varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Чуйский тракт. Часть 4: Чуйская степь



В этой Чуйской долине не растёт конопля. В ней вообще мало что растёт, потому что зимой морозы доходят до -60, безморозный период длится меньше двух месяцев, под землёй десятки метров вечной мерзлоты, и ко всему прочему это ещё и самое засушливое место России. Чуйская котловина перед границей Монголии - одно из самых малопригодных для жизни мест, что я видел, но даже на фоне благодатного цветущего Алтая она впечатляет своей холодной страшной красотой. В прошлой части я показал её "столицу" Кош-Агач, а теперь съездим вбок и вперёд до конца по тракту - в Тархату и Ташанту соответственно.

...В прошлой части я рассказывал, как в Курайской степи меня подобрала Лида - учительница из Нового Бельтира, ездившая в Барнаул за книгами для сельских библиотек. Интеллигентнейшая женщина, крещёная алтайка, повезла она меня не бесплатно, но так хорошо мы по дороге разговорились, что я не стал сходить у святилища в Орталыке (как собирался изначально), а ближе к Кош-Агачу она предложила мне съездить на Тархату, где сохранилась древняя обсерватория. "Я могу сама отвезти, если муж разрешит, или он отвезёт, если время будет", сказала она, и уладив свои дела в Кош-Агаче, позвонила домой. В итоге везти меня решил её муж, и попросил за это 800 рублей, что я счёл приемлемыми для местных условий. Так, не задерживаясь в Кош-Агаче, мы поехали в Бельтир. Взгляд назад, и обратите внимание на лучшие дома посёлка. Когда вам кто-то будет говорить, что "в этой стране хорошо живут только чекисты", помните, что в Кош-Агачском районе Алтая это правда так: самое комфортабельное жильё здесь строится на деньги ФСБ для семей пограничников.

2.


Впереди показалось здание, в котором сложно не признать заброшенный аэровокзал:

3.


А за ним нашлась и взлётка, из машины казавшаяся грандиозной. Малая авиация по Алтаю не летает с 1990-х годов, сюда последние рейсы садились в 2003-м, и были это борта МЧС после Чуйского землетрясения. Есть планы реконструкции этого аэропорта чуть ли под международный класс для промежуточных посадок трансъевразийских перелётов. Но как верно кто-то заметил на одном форуме, активнее всего отсюда будут летать не в Москву и не в Новосибирск, а в Астану.

4.


Алтайцев и казахов в Чуйской котловине примерно поровну. Казахов чуть больше, потому что они преобладают в Кош-Агаче, но в целом по долине больше теленгитских сёл. Крупнейшее из них - Новый Бельтир (1,3 тыс. житлей) в прямой видимости от Кош-Агача.

5.


На въезде - скотоприёмник. Этой корове жить осталось несколько минут:

6.


А сам Новый Бельтир впечатляет своим простором прямых улиц, однотипностью и ухоженностью домов. Лида говорила, что он спланирован в форме солнца, однако по карте это скорее самолётик, такой Бразилиа сельского масштаба. От просторной ветреной площади улицы красиво расходятся под разными углами, и в перспективе каджой - бело-синие горы:

7.


И на каждой улице - свой тип домов. Новый Бельтир был построен в чистом поле в 2003 году, и как в Славутиче каждый квартал строила своя ССР, так и здесь есть Барнаульские, Бийские, Абаканские и прочие дома - увы, я не вспомню сейчас, какие где. Ну а строить посёлок в то не самое хлебное время стали, конечно же, не от хорошей жизни - 27 сентября 2003 года Старый Бельтир был разрушен Чуйским землетрясением. Каким-то чудом тогда обошлось без жертв: увидев панику животных, начавшуюся за полтора часа до удара, многие покинули свои дома, да и дома скорее накренились и потрескались, чем рухнули на своих хозяев. Пострадало тогда много сёл, и подобные тем, что на кадре ниже дома я уже показывал в Чаган-Узуне. Но далёкому Бельтиру не повезло особенно - восстановление его признали нецелесообразным и решили строить Новый Белтир поближе к Кош-Агачу. Возможно, таким образом пытались уравновесить казахский райцентр новым теленгитским предместьем, но как бы то ни было, Бельтир оказался перенесён на 30 с лишним километров. Его жители теперь ближе к магазинам, банкам, терминалам сотовой связи, но - дальше от своих сенокосов, до которых теперь 60 километров пути по бездорожью. Многие вернулись в Старый Бельтир, и сейчас там живёт несколько десятков человек. Среди путешественников некоторые считают посёлок-призрак с огромными трещинами в стенах и земле самым интересным местом Чуйской котловины, и во всяком случае туда, на мой взгляд, есть смысл заехать - я видел города и сёла, разрушенные временем; видел города и сёла, разрушенные войной, но ещё ни разу не случалось видеть разрушенного ударом стихии.

8.


Я пытался расспросить Лиду о землетрясении, но рассказать она ничего толком не смогла - честно пыталась, но речь её становилась путаной, а фразы словно обрывались. Я понял лишь одно - в стихийном бедствии страшнее, чем даже на войне. Тогда на глазах у людей рушились целые горы, а из земли хлестала вода - возможно, из растаявшей вечной мерзлоты. Сами ощущения от землетрясения Лида описала "как будто трактор едет", и вот преставьте себе обстановку своей квартиры в едущем по бездорожью тракторе.

9.


Мы заехали во двор Лидиного дома, и навстречу нам вышел землистый мужик в камуфляже... я забыл его имя, кажется Алексей. Муж учительницы Лиды работает трактористом на сенокосах, и на своей "буханке" возит сено оттуда в село. В дни моего приезда он оказался в "вынужденном отпуске" - проехав 60 километров до сенокосов, бельтирцы обнаружили, что там снега по щиколотку и вернулись в посёлок ни с чем, ждать следующего "окна" между горными снегопадами. В чистом доме с большой печкой мы первым делом сели обедать, и попробовав вермишелевый суп с плававшими в нём кусками тёмного морщинистого мяса, я сразу узнал вкус - суп был сварен из яка, или сарлыка, как называют здесь этого мохнатого горного быка. Сарлыков сами Лида и Алексей не держат, но держат многие их друзья - в здешнем климате это самая живучая скотина. Ещё тут разводят верблюдов и вездесущих баранов, но я не видел в Чуйской степи вообще никакого скота. И логично бы предположить, что летом скот пасётся на горных джайляу, но здесь всё наоборот - летом скот гонят в долину, а зимой в горы, потому что в долине образуется морозный омут до самой весны. На второе была картошка с грибами, а на десерт неимоверно вкусное варенье из облепихи и травяной чай. Пообедав, Лида ушла в домашние дела, а мы с Алексеем сели в "буханку".

10.


На самом деле до Тархаты (вот кстати, спорим, что вы не сразу заметили, что она ТарХАта, а не ТарАХта?) при желании можно доехать и автостопом - она стоит прямо у самой оживлённой из боковых дорог Чуйской степи, ведущей в Джазатор. Так в обиходе, по реке, называют село Беляши (1,3 тыс. жителей), самый далёкий и труднодоступный населённый пункт Алтая. Джазатор стоит у ворот знаменитого плато Укок, этого Алтайского Памира на стыке России, Монголии и Китая. В самом Джазаторе, судя по чужим фотографиям, природа неколько гуманнее, чем в Чуйской котловине и больше напоминает соседнюю Курайскую степь, где есть высокая трава и лиственницы. За ближней грядой - погранзастава Солонешное, и я точно не знаю, можно ли проехать в Джазатор без пропуска погранзоны.

11.


Но пылят по этой дороге многие, и судя по таким вот конструкциям - не только местные. На заднем плане - Северо-Чуйский хребет (4173м):

12.


Но сколько ни ездили мимо Тархаты  (название - тоже от речки) пограничники и скотоводы, а учёные до этих мегалитов добрались лишь в 1994 году. И пришли к осторожным выводам, что Алтайский Стоунхендж (а как ещё его могли прозвать туристы?!) был построен в бронзовом веке как обсерватория: камни в его 60-метровом кольце сориентированы по сторонам света с точностью до градуса. Обсерватории архаичные земледельцы и скотоводы так любили отнюдь не ради поисков внеземной жизни, а потому что научившись пахать землю и разводить скот, они быстро поняли, что для успешного ведения хозяйства им нужен календарь. И вот когда Венера восходила над пятым камнем, а тень шестого камня накрывала восьмой - старейшины возвещали, что пришло время гнать скотину в горы.

13.


Хотя ведёт к мегалитам пыльнейшая грунтовка, рядом с ними поставлен информационный стенд, а у стенда обнаружилась и машина с туристами. Парни были разочарованы: "Ну что, впечатляет? Прикинь, и вот ради этого мы 20 километров тряслись! Нам тут ещё какие-то петроглифы обещали!". Женская половина экипажа, впрочем, выглядела довольной, а петроглифы нашёл и показал ребятам я:

14.


Потом они уехали, и мы остались здесь одни с Алексеем. Слева из-за гряды выглядывают белки Южно-Чуйского хребта (3940м):

15.


Мегалиты Тархаты все разных форм и размеров, и самый крупный валун примерно 6 на 5 на4 метра. Вес их, думаю, никто ещё не вычислял. Самая же интересная особенность в том, что часть камней тут намагничены, то есть отличаются по своей магнитной активности и от окружающей местности, и от соседних глыб.

16.


Эти камни не так впечатлили бы вне окружающего пейзажа. На кадре выше - очерчивающий котловину с юга хребет со звучным названием Сайлюгем (3502м), на кадре ниже острые пики хребта Чихачёва (4029м), уходящего на восток.

17.


Самый вычурный камень Тарахты называется Колыбель Сартакпая - так звали богатыря из алтайского эпоса, и в общем на богатырскую люльку этот валун действительно похож. "Спинка" его, обратите внимание, вся в петроглифах:

18.


А рядом молодые алтайки оставляют дары, чтобы сыновья их росли могучими, как Сартакпай:

19.


Петрглифы тут есть и на других камнях. Как я понимаю, все они тюркские, этих архаров с солнцеподобными рогами не спутать ни с кем:

20.


Из под камня вылез какой-то смешной зверёк (скорее всего пищуха-сеноставка), часто-часто зашевелил носом и щеками:

21.


Я решил подняться на холмы, подумав, что Каменное кольцо Тархаты будет лучше смотреться сверху, и Алексей, которому было никуда спешить, пока не стает снег на сенокосах, не возражал. Собственно искомый вид - на заглавном кадре, а вот панорама долины с Курайским хребтом, отделяющим от неё Улаган:

22.


А вот хребет Чихачёва со своим зубастым абрисом хоть пониже их, но смотрится не хуже, чем Заилийский хребет Тянь-Шаня или Заалайский хребет Памира. Более всего Чуйская котловина похожа именно на Высокий Памир, только без горной болезни - на 2 километра ниже, но на 10 градусов севернее.

23.


Отуда-то со стороны Джазатора приехала буханка, и вышедшие из неё алтайцы разбрелись по Тархате да встали среди камней, словно молясь им:

24.


Дорога к Чуйскому тракту, с которой мы в какой-то момент свернули к Новому Бельтиру прямо по степи. Напоследок напоив чаем с облепиховым вареньем в своём гостеприимном доме, Лида отвезла меня в Кош-Агач:

25.


И заселившись в гостиницу, я пошёл гулять по посёлку - но кадры с той прогулки в прошлой части. Оля в Москве долго собиралась и быстро ехала, и речь в данном случае не про Ольгу на джипе, а про Ольгу-автостопщицу. Поэтому теперь, созваниваясь с ней каждые два часа, я не знал, успеет она или нет - утром проезжала Бийск, к вечеру была где-то под Онгудаем, а голос её звучал смертельно усталым и сорванным. Ещё до отъезда я согласился её подождать день (и использовал этот день на поездку из Акташа к Чике-Таману), но следующим утром твёрдо решил ехать в Монголию - хоть вдвоём, хоть в одиночку. И чем больше дело шло к тому, что Оля не успеет, тем меньше мне хотелось ехать одному. Через Кош-Агач то и дело проезжали машины в росписях и наклейках, а в гостиницу заселилась шумная компания израильских бэкпекеров:

26.


Лида нашла методом опроса монгольскую казашку на базаре, которая сказала, что утром в Улгий едет её сын. Но через некоторое время у меня зазвонил телефон, и женский голос с очень сильным акцентом едва-едва объяснил, подбирая слова в корвых фразах, что они не едут. "Но кто-то же поедет?" - рассудил я, и пошёл в "Марию-Ра" покупать себе ужин и завтрак. У выхода из магазина ко мне вдруг подошёл неряшливый дядька с выразительными глазами и расстёгнутой ширинкой:
-Привет, брат!
-Здрасьте, - я ожидал, что сейчас у меня попросят на водку.
-В Монголию машину нашёл?
-Нет. А откуда знаете, что ищу?
-Ээээээ, брат! Я из Монголии. Бахытхан меня зовут. Завтра поедешь?
Я задумался. Бахытхан выразительно почесал яйца. Но поскольку я не знал, каким должен быть потомок Чингисхана или монгольский казах (забегая вперёд - очень разным), я решил не брезговать, и сказал, что пока не знаю, один я поеду или нас будет двое. Просил он в любом случае по 500 рублей с человека - извоз в Монголии дёшев. На словах "утром поговорим!" мы разошлись. Машины с красивыми монгольскими номерами у кош-агачского базара можно видеть часто, и самое впечатляющее в этих номерах - то, насколько они короткие: бувенный код аймака да 4 цифры. Монголия только на карте огромна, а по населению это страна масштабов Латвии, и короткие в ней все номера - хоть машин, хоть телефонов.

26а.


...Оля приехала глубокой ночью - предпоследняя машина довезла её до Акташа и высадила в темноте, но рискну предположить, что правило "ночью не уедешь" на алтайских дорогах верно только для мужчин, а вот одинокую женщину из темноты подхватят охотнее, чем при свете дня. Интеллигентный кош-агачский паренёк довёз Олю прямо до гостиницы, и быстро обменявшись впечатлениями, мы легли спать - времени на сон оставалось немного.
На самом деле собираясь в Монголию, надо отбросить представление о том, что "лучше прийти на два часа позже, чем опоздать на пять минут" - я встал в 7 утра и ходил между "Марией-Ра" и базаром, не видя никаких признаков отправляющихся в Монголию машин. Местные таксисты просили до Улгия кто 4000, кто 8000, и зная, что монгольские возят по 500 рублей с человека, на такое согласиться я не мог. С одним из таксистов разговорились, и он много рассказывал о проезжающих здесь туристах - самым экзотическим экземпляром был финн, не спеша путешествовавший по просторам Евразии в телеге с лошадью. Там у него было и спальное место, и велосипед, как надувная лодка на яхте. Но пограничники его не пропустили, классифицировав лошадь как "продукт животноводства", провоз которых через русско-монгольскую границу запрещён.
Когда я уже принял решение идти на трассу и ехать стопом, ближе к 10 часам, вдруг появился Бахытхан. В УАЗа-козлика он впихнул кучу своих тюков (ездят сюда из Монголии не столько продавать, сколько покупать), пару крупных женщин (скорее всего двух жён - как мне обясняли, у монгольских казахов, особенно сельских, это не редкость), наши рюкзаки и нас самих. Окно в УАЗе не закрывалось совсем, но и не открывалось для удобной съёмки, в моторе что-то навязчиво тарахтело, в ногу упирался какой-то рычаг, и мы ещё не знали, что в Монголии это норма. Тот же таксист, что рассказывал про финна на телеге, на мои слова "но современный джип же лучше УАЗа" засмеялся и предупредил: "Ты только в Монголии так не говори - убьют!".

27.


За Кош-Агачем - огромный казахский некрополь, пышный и вычурный, как в Киргизии:

28.


А за некрополем - одинокая сопка Жалгиз-Тобе, где тоже есть петроглифы. Один из них - руническая надпись, в переводе значащая “Животные навьючены, остается тронуться в путь да распродавать товары (облегчая тюки) за достойную оплату”. То есть задолго до Чуйского тракта и теленгито-дербетских ярмарок под той горой формировались караваны, и везли они скорее всего на юг таёжные дары Сибири.

29.


У села Тебелер, давшего название местному типу бугров пучения (на северах их называют булгунняхи, а в Канаде - пинго), дорога раздваивается. Чуйский тракт идёт направо, а налево будут заброшенное село Актал и вполне обитаемая Кокоря. О последней я был наслышан - там живут самые алтайские алтайцы, и остались даже настоящие шаманы. Ещё дальше Кокоринскаядорога дорога ведёт в Туву, и большая её часть - просто калеи по перевалам без какого-либо статуса, которые так любят джиперы. На Улагане мне рассказывали, что из Тувы к ним раньше часто наведывались конокрады, отсюда же коней, бывало, угоняли в Монголию.
Километрах в 15 от развилки по Чуйскому тракту встречает Жана-Аул, в переводе с казахского Новое Село:

30.


И ряд однотипных домиков как бы намекает, что оно действительно новое. Но не настолько, как Новый Бельтир: Жана-Аул построен в 1986 году вместо села Актал, где жить стало невозможно из-за таянья мерзлоты, подъёма грунтовых вод и регулярных подтоплений. Такие вот отголоски кочевой культуры: село хоть и не юрточный курень, но переносят с места на место их в Чуйской котловине как-то уж подозрительно часто. И если Кокоря считается культурным центром местных теленгитов, то Жана-Аул - культурный центр чуйских казахов, у которых здесь есть даже музей.

31.


И верное отличие казахского села от алтайских - новенькая мечеть:

32.


Здесь мы заправились и продолжили путь. Я фотографировал как мог сквозь грязные стёкла. Вот памятник у дороги с характерными тремя лучами - таких много по Чуйскому тракту, но в основном именно в Чуйской степи. Я предположил, что это тамга местных казахов, но вроде как ни у кого из казахских родов такой тамги нет, по крайней мере у живущих здесь найманов, уаков и кереев  точно.

33.


Мимо то и дело проплывали камни на земле. Кокоря за Чуей стоит на реке Юстыд, долина которой - едва ли не самое богатое древностями место на всём Алтае. Там сотни курганов, крупнейшие на Алтае херексуры (курганы с оградами из мегалитов) шириной до 40 метров, менгиры, "дикие" каменные бабы (для России редкость, что в музей не увезены)... Самый красивый мегалит известен как Коновязь Чингисхана, а под горой Печь Чингисхана действительно есть остатки печей - правда, не монгольских, а гуннских. И в них не плавили железо для мечей, которыми пробивали кирасы римлян, а всего лишь обжигали горшки. Вот эти камни у Чуйского тракта - лишь отголоски священной долины Юстыда. На заднем плане стадо, но в пустой степи легко подумать, что село:

34.


С другой стороны монтировали изгородь от снежных перемётов - на дворе был август, но в Чуйской котловине уже веяло скорой зимой.

35.


А вот знакомое название речки Уландрык. В её верховьях и сложилась в 18 веке ярмарка Черукельды, дословно "Войско пришло!" - официально лишь большой привал паломнической процессии дербетов, китайцев и буддийских лам, ходившей по границе к священному дереву Байхагач у Белухи. Казахов здесь тогда ещё не было, а теленгиты и дербеты обменивались русскими и китайскими товарами, с которыми уходили восвояси. Потом паломники ходить перестали, а купцы продолжили, и в начале 19 века образовалась ярмарка у одинокой пары деревьев в степи - так возник Кош-Агач, в переводе Двойное дерево.

36.


А за Уландрыком - Ташанта, последнее село на 941-м километре Чуйского тракта (от Новосибирска), как и все Последние селения - мрачное и абсолютное.

37.


Здесь тоже есть казахская мечеть:

38.


Русский по языку и содержанию лозунг выложен на горе белым камнем, как в Казахстане или Средней Азии:

38а.


На краю села строится церковь - как и всюду на Алтае, деревянная, и как и положено в зоне вечной мерзлоты - на сваях. 3% русских в Кош-Агачком районе, как мне показалось, в основном живут именно в Ташанте. Потому что кому, как не русским, охранять в своей стране границы?

39.


Расписные машины с логотипом "Mongol Rally" и европейскими номерами ехали мимо нас что по Алтаю, что по Монголии все эти дни. На пункте пропуска добрая четверть людей в очереди были иностранцами; многие ночуют на той же речке Уландрык в палатках - граница не круглосуточная, а гостиницы здесь нет. Чуйский тракт - одна из ветвей Великого Бекпекерского пути, где встречаются те, кто ехали из Риги в Гонконг и из Стамбула в Магадан. И в Ташанте эта его сущность наиболее заметна:

40.


Сама Ташанта была основана в 1864 году, когда Чугучакский договор закрепил русско-китайскую границу по перевалу Дербет-Даба, водоразделу Кобдо и Катуни.

41.


Посреди села - памятник Великой Отечественной. В 1941-43 годах Ташанта принимала монгольские караваны на помощь СССР с мясом, тёплой одеждой и цветными металлами переплавленных буддийских реликвий, более 18 тысяч верблюдорейсов из Ховда в Бийск.

42.


"Гуанз" - это не название кафе, это "кафе" по-монгольски:

43.


А в конце Ташанты - тупик, и над границей вьются коршуны - они здесь вместо ворон. В кадр не попали новенькие дома пограничников за забором. Граница здесь неимоверно муторная, но об этом подробнее стоит рассказать в серии Монгольского Алтая.

44.


Но от КПП до окончания Чуйского тракта, до физической границы на Дербетском перевале (2481м) ещё километров 20. Пейзажи вокруг - классическое высокогорье, но всё же не столь мрачное, чем морозный омут Чуйской котловины. Хотя летом самые пронизывающие колючие ветры дуют именно в Ташанте:

45.


В горах я в коем-то веке увидел те самые сенокосы, которыми был занят по осени весь Алтай. И делянки-то здесь совсем крошечные:

46.


...Но Монгольский Алтай, куда ехали мы не с Бахытханом, а с интеллигентным деловитым барнаульцем Сергеем Борисовым, в машину которого перепрыгнули на границе, я оставлю "на сладкое", скорее всего на конец декабря.

47.


А пока что вернёмся назад - с большим трудом выбравшись из Монголии, на окраине Ташанты мы с Ольгой увидели алтайских мужиков у грузовой "газели", и среди них русского парня с хаером. Парень привёз из Барнаула печь для обогрева школы, и по всем документам ему обещали подогнать автокран, а вместо этого прислали компанию алтайцев, вручную разобравших печь и с уханьем да матюками выкинушвих её из кузова на подстеленные шины - вот так выглядит на местности пресловутый "распил бабла". Газелист взял нас с нескрываемой радостью, а уж как обрадовались мы, поняв, что доедем почти что до цели без пересадок! Он работает сугубо на себя, сначала ездил грузовым такси в Барнауле, а потом перешёл к дальним рейсам от Урала до Байкала. Он бывал на самых элитных базах отдыха, даже в пресловутой Резиденции Путина (которая, по его словам, от этих элитных баз не очень-то отличалась), и грузы, что он возил туда из Барнаула, по документам значились доставкой из Москвы. А на обратных путях порожняком он со своей девушкой часто заезжал в красивые места, и в том же Алтае знал каждое ущелье. В общем, с ним ехать было весело, и долгая дорога за перевал Чике-Таман (то есть через места все этих 4 постов) пролетела как миг. Где-то близ Кош-Агача нас обогнала четвёрка байкеров - один из Швейцарии, три из Киргизии.

48.


В следующих частях отправимся на поэтичный запад Республики Алтай - Усть-Кан, Аккемская тропа и Уймонская долина. Начнём с Усть-Кана.

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ серии.
Северный Алтай (Алтайский край/Республика Алтай)
Перед Алтаем. Барнаул и Белокуриха.
Горно-Алтайск (2011)
Чемал (2011)
Перед Алтаем. Горно-Алтайск, Майма, Камлак.
Алтай в общем
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Туризм на Алтае.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. У истоков тюркского мира.
Республика Алтай
Телецкое озеро.
Улаганский тракт. Долина Чулышмана (Балыкча, Каменные грибы).
Улаганский тракт. Кату-Ярык, Пазырык, застава Михалыча.
Чуйский тракт из Акташа на север. Акташ и окрестности - Белый бом.
Чуйский тракт из Акташа на север. Адыр-кан - Чике-Таман.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Курайская степь и Кош-Агач.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Чуйская степь - Тархата и Ташанта.
Усть-Кан и Кырлык.
Аккемская тропа. Тюнгур и путь наверх.
Аккемская тропа. Аккемское озеро.
Аккемская тропа. Ярлушка и Семь озёр.
Аккемская тропа. От часовни вниз до Тюнгура.
Уймонская долина. Верхний Уймон.
Уймонская долина. Усть-Кокса, чудеса и чудики.
Монгольский Алтай - посты будут!
Казахский Алтай - посты будут!
Неалтайский Казахстан - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Степной Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ
!

P.S.
А вот как выглядит "та самая" Чуйская долина в Киргизии, но тоже без древовидной дикорастущей конопли.
Tags: Сибирь, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →