varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Алтай - сердце Азии. Часть 5: маралы и мараловоды



Ещё одна сущность, без которой немыслим Алтай - маралы, даже несмотря на то, что самих этих красивых и сильных животных не так-то просто увидеть. На Русском Алтае, рассказ о котором я закончил в прошлой части Уймонской долиной с её чудесами и чудиками, я постоянно встречал различные проявления мараловодства, а на Казахском Алтае посетил два маральника и пантолечебницу "Баян". Так что пятая часть про Алтай в общем (Особенности и устройство || Нюансы туризма || Религии || Древности и этнография) - ещё и своеобразное "связующее звено" российской и казахстанской серий моего рассказа.

Путешествуя по Алтаю, регулярно видишь в туристических местах подобные магазины, рекламу и вывески:

2.


Самой полезной частью марала считается кровь, ну а панты - это молодые рога, густо-густо пронизанные сосудами. И самое главное - их можно отрезать без вреда для здоровья оленя, потому что уже через год у него вырастут новые. Поэтому один из главных алтайских товаров "для туриста" - это различные пантопродукты на любую болячку и любой способ употребления:

2а.


Забивать марала на мясо - это как резать курицу, несущую золотые яйца. Но в самых туристических местах типа Белокурихи, Чемала или дороги к нему можно отведать и маралятины - её подают в дорогих ресторанах и продают в специализированных лавках вместе с алтайскими сырами и напитками от местных производителей. Говорят, ещё недавно она была достаточно дешёвой, что-то вроде 500 рублей за кило непосредственно у мараловодов, но с ростом туризма стали расти и цены.

3а.


Котлет или жаркого из маралятины мне попробовать так и не довелось - я видел их в вывесках кафе только на Чемальской дороге, и весьма вероятно, что это блюдо не для зашедших одиночек, а для тургрупп по предзаказу. В Белокурихе нам попался магазин, где продавали различные колбаски и мясные чипсы. Здесь же виден и ценник - 2200 рублей за килограмм. Но даже в таком виде да с обилием специй у мяса марала очень яркий и самобытный вкус, не похожий даже на вкус мяса северного оленя. Говорят, маралятина жёсткая - но в таком виде этого не оценить.

3.


В Казахстане "всё от марала" для туристов встречается гораздо реже - но думаю, лишь потому, что граница с Китаем даёт гораздо больше возможностей для экспорта - в восточной медицине панты известны очень давно. Мараловодство было самым выгодным делом ещё для староверов-"каменщиков" Уймонской и Бухтарминской долин - порой они даже огораживали под маральники свои поля, зато потом сбывали маралопродукты в Китай на Кош-Агачской ярмарке. Ныне Китай сам маралов разводит неплохо, а для казахских мараловодов главный покупатель - Корея, куда они отправляют всё, кроме шкур.

4.


Кто собственно такой марал? В Европе его называют благородный олень, в тугаях Средней Азии он бухарский олень, на Дальнем Востоке - изюбрь, в Северной Америке - вапити. Всё это один вид, но разные подвиды, отличающиеся в основном формой рогов и размером. Марал среди всех вариаций оленя - второй по величине после лося: крупный марал больше, чем маленькая лошадь. Средний рост марала в холке - 160см, длина порядка 2,5 метров, вес - более 300 килограмм, а живёт он около 20 лет. От других подвидов марала отличают почти прямые рога без характерной "короны". После северных оленей, которые меньше ослов, марал даже в виде чучела в Горно-Алтайском музее впечатляет размером:

5.


И - характерным гордым профилем. Олень, конечно - но БЛАГОРОДНЫЙ олень, знакомый по гербам европейских феодалов:

6.


Здесь марал - герой не гербов, а легенд и наскальных рисунков:

7а.


У алтайцев Пояс Ориона был известен как Три Маралухи, а сибирские скифы наряжали погребальных коней в оленьи маски. Возможно, из-за сходство рогов с Мировым древом, марал явно был священным животным, наделённым способностью ходить между миров.

7.


На Казахском Алтае тут и там попадаются маралы-памятники в натуральную величину:

8.


Хотя пасутся около них коровы:

9.


Марал держится гордо, даже если завалился постамент:

10.


В Республике Алтай я не раз видел таблички "загон" да лесные шалашики от них неподалёку. Самый известный алтайский маральник - в 7 километрах от показанной в прошлой части Мульты, так как мимо него проходит пеший путь на Мультинские озёра. Само по себе мараловодство в Южной Сибири существовало с незапамятных времён, а учитывая, что когда-то в этих горах жили самодийцы, то есть предки ненцев, то весьма вероятно, что и в тундру оленеводство пришло тоже отсюда. Но марал гораздо проще в обращении, чем северный олень - у него нет сезонных миграций на тысячи километров, его не так заедают оводы, он в принципе более универсален и живуч. В России крупнейшее после Алтая поголовье маралов находится, кто бы мог подумать, в Дагестане. Более того, и Россия уже давно не лидер в этой области: в Китае, например, маралов больше миллиона голов, а на первом месте тут и вовсе Новая Зеландия с 2 миллионами благородных оленей (хотя в узком смысле это скорее всего не маралы, а какие-нибудь вапити). В отличие от вечно страдающего по любому поводу северного оленя, благородный олень - животное наглое и неприхотливое: убегая с пастбищ, они дичают, плодятся и быстро становятся хозяевами лесов, где их раньше не знали. На русском Алтае - всего лишь около 90 тысяч домашних маралов и некоторое (не такое уж маленькое) количество диких. Сколько всего в Республике маральников - я точно не знаю, но лишь покинув её, я осознал, какое это упущение - побывать на Алтае, ни разу не увидев живого марала!

11.


В проспектиках по Восточно-Казахстанской области, которые мне дали в фирме "Тогас-Интурсервис", возившей меня на Семипалатинский ядерный полигон, я увидел контакты пантолечебницы "Баян", и решил с ними созвониться на предмет экскурсии. Позже я узнал, что на маралов можно взглянуть и прямо в Катон-Карагае - бывшем райцентре, казахстанском аналоге всех этих Усть-Кокс и Усть-Канов. У выезда в сторону "большой земли", чуть-чуть в стороне от главной дороги, есть турбаза "Ак-Кайын", при которой держат небольшое стадо:

12.


Ак-Кайын в переводе значит Белая Берёза, в чём я убедился, только заглянув в ворота:

13.


На казахском Алтае теплее, чем на российском, но немнамного, поэтому к концу сентября турбаза находилась в состоянии вялотекущей консервации. У первого попавшегося казаха мы спросили, "где тут можно на маралов посмотреть?", и он направил нас в домик администрации, а там, взяв с каждого по 100 тенге (17-20 рублей), нам открыли загон. По сути дела маралы обитали прямо в полевом стане, среди запасов сена и маслянистой сельхозтехники. Без рогов они мне сходу напомнили лам - не в тибетском, а в южноамериканском смысле этого слова:

14.


В их тонких ногах, жёлтом цвете, плавных движениях было что-то очень верблюжье. Как-то в ту поездку мне снился сон, будто бы я попал на ферму, где были разношёрстные животные, и в том числе закадычные друзья-сатрожилы лось и верблюд, друг с другом даже делившиеся кормом. Проснулся я, конечно, с ощущением полной "мимимишности", но сон этот явно был навеян зрелищем маралов:

15.


Это, как я понимаю, молодняк. А ещё по одной детали поведения, о которой расскажу позже, могу предположить, что на "Ак-Кайыне" маралы кастрированные.

16.


Гордо выше крупный самец, порой останавливавшийся среди комбайнов, геральдически запрокидывая голову:

17.


Да любопытно встал напротив нас. Это его глаз - на заглавном кадре. Благородный олень - он почти как благородный дикарь, без техники и одежды, да смотрит на нас свысока. Марал позволял даже себя погладить - но только по носу, потому что стоило мне потянуться к шее, как зверь угрожающе тряхнул головой. Я понимал, что злить его не надо - это сильное животное, и копытом в лоб убьёт на месте.

18.


Морды маралов столь выразительны, что я бы даже назвал их лицами. И молодняк - угловатые несмышлёные подростки:

19.


Зато вожак умён, как пёс!

20.


Но как нам сказали позже настоящие мараловоды, "да тут х...ня, а не маралы!". И в этом нам предстояло ещё убедиться, отправившись на "Баян". Пантолечебница находится в чуть стороне от дороги, поворот к ней - километрах в 20 от Катон-Карагая в сторону "большой земли". Из двух указателей один гласит, что до "Баяна" 11 километров, другой - что 3 километра. Прав, к счастью для нас, второй - 11 километров до дальней части маральника, а в пантолечебницу дойти можно пешком, и путь туда почти горизонтальный.

21.


Больше месяца проездив по Алтаю, я привык к пейзажам Золотых гор, и лишь сейчас осознаю, в каком потрясающе красивом месте расположен "Баян", особенно когда горы по осени действительно сделались золотыми. Близ него - гора Беркутаул (3373м), в переводе Орлиное Селение, самая популярная у альпинистов вершина Казахского Алтая после Музтау (Белухи).

22.


Она ли видна с дороги - как всегда, не берусь утверждать. Но до чего красив ледник на склоне!

23.


У "Баяна" две пантолечебницы - одна в предместьях Усть-Каменогорска и действует круглый год, другая - в горах и действует только летом. Мы пришли сюда уже после её консервации, и за открытыми воротами было тихо и пусто.

24.


Лечебница закрылась на зиму, но сам маральник действует круглый год, и здесь живёт семья мараловодов. Далеко не сразу к нам вышла одинокая русскоязычная казашка, имя которой я, конечно же, забыл. Оказалось, что начальство предупределило её о нашем визите слишком поздно, а сами мараловоды на лошадях к тому моменту уехали в горы. Всё, что она могла сейчас сделать - это показать нам саму пантолечебницу да чаем напоить с вкуснейшими баурсаками и ягодным вареньем. Но, по её словам, маралы спускаются вечером, и если мы вернёмся дотемна - то успеем ещё их увидеть.

25.


Большая часть пантолечебницы - обычная база отдыха с деревянными домиками и "охотничьим" колоритом интерьеров. Есть даже шкура снежного барса:

26.


Странная особенность, происхождения которой мы с Олей так и не поняли, а спросить забыли - вот. Это не окно наклонено вовнутрь, а стена - наружу, причём такие стены обращены только вниз по склону.

26а.


Сердце комплекса - собственно пантолечебница, к которой примыкают домики пантоварки и бани:

27.


Мараловодство, как и северное оленеводство, целиком привязано к сезонам. На тысячи километров маралы не мигрируют лишь потому, что у них есть горы, и летние дни они предпочитаю проводить в прохладных ветреных лесах у вершин, а ночи и зимы - у подножья. Взрослые быки и маралухи с телятами живут как правило отдельно, но по осени у маралов начинается гон, быки борются друг с другом и сколачивают горемы, а к ноябрю всё заканчивается - и быки, и беременные маралухи спускаются, и на маральниках их распределяют по разным загонам, куда уже свезены горы сена. Беременность маралухи длится почти столько же, сколько у человеческой женщины - 8,5-9 месяцев, а рожает по весне она строго одного телёнка и летом его выращивает. Тогда же, в апреле, у быков начинают расти рога, которые пригодятся им в гон, а по его окончании будут сброшены - сухими и мёртвыми, как древесина. Китайская медицина, конечно же, умеет использовать и их, но всё же куда больше пользы можно извлечь из молодых пантов. Поэтому с мая начинается обрезка - к тому времени рога уже большие, но ещё не успевшие окостенеть. Обрезку проводят в горах на специальном станке - я его даже видел, но кадр не удался, поэтому вот станок для ковки лошадей из Уймона. Конструкция и принцип действия одинаковый - животное загоняют межд четырёх столбов привязывают к своему столбу каждую ногу и фиксируют голову (здесь этого нет). В крупных хозяйствах используется более сложная конструкция. Процесс это мучительный и кровавый, по сути зверю заживо отрезают часть тела, но рана заживёт, а год спустя рога вырастут заново.

28. upd: возможно, это ошибка, и мы видели станок, где мараловоды куют лошадей, а до панторезного станка на горе не дошли.


Вот они, сами панты, ничего общего не имеющие с теми с жёсткими рогами, что каждый видел на чучелах. На ощупь они как плюшевые - мягкие, пушистые, шелковистые, и в некоторых местах прогибаются пальцем. В период роста панты густо пронизаны сосудами, и сцеживая целебную кровь, из неё делают пантогематоген.

29.


Свежесрезанные панты варят в казане. Домик-пантоварка стоит как раз между пантолечебницей и баней:

30.


Собственно котёл для выварки пант:

30а.


Пантоварку с пантолечебницей соединяют трубы, по которым подаётся сурпа - тёмный и пахучий пантовый бульон. В комнатах, как в какой-нибудь водолечебнице, ванны, и толстая труба рядом с краном - как раз для подачи сурпы.

31.


Другой способ лечения - пантовые бочки, куда из пантоварки нагнетается пар:

32.


Варёные панты просушиваются - сначала "горячей" сушкой. Пантосушилка служит заодно и сауной с пантоингаляцией - на лавках сидят отдыхающие, на этажерке свалены варёные мокрые панты. Когда мы зашли сюда, здесь стоял запах... потрясающий запах. Вот знаете, как в детских мультиках изображают Волшебство - в виде таких блёсток-искорок к в воздухе? Примерно такое же ощущение оставил запах отвареных пант.

33.


Последний этап подготовки пантов - холодная сушка. Единственное специфическое по своей конструкции здание пантолечебницы - это ветровня:

34.


Где сушились последние панты. Заготовка их прекращается к осени, а с ней и "горячие" процедуры - это закон уже не рынка, а природы.

35.


Посмотрев пантолечебницу, мы спустились обратно к дороге и съездили в старообрядческую Корбиху (на картах и указателях она Коробиха, но местные произносят так), очень удачно поймав машину, шедшую туда-обратно. И снова бежали от поворота к "Баяну" почти бегом - солнце садилось, каждая минута светлого времени была на счету. Из леса то и дело доносились протяжные крики, кажется каких-то крупных птиц. В "Баяне" я увидел двух лошадей, а у крыльца и наездников - двух дюжих казахов. Конечно же, хозяйка рассказала им о нас, и  без лишних объяснений понимая, что нужно поспешить дотемна, они оседлали лошадей. Мараловод - по определению всадник, и даже ворота маральника сделаны под коня:

36.


Крики из лесу доносились всё чаще, и не сразу до меня дошло, что это не птицы кричат, а маралы - совершенно потрясающий трубный звук, верная примета гона. Почему я и предположил, что маралы из "Ак-Кайына" кастрированные - они не трубили, да и кто бы впустил посетителей к самцу крупного животного в гон? И может ради одного этого звука и стоило приехать по окончании пантового сезона - брачный крик стал едва ли не самым силным впечатлением "маральей" темы. До маральника, меж тем, надо было пройти ещё с полкилометра в довольно крутую гору (и мы, конечно, прозвали его "высокомаральником"), поэтому казахи предложили нас подвезти. На лошадь с кадра выше я влез хоть и не без труда, но без проблем, а вот вторая кобыла наотрез отказалась принимать Олю. Мы вдвоём поехали, и вдруг из-за холма раздался ещё более пронзительный, чем у маралов, крик Оли. Мараловод крикнул нам, что всё нормально, но нормально было уже постфактум, а могло быть вполне и летально - кобыла скинула Оля через круп и попыталась лягнуть, и непонятно как Оля смогла отделаться лишь лёгким испугом. В итоге одной лошадью наверх отвезли нас обоих по очереди.

37.


Уже за первым холмом попадались молодые олени. Вот ёмкий сюжет - маралы и лошади, чтоб было ясно примерное соотрошение размеров. С поправкой на то, что кони у казахов крупные, а у маралов тут молодняк:

38. фото Оли


Примета всех подвидов благородного оленя - белое пятно сзади, поднимающееся выше хвоста:

39.


К эти маралам близко подойти невозможно - убегают в нескольких десятках метров до нас, но твёрдая рука всё же позволяла мне даже в сумерках работать по ним ультразумом:

40.


А вот граница собственной маральника - высоченный забор из брёвен и сетки. Поперечник маральника - около 7 километров, примерно до гребня вон той лесистой горы на фоне льдов Беркутаула. Сколько точно здесь голов, не знают даже хозяева, но порядок - около пары сотен. На верхние пастбища порой приходят дикие маралы, которых от домашних можно отличить по непиленным рогам, и как я понимаю, мараловоды этому рады - маралухи выбирают "дикарей", а это свежая кровь для стада.

41.


Быки маралов - взрослые, матёрые, мощные:

42.


И кажется только сейчас до меня дошло, что я так и не увидел маралух. Они меньше самцов примерно на 20%, у них чуть другая осанка, а главное - нет рогов. В стойлах маралух с телятами не держат, по той же причине не доят. Если у большинства сельхозживотных на мясо забивают самцов, то у маралов наоборот - их мяса в магазинах и ресторанах имеет в основном "женское" происхождение (тут надо какой-нибудь каламбур про "золотые яйца").

43.


На русском Алтае живой самец марала стоит в средне 70-100 тысяч рублей. Раньше я уже писал про киргизских яков и ненецких северных оленей, да верблюдов, чаще всего в Южном Казахстане, показывал не раз и не два. Теперь для полноты картины экзотического скотоводства надо бы ещё побывать на лосеферме в Республике Коми. Верблюды во время гона по весне ревут мотором, а яки в любое время года деловито хрюкают. Но с криком марала из известных мне звериных звуков не сравнится ничего...

44. фото Оли


На этом - до свидания, русский Алтай, и здравствуй, казахский Алтай! В следующей части отправимся в Риддер, бывший Лениногорск.

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ серии.
Северный Алтай (Алтайский край/Республика Алтай)
Перед Алтаем. Барнаул и Белокуриха.
Горно-Алтайск (2011)
Чемал (2011)
Перед Алтаем. Горно-Алтайск, Майма, Камлак.
Алтай в общем
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Туризм на Алтае.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. У истоков тюркского мира.
Алтай в общем. Мараловодство.
Республика Алтай
Телецкое озеро.
Улаганский тракт. Долина Чулышмана (Балыкча, Каменные грибы).
Улаганский тракт. Кату-Ярык, Пазырык, застава Михалыча.
Чуйский тракт из Акташа на север. Акташ и окрестности - Белый бом.
Чуйский тракт из Акташа на север. Адыр-кан - Чике-Таман.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Курайская степь и Кош-Агач.
Чуйский тракт из Акташа на юг. Чуйская степь - Тархата и Ташанта.
Усть-Кан.
Аккемская тропа. Тюнгур и путь наверх.
Аккемская тропа. Аккемское озеро.
Аккемская тропа. Ярлушка и Семь озёр.
Уймонская долина. Верх-Уймон.
Уймонская долина. Усть-Кокса, чудеса и чудики.
Казахский Алтай - посты будут!
Риддер. Город на Рудном Алтае.
Сибинские озёра и Ак-Баур.
Усть-Каменогорск. Общий колорит.
Усть-Каменогорск. Парк Жастар.
Усть-Каменогорск. Старый город.
Усть-Каменогорск. Промышленные районы и станции.
Усть-Каменогорск. Левобережный парк.
Рудный Алтай. Серебрянск и Бухтарма.
Рудный Алтай. Зыряновск.
Катон-Карагай и Большенарым. Казахский Горный Алтай.
Бухтарма. Коробиха, Урыль и обратная сторона Белухи.
Монгольский Алтай - посты будут!
Неалтайский Казахстан - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!

Алма-Ата. Общее-2017.
Алма-Ата. Талгарский перевал, или поездка за облака.
Четыре Чарынских каньона.
Иссык. Курганы, станица и озеро.
Астана. Разное-2017.
Астана. Продолжение бульвара Нур-Жол.
Степной Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Tags: Казахстан, Сибирь, деревянное, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 80
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments