varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Екатеринбург. Улицы Малышева и Вайнера.



Небоскрёб "Высоцкий", с которого мы любовались Екатеринбургом в прошлой части, стоит на улице Малышева, образующей похожую на пару рельс систему с центральным проспектом Ленина. По ней, с заходом на соседние улицы (самый дальний - на "Уральский Арбат" улицы Вайнера) и пройдёмся. В этот раз получится в чистом виде архитектурная прогулка, и главное в ней - знаменитый свердловский конструктивизм.

Начнём эту прогулку в скверике за Оперный театром (1912), "одесский" фасад которого выходит на проспект Ленина:

2.


Слева относительно прошлого кадра высоко торчат "Антей" (2004, 76м) и "Высоцкий" (2011, 188м), несостоявшийся Екатеринбург-Сити - ныне строительство небоскрёбов ведётся на другом берегу Городского пруда. А за спиной относительно того же кадра раскинулась гостиница "Большой Урал" (1931) - один из крупнейших памятников свердловского конструктивизма:

3.


О том, что конструктивизм - мой любимый архитектурный стиль, равно как и о своем понмании его сути, я писал уже не раз. Для меня конструктивизм - это самый смелый в истории искусства романтизм, образ той эпохи, когда Новый Мир без разделения на классы и народы, населённый красивым и мудрым Новым человеком, казался делом считанных лет. Поэтому и умер конструктивизм так скоропостижно: не по злой воле Сталина, а следоми за надеждами на Мировую революцию как путь в Новую жизнь - для концепции "коммунизма в отдельно взятой стране", к тому же окружённой врагами, сталинский ампир был как-то органичнее. Конструктивистская эпоха продлилась дай бог если десятилетие, и построить в ней успели не так уж и много -  в основном отдельные дома и районы в Москве, Ленинграде и многих других городах да соцгорода самых перспективных предприятий в индустриальных гигантах типа Новокузнецка, Орска или Запорожья. И лишь нескольких городов, именно в конструктивистское десятилетие резко прибавивших в "весе" и статусе, обрели в этом стиле "лицо": Харьков как столица Украинской ССР, Иваново как центр Ивановской Промышленной области на половину Средней полосы, Новосибирск как центр Западно-, а сначала и просто Сибирского края... То же самое происходило и кое-где за пределами СССР - например, в Каунасе и Таллине, из скромных губернских центров выбившихся в столицы.

4.


Из последней категории был и Екатеринбург - крупный уездный город, где к началу ХХ века жило 45 тысяч человек, в 1923-34 годах стал центром грандиозной Уральской области, включавшей по сути дела весь нынешний Уральский федеральный округ плюс Пермский край и минус некоторые районы Челябинской области. Более того, Урал оказался ещё и самым перспективным районом  Первой пятилетки - на порядок уступая Донбассу в развитии, он куда выигрышнее смотрелся едва ли не по всем "факторам размещения производства" вплоть до таких немаловажных в те годы, как удалённость от потенциальных театров военных действий. То есть Свердловск (коим стал Екатеринбург в 1924 году) оказался не только центром огромного региона, но и важнейшим узлом индустриализации - именно в "большой" Уральской области строились Магнитогорский металлургический комбинат, Челябинский тракторный завод, Уральский завод тяжелого машиностроения (Уралмаш), Уралвагонзавод и многие другие сверхгиганты. Менее чем за полвека город вырос в 10 раз, и на рубеже 1920-30-х годов в нём было построено более 500 крупных каменных зданий. У Свердловска Первой пятилетки была особая структура: по всему городу строились небольшие компактные кварталы-коммунны с общими домами культуры, банями, столовыми, кухнями, разделённые по профессиональному признаку. На проспекте Ленина широко известен Городок Чекистов, но напротив него есть ещё Городок Госпромурала, а в других местах создавались свои городки для милиции, судейства, медиков и даже военведов. Так и сложились особенности свердловского конструктивизма - почти все эти здания построены в Первую пятилетку (1928-33), и почти все связаны с определёнными профессиями.
Ну а в гостиницу "Большой Урал" приезжали шишки из столиц курировать процесс, в том числе архитекторы других конструктивистских зданий.

5.


Скульптуры и барельефы на "Большом Урале" были сделаны в 1940-41 годах. Сказалось ещё и то, что на долю Свердловска не выпало войны, и если в том же Донбассе немалая часть конструктивистских зданий после войны восстаналивались в обличии сталинок, здесь всё осталось первозданным, а с разукурпнением Уральской области включился благой принцип "работает - не трогай". "Большой Урал", впрочем, один из самых проблемных памятников - большая часть здания заброшена (хотя гостиница работает, то есть где-то жизнь ещё теплится), а украшения на фасаде - в аварийном состоянии.

6.


Значение Свердловска Первой пятилетки было таково, что ему даже уготовили свой Великий архитектурный проект - как московский Дворец Советов, ленинградская Башня Татлина или единственный из всех этих проектов воплощённый харьковский Госпром. Здесь тоже шла речь о Доме Промышленности, который по сравнению с харьковским аналогом должен был выглядеть совершенно иначе, и на мой взгляд - гораздо скучнее. "Гвоздём" проекта планировалась 34-этажная башня высотой 140 метров, увенчанная вышкой для дерижаблей.

7а.


К возведению комплекса приступили в 1931 году, но с разукрупнением Уральской области проект резко замедлился, а к 1937 году незаконченная стройка практически замерла. Длинные корпуса в основном успели завершить, так что в войну в них размещался эвакогоспиталь, но торцы зияли голыми балками и площадками этажей. После войны здание несколько раз начинали достраивать, и в 1960-х годах замкнули два корпуса в двор-каре. Разместилось в них НПО автоматики имени Николая Семихатова, занимавшееся системами автоматического управления межконтинентальных ракет. Мрачный облик, замкнутый двор и таинственные хозяева - было бы странно, если бы здание с таким сочетанием свойств в Екатеринбурге не прозвали Пентагон.

7.


Ну а Первый Советский небоскрёб (действительно первый - его начали строить на год раньше Дворца Советов) сложно признать вот в этой хрущовке "Уралсвязьинформа". Строительство башни на уровне то ли 5, то ли 4 этажей прервалось в 1935 году пожаром, после которого верхние два этажа оставалось только разобрать. Смысл строить дальше отпал вместе с разукрупнением Уральской области, так что продолжать строительство не стали. Так и простояла на месте небоскрёба 2-3-этажная заброшка, которую в 1970-х годах её таки надстроили до 12 этажей. Ну а мечту о первых небоскрёбах хотя бы в России, хотя бы за МКАДом, Екатеринбург воплотил уже в 21 веке.

8.


К строгому Дому Промышленности примыкает забавный "теремок" Екатеринбургского кукольного театра. Он был основан в 1932 году, в 1962-64 годах получил отдельное здание, впервые в СССР построенное специально под кукольный театр, а таким вот теремком с элементами хай-тека его сделали в 1996-98 годах.

9.


Кукольный театр и Дом Промышленности стоят на улице Мамина-Сибиряка, и на заднем плане кадра выше - проспект Ленина. Нам в другую сторону. Начинаясь с проспектом Ленина на одной линии, улица Малышева длиннее, проходит город буквально до окраины, и мы пройдём не из конца в конец. По проспекту Ленина мы шли с запада на восток, по улице Малышева пойдём с востока на запад, и восточнее останутся некоторые примечательные места вроде Сада Энгельса с невесть зачем поставленным узкоколейным паровозом или домом №130, где жил (или живёт?) лидер "Чайфа" Владимир Шахрин.
Напротив задворков "Большого Урала" - вот такая вот многоэтажка с "тетрисным" орнаментом, в народе прозванная Китайской стеной - от неё и пойдём:

10.


Напротив "Высоцкого" - симпатичная жилая сталинка (1953), несмотря на дату постройки вида скорее довоенного:

11.


На круглой площади перед ней в советское время стоял костёл Святой Анны (1884), внешне больше похожий на кирху:

11а.


Петропавловская кирха (1873) в Екатеринбурге, наоборот, была внешне костёл костёлом с парой прямоугольных башен, и располагалась на нынешнем проспекте Ленина на одной линии с настоящим католическим храмом. На самом деле в числе башен нет никакого канона, просто протестантская архитектура попала в Россию из Прибалтики, а католическая - из Польши, но что однобашенные костёлы, что двухбашенные кирхи в России были очень редки, а уж чтобы в одном городе сразу, в прямой видимости друг от друга - кажется, только здесь. Но советских времён не пережили ни один, ни другая.

11б.


На этой же площади - гостиница "Центральная" (1925-26), построенная в центре Уральской области ещё до начала Первой пятилетки. Надо заметить, в Екатеринбурге есть несколько мощных зданий тех времён (например, управление железной дороги, которое я показывал в "вокзальном" посте), и всё это не конструктивизм, а стиль, который я условно называю "запоздалый советский модерн" - дореволюционная эстетика в советское время. Наиболее богаты такими зданиями из известных мне городов Симферополь и Бишкек, но и в Екатеринбурге сложилась неплохая их коллекция. Рядом - дом купца Бибикова (1889), оставшийся с тех времён, когда Покровский проспект ещё не переименовали в честь местного революционера Ивана Малышева.

12.


С тех лет, когда улица называлась Покровским проспектом, сохранилось и следующее здание - одно из самых знаковых в истории Екатеринбурга: "Американская гостиница", построенная в середине 19 века купцом Павлом Холкиным. Рассказ о ней как правило сопровождается цитатами известных постояльцев: Антона Чехова (1890), Дмитрий Менделеева (1881), Константина Бальмонта (1915). Бальмонту запомнилось, что все его афиши в уральском городе сжевали козы, а на литературном вечере был пустой зал. Менделеев описывал город так "Екатеринбург называют столицей Урала. Нельзя сказать, чтобы он производил впечатление, соответствующее названию. Правда, город большой, но какой-то унылый, как будто он обстраивается, и как будто разрушается" - конструктивистам полвека спустя было где развернуться. Остроумнее всего об уральцах высказался Чехов: "Здешние люди внушают приезжему нечто вроде ужаса. Скуластые, лобастные, широкоплечие, с маленькими глазами, с громадными кулачищами. Родятся они на местных чугунолитейных заводах, и при рождении их присутствуют не акушер, а механик. Входит в номер с самоваром или графином и того и гляди убьёт" - и как полупермяк, я пожалуй даже с ним согласен.

13.


В  1918 году "Американскую гостиницу" занимал УралЧК, почикавший тогда немало - например, Николая II в семьёй, его брата Михаила в Перми или великих князей в Алапаевске. Ныне здесь художественная школа имени Ивана Шадра, основанная (в другом, правда, здании) ещё в 1902 году. В бывшей гостинице, несмотря на все перепетии, сохранились интерьеры, а его символ - Аполлон на фасаде.

13а.


К тем же событиям имел самое прямое отношение и Екатеринбургский городской Совет рабочих и солдатских депутатов, разместившийся парой кварталов далее в особняке (1869-81) Альфонса Поклёвского-Козелл, "винокуренного короля" Зауралья.  Ныне в этом доме (на кадре ниже он справа) одно из помещений краеведческого музея.

14.


На заднем плане кадра выше виден "разрыв" в городской застройке - это река Исеть. Она меньше Яузы или Мойки, но в 18 веке дала жизнь сразу трём заводам, вдоль которых рос город. Проспект Ленина пересекает её по Плотинке, а улице Малышева - по Каменному мосту 1840-х годов, но будем считать, что идя прямо по прямой, мы не догадались отойти и оглянуться. Мост я показывал в посте про Плотинку и Городской пруд, а участок от Американской гостиницы до дома Поклевских - в посте о разных достопримечательностях екатеринбургского центра. Оба этих поста - 2010 года, многие фотографии в них стали уже историческими, а перед написанием нынешних постов я внёс туда немало правок, закрыл ряд пробелов и переобработал самые неудачные фотографии. То же самое, кстати, относится и к посту о проспекте Ленина. Да и этот пост - по сути дела большое дополнение к тому циклу 2010 года.
Продолжаем путь мимо конструктивистских домов за Исетью:

15.


Дальше, у перекрёстка с Уктусской улицей (ныне улица Восьмого марта) по разные стороны Покровского проспекта "воротами" стояли две церкви. Слева - Свято-Духовская, или Малый Златоуст, первый каменный храм (1755-62) города... но не первое каменное здание - Горная канцелярия или корпуса завода (из которых сохранился госпиталь) в горнозаводском городе строились ещё раньше. Напротив стоял Большой Златоуст, или Максимиллиановская церковь (1847-76) необычной в 19 веке композиции "иже под колоколы". В нижней части вроде бы тот же "клон ХХС", но только с реально гигантской (77м) колокольней вместо центрального купола.

15а.


Большого Златоуста воссоздали в 2009-13 годах. Как водится, со скандалами, хотя по мне так это здорово - что хотя бы реплика исторического памятника снова на своём месте. Его колокольня видна издалека, и среди стеклянных башен нового Екатеринбурга уместна и такая вертикаль.

16.


А вот на месте Малого Златоуста в 1964 году построили Дом быта "Рубин", вполне достойных местных образцов конструктивизма. "Рубином" его и называют в обиходе по сей день, хотя следующее поколение скорее всего будет называть "Брусникой". Перед зданием - непонятно что символизирующий, но занятный памятник Тёрке.

17.


По разные стороны перекрёстка и Большого Златоуста - конструктивистские Дом Обороны (1931-34, фактически бывший ДОСААФ) с настоящим учебным самолётом на крыше:

18.


И Дом Контор. За ним, по улице Восьмого марта - один из самых целостных "кусков" уездного Екатеринбурга:

19.


До революции место с кадра выше было отмечено странной каланчой, куда больше похожей на минарет (на самом деле центром мусульманской жизни Екатеринбурга уже тогда была татарская Верхняя Пышма), не знаю точно, когда построенной и зачем разрушенной:

19а.


На переднем плане кадра выше - Старый Гостиный двор 18 века, сгоревший ещё в 1902 году. Потом на его месте построили Новый Гостиный двор и Деловой дом, а из них при Советах сделали роскошное здание городской администрации, похожее на питерское Адмиралтейство. И почти ничего теперь не напоминает, что от современной площади 1905 года (которая тогда была Торговой) до Большого Златоуста простирался рынок - разве что торговый центр Мытный двор, классический "новодел по мотивам":

20.


Зато буквально за ним скрывается Банковский переулок, где на задворках пафосной администрации и шумных улиц внезапно попадаешь в обшарпанный двор. Я писал в прошлой части, что в Екатеринбурге мало богом забытых углов? Это так, но они есть, причём в местах центральнее некуда.

21.


На кадре выше справа Дом Специалистов, слева бывшая гостиница "Ярмарком" (1926), а поодаль "Союзхлеб" (1929). До недавнего времени на задворках администрации работала фабрика антибиотиков, наполнявшая округу "аптечным" запахом, а с 2010 года здание заброшено. Не обратил внимание я на портреты героев войны, которые уличный художник Тимофей Радя написал гарью от коктейля Молотова и горящей ткани да развесил в окнах этого здания - вот, один виднеется за веткой, да и тот почти выцветший.

22.


Взгляд назад, между новым "Пассажем" и городской администрацией. Впереди - Зуб Мудрости, здание администрации области (1976-82), первая состоявшаяся высотка Свердловска 89 метров высотой.

23.


От той же площади 1905 года на юг уходит и местный "арбат" - улица Вайнера. Названа она, надо заметить, не в честь гнусного Пинхуса Вайнера (таким, по распространённой легенде, было настоящее имя керченского большевика Петра Войкова, отметившегося в 1918 году и здесь), а не столь известного Леонида Вайнера, входившего в Уральский Облсовет. Пешеходной улицу  сделали в 2003 году, гордо назвав Уральским Арбатом, и я неоднократно слышал от других путешественников, что это лучший "арбатик" России. Пожалуй, для жителя, а не гостя, это так и есть - на улице Вайнера мало запоминающихся "фишек", но наполнение достойно настоящего Арбата, что в Москве.

24.


На кадре выше - участок между улицей Малышева и проспектом Ленина, с 200-метровой башней "Исеть" в перспективе. Справа - Пятый дом Горсовета (1930), слева - особняк купцов Дмитриевых (1884), ныне занятый то ли музеем, то ли квеструмом "Дом Великана" - видимо, там посетителей ждут привычные вещи быта, увеличенные во много раз.

25.


И, конечно же, какой арбат без уличных скульптур? Все эти Коробейники, Банкиры, Автомобилисты и Влюблённые тут появились в 2006-м.

26.


Участок улицы Вайнера к югу от улицы Малышева. Справа Русско-Азиатский банк (1913), который вполне можно наречь "первым образцом конструктивизма в Екатеринбурге", слева - бывшая типография "Гранит", ныне оно из зданий художественного музея.

27.


В конце арбатика вдруг хором как бы говорят "Превед!" расписные медведи. Это Берлинские Мишки, подарок городу с немецким именем от Генконсульства Германии:

28.


Перед ними - фонтан "Спираль времени" (2006), в народе имеющий множество прозвищ, самые безобидные из которых - "Кракен", "Оргазм ядерщика" или "Ёжик в заднице" (речь, видимо, о морском еже):

29.


У фонтана - особняк мещанина Блинова (1912), и в целом хотя арбатик тянется ещё на пару кварталов, вдоль улицы здесь в основном стройплощадки да новостройки, среди которых напрочь пропадает весь уют:

30.


Так что вернёмся на улицу Малышева. У перекрёстка - такое вот нечто: сначала это был доходный дом Логинова, в котором находились офисы общества "Проводник", и выглядело всё это примерно так же, но раза в два пониже. В 1930-х годах здание надстроили до 4 этажей, а в 1990-х - зачем-то вернули модерновый облик, получив довольно эффектный памятник трёх эпох.

31.


Идём дальше на запад. На следующем перекрёстке с улицей Хохрякова - сталинка треста "Уралэлектромонтаж" (1958). "Высоцкий" с Большим Златоустом всё дальше и дальше:

32.


Слева - бывшая контора Тюмень-Омской железной дороги, замкнувшей в 1913 году Северный ход Транссиба, ставший ныне основным. Справа - жилые дома Уралоблсовета (то есть - начальства той самой Уральской области), построенные в 1931-34 годах по проекту московского мэтра Моисея Гинзбурга.

33.


На "красной линии" улицы Малышева - два корпуса, ещё два - в глубине двора. Изначально дома стояли на "ножках", пространство под которыми уже в 1950-х годах застроили магазинами. Превратили в дополинтельный этаж и прогулочную галерею наверху, а воздушный переход из корпуса в корпус давно заброшен. Но осталась уникальная планировка квартир типа "А" (c двумя выходами) и "F" - на двух этажах. Одну из последних вроде бы собиратся превратить в музей.

34.


Новостройка напротив. Современная архитектура в Екатеринбурге, конечно, не чета конструктивистской - но для нынешней России очень неплоха:

35.


Перекрёсток с Московской, вид на проспект Ленина внизу. Самое впечатляющее на этом кадре - обилие трамваев, 4  машины подряд на одном пути. Екатеринбург - один из самых "трамвайных" городов России, и по протяжённости маршрутов (но не путей! 189км) его система третья по величине после столичных.

36.


Последний квартал улицы Малышева (по номерам, вернее, наоборот первый) - это конструктивистский Городок Юстиции, построенный в 1932-34 годах для судей и работников тюрем.

37.


Здесь, в отличие от Городка Чекистов - не замкнутый квартал, а всего пара домов, но очень мощных:

38.


Я каким-то образом забыл сфотограифровать самый ценный памятник этого квартала - Дом-Улитку, то есть детский садик в глубине двора. Его фотографии, как и более подробный рассказ о многих других конструктивистских памятниках Екатеринбурга, есть у p2beep.

38а.


Мой же взгляд в этом дворе отвлекла водонапорная башня, тоже между прочим советской (1925) постройки. В ней, пишут, теперь скалолазный клуб и магазин снаряжения.

39.


Ну а вообще-то двор Городка Юстиции, несмотря на все цветочки и заборчики - мрачный, и косились здесь на меня недоверчиво. Дело в том, что Городок Юстиции вплотную примыкает к Екатеринбургскому централу (1828-30), ныне СИЗО-1. Это одна из крупнейших городских тюрем России - снаружи сложно поверить, что за этим стенам сидит от 7 до 9 тысяч заклчюённых: как местных подследственных, так и осуждённых на пересылке. До моратория на смертную казнь здесь ещё и расстрельная комната была в подвале одного из корпусов. Вот здесь история этой тюрьмы рассказана подробно, а у меня даже кадр с ней вышел нерезким.

40.


За тюрьмой - ведомственный госпиталь и тюремная церковь иконы "Нечаянная Радость":

41.


Ещё дальше - конструктивистское здание ФСИН, а за ним одна из построек епархии - там дальше обширное кладбище и церковь Иоанна Предтечи (1846-60), с советских времён остающаяся кафедральным собором.

42.


А вниз, вдоль улицы Репина (на викимапии, впрочем, этот участок называется Соединительной улицей), тянентся то, что я бы назвал Городком Медиков. Впрочем, над всеми институтами и поликллиниками нависает Центральный стадион, вокруг которого в 2016-м кипели работы по реконструкции к ближайшему Мундиалю.

43.


С тех пор реконструкцию успели закончить - фото нового стадиона есть в комментариях. Сталинский фасад (1953-57) со скульптурами при этом догадались сохранить:

44.


И в общем если кого-то порезали арестанты или кто-то сломал ногу на футбольном поле - помощь близка, буквально в том же квартале! Подальше от арены - медколледж:

45.


Поближе - мединститут:

46.


47.


Ещё какой-то дом владений "людей в белых халатах":

48.


Институт охраны материнства с роддомом (не очень, думаю, хорошая идея размещать такое рядом с тюрьмой и стадионом... хотя дети с младенчества жизнь будут знать):

49.


И самый обязательный именно на этом пяточке институт травмотологии:

50.


Кадр выше снят уже на проспекте Ленина. Можно чуть пройти и за него, в начало Верх-Исетского бульвара, ведущего на ВИЗ - мрачный промышленный район у просторного Верх-Исетского пруда. Первым медучреждением в округе была больница Верх-Исетского завода (1825-28), выходящая на перекрёсток маленьким жилым домиком для врачей:

51.


С другой стороны - огромный позднесоветский Дворец Молодёжи с впечатляющим рельефом на фасаде:

52.


А вот начало проспекта Ленина - дальше по нему, к площади 1905 года, Плотинке, площади Труда и Городку Чекистов, ещё одной коллекции шедевров конструктивизма, вы можете отправиться вот в этом доработанном посте 2010 года:

53.


...Давным-давно, рассказывая о конструктивистском Харькове, я уже приводил эту цитату из Андрея Платонова, его романа "Ювенильное море", повествующем как раз о том, как сказанной в этой цитате не удалось из-за простого человеческого фактора. Но я люблю эту цитату, потому что хоть несколько лет у людей была возможность верить, что такое возможно, и будет совсем-совсем скоро.
— Теперь засыпается пропасть между городом и деревней, — сказал Високовский, — коммунистическое естествознание сделает, вероятно, из флоры и фауны земли более близких родственников человеку… Пропасть между человеком и любым другим существом должна быть перейдена…
— Будет еще лучше, — обещала Босталоева. — Самая далекая ваша мечта все равно не опередит перспектив нашей партии. Между живой и мертвой природой будет проложен вечный мост
.

Завтра - 100-летие Октябрьской революции. А с Екатеринбургом связаны зловещие альфа и омега советской эпохи - закат Николая II и восход Бориса Ельцина. Об этих двух персоналиях Екатеринбурга - в следующих двух частях.

ЕКАТЕРИНБУРГ (2009-2016).
Виды с "Антея" (2010)
Виды с "Высоцкого" (2016)
Екатеринбургский метрополитен (2009-2015).
Центр
Вокзал и окрестности (2015-16).
Проспект Ленина (2009-2016). Пост серьёзно отредактирован.
Плотинка и пруд. (2009-2016). Пост серьёзно отредактирован.
Улицы Малышева и Вайнера (2016). В основном конструктивизм.
Прочее в центре (2009-16). В основном дореволюционка и храмы. Пост серьёзно отредактирован.
Районы
Втузгородок и Шарташ (2016).
Уралмаш (2010).
Эльмаш (2016).
Химмаш, Уктус и Нижне-Исетск (2016).
Верх-Исетск (2010).
Город-спутник Верхняя Пышма (2016).
Начало и конец СССР. Наследие персоналий.
След Николая II (2016)
След Ельцина (2016)
Tags: Урал, дорожное
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 95
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →