varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Иссык. Дача Золотого человека.



В 1854 году, закрепившись у подножья Заилийского Алатау, русские казаки основали несколько станиц, названных в честь Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. Из Верной, или Алматинской станицы вскоре вырос город Верный, центр Семиреченской области, в 1921 году ставший Алма-Атой. Но никуда не делись и другие станицы первоначальной четвёрки, с годами превратившиеся в города-спутники Алма-Аты - Каскелен (Любавинская станица) на западе, Талгар (Софийская станица) и Иссык (Надеждинская станица) на востоке. Самым интересным из них оказался последний - ныне небольшой городок (47 тыс. жителей), алматинцам более всего известный своими дачами, а путешественникам - сакскими курганами, в которых нашли Золотого Человека, да красивейшим горным озером Иссык, пережившим самый разрушительный сель в истории этих предгорий.

Ну а запредельный объём поста - для алматинских окрестностей уже что-то вроде традиции...

В Иссык добраться очень просто - с автовокзала Саяхат, что на Ташкентской улице (давным-давно и не раз переименованной, но называемой всё равно по старинке) каждые полчаса отходит большой автобус, а с остановки напротив примерно с той же периодичностью бегают джихад-маршрутки. Окрестности больших городов все чем-то похожи, и вдоль Кульджинского тракта я порой не мог отделаться от ассоциаций, будто еду куда-нибудь в Подольск, Заславль или Борисполь.

2.


У поворота на Талгар - внушительных размеров деревянная церковь Алексия Московского (1996-2000). Село в те времена ещё называлось Новоалексеевка, а теперь зовётся Байтерек, да и русских на его улицах не видно. Тем не менее, русский - основной язык вывесок в этом районе, сказывается близость Алма-Аты.

3.


Когда уже успеваешь устать от езды и остановок на каждом углу, автобус вдруг сворачивает вправо, начиная набирать высоту, и вскоре в полях за придорожной лесополосой начинают мелькать курганы - не каменные круги на земле, а вполне чёткие бугры выше человеческого роста. Наша первая остановка - у открытого в 2010 году музея Иссыкских курганов:

4.


За повозкой - ещё и трио начищенных до блеска каменных баб:

5.


У входа - указатель на другие музеи Алматинской области:

5а.


Объявление на двери основного музейного здания. Главное, лайки не забывайте ставить!

5б.


А за оградой - какая-то современная инсталляция и курганы, курганы, курганы... Как и славяне, тюрки возводят свою родословную к скифам, с той разницей, что среднеазиатские скифы назывались массагеты, или саки, и были в те времена чрезвычайно грозной силой - в походе на них пал "царь царей" Кир, а более осторожный Александр Македонский предпочёл не ходить дальше Сырдарьи. Потомки саков - памирцы, сохранившие их совершенно европейский облик, но из степняков превратившиеся в горцев. Но у тюрок на скифскую преемственность куда больше прав, чем у славян - по самой красивой гипотезе, тюрки ни кто иные, как потомки смешения скифов и гуннов, сменившие первых в качестве хозяев Турана. Сакское господство в Великой Степи было долгим, погребальная культура - богатой, поэтому самые яркие материальные памятники, оставленные кочевниками - это именно курганы, и я не уверен, что растянувшийся на километры Иссыкский могильник был крупнейшим хотя бы в Семиречье.

6.


В 1968 году, при строительстве автобазы, администрация больше для очистки совести пригласила археологов исследовать три кургана, которые по такому случаю предполагалось срыть. По местной легенде древний клад нашли и вовсе прораб с бульдозеристом, увидев золотые находки под гусеницами. На самом деле клад нашёл в 1970 году молодой археолог, тогда ещё младший научный сотрудник Бекмуханбет Нурмухамбетов в экспедиции под руководством Кемаль Акишев, и кладом этим был Алтын-Адам, по-русски Золотой Человек, в независимом Казахстане назначенный одним из главных национальных символов, венчая, например, стелу Независимости в Алма-Ате.

7.


На самом деле, как ни печально, археологам приходится лишь подбирать объедки со стола грабителей, распотрошивших большинство древних курганов ещё когда были живы те, кто знал погребённого. Большинство курганов ограблены не раз и не два, у русских переселенцев была даже такая "профессия" - бугровщик, то есть расхитетель могил. И самые ценные находки наших дней - из самых ничтожных захоронений древности. Легендарная могила Тутанхамона была самой маленькой в египетской Долине Царей и от разграбления её спас строительный мусор, заваливший вход при сооружении другой гробницы. Так и Золотой Человек лежал в маленьком боковом захоронении, и было ему на момент смерти 18 лет - скорее всего, в том кургане покоились скифский вождь и его сын, погибшие в очередной кочевничьей войне, и основная могила отца была разграблена давным-давно, а вот нестандартно расположенную могилу сына грабители каким-то чудом не нашли. Археологом же досталось более 4000 золотых украшений общим весом порядка 50 килограмм... правда, не чистого золото, а всё же позолоченной бронзы. Они давно осыпались с истлевших ткани и кожи, и ещё несколько лет ушло на восстановление костюма. Ныне подлинник Золотого человека хранится в Астане, а копий его немало по разным музеям, как например здесь или в Музее Первого Президента в Астане. Но скифский "звериный стиль" не спутаешь ни с чем, подобные вещи есть и в Золотой кладовой Эрмитажа, и в той коллекции скифского золота, что так и не вернулась в ставший "нашим" Крым.

8.


Так мог выглядеть отец Алтын-Адама - это восковая фигура вождя в соседнем зале, на фоне макета кургана, который имел 6 метров в высоту и 60 в диаметре.

9.


Экспозиция музея, как часто бывает в Казахстане, эффектная, но при ближайшем рассмотрении - скудная. Здесь много копий скифских золотых изделий вроде "рогатых" масок для коней, в том числе из Берельских и Чиликтинских курганов на Казахском Алтае, но даже из самих Иссыкских курганов всё лучшее отправлено в музеи больших городов. На одном из прошлых кадров был котёл о трёх ногах, а вот несколько деревянных блюд и бревно от сруба погребальной камеры - всё это 4-5 века до нашей эры:

10.


Каменный алтарь и маленький амулет:

11.


Подобные переносные алтари, подставки для священного огня, были особенностью именно местных, семиреченских саков, и самый крупный Большой Семиреченский алтарь, найденный ещё в 1884 году, ныне хранится в Эрмитаже. К алтарям неизменно прилагаются котлы, наконечники копий, удила, кинжалы - атрибуты древних ритуалов. Однозначного мнения о том, какую религию исповедовали саки, до сих пор нет, скорее всего это была некая древнеиранская религия, похожая на зороастризм, но гораздо более простая - под суровый кочевничий быт. Подробнее об этом можно прочесть, например, здесь.

12.


Раскопки Иссыкских курганов продолжаются, и в центральном зале у одной из витрин так и написано: "Последние находки!".

13.


А вот пожалуй самую ценную вещь в этом музее, подлинник серебряной чаши с выцарапанной на донышке надписью, я так и не увидел - она была увезена на выставку. Где-то пишут, что надпись до сих пор не расшифрована, но здесь и перевод её дан, и о сакских языке и алфавите рассказывает целый стенд над витриной чаши:

13а.


В отдельной комнате - мемориальный кабинет Нурмухамбетова, умершего в прошлом году:

14.


На втором этаже - выставка да всякий интерактив типа "пазлов" по мотивам сакских татуировок (а таковые сохранились на многих скифских мумиях) или огромной рубахи, сшитой "с миру по нитке" "с области по лоскуту". Неплохой в общем музей, пытающийся быть современным, и если ещё несколько лет назад фотосъёмка в нём была запрещена (как и в большинстве музеев Казахстана!), то сейчас нам с порога было сказано: "Фотографировать можно!".

15.


А из окон второго этажа видны и сами курганы на фоне туманных вершин Заилийского Алатау:

16.


К курганам можно пройти через калитку. Но большинство из них - просто холмики с вогнутыми от неоднократных раскопок вершинами:

17.


Блеяли овцы. Воздвигались высокие стены, образуя могучие крепости и мощные многобашенные твердыни, их владыки яростно враждовали друг с другом, и юное солнце багрово блистало на жаждущих крови клинках. Победы сменялись разгромами, с грохотом рушились башни, горели горделивые замки, и пламя взлетало в небеса. Золото осыпало усыпальницы мертвых царей, смыкались каменные своды, их забрасывали землей, а над прахом поверженных царств вырастала густая трава. С востока приходили кочевники, снова блеяли над гробницами овцы и опять подступала пустошь (с) "Властелин Колец". Я вспоминал эту цитату в Афросиабе, вспоминаю её и здесь, потому что на заросших густой травой усыпальницах мёртвых царей действительно блеяли овцы.

18.


А как пел Виктор Цой, "если есть стадо - есть пастух, если есть тело - должен быть дух". За баранами ходили чабаны, при виде нас обрадовавшиеся "туристы что ли? откуда вы? ооооо, из самой Москвы?!" с таким знакомым по Узбекистану видом.

19.


На краю могильника, у огромной новой школы по ту сторону забора, нашёлся обнесённый заборами курган с навесом:

20.


Подойдя, я услышал рычание, и из травы на меня уставилось несколько остроухих собачьих морд. Когда я подошёл к калитке, собаки вскочили и с лаем кинулись на меня. Я что есть сил захлопнул дверь, оглушительно лязгнувшую, но собаки проскочили под забором и разбежались кто куда - это была не охрана, а просто бродячая свора, которой курган и забор стали домом.

21.


Вид раскопа печален - как будто бы тут пытались сделать курган-музей, а потом бросили:

22.


Позже мы долго искали выход из-за забора - у него всего одна калитка, но и сам забор не замкнут, и с дальней от дороги стороны поле с курганами переходит в обычное сельскохозяйственное поле. Там с нами поздоровалась женщина, решившая, что мы пришли с дальних дач и заблудились. Я сфотографировал недостроенную мечеть, а женщина рассказала, что это вот они недавно добились строительства школы, а с мечетью дело не задалось. И в целом от многолюдной улицы, переполненной детьми, от этих ласковых прохожих, стремящихся поздороваться с экзотическим гостем, на меня повеяло глубокой Средней Азией, и совсем не верилось, что в полусотне километров отсюда - сверкающая, шумная, космополитичная Алма-Ата.

23.


Теперь нам предстояло решить очередную логистическую задачу: курганы - в нескольких километрах ниже города Иссык, а озеро - в 12 километрах выше. В городе есть таксисты, которые возят на озеро, но мне было жалко денег. Соответственно, рассудил я, провожая взглядом подождавший нас пару минут автобус, нам нужно поймать попутку хотя бы просто выше города, а там найти другую попутку прямо к озеру. С третьей попытки нас подхватил русский паренёк, сказавший, что может довезти до шлагбаума - причём если с уже ехавшего в его машине казаха он взял денег за просто подвоз, ради нас сделал крюк бесплатно. Но как всегда, географический порядок я поставлю выше хронологического, а буду рассказывать про Иссык "снизу вверх", в том числе о том, что мы видели на обратном пути. В паре километров выше музея - кафе "Алтын-Адам" и маленькая стела рядом с ним. За ними - та самая автобаза (или уже что-то другое?) на месте срытых курганов, в одном из которых был найден Золотой Человек.

24.


Аллеей Золотого Человека называется и длинная улица, ведущая от нижнего выезда в центр Иссыка. А Средняя Азия тут читалась во многих деталях вроде набитых до отказа барахлом машин:

25.


Или облика иных прохожих:

26.


Как объяснил подвозивший нас паренёк, сейчас тут живут в основном каракалпаки... то есть, конечно, казахи из Каракалпакии, оралманы (репатрианты), которых Назарбаев ещё в 1990-х годах пригласил на место спешно уехавших русских. В большинстве своём их недолюбливают даже местные казахи, для которых они до конца своих дней останутся "каракалпаками", "узбеками", "монголами", и к местным "каракалпакам" главная претензия - они рубят сады в доставшихся им домах и деревья вдоль дорог. В основном их селят даже не в самом Иссыке, а на покинутых русскими дачах, массив которых по населению уже давно едва ли не превзошёл город.
Советский Иссык же был весьма многонациональным городом, где жили русские, немцы, турки-месхетинцы и кавказцы. Впрочем, русские тут и сейчас заметны в толпе, а вниз с озера Иссык нас подвозил турок.

27.


Иссык - город длинный, узкий и одноэтажный, прямо сказать, больше похожий на огромное село. Райцентром он стал в 1932-м, городом - в 1968-м, но изменилось в нём явно немногое. Для алматинцев самые актуальные места Иссыка - Верхний и Нижний земельные комитеты, отвечающие за дачные участки. Центр встречает новенькой мечетью на берегу быстрой речки Иссык, "на глаз" гораздо более мощной, чем обе Алматинки вместе взятые:

28.


Перед мечетью - воинская стела с красной звездрой:

29.


А через пол-квартала - не уступающая мечети размером Покровская церковь в стиле "развитого социализма". В основе это станичный храм семиреченских казаков, освящённый в 1896 году. Но при Советах церковь закрыли и перестроили в библиотеку, никаких данных о её первоначальном облике не сохранилось, и в 1988-91 годах библиотечное здание (а первые службы проводились в его дворе) было вновь перестроено в храм, и перестраивали его, конечно же, как умели.

30.


Внутри пахло постной едой, о чём-то общались тётушки в платках и бородатый мужичок, и в общем как и в большинстве церквей Средней Азии, здесь очень уютно - это не просто храмы, а ещё и островки Русского мира в глубине Золотой Орды. Покровская церковь в Иссыке - ещё и локальный центр паломничества к плакавшей-мироточившей в 2003 году иконе Спасителя.

31.


Аллея Золотого Человека ещё до мечети поворачивает и переходит в "горизонтальную" Алматинскую улицу. На её перекрёстке с "вертикальной" улицей Абая - вечная пробка у памятника Джанибеку и Кирею, султанам 15 века, от конфликта с узбекским ханом Абулхаиром ушедшим в Семиречье и основавшим там Вольное ханство, а позже вернувшимся и покорившим Узбекское ханство. "Вольный" - это и есть по-тюркски "казах", так что в нынешнем Казахстане они - отцы-основатели.

32.


Алматинская улица за городом перейдёт в дорогу на Тургень, над которым начинается знаменитое своими водопадами Тургеньское ущелье, ведущее на высокогорное плато Ассы. Об этом напоминает ресторан 1970-х годов постройки, где спустившийся с гор гость мог отобедать форелью. Вокруг этого перекрёстка и сейчас штук пять необычайно приличных кафе с вай-фаем, розетками и радующим глаз интерьером, самый городской атрибут одноэтажного Иссыка.

33.


А выше по улице Абая я нашёл даже три домика бывшей станицы. И камни - не селем 1963 года ли принесённые?

34.


Между этих домов ещё и высокая бетонная больница, к которой прилагаются частные клиники "Эскулап" и "Табиб" (в переводе - "Шаман").

35.


На самом деле, как пояснил turgensky, это не всё, что осталось от станицы, домики есть и на других улицах. Вверх по улице Абая - и наш дальнейший путь:

36.


На самом деле во что бы то ни стало стопить машину, минующую город, было не обязательно - через весь длиннющий Иссык бегает маршрутка №2, и приехав в центр на автобусе, можно было доехать до её верхней конечной. В начале Иссыкского ущелья - странные столбы на "останцах":

37.


И нечто с надписью "ЖЖ" (хотя скорее всё-таки "ЖЭК"):

38.


Ещё выше - форелевое хозяйство, устроенное здесь недавно. Таких уже немало в горах над Алма-Атой, а первое появилось в 1967 году в соседнем Тургеньском ущелье. Пафосные рестораны в Алма-Ате стоят порой по несколько штук в ряд, так что форель тут безусловно востребована.

39.


Выше форелевых прудов встречает шлагбаум, и скучающий вахтёр-казах сообщил нам, что проход тут даже для пешеходов платный, и посещение Иле-Алатаусского нацпарка стоит 427 тенге с человека (около 80 рублей). Препираться с ним я не стал, с 2000 тенге у него не оказалось сдачи, и мы отдали ему большую часть накопившейся за поездку мелочи, так что в какой-то момент ему это надоело, и сказав "700 давайте и идите!", он выдал нам вместо билета памятку пожарной безопасности. Зато, когда к шлагбауму подъехала машина, быстро перетёр по-казахски с водителем, и водитель бесплатно взял нас до озера. Даже несмотря на то, что сам был таксист, и вёз из Алма-Аты интровертивного корейца, едва-едва понимавшего даже по-английски.

40.


Ущелье довольно живописно, но в общем по меркам Тянь-Шаня ничего особенного. За заброшенным фонтаном с кадра выше дорога поворачивает почти на 90 градусов и резко набирает высоту, а с её серпантинов хорошо видна огромная естетственная дамба - 8-10 тысяч лет назад в ущелье сошёл обвал, запрудивший речку Иссык, так и возникло озеро.

41.


Несмотря на явное созвучие с Иссык-Кулем, в казахском названия этих двух озёр разные: там "ысык" (Горячее), а здесь "есик" (Дверь). От шлагбаума до озера 8 километров, дорога сплошь асфальтовая и довольно неплохая, а вдоль неё тут и там появляются заброшки - фонтан, беседка, даже целая автостанция (1959):

42.


И когда не было ещё ни Медеу, ни Чимбулака, именно Иссык был главной достопримечательностью окрестностей Верного, а позже и раннесоветской Алма-Аты, что-то сродни Чимгану и Бричмулле над Ташкентом. Ещё до революции сюда выбирались отдохнуть скучающие русские офицеры и утомлённые делами купцы, а в 1930-х годах советские газеты с негодованием писали, что на Иссыке можно было бы сделать отличный курорт, но отдыху трудящихся постоянно мешают пьяные хулиганы. В 1939 году открылась первая турбаза, в 1959 начал строиться полноценный курорт с гостиницами, ресторанами, лодочной станцией... И на этот автовокзал ходили таратящие автобусы из Алма-Аты.

42а.


Ныне всё заброшено, причём гораздо дольше, чем можно подумать, не зная истории этой долины:

43.


Ближе к озеру - исправно действующая метеостанция:

44.


На последнем повороте с камня глядит грустный Ленин:

45.


Серпантин разбитых фонарей:

46.


Какие-то руины уже в прямой видимости озёрной глади, а крест над ними вовсе не случайно:

47.


Вот и само озеро с потрясающе бирюзовой водой и грязным руслом на том берегу. Гора о двух вершинах - если я не ошибаюсь, пик Талгар, высшая точка Заилийского Алатау (4973м, а по некоторым данным даже 5010м)... а может, как всегда, не столь высокие, но более близко расположенные вершины.

48.


Однако нынешний Иссык "уже не тот", а Пётр Семёнов-Тянь-Шаньский и донской атаман Пётр Краснов, оставившие о нём свои заметки, видели озеро таким - очертания гор хорошо узнаются, и на кадре выше под покрытым тянь-шаньской елью склоном хорошо заметна "ватерлиния" берёз. Когда-то озеро Иссык было гораздо больше, холоднее и чище:

48а.


Но всё изменилось 7 июня 1963 года, в жаркий выходной день, когда на озере отдыхал народ и наведались с визитом такие люди, как Динмухаммед Кунаев (руководитель КазССР), Алексей Косыгин и даже первая женщина-космонавт Валентина Терешкова (она, впрочем, так и не приехала). В горах над озером собралась гроза, прошёл небольшой ливень, которому вряд ли кто-то из отдыхающих придал большое значение... а через несколько минут из ущелья вырвался "чёрный дракон" - сель, грязекаменный поток, лавина жидкой грязи, несущая многотонные валуны и брёвна. Дело в том, что выше по ущелью лежало небольшое озеро Жарсай, образованное такой же точно запрудой обвала, и к концу весны оно было уже переполненным талой и дождевой водой. В тот день на Жарсай упала последняя капля - озеро прорвало свою плотину, превратившись в мощнейший селевой поток. Косыгин и Кунаев эвакуировались после первой же 4-метровой волны, а дальше ещё несколько волн приходили с чётким интервалом в 18 минут. Иссыкское озеро от селевого удара просто выплеснулось из своей чаши вместе с людьми и лодками, прорвало плотину и устремилось вниз ещё более мощным потоком. Иссыкский сель 1963 года был далеко не первым для здешних жителей, и та же Алма-Ата с содроганием вспоминала унёсший несколько сотен жизней сель 1921 года... но Иссыкский сель оказался самым разрушительным, и только непосредственно в зоне отдыха его жертвами стали 244 человека. Общее же число погибших неизвестно до сих пор, но по разным оценкам - от тысячи до трёх тысяч человек. Но жертвой селя оказалось и само озеро, на месте которого осталась лишь грязная лужа.

48б.


Из той катастрофы советская власть, однако, сделала выводы, и в алматинских ущельях началось строительство селевых дамб, первой и крупнейшей из которых стала плотина над Малой Алматинкой, по ущелью которой в город Верный уже приходил сель 1921 года. Это было оправдано - в 1973 плотина удержала ещё более мощный сель, который вполне мог стать для Алма-Аты, как землетрясения для Ашхабада и Ташкента, такой катастрофой, что делит историю на "до" и "после". Под защитой плотины да поближе к городу, образовалась новая зона отдыха с ледовым стадионом Медеу и горнолыжным курортом Чимбулак. На Иссыке же речка довольно быстро проложила сквозь грязь новое русло, а в 1980-х годах началось планомерное восстановление озера - селевые наносы вычёрпывались тяжёлой техникой и складывались в дамбу. К началу 1990-х озеро начало оживать, и сейчас его площадь - примерно 3/4 от доселевой. И как и раньше, нереально бирюзовая прозрачная вода:

49.


Мы пришли в туманном безветрии, и в воде образовался красивейший рисунок отражений:

50.


51.


Скалы... интересно - это так и было, или их принёс сюда сель? И представьте себе мощь "чёрного дракона", если он несёт такие глыбы!

52.


Крест на сопке - памятник жертвам селя. На фоне его наносов:

53.


Но это, кажется, самый убогий памятник, который я только видел. 244 погибших уж точно не заслужили эпитафии с орфографическими ошибками!

53а.


На правой (от въезда) стороне озера - новая дамба:

54.


В озере нет рыбы, и ездят сюда чисто на отдых в красивом месте. О замусоренности иссыкских берегов слагают легенды, но я каких-то прямо особенных масштабов не заметил. Подвозивший нас вниз месхетинец, однако, с типично турецкой еле сдерживаемой горячестью рассказывал, как обругали эту долину его приезжавшие из Турции друзья: такое, мол, красивое место, и такой бардак! В Турции, говорили, сюда вела бы прекрасная дорога, на которой стояли бы многочисленные кафе, лавки с форелью и гостиницы. Отсутствие какой-либо инфраструктуры действительно странно, так как даже в будний день в несезон машины с отдыхающими приезжали и уезжали одна за другой.

55.


Другая сторона дамбы. Надстроено здесь 80 метров - именно столько снёс сель, и именно столько грязи и камней обрушилось на посёлок, так что удивляет не столько масштаб жертв и разрушений, сколько то, что там вообще что-то уцелело. Замёрзших и голодных людей, бежавших от "чёрного дракона" без оглядки, спасатели находили в горах ещё несколько дней после катастрофы.

56.


Вниз по ущелью открывается красивейший вид. Красная осыпь справа в народе известна как Кремлёвская стена:

57.


А работы на дамбе идут полным ходом, и при нас из глубин ущелья вылезал экскаватор, а грузовик вёз вниз пучок толстенных труб. Недалеко от озера строится первая гостиница. Так что может быть и наведут на Иссыке порядок в ближайшие несколько лет.

58.


...С турком мы доехали в центр Иссыка, пообедали в пиццерии российской сети "Додо", чуть-чуть погуляли по городу и купили яблок на базаре - дешевле, чем на рынках Алма-Аты, но не лучше: настоящий алматинский апорт давно выродился. На том же самом автобусе, каким приехали утром, мы спустились к кафе "Алтын-Адам", думая, что до места бывшего кургана придётся ещё идти. Но когда автобус ещё был в прямой видимости, мы поймали маршрутку, за полчаса пути в Алма-Ату раза три чуть не попавшую в ДТП. На Саяхате водитель стал орать диким голосом на пошедших штурмом пассажиров (в основном, кстати, русских) "Автобус НИКУДА НЕ ЕДЕТ! Ах я за ваш счёт живу и мне на вас орать нельзя!? Тогда точно с вами никуда не поеду!". Мимо нёсся другой автобус, сигналивший, словно ужаленный. Вот так из Алма-Аты можно на денёк выбраться в глубокую Среднюю Азию.

Ну а примечательны близ Алма-Аты едва ли не все ущелья. В горах над Иссыком есть ещё и небольшой Спасо-Силуанов монастырь; про Тургеньское ущелье я уже упоминал. Над соседним Талгаром (где сохранилась вполне аутентичная Никольская церковь) есть горнолыжные курорты и свои ущелья, самое известное из которых зовётся Монахова щель - в его пещере, якобы, от большевиков прятались монахи. Ещё один Серафимо-Феогностов монастырь есть в Аксайском ущелье над Каскеленом. Ну а из важнейших достопримечательностей "дальнего" Семиречья на следующие приезды мне останутся далёкие Кольсайские озёра и Каинды да затерянные в пустыне петроглифы Тамгалы (входят в ВКН ЮНЕСКО). И новая железная дорога к китайской границе...

Вот только не знаю, когда я вернусь в Семиречье - ведь Среднюю Азию я объехал, и на ближайшее время у меня нет идей для путешествий, маршруты которых вновь пройдут через Алма-Ату. Сегодня вечером я уезжаю в Астану и далее домой, и мне очень жалко уезжать.
Tags: "Зона заражения", Алма-Ата и Семиречье, Великая Степь, Казахстан, дорожное, казаки, природа
Subscribe
promo varandej ноябрь 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments