varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Перед Алтаем. Белокуриха и немного Барнаула.



Разобравшись в прошлых постах с "долгами" старых поездок, начинаю наконец рассказ о долгом-долгом путешествии на Алтай в августе-сентябре этого года. Для разогрева покажу немного Алтайского края - виды с самолёта ясным утром, знакомый Барнаул проездом и самый скучный на свете город-курорт Белокуриха (15 тыс. жителей).

С Алтайским краем, этим странным Сибирским Черноземьем, в основном степным регионом, в Большой Алтай попавшим скорее по недоразумению, я знаком неплохо. Барнаул, Бийск, Змеиногорск, Колывань с озером Саввушка я видел ещё в 2011 году; и тогда же пару месяцев спустя выезжал через Рубцовск из Казахстана. В 2017-м, так же по пути из Казахстана, я проезжал Славгород, курортное Яровое и немецкий Гальбштадт, о которых уже успел рассказать недавно. В общем, этот пост про Алтайский край - не путеводитель, а штрихи к портрету. И вот, после муторной посадки на ночь глядя чуть-чуть подремав в самолёте, утром я увидел в иллюминаторе разлинованные в клеточку поля Алтайского края - ту самую поднятую целину, навсегда защитившую Россию от неурожаев:

2.


Вас, наверное, озадачила тёмная полоса на кадре выше? Это не река, а Ленточный бор - такой феномен Алтайского края: сосновные леса посреди степи, тянущиеся узкими полосами на сотни километров. Ещё более потрясающе они смотрятся на спутниковом снимке. И даже в степи не бывает таких прямых рек - боры привязаны не к рекам, а к определённым горным породам и древним отложениям, слои которых в результате геологических процессов оказались расположены горизонтально. С самолёта я наблюдал начало Барнаульского бора - лентой 5-километровой ширины он тянется на 550 (!) километров от Оби у Барнаула до Иртыша у Семипалатинска, кое-где сливаясь с широкие лесные "оазисы" с соседним Касмалинским бором.
А вот и сама Обь впереди петляет - здесь она ещё молода, и совсем не похожа на флегматичную реку-мать, какой я видел её в Югре и на Ямале.

3.


А на реке - город в дорожной петле. И если на высоте самолёта уже яркое солнце, там ещё туманный рассвет:

4.


Самолёт делает эффектный круг над Барнаулом, и 600-тысячный город, четвёртый по величине в Сибири, в какой-то момент просматривается от края до края:

5.


Довольно интересный барнаульский центр отсюда не виден, а если и виден - то разве что с другого борта при посадке. Он у автодорожного моста правее тех трёх заметных "свечек", а здесь в кадре совмещённый мост на другой стороне обской излучины:

6.


Но чем хорош Барнаул - это панорамой своих многоэтажек, образующих весьма узнаваемый абрис:

7.


Вот и маленький тихий провинциальный аэропорт, народ с самолёта после часа ожидания багажа расходится по встречающим машинам, и лишь несколько непрекаянных, включая меня - к автобусной остановке:

8.


Автобусы из аэропорта к вокзалу ходят где-то раз в полчаса. Через город мы ехали неимоверно долго, и кроме садоводств близ аэропорта - почти всё по прямой. По дороге - вот такой сюжет:

9.


О Барнауле я в трёх частях рассказывал в 2011 году (Столица Рудного Алтая. || Проспект Ленина. || Старый город.) - это город с очень интересной историей, начинавшийся в 18 веке как всероссийский центр цветной металлургии, затем ставший купеческим городом и наконец столицей российской части Целины.

9а.


В 2017-м я здесь бывал лишь в районе вокзала. Автобус высадил меня у длинной трибуны стадиона "Локомотив". А трамвай в российских городах последние лет 5-10 смотрится как привидение - если не закрыли систему, то кажется, что закроют вот-вот.

10.


Мимо базарчика, мимо Мемориала Славы, похожего на курган со множество Вечных огней, мимо пары железнодорожных вокзалов разных эпох я вышел к огромному автовокзалу на той же площади. Перед ним, на постаменте - ГАЗ-АА (1936-49), знаменитая "полуторка", одна из первых машин Чуйского и Памирского трактов.

11.


Три недели спустя, впрочем, на том же постаменте стояла "Победа":

12.


А вот фургончик с мороженным - не экспонат, но ещё более редкая в России "Ныса-521", делавшаяся в 1969-94 годах в Польше.

13.


В обратный приезд я познакомился и с задворками автовокзала, куда выходит хозяйство станции. Позади к тому времени были уже весь наш Горный Алтай и Монгольский Алтай, а на Казахский Алтай я ехал через Семипалатинский ядерный полигон, где меня ждала фирма "Тогас-Интурсервис" в рекламную поездку. Поэтому мне надо было пристроить в хостел Ольгу, чтобы отдохнув денёк, она нагнала меня уже после тура. В той стороне на карте значилось два самых дешёвых в городе хостела с неплохими отзывами, и мы пошли к ним мимо путейских домиков и водонапорной башни времён строительства Алтайской железной дороги (1913-15):

14.


И вдруг из-за угла....
-Плазма есть? А если найду?! Лады, земеля, по глазам вижу...

15.


Первый хостел "Барнаул" был буквально в 300 метрах от вокзала. И смотрелся он неплохо, а у входа стоял чей-то байк, но тётка на рецепшене увлечённо смотрела ток-шоу про актёра Панина, которого маленькая дочка увидела голым, и жена решила вынести это на публику. Претензии друг к другу актёр и супруга озвучивали очень поставленными голосами по ролям, в тайне явно думая, в каком ресторане обмывать гонорар за шоу. А тут мы пришли с большими рюкзаками, и в общем тон администраторской тётки, наверное раньше встречавшей постояльцев рабочей общаги, совершенно отбил желание здесь останавливаться. Ещё с километр под 20-килограммовыми рюкзаками мы прошли до хостела "Пионер", запрятанного во дворах у проспекта Ленина, за парой весьма симпатичных сталинок. Но у входа мы увидели надпись "Гостиница, сауна", на другой стороне двора маячил купол рынка, а в пошлом цветастом фойе обнаружилась целая толпа очень мутного вида личностей из Ближнего Зарубежья. Я не мог отделаться от чувства, что привёл свою напарницу в бордель, а в чистенькой комнате уже расположившаяся женщина средних лет при виде Ольги обрадовалась: "О! Если что, будем вместе держаться!". В общем, пока администраторша отошла разобраться с мутными личностями, мы быстренько слиняли и пошли обратно в "Барнаул" - уж лучше хамоватая администраторша, чем злачное место. И в общем как не полюбил я Барнаул в 2011-м, так и в 2017-м уезжал отсюда с облегчением - город красивый, интересный, самобытный, но не вызывающий желания задержаться.

16.


Байк у хостела, как мне позже рассказала Оля, принадлежал молодой перуанке, ехавшей через всю Евразию. А по пути на Алтай в автобусе со мной ехали две девушки из Нидерландов. Они добирались сюда через Петербург, Москву и Екатеринбург, но вообще Барнаул - не исключаю, что самый посещаемый иностранцами город России после столиц. Только посещают они его сугубо транзитом, скорее всего даже не ночуя - из Казахстана в Монголию, а оттуда в Китай (виза-то однократная!) и дальше в Юго-Восточную Азию.
В Нагорном парке, что запомнился мне в 2011 году жутковатым заповедником приматов вида "гопник вульгарис", с моего прошлого приезда успели воссоздать церковь Иоанна Предтечи (1857). При Советах тут была региональная ВДНХ, а до неё - кладбище.

17.


Тот автобус шёл в Горно-Алтайск, но Республику Алтай я придержу до следующей части - первой из двух десятков. А чтобы закрыть тему Алтайского края, сейчас отправимся в Белокуриху, куда мы с Ольгой почти спонтанно заехали на обратном пути, после ночи в переполненном автобусе. О Белокурихе, расположенное в 40 километрах от Бийска, в предгорьях лесистого алтайского отрога, я знал, что это единственный за Уралом, то есть крупнейший в Сибири и на Дальнем Востоке, курорт федерального значения (ака "всесоюзная здравница"). Надо заметить, Сибирь большая, а где-то отдыхать не за тридевять земель её жителям хочется. Поэтому в Алтайском крае как самом тёплом месте Сибири курортное дело развивается в последние годы неплохо - я уже показывал Яровое, где народ купается в солёных озерах, ну а в Белокуриху ездят за радоновыми ваннами, горными лыжами и лесным воздухом. Есть даже прямой автобус Яровое-Белокуриха, и чуть ли не им мы и ехали сюда из Бийска.

18.


Белокуриха встретила многоэтажками с граффити на торцах, далёкими зелёными горами и кабаком-мельницей у автовокзала. Старая Мельница - один из символов Белокурихи, с той лишь оговоркой, что как таковой мельницы тут нет - некогда она замыкала самый живописный в окрестностях курорта терренкур, сохранивший её в своём названии. И хотя автовокзал находится за пределами курортного района, первым ощущением от Белокурихи было - ЧИСТОТА. И улиц, и горного воздуха. Или вернее - сам воздух здесь настолько чист и сладок для многоэтажного города, что если и есть грязь под ногами - она просто не проникает в сознание.

19.


Впереди - гора Церковка, названная так из-за скалы в форме храмовой маковки. Снизу скала, впрочем, не видна, но туда можно подняться по канатной дороге. Так и нарисовался маршрут - по главной улице вдоль речки Белокуриха дойти пешком до подъёмника, полюбоваться сверху городом, а спустившись, может быть пешком - ехать обратно на автовокзал.

20.


За широкой площадью с двух прошлых кадров, представляющей собой ни что иное, как заровненный стадион, Советская улица меняет название на улицу Мясникова. Здесь начинается курортная зона с огромными многоэтажными санаториями, большинство из которых были построены в 1980-е годы:

21.


Но здесь же - и единственный памятник "докурортной" Белокурихи, изба крестьянина Герасима Тырышкина (1911), ныне занятая библиотекой. Село Белокуриха в 10 километрах ниже нынешнего города известно с 1803 года, и название своё получила от никогда не замерзавшей речки, над которой в морозные дни курился белый дымок. По другой версии, у алтайцев речка называлась Беле-Кур, то есть "Рябиновый мост" из-за смыкавшихся над водой зарослей рябины. Она начиналась в горах из тёплых ключей, ближе к которым в 1846 году выросла деревня Новобелокуриха. Заселившие её крестьяне по прошествии нескольких лет стали замечать, что у Василича больше не отнимаются ноги, подслеповатый Иваныч глядит орлом, а бесплодная Гавриловна ходит брюхатой. Вскоре о свойствах райской долины прослышал барнаульский учёный Степан Гуляев, в чей дом захаживали светила вроде Альфреда Брема или Петра Семёнова-Тян-Шаньского, и приехав на Белокуриху в 1867 году, взялся создавать здесь курорт. Тогдашняя Белокуриха состояла из колодцев, "ванных бараков" и крестьянских изб, куда принимали на постой гостей из Барнаула, Бийска, Томска или Семипалатинска. И хотя в 1868 году курорт был разрушен наводнением, а в 1889 - пожаром, каждый раз он отстраивался и понемногу развивался. К началу ХХ века тут ежегодно отдыхало порядка 300 человек - по тем временам не так уж и мало.

22.


Всерьёз за курорт в алтайских предгорьях взялись в 1920-х годах, но лишь к 1970-му году Белокуриха получила статус "всесоюзной здравницы", а сама по себе стала городом и вовсе в 1982 году. Белокуриха и Яровое - самые молодые города Алтайского края, а курортное дело - самая молодая его отрасль хозяйства.

23.


Очередной скверик с парой памятников - ближе по ходу нашего движения скульптура "Во славу медицинских работников" с клятвой Гиппократа, дальше - одинокий, но свойский Ильич, приехавший сюда инкогнито поправить здоровье.

24.


Здравницы нынешней Белокурихи рассчитаны на 5000 мест, а в год её посещает порядка 200 тысяч отдыхающих. Более всего Белокуриха чем-то неуловимо напомнила Трускавец, только раза этак в три уменьшенный. Тем не менее сюда периодически наведываются "первые лица", регулярно устраиваются какие-нибудь форумы да конгрессы, ну а местные времени даром не теряют.

25.


Белокуриха оказалась весьма бедна курортной архитектурой, и пожалуй самое интересное в ней - это ассортимент товаров для курортников. Всё это и в Республике Алтай продают, но тут - как-то более разнообразно и концентрирванно. Например, алтайские бальзамы (не впечатлили) и живица:

26а.


Стрёмные снадобья, в ассортименте которых не хватает разве что толчёных скорпионов:

26.


Всё от марала - потому что без марала на Алтае никуда, и о мароловодстве я ещё отдельный пост напишу:

27а.


Отличные алтайские сыры порой и в Москву заносит, а тут на них специализуруются целые магазины:

27.


А могут и пиявок наставить, и ещё каким-нибудь экзотическим способом полечить - тут уж душа мера:

28.


Между тем, мы пришли непосредственно к источникам. Будка на кадре выше - это Змеиный колодец, название которого вызывает у меня в памяти лишь какой-то смутный фильм из 1990-х про ужасы русской глубинки. На самом деле просто здесь вода была 38 градусов, и на тепло со всех окрестных гор сползались змеи. Этот источник был самым мощным, и именно на нём в 1867 году Гуляев построил первую купльню - то есть, отсюда пошла Белокуриха. За павильоном 1930-х годов - и самое примечательное здание города, старая Радонолечебница (1938), ныне занятая городским музеем имени Гуляева.

29.


Перед ним - быстрая речка Белокуриха с многочисленными бюветами по берегам:

30.


Все они заперты, а вода поступает в санатории. На самом деле это правильно - из крестьян здешних кто-то вылечился, а кто-то, уверен, раньше времени загнулся - минералку прямо из источника, тем более такую, как здесь, надо использовать предельно осторожно.

31.


Водолечебница считается единственным историческим памятником курорта. Но за речкой напротив неё симметрично стоит здание явно тех же лет. Я встречал упоминание о первом санатории и курортной поликлинике, построенных в 1928-33 годах - может быть, это оно?

32.


По соседству - санаторий "Белокуриха" с пугающе огромным корпусами (1979). При виде спутникового снимка на их крышу так и просится солнечная батарея:

33.


А на лавочке под ёлками с заглавного кадра восседает бронзовый Ефим Славский - "атомный министр" СССР, возглавлявший Минсредмаш в 1957-86 годах. В этом и ключ к понимаю Белокурихи - между Семипалатинском и Томском, ЗАТО Енисея и Зауралья, Омском с его ракетными заводами и Новосибирском с его ядерными институтами Академгородка сложно было бы найти другой столь подходящий по расположению курорт. К тому же с 1907 года было известно, что здешние воды - радоновые, и видимо принцип "лечить подобное подобным" оказался применим и к радиоактивности. Словом, Белокуриха расцвела как Атомный курорт, хотя такая её роль давно уже в прошлом. Сейчас, говорят, она популярна у жителей Крайнего Севера, которым настоящий юг слишком знойный.

34.


Главная улица вновь меняется название - теперь с Мясникова на Славского. Грузный город "для своих" остаётся внизу, а выше вдоль речки земля идёт складками гор и тянется чисто курортная зона.

35.


За поворотом - импровизированный этнографический музей по мотивам водяной мельницы. На бочке - видать, спонсор. "Бочкари" и лимонады делает отличные, я всю поездку в Алтайском крае пил имбирный.

36.


Напротив мельницы - базарчик:

37.


Здесь и продают все эти струю кабарги и медвежью желчь. А ещё - алтайский мёд и всякие носочки-варежки-коврики:

38.


Если район от избушки до водолечебницы я бы назвал Нижним курортом Белокурихи, то здесь - Верхний курорт, от города закрытый зелёной горой. На площади нет ничего, кроме кафешек, магазинов и отелей:

39.


Справа на кадре выше - ресторан "Пятое колесо", довольно дорогой, но очень дружелюбный. Мы зашли сюда воспользоваться вай-фаем, и просидев около часа (были неотложные дела) ушли, так ничего и не заказав. Был бы я голоден - наверное, не удержался бы, но перед посадкой на автобус мы перекусили ещё в Бийске. Официантки и администратор явно всё понимали, и даже не подходили к нам.

40.


На обороте обложке меню сказано, что управляющие рестораном Галина и Евгений Елфимовы - его хозяева во втором поколении, а существует заведние уже 17 лет. В общем, можете считать это рекламой - за вай-фай без вопросов! С вай-фаем в Белокурихе, видимо, неважно, потому что до "Пятого колеса" мы безуспешно заходили в его поисках в ещё несколько не столь пафосных заведений.

40а.


Над площадью, как наша страна над картой мира, довлеет санаторий "Россия", на который приходится где-то 15% вместимости Белокурихи.

41.


У подножья - Никольская церковь (2003) и собственный "въездной знак" санатория с закосом под Эрнста Неизвестного:

41а.


Фонтаны и скульптуры на площади:

42.


А "Россия" оказалась настоящим курортом в курорте:

43.


Попался вот такой сюжет - работник привёз в санаторий что-то очень белокурящееся (скорее всего жидкий азот для охлаждения оборудования и криотерапии):

44.


Потом накрапывавший дождь вдруг хлынул, словно из ведра. Переждав его немного в церкви (оказавшейся просто ближайшим помещением), а немного под навесом торговых рядов, мы поймали маршрутку до самого верха. В недолгое "окно" дождя мы поднялись к канатной дороге на Церковку - но обнаружили, что подъёмник не работает, потому что, видите ли, в такую погоду и желающих особо нет. Длина канатки - 2 километра, перепад высот - 550 метров, и прогулка на такую высоту и по хорошей-то погоде бы не прельщала. Фотографии скал на Церковке есть здесь, а мы поспешили на обратную маршрутку, так как дождь полил с новой силой.

45.


И в общем в Белокуриху если и стоит заезжать - то только ДО Горного Алтая, когда все эти таёжные сопки, скалы, бурные речки, пантованные ванны и развалы с мумиём ещё не примелькались. Белокуриха, кажется, очень хороший курорт по российским меркам - но очень скучный город. И ещё мне на курортах почему-то очень часто не везёт с погодой - Трускавец, Кисловодск или Пярну я точно так же осматривал под дождём, а Светлогорск или Зеленогорск и вовсе под метелью.

В Бийске подземный переход под Чуйским трактом сулил Золотые горы, как обычно (хотя и неверно) переводят название Алтай:

46.


Сам манящий Чуйский тракт у моста через Бию. О Бийске я в 2011 году писал в двух частях (Старый город и все остальное).

47.


За мостом, но ещё далеко не на выезде - "трёхтонка" ЗиС-5 на постаменте как памятник "Строителям и водителям Чуйского тракта" (2002). Официально Чуйский тракт начинается в Новосибирске, но Чуйский тракт "по умолчанию" - именно отсюда и до конца Республики Алтай, до Ташанты на монгольской границе.

48.


Чуть дальше по тракту - Сростки, родное село Шукшина и реальное место действия большинства его рассказов. Там не только есть дом-музей и памятник писателю, но и о пирожках с картошкой с придорожного базарчика слагают легенды (впрочем, есть мнение, что пирожки уже не те). Однако Сростки в обе стороны мы проехали без остановок. В следующей части - о знакомых и незнакомых местах ligt-версии Алтая - Горно-Алтайск, Майма, Чемал, Камлак, всё недалеко от въезда в Республику.

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и оглавление серии.
Русский Алтай
Перед Алтаем. Барнаул и Белокуриха.
Перед Алтаем. Горно-Алтайск, Майма, Камлак.
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. Туризм на Алтае.
Телецкое озеро.
Улаганский тракт. От Балыкчи до Каменных грибов.
Улаганский тракт. Кату-Ярык и Пазырык.
Улаганский тракт. Улаганский перевал и застава Степаныча.
Чуйский тракт из Акташа на север. Акташ - Белый бом.
Чуйский тракт из Акташа на север. Кензер-Таш - Чике-Таман.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Курайская степь.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Чуйская степь.
Усть-Кан и Кырлык.
Уймонская долина. Верхний Уймон.
Уймонская долина. Усть-Кокса, чудеса и чудики.
Аккемская тропа. Тюнгур и путь наверх.
Аккемская тропа. Аккемское озеро.
Аккемская тропа. Ярлушка и Семь озёр.
Аккемская тропа. От часовни вниз до Тюнгура.
Монгольский Алтай - посты будут!
Казахский Алтай - посты будут!
Неалтайский Казахстан
Алма-Ата. Общее-2017.
Алма-Ата. Талгарский перевал, или поездка за облака.
Четыре Чарынских каньона.
Иссык. Курганы, станица и озеро.
Астана. Разное-2017.
Астана. Продолжение бульвара Нур-Жол.
Степной Алтай (обратная дорога)
Славгород.
Павлодар - Кулунда - Яровое.
Гальбштадт. Немецкий национальный район.
Tags: "Атомная быль", Сибирь, дорожное, курортное, природа
Subscribe
promo varandej august 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments