Ваханская (она же Ишкашимская, но оба названия не вполне корректны - см. прошлую часть) долина линейна, и большинство её кишлаков нанизаны на одну дорогу. Но у стоящего практически в середине долины Туггоза мы свернули на серпантин и начали, почти как самолёт, стремительно набирать высоту по зигзагам. За рекой как на ладони Хандод - село-райцентр афганского Вахана (а есть ещё пакистанский, кашмирский и китайский!), этого хорошо заметного на карте "хвостика" к Китаю, внешне ничем не выделяющееся среди других заречных сёл:

2.


А выше - разрушенная крепость Ямчун донельзя романтического облика:

3.


Дальше дорога пошла практически ровно и вскоре уткнулась в тупик, коим оказалась небольшая гостиница у горячих источников Биби-Фатима, куда и ехали отдыхать так удачно подобравшие меня бизнесмен и чиновник, тут же панибратски поздоровавшиеся с хозяйкой гостиницы и примкнувшие к шумной компании на дастархане. Гостиница оказалась в целом неплохой и дешёвой, за исключением одного "но" - в ней не было воды. То есть вообще никакой, кроме разве что умывальника. "А зачем нам здесь вода? Вы же на горячие источники приехали!", - сказала хозяйка и выдала мне полотенце.

4.


Тем временем не успел я заселиться, как на двор гостиницы въехало два трейлера с номерами Евросоюза - на одном прикатили голландцы, на другом немцы, что было совсем немедрунно - на эти две нации в Таджикистане приходится процентов так 70 туристов. Один немец, молодой "осси", свободно говорил по-русски, и я заговорил с ними в надежде, что они поедут из Лянгара на Мургаб и возьмут меня с собой. Оказалось, напротив, что они только что оттуда и завтра поедут в Хорог, но контакт всё же установился и я нашёл себе компанию на вечер - а путешествуя по Средней Азии в одиночку, быстро начинаешь ценить любое общение, выходящее за рамки стандартных для местной этики вопросов и ответов.
От гостиницы с полкилометра по пешеходной тропе до источников. Впереди - не афганцы и не арабы, а просто люди с полотенцами на головах:

5.


Источники Биби-Фатима, по-нашему бывшие бы родником Святой Фатимы (так звали дочь Пророка и жену праведного имама Али), не столь зрелищны, как Гарм-Чашма, и скрыты в "надетом" на них здании, сверху более всего похожем на огромную водяную мельницу. Но вода их, говорят, ещё полезнее, и уже не для кожи, а для обмена веществ и внутренних органов, да и "женское" посвящение тут совсем не случайно. Тут есть мужской и женский залы, но вход - по сеансам, группами до двадцати человек. И вот мы заходим в холодную раздевалку - я, трое европейцев и полтора десятка рослых худых памирцев, раздеваемся и шумной толпой по холодной лестнице спускаемся в жаркую комнату с бассейном, затянутую густым паром, сквозь который видны "пещерного" вида натёки, расщелины и водопады да заполняющие всё это голые тела. Памирцы умудрялись как-то лазить по щелям натёков, из которых течёт вода, а я сидел с европейцами по грудь в жаркой воде, и европейцы рассуждали - только бы не победил Трамп, он ведь very stupid, на что я им отвечал - а мы в России считаем, что если победит Хиллари - то будет война. Европейцы нехотя согласились, что она не лучше, а я задумался о том, как перевести на английский русские выражения "хрен редьки не слаще" и "оба хуже" (им я сказал - "they two worse", хотя это конечно и неправильно).

6.


Потом шли назад, европейцы восхищались красотой гор, над которыми взошла ослепительная Луна. Поужинав на дастархане да немного рассказав иностранной компании о своих путешествиях, я пошёл в номер и тут обнаружил, что потерял ключ. Вместе с молоденькой горничной мы пошли обратно к источникам, уже закрывшимся на приём посетителей, надеясь, что я обронил ключ в раздевалке, но его не оказалось и там. Горничная по дороге рассказывала, что два года жила в Москве, работала на радио (уж не знаю точно, кем, но судя по акценту явно не ведущим) и вообще по образованию журналистка, но в какой-то момент заболела и вынуждена была вернуться на Памир. Однако себя она считала уже без пяти минут москвичкой и надеялась вернуться в Златоглавую при первой возможности. Ключа в раздевалке между тем не нашлось, и вернувшись в гостиницу, горничная извлекла откуда-то целую коробку ключей без подписей, ни один из которых к моему номеру не подошёл. Платить за новый замок мне совсем не хотелось, на грани отчаяния я поспешил обратно в раздевалку у источников... и в этой самой раздевалке вдруг обнаружил ключ у себя в кармане! Разумеется, горничной я сказал, что нашёл его под лавкой. Ну а в гостинице, стоило было мне вернуться в номер и лечь спать, ко мне начал ломиться тот сероглазый дядька, подобравший меня на трассе. При этом что гостиница стоит полупустой, было элементарно видно, и горничная сказала, что у них ещё полно свободных номеров. Памирец нехотя ушёл, явно на меня слегка обидевшись - он-то ко мне всей душой, а я его, понимаешь ли, выгнал!

7.


Ну а рано утром я покинул гостиницу и неспеша пошёл в сторону крепости мимо других гостиниц и санаториев, то ли пустующих, то ли просто ещё не проснувшихся:

8.


Ямчунская крепость маячила впереди, за полями. По легенде (из вот этой статьи в "Вокруг Света") кишлак Ямчун основал один отставной афганский сарбаз (солдат), не поладивший с четырьмя братьями-ваханцами, основавшими Туггоз.

9.


Крепость эффектно венчает останец в стороне от основного склона. Она совершенно не видна снизу, зато низ с неё неплохо виден, и не удивлюсь, если пока шло строительство - внизу стоял соглядатай, обязанный разжечь сигнальный костёр для строителей, как только краешек башни покажется из-за кромки обрыва. Как и Каахка, Ямчунская крепость была построена ещё до нашей эры, прикрывая одну из веток Великого Шёлкового пути, а позже магистраль Кушанской империи, но и в руинах лежит уже больше тысячи лет. Местные называли её так же Кафир-Кала или Замори-Оташпараст, то есть Крепость Неверных и Замок Огнепоклонников, а из трёх братьев-великанов, изгнанных в местных легендах Али, здесь обитал средний Зульхашам. Как уже говорилось в прошлой части, неверные бежали за горы, где в те времена, когда слагались легенды, уже лежала страна Кафиристан.

10.


Нижняя оконечность крепости:

11.


Длинная стена, змеёй уходящая вниз по склону:

12.


Из 6 ваханских крепостей, что я видел (Каахкха и Даршай в прошлой части, Вранг и Ратм - в дальнейшем рассказже, а есть ещё так мной и не увиденный Зонг) Ямчун - безусловно, самая зрелищная:

13.


Зайдём вовнутрь, мимо каменных башен:

14.


Каменное (а не глиняное) зодчество в Средней Азии - само по себе редкость, и этим впечатляет вдвойне:

15.


Хотя каменная кладка незименно выглядит ужасно. Такое ощущение, что башню можно разобрать руками за пару дней напряжённой работы. Не покидает ощущение, что кое-где камни руками местных жителей и сложены - такая самодельная реставрация для туристов:

16.


Вид в сторону родников Фатимы. В центре площадки из земли торчит острый камень - "скелет" останца. Такое я в Средней Азии уже видел, например на зороастрийской башне молчания Чильпык в далёком отсюда Хорезме.

17.


Но конечно же добавляет эффекта пейзаж. Если в Европе подобные руины замков можно найти и, например, в Прибалтике (только лет так на тысячу помоложе), то руины замков в ТАКОМ пейзаже - разве что где-нибудь в Альпах.

18.


Вид вверх по долине, на восход. Хорошо заметный поворот - это настоящая Ваханская долина, то есть долина реки Вахан, сливаясь с Памирдарьёй образующей Пяндж. Нам в ту сторону:

19.


Но сначала надо спуститься в Туггоз, и по серпантинам дороги я шёл добрый час, и за весь этот час мимо не проехало ни одной машины:

20.


На склоне - самые настоящие (хотя и маленькие) земледельческие террасы, этот вечный символ азиатского трудолюбия:

21.


Белые домики-чиды с потолочным оконцем и пятью столбами внутри:

22.


Скромное кладбище на склоне:

23.


И вот уже тенистая зелень Туггоза внизу:

24.


На дереве - график подачи воды в арыки, к которым в день моей поездки и был прикован народ окрестных сёл:

24а.


Очередной расписной магазинчик. Тут где-то есть и свой мазар, но я не нашёл его, да откровенно говоря и не искал:

25.


И вот уже я снова стоял у серой пыли дороги. Крепость из Туггоза правда не видна:

26.


Здесь я простоял примерно полчаса до поймал машину до Вранга. Остановки в этой части долины уже без пышного оформления, но вот на этой кто-то намалевал очаровательного удода:

27.


По дороге - деревянный дом, явно оставшийся от старой русской заставы. Мало того, что русско-британский договор 1895 года о разделе сфер влияния в Азии разделил ваханцев между Россией, Индией (Пакистан и Кашмир) и Китаем по Пянджу, так ещё и "наш" Вахан оказался разделённым между Ферганской областью Российской империи и вассальным ей Бухарским эмиратом. Как я понимаю, где-то здесь, где начинаются эти домики, и проходила граница самого дальнего и бесправного из бухарских бекств с самым глухим углом Русского Туркестана.

28.


Мы же остановились в селе Ямг километрах в 10 от Туггоза, но слишком ненадолго, чтобы я мог сбегать к Солнечному календарю, на который указывал стенд. Календарь - одного из изобретений "бадахшанского Кулибина" (в местных путеводителях он, конечно же, "бадахшанский да Винчи") Саид-Мубарака Кедема, более известного как Мубарак Ваханский - это писатель, богослов, музыкант, каллиграф и изобретатель 19 века, всю жизнь проживший в Ямге безвылазно, но успевший прославиться далеко за пределами Вахана.

29.


Увы, я и фотографий-то Ямгского календаря не нашёл. Но в плане впечатлений мне хватило и рукописной стенгазеты в одном из магазинов кишлака:

30.


В самих же магазинах не было ни приличной воды или лимонада, ни сдачи со 100 сомони (700 рублей), которую кое-как наскребли хитрой комбинациев разменов по всем трём магазинам Ямга.

31.


И вот едем дальше по всё более и более глухой стороне. В полях - сюжеты с картин передвижников (за вычетом, конечно же, грузовика):

32.


33.


Вот и Вранг за устьем речки Внукут:

34.


Его ни с чем не спутать из-за пещер, пронизывающих обрыв нависающего над селом Памира. Пещеры рукотворные - это ни что иное, как древний буддийский монастырь:

35.


И стоило мне сойти с машины у мостика через Внукут, как рядом со мной сразу материализовались двое недокоремленных и грязных подростков, и принялись на ломанном английском предлагать за 10 сомон (70 рублей) показать мне дорогу. Хелперы, или помогайки - явление, хорошо знакомое многим по странам Третьего мира, и вот я встретил их на развалинах Второго мира. Разумеется, я (как всегда, вежливо) спровадил пацанов куда подальше и пошёл вглубь Вранга. По дороге возившийся в поле памирец пригласил меня на чай, и когда я принял приглашение, тут же извинился, сославшись на полевые работы - пригласил бы, конечно, да сейчас в арыках вода есть, трудиться надо! От этой пустословной персидской этики, когда тебе что-то предлагают лишь ради вежливого отказа, в горах я успел отвыкнуть.

36.


Ближе к скалам навстречу выскочил ещё один тощий подросток, и начал пытаться продать мне рубины (хотя уверен, что это даже не шпинель), которыми как известно (см. здесь) Бадахшан славился издревле. Паренёк говорил, что его покойный отец был геолог, и у них дома осталось много таких вот камней. Я и его спровадил (хотя он был куда как навязчивее помогаек), предположив, что следующим повстречаю попрошайку. Ну а что? В Муйнаке у засохшего моря детишки клянчили у нас с Ольгой "фломастер", как где-нибудь в Эфиопии, в переулках Коканда я таки услышал "хэллоу, мистер, гив ми мани!" - пока что это единичные случаи, но с годами их будет всё больше и больше. И калечит людей не сама бедность, а встреча бедности с богатством, в данном случае - с туристами, при виде которых во многих странах некогда достойный человек превращается в клянчащее животное.

36а.


С такими тяжкими мыслями я набрёл на каньон Внукута:

37.


И не замедлил в него заглянуть, прыгая, как в компьютерной игре, через ветвящиеся арыки:

38.


Пройти же к буддийской обители действительно не так-то просто, так что может быть и помогайки у моста не зря стоят. Над хижинами Вранга - ещё одна скала с пещерами-кельями в которых видны даже подобия колонн, и подобной маленькому зиккурату ступой на вершине, к которой я поднимался натурально спиралью - сначала вдоль арыка у подножья:

39.


А затем по склону мимо древних могил, в иных из которых ещё лежат скелеты:

40.


Выше по склону, в стороне - мусульманское кладбище. Говорят, во многих могилах тут сделаны небольшие ниши для свечи, прикрывающие её от непрестанного здешнего ветра:

41.


На вершине горы, метрах в 300 над Врангом - крепость, к которой по жаре да с рюкзаком мне лезть совсем не хотелось:

42.


Вернее, как я понимаю, это была не просто крепость, а укреплённый буддийский монастырь, обитель самих монахов, не ждавших там мирян, для обрядов которых и стояла ступа ниже по склону:

43.


Не очень понял, что это - раскопанный подлинник или новодел, сложенный на историческом месте. Скорее второе - на кадре выше рядом виден фундамент того же размера, возможно оставшийся от настоящей ступы. Не знаю толком и истории обители, да и никто, скорее всего, не знает. Но расцвет этой долины пришёлся на эпоху Кушанского царства, основанного тохарами - пришедшими в начале Новой эры из нынешнего Синьцзяна кочевниками, потомками оставшейся в горах части которых были и памирцы. На новом месте тохары переняли у последних бактрийских греков буддизм да греческий алфавит и построили в Северной Индии и Средней Азии государство масштабов Римской империи, охватывавшее до 20% тогдашнего населения Земли. В 3 веке Кушанское царство покорили эфталиты, пришедшие с той же стороны, что тохары, и вместе с последними ставшие предками пуштунов. Но Кушан был едва ли не мощнейшим буддийским государством в истории, эпоха его расцвета при царе Канишке считается высшей точкой территориальной экспании буддизма, так что существование буддийского монастыря на одной из главных кушанских дорог совсем не удивительно.

44.


Другие памятники среднеазиатского греко-буддизма я видел под Термезом и в остальной Сурхандарье, да в Аджина-Тепе близ Кургана-Тюбе. Ещё буддийского наследия много в Семиречье - но там буддизм совсем иной, уже не индо-греческий, а пришедший с другой стороны и в другие эпохи.

45.


Около ступы - столь характерные для Вахана чёрные камни в качестве информационных стендов. Но в общем чувствовал я себя неважно, а встречи внизу совершенно испортили настроение, поэтому Вранг я осмотрел не то чтобы очень хорошо. Подробнее, с руинами на горе и скелетами в склепах, этот буддийский монастырь показывал frantsouzov.

46.


Мимо белёных глиняных домов я стал спускаться к дороге:

47.


48.


49.


"Вы находитесь здесь, и вы ничтожно в сравнении со Вселенной" - вспомнил я при виде селян на фоне безразмерной горы:

50.


Но им явно не до того, им - работать, не покладая рук:

51.


У трассы я присел на бревно и стал ждать машину, понимая, что ожидание будет долгим. Вокруг меня носились дети, хэллоукали, корчили рожи и просились в кадр. Проходивший мимо мужик настойчиво стал зазывать на чай, и я понял, что это не формальная вежливость. За чаем, к которому в доме нашлось только яблоко, он показывал мне старые фотографии и музыкальные инструменты - пока здесь стояла русская армия, он был в ней полковой трубач, но армия ушла, а нищета дальней части Ваханской долины пронзительна.

52.


Однако чай мне был действительно нужен, и памирец просто понял это по моему оплывшему лицу. Поблагодарив его, я вернулся на трассу. Машину, чтобы проехать последние двадцать километров до Лянгара, я ждал порядка 3 часов.

53.


О глухом конце долины - в следующей части.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Согдийская область. - см. оглавление.
Каратегин. Гарм.
Памирский тракт
Западный Памирский тракт

Начало тракта. Душанбе - Калаихумб.
Дарваз, врата Бадахшана.
Бадахшан в общем. Природа, культура, люди.
Бадахшан в общем. Афганистан за рекой.
Язгулям. Долина Искандера.
Рушан и Шугнан. Центр Горного Бадахшана.
Хорог. Город под Крышей Мира.
Ваханский коридор
Горон и его гейзеры.
Вахан (Ишкашим). Наматгут и путь в Биби-Фатима.
Вахан (Ишкашим). Биби-Фатима и Вранг.
Вахан (Ишкашим). Лянгар и Ратм.
Восточный Памирский тракт
Лянгар - Мургаб. По карнизу Крыши Мира.
Мургаб. Крайний Верх.
Каракуль и высокогорье.
Кызыл-Арт и Старый Памирский тракт.
Так же:
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
Tags: Таджикистан, дорожное, замки-крепости, природа, этнография
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments