varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Сысерть. Родина Бажова, интересная вовсе не этим.



Сысерть - маленький городок (20 тыс. жителей) в 40 километрах южнее Екатеринбурга. Более всего она известна как родина Павла Бажова, но и без "Уральских сказов" это один из самых целостных городков Горнозаводского Урала, где все дороги ведут на старинный завод и осталось немало памятников его расцвета. Как и показанные в прошлых частях Верх-Нейвинский и окрестности Невьянска, Сысерть я посещал летом 2016 года, но рассказать о ней сподобился только сейчас.

На самом деле, "прошлая часть" здесь - это рассказ про соседний Полевской (Северск, завод-музей Северская домна и "малый" Полевской), где я был ещё в 2010-м году. Роднит два города очень многое: и Павел Бажов, который между ними провёл детство, и Виллим де Геннин, который основал в 1732 году казённые Полевской, Северский и Сысертский заводы, и владевший всем этим хозяйством впоследствии род Турчаниновых. Родоначальником последних действительно был турецкоподданный (судя по имени - грек) Филипп Трофимович, в русском плену 1670-х годов попавший в Соликамск да ухитрившийся там основать медеплавильный завод. Его внучка вышла замуж за своего приказчика Алексея Васильева, а тот взял фамилию жены, да начал приводить заводское хозяйство в порядок. В 1757 году Алексей Фёдорович, как сказали бы сейчас, выиграл тендер на приватизацию Сысертских заводов,  у таких мастодонтов уральской индустрии, как Демидовы и Строгановы. Как вскоре оказалось - не напрасно: в 1773-74 годах его заводы превратились в укрепрайон, отбивший несколько натисков пугачёвцев, тем самым не дав Мужицкому царю прорваться на Горнозаводской Урал (что имело бы чудовищные последствия для России), причём рабочие поддержали не "народных освободителей", а своего барина. И был это ни в коем случае не стокгольмский синдром - ещё при Александре I на Турчаниновых жаловались, что они "...сами делают поблажки рабочим, подавая тем самым дурной пример для мастеровых других заводов". Как бы то ни было, за оборону от пугачёвцев Алексей Турчанинов получил от Екатерины II потомственное дворянство, и его потомки, в 19 веке опять же через наследованием по женской линии ставшие Соломирскими, владели Сысертью и Полевским вплоть до революции. Сысертский завод сумел пережить упадок Горнозаводского Урала в 19 веке, возможно из-за близости к Сибирскому тракту и текущей в Волгу Чусовой, да и специализировались Турчаниновские заводы всегда не на грубом железе, а на изделиях из него, отмеченных неизменным клеймом в виде цапли. Соответственно, рабочий люд тут был более квалифицированный и зажиточный, чем на страшных заводах Демидовых, Строгановых или Яковлевых, и потому именно здесь нашёлся такой человек, как Павел Бажов.

2.


Автобусы в Сысерть ходят с Южного автовокзала Екатеринбурга каждый час, но ошибкой было ехать в субботу - билет мне продали без места, и в переполненном дачниками ПАЗике я ехал стоя, даром что не слишком долго - чуть больше сорока минут. С пустынной автостанции я вышел на берег пруда, на заводскую плотину с кадра выше... но это ещё не сам Сысертский завод, а "Уралгидромаш", выросший из основанных в 1840-е годы механических мастерских (и белый корпус, крайний правый на кадре выше, видимо тех же времён), где была сделана, например, "начинка" Северской домны в Полевском. Ныне "Уралгидромаш" специализируется на гидротехнических насосах, изредка клепает турбины для малых ГЭС, и в общем видимо переживает не лучшие времена. Вид с плотины на зеркальный Механический пруд:

3.


Прудов на речке Сысерть только в ближайших окрестностях города 4: Верхне-Сысертский, Большой Сысертский, Механический и заходящий в городские предместья краешком Ильинский. На берегу Механического пруда - прямая дамба, по которой тянется аллея.

4.


Рядом со мной, подозрительно косясь, шёл человек инженерного облика, и когда уже я сам на него начал коситься, он пояснил - выдру высматривает. Я же высмотрел азиатского вида женщину в синем, стоявшую на том берегу, видимо готовясь искупаться:

5.


Затем речка повернула, а пруд сузился. Впереди, под крестом (2001) - Бессонова гора, под которой и стоит Турчаниновский завод:

6.


Из кварталов частного сектора понемногу выкристализовывается Старый город. Вот например чудная изба с рисунком доскок в виде семисвечников - не жил ли в ней какой-нибудь полулегальный еврей, попавший в заводской посёлок торговцем или аптекарем?

7.


На улице Быкова появляются уже и каменные домики. Хотя официально городской статус у Сысерти лишь с 1946 года, фактически она и в 19 веке была неплохим городком (10,5 тыс. жителей в 1897 году), формально оставаясь посёлком Сысертский Завод, где всем хозяйством ведали не государственные структуры, а заводовладелец - типичная в общем для Урала история.

8.


9.


Впереди уже видна высокая колокольня... но не проходите мимо вот этого чёрно-белого приземистого дома на углу улиц Быкова и Коммуны:

10.


Сейчас это школа, и дело даже не в том, что в ней учился в 1886-89 годах Павел Бажов, а в том, что существует она непрерывно в 1735 года! Это была одна из "цифирных школ", учреждённых Петром I как попытка создать в России всеобщее начальное образование. Учили здесь с упором на арифметику и геометрию, за провинности били палкой, дисципилну поддерживал дежуривший в классе отставной солдат с хлыстом, в быту полученные знания пригождались немногим, и в общем откосить своих детей от цифирной школы народ пытался что от армии в наше время. В 1744 году проект был закрыт, но уцелевшую школу в Сысерти ещё долго называли цифирной...

11.


Более того, сохранилось даже её крошечное первоначальное здание 1730-х годов - ныне каменная "клеть", занятая школьной библиотекой. Для Урала это одна из старейших гражданских построек вообще (в Свердловской области может даже и просто старейшая), а для России - самое старое сохранившееся учебное здание, по крайней мере за пределами Петербурга.

12.


Дальше - квартал деревянных домов разных лет в отличном состоянии:

13.


Особняк начала 19 века с кадра выше был домом заводского управляющего, а детский сад "Теремок", своё название вполне оправдывающий, строился в начале ХХ века как библиотека Соломирских:

14.


Всё вместе - административный квартал, разросшийся вокруг конторы Сысертского горного округа (1779). О системе горнозаводских округов, на которые делился Старый Урал, я писал уже не раз - нераздельной единицей здешней собственности был не отдельный завод, а группа из нескольких взаимодействующих заводов с рудниками, посёлками и всей инфраструктурой, что позволяло при регулярной смене владельцев избежать дерибана. Сысертский горный округ с Гумешевским рудником, двумя крупными железоделательными (Сысертский и Северский), одним медеплавильным (Полевской) и несколькими вспомогательными заводами, был на Урале одним из самых крупных и мощных. Что и по зданию, для русской глубинка 18 века очень внушительному, заметно:

15.


Там даже есть слуховая комната, как в Наклонной башне Невьянска - слово, сказанное в углу, не слышно в центре комнаты и как через динамики слышно по другим углам. Что таких комнат было много - закономерно, учитывая, что строили их для борьбы с ревизорами ("Не извольте сомневаться, ваше благородие, мы всячески вам благодетельствовать изволим, ибо так матушкой нашей Катериной велено... (в сторону) А ну в прорубь паскуду!").

16.


С 1969 года в здании обитает музей, судя по чужим заметкам - довольно интересный, но я поленился туда идти, ограничившись созерцанием ржавых заводских машин у крыльца:

17.


От заводоуправления - две дороги. Направо - центральная площадь, церковь, старый город, дом Бажова; налево - завод, и думаю, нетрудно догадаться, куда мог свернуть Варандей.

18.


На спускающейся к подножью Бессовоновой горы тихой улице я увидел по левую руку каменную стену, похожую если не на крепость древних ариев из Аркаима, то хотя бы на куртину бастионов, отбивших пугачёвский штурм. На самом деле это гребень заводской плотины 1760-х годов:

19.


За которой - и сердце города, Сысертский чугунолитейный завод в краснокирпичных корпусах времён Николая I:

20.


Не знаю точно, когда он встал, но точно дотянул до революции, а может и до Перестройки. Как я понимаю, главным в Сысерти он перестал быть ещё при Соломирских - центр тяжести здешней индустрии сместился на Механический пруд. Но в итоге здесь получился отличный промышленный ансамбль эпохи упадка Горнозаводского Урала, который так и просится стать музеем следом за Демидовским заводом в Нижнем Тагиле, Усть-Боровским сользаводом в Соликамске или Северской домной в соседнем Полевском.

21.


Собственно, высокий корпус - это тоже доменный цех (1847). Одна из главных "фишек" здешнего ансамбля - сохранившаяся клёпанная эстакада 5-метровой ширины, по которой на верхний ярус лошадь с телегой завозила шихту (смесь исходных компонентов) для доменной печи. Я, конечно, соблазнился видом открытой двери с кадра выше, но не тут-то было - вход на эстакаду забран решёткой, да и с плотины безопасных спусков на площадку нет.

22.


Поодаль - другие корпуса тех же лет. У Алексея Турчанинова было 8 детей, и первые десятилетия после его смерти Сысертский горный округ переживал междоусобную войну районного масштаба, когда наследники делили наследство и жаловались друг на друга царю. Если в Средней полосе была Салтычиха, то здесь - Колтычиха, то есть Наталья Алексеевна Колтовская, прославившаяся впрочем не изуверствами, а вздорностью, проявлявшейся, например, в наличии двух мужей. Незаконным мужем был дипломат Дмитрий Татищев, поэтому и детям дали фамилию Соломирские - так, якобы, звался древний литвинский род, от которого Татищевы произошли. Павла Соломирского работяги не жаловали: «Новый барин … по своему понятию другое ремесло придумал: жеребцов по кругу на веревке гонять» (Бажов), но как известно, "кадры решают всё" - гусар Соломирский поставил управляющим горного инженера Фёдора Хвощинского, который в 1840-х годах если не Сысертские заводы от накрывшего Урал упадка, то по крайней мере продлил им жизни. Плавильные печи он перевёл с древесного угля на торф, построил дополнительные Верхне-Сысертский передельный (1849) и Ильинский листокатальный (1854) заводы да те мастерские будущего "Уралгидромаша" на Механическом пруду. И думается, не будь реконструкции Хвощинского, сейчас тут было бы или пустое место (как в Быньгах или "малом" Полевском), или советские бетонные корпуса (как в Невьянске или Верх-Нейвинске). И отсталость технологий спустя полтораста лет даже на пользу - в техническом отношении это памятник скорее 18 века, до наступления эпохи паровых машин.

23.


Не найдя спусков на заводскую площадку, я пошёл дальше по плотине. Ближний столб за плотиной - не заводской памятник, но весьма характерная штуковина с уральских детских площадок - "гиганы", то есть "гигантские шаги", этакий гибрид карусели с тарзанкой, при виде которого в наше время любой отвечающий за безопасность детей в раз поседеет. Такие и в Перми стояли у нас во дворе, а в эти при мне на пару минут заскочили пробегавшие мимо детишки.

24.


Но главное на кадре выше - конечно, не они, а старый шлюз Сысертской плотины. Первые её сооружения были деревянными, нынешние механизмы - 1970-х годов, но рядом с ними сохранился и аутентичный старый прорез, ныне используемый в качестве аварийного водосброса. Построен он был в 1764 году, и даже механизм со "штурвалом" сохранился если не с тех времён, то с 1840-х хотя бы:

25.


Ради такого памятника я даже не поленился спуститься в кусты под плотиной, чтобы увидеть над вонючей канавой благородные каменные своды. Тяжёлая заслонка летом наглухо закрыта, а надписи на ней, судя по их содержанию, восходят к той эпохе, которую мы хоть и успели застать, но теперь это тоже история.

26.


Над быстрой речкой Сысерть - прозаичные конструкции советской эпохи. Мощное течение в ней буквально в пределах завода, скрытого кустами на том берегу - дальше начинается Механический пруд. Через речку теоретически есть мостик, но на практике с него очень уж легко свалиться, и потому на площадку завода я так и не пошёл. Да и мало ли, может там собаки сторожат... или сидят наркоманы какие-нибудь.

27.


На том берегу, куда есть спуск - ещё один плоский заводской корпус, ныне занятый лесопилкой:

28.


Что было тут изначально - не знаю. Может тоже лесопилка, а может какие-нибудь склады или гараж конюшня завода:

29.


У подножья Бессоновки - гостиничный комлпекс "Горки", сначала показавшийся мне закрытым: в 2009 году тут пытались построить горнолыжный курорт, вроде бы так и не состоявшийся. Тем не менее, кафе при гостинице оказалось вполне рабочим, и я там позавтракал вполне приличными и очень дешёвыми блинчиками.

30.


Бессоновка для Сысерти - место культовое, и говорят, ещё Бажов в детстве в любой свободный час бежал гулять сюда. Потому и у подножья - Бабка Синюха да Серебряное копытце:

31.


На горе обнаружилась пара почти голых тел, спутанных в тугой узелок - отсыпались после весёлой пятницы. Да, во многих городах есть такие места - гостю извне не понять, а местные в большинстве своём элементарно были там сделаны. В прошлом гора называлась ещё Караульной и Лагерной - от лагеря пугачёвцев, сумевших таки ненадолго овладеть стратегической высотой. С горы - вид на Большой Сысерсткий пруд, распластавшийся по двум речкам:

32.


И на старый завод, контору и церковь. Современный вид был на заглавном кадре, но не очень-то изменился со времён Бажова - лишь деревья выросли да на месте дальней церковки теперь многоэтажки. И, конечно, исчез заводской корпус под плотиной, явно очень старый, может даже 1760-х годов - но что промышленное наследие тоже надо беречь, поняли слишком уж поздно...

32а.


Так что вернёмся к заводоуправлению и пойдём в город. Уральские церкви над заводами были их неотъемлемой частью, в одном лице выполняя роль и ДК Металлургов, и отдела кадров, и заводского гудка. Собор Симеона и Анны в Сысерти начал строиться в 1772 году, но потом случился набег пугачёвцев, каменщиков пришлось срочно снять, вооружить и поставить в караулах, а потом ещё и заново отловить по всем зауральским просторам, поэтому вернулись к стройке лишь в 1777-82 годах. К церкви прилагались три деревянных часовни - Никольская на Бессоновой горе, Преображенская внутри завода, Вознесенская - поодаль у реки. При Советах, как видно, храм обкарнали, а год назад воссоздавалась колокольня. Между храмом и музеем - бюст Павла Бажова (1985):

33.


На площади перед церковью - ещё три памятника, причём весьма неожиданных: с орлом - погибшим морякм Русского флота, с барельефом - 300-летию Русского флота, а серый поодаль - погибшим подводникам. Первые два поставлены в 1995-96 годах, второй судя по внешнему виду гораздо моложе. Казалось бы, где Сысерть, а где море? Но далеко не все моряки родились под крики чаек и звон якорной цепи, так что и в континентальнейшей Сысерти есть клуб моряков-земляков "Экипаж", поставивший эти три монумента.

34.


Ещё меньше я ожидал в заводском городе увидеть фиакр. Но так уж повелось в России, что наличие Великого Земляка любую дыру превращает в центр туризма, куда возят скучающих школьников. Хуже, когда место - не "дыра", но другие достопримечательности остаются в тени дома-музея и церкви, где виновник торжеств был крещён или венчан. Сысерть - именно такой случай...

35.


...и расположенный кварталом дальше дом-музей Бажова, открывшийся в 1982 году - пожалуй, самое неинтересное, что здесь есть.

36.


Павел Бажов родился в 1879 году, в эпоху упадка Горнозаводского Урала, когда и потомки Турчаниновых были уже не те. Отец писателя Дмитрий Бажов был заводским мастеровым, за крайне острый язык имел прозвище "сверло" и регулярно ссорился с начальством, за что его "проветривали" - переводили то из Полевского (Северска) в Сысерть, то из Сысерти в Полевской. Тем не менее, кадр он был ценный, поэтому жил для работяги основательно. Эту усадьбу он купил в 1870-м, а владели ей Бажовы до 1906 года, когда Павел Дмитриевич уехал в Петербург. Дом, где он родился, сгорел в 1892 году, а оставшийся в качестве основного жилища флигель к моменту создания музея обветшал и был заменён новоделом. Так что подлинные в этой усадьбе только хозпостройки, включая перенесенную на место исходного дома баньку.

37.


Но главное - внутри тут не увидишь ничего принципиального иного, чем в Хохловке или Нижней Синячихе. Обычный в общем "дом зажиточного горнозаводского крестьянина, 2-я пол. XIX в.". Лодка так и вовсе советская:

38.


Лично меня из экспонатов более всего впечатлил инструментарий - видно, что жил тут рабочий. Ну и надо бы как-то про огнетушитель среди этих инструментов пошутить:

39.


Горница - интерьер скорее городской, чем сельской. Ещё без комодов и буфетов, как у немцев, но уже без лавок и полатей, как у деревенских крестьян. Словом, Павел Бажов был не из униженных и угнетённых, и какие-никакие возможности для саморазвития имел. И Уралу очень повезло, что здесь нашёлся человек, сумевший ввести горнозаводской фольклор в литературу (попутно положив начало целому направлению в фольклористике - промышленно-пролетарскому). Думаю, в Донбассе ярких сюжетов было не меньше, но там остался по сути только Добрый Шубин да мрачные песни про шахту-могилу, а здесь - целый сказочный мир, достойный германских легенд о подземных гномах.

40.


Другие дома Старой Сысерти, этого человекостроительного и человекоремонтного цеха при Турчаниновском заводе:

41.


И многие из них ничем не хуже бажовской избы, а "начинка" их сто лет назад была такой же:

42.


Так я вышел на дальнюю сторону пруда у залива Чёрной речки:

43.


Здесь находится ещё один завод в невзрачных корпусах застойной эпохи посреди мрачных задворков - "Сысертский Фарфор". Уже второй раз за эти три поста мы касаемся темы в общем-то довольно редкой на Урале художественной керамики - под Сысертью, как и под Невьянском, нашлась своя мастерская, "Гончарка" братьев Харитоновых, в 1920-х годах превратившаяся в артель, а в 1960-х - и в фабрику. Но художественный фарфорв в Сысерти - явление целиком советское, и создавали его в 1953-77 годах приглашённые извне художники. В итоге делают на фабрике теперь симпатичную и достаточно дешёвую посуду:

44.


А также фаянсовые иконостасы для церквей, которые я видел неоднократно, но так и не сподобился нигде сфотографировать. Фаянсовые иконостасы как минимум гораздо удобнее деревянных, потому что их легче чистить от свечной копоти, и в новых или воссозданных церквях Свердловской области таких уже едва ли не большинство. Самый доступный, конечно же, в екатеринбургском Храме на Крови.

45.


Обратно к автовокзалу я шёл по новым районам. Сысерть - городок конечно подзапущенный (как и вся горнозаводская глубинка), но судя по всему небедный. И вот такие русские сюжеты - новенький спорткомплекс посреди ветхих изб и завалившихся заборов:

46.


Центр города давно уже сместился к многоэтажкам. Вот впереди - Городской центр досуга:

47.


Внушительные для 20-тысячного городка многоэтажки:

48.


Сквер близ одной из которых запомнился мне валуном:

49.


Не помню уже, к какому дому пристроенный скромный памятник погибшим в Афганистане и Чечне:

49а.


А ближе к автовокзалу - снова старенькие домики:

50.


Да сталинки, видимо образующие соцгород "Уралгидромаша"

51.


С автовокзала я вернулся в Екатеринбург, где меня ждал makeev_dv - показывать Хиимаш, Эльмаш и Ельцин-Центр. О Екатеринбурге-2016, помимо всего написанного в предыдущие годы, у меня лежит материала ещё на 5-6 постов. И их я тоже напишу в обозримом будущем. Но пока что у нас Время обратных дорог, и в следующих трёх частях расскажу о самой сложной обратной дороге - с острова Вайгач, что в морях Ледовитого океана.

СЕВЕР-УРАЛ-2016
Обзор поездки и оглавление серии.

Селькупия
Вертолётом над тундрой.
Красноселькуп.
Мёртвая дорога. Река Таз и брошенные паровозы.
Мёртвая дорога. Посёлок Долгий и поход по линии
Нефтегазовый край.
Железные дороги Югории.
Как добывают нефть.
Ноябрьск. Город нефтяников в краю газовиков.
Когалым. Столица ЛУКойла.
Нижневартовск.
Сургут. Городской пейзаж.
Сургут. Старина и транспорт.
Сургут. Вездеходы "Тром".
Горнозаводской Урал.
Верхняя Пышма. Медный город.
АУЖД. Алапаевск и поезд.
АУЖД. Санкино и бешеные табуретки.
...другие посты - см. Время обратных дорог.


ВРЕМЯ ОБРАТНЫХ ДОРОГ
Вступление-пояснение.
Алтай-2017
Обзор экспедиции и оглавление серии.
Славгород.
Яровое и Кулунда.
Гальбштадт.
Мангышлак-2017
Обзор экспедиции и оглавлении серии.
Самарский метрополитен.
Самара с волжского парома.
Жигулёвские горы.
Югория-2016
Обзор экспедиции и оглавление серии.
Окрестности Невьянска. Кунара, Быньги, Таволги.
Верх-Нейвинск и Таватуй.
Сысерть.
Вайгач-2017
Обзор экспедиции и оглавление серии.
Вертолётом в Нарьян-Мар.
На пароме по Печоре.
Автостопом до Москвы.
Tags: "Молох", Урал, деревянное, дорожное
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Невьянск. Столица Демидовых.

    Освоение Горнозаводского Урала началось при Петре Первом, которому был нужен свой металл для войны с Швецией, на долю которой в те годы…

  • Нижний Тагил. Часть 2: По городу.

    В прошлой части я показал Нижний Тагил с Лисьей горки - виды оттуда вполне дают представление о его устройстве. Теперь же прогуляемся по центру,…

  • Алапаевск. Старейший из городов-заводов.

    Алапаевск - город-завод (42 тыс. жителей) в 160км северо-восточнее Екатеринбурга. Больше всего среди путешественников он известен из-за…

  • Краснотурьинск

    Краснотурьинск - второй по величине (61 тыс. жителей) город на севере Свердловской области и важнейший в Североуральском бокситовом комплексе.…

  • Полевской (Северск). Часть 1: по городу.

    На Горнозаводском Урале Демидовы были сильнейшей из металлургических династий, но отнюдь не единственной. Серьёзную конкуренцию им составляли…

  • Полевской. Южная часть.

    Как уже говорилось, Полевской - это не один, а два города, между которыми 5 километров. В прошлых двух частях мы осматривали Северский - более…

  • Верх-Нейвинск. Открытый район закрытого города.

    Официально Верх-Нейвинский - лишь маленький ПГТ (5,2 тыс. жителей), выросший у основанного в 1769 году завода Демидовых, от которого осталась…

  • Горная Башкирия. Часть 2 - Кага

    Если цель вашей поездки Шульган-Таш, Кагу вы не минуете. Село в 100 км от Белорецка, Кага известна тем, что здесь расположена туристическая база…

  • Тирлян. Tier Land. Звериный край.

    Как уже говорилось, Белорецк был центром горнозаводского округа, включавшего 9 заводов, большинство из которых стали сёлами. Самые известные из…

promo varandej сентябрь 24, 14:08 58
Buy for 500 tokens
-Так-то мы уже месяц в дороге. По Алтаю путешествуем: российский Алтай, монгольский Алтай, казахстанский Алтай... -Пешком что ли? -Почему пешком? Едем на всём, что едется. Так-то я не автостопщик, но что ещё делать, когда автобус дважды в день, а интересное через каждый десяток километров? В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →