varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Улгий. Казахский город в Монголии.



В прошлых частях я рассказывал про общий колорит Монголии и про кочевых казахов, населяющих её самый западный аймак (уезд) Баян-Улгий. Сходятся эти две темы в аймачном городе Улгий (28 тыс. жителей), самом далёком от Улан-Батора (1700км), самом высокогорном в стране (1700 метров над уровнем моря) и на 93% населённом казахами. От соседнего Ховда он отличается довольно сильно, но куда сильнее он отличается от постсоветских городов - отсюда и такой объём поста: слишком много непривычных деталей, так удивительно переплетающихся с привычными...

От российской границы до Улгия порядка 80 километров. До Китая - не намного дальше, но прямой дороги отсюда в Поднебесную нет. Про Китай говорят, что он похож на лестницу, спускающуюся с запада на восток, но это описание верно и для Монголии. Более того, я бы назвал Улгий и самым горным городом Алтая - стоит он существенно выше, чем Горно-Алтайск, Риддер или Зыряновск, а высота окрестных хребтов достигает 3 километров, и вершины их в конце августа густо усыпаны снегом. Сам же город - довольно плоский, распластавшийся по долине реки Кобдо. На заднем плане хорошо видна ложбина, по которой уходит дорога в Ховд и Улан-Батор, а левее неё едва-едва прсоматривается Антенна: в самом высоком городе Монголии находится и её высочайшее сооружение, типовая советская радиовышка высотой 352 метра, то есть верхушкой уходящая выше 2 километров над уровнем моря. Зачем она именно здесь - точно не знаю:

2.


Предприниматель Сергей, который занимается разработкой стройматериалов, поставками средств традиционной медицины типа мумиё, организацией рыбалки на сказочно богатых хариусом монгольских озёрах, а может и чем-то ещё, только приехав в Улгий решил завезти нас на смотровую площадку. О том, как мы попали к нему в машину, я рассказывал в первой части, и это была удача - многое о Монголии я узнал с его слов. С главной улицы Улгия мы свернули в пыльные переулки межд высоких глиняных заборов, и поехали по ним, ориентируясь на гору, отмеченную каменным соёмбо - национальным символом Монголии. Здесь эта гора играет ровно ту же роль, что и гора Казахстан в Усть-Каменогорске.

3.


В ложбине за горой - удивительные скалы, словно вывернутая наизнанку пещера:

4.


Горные духи рвутся наружу:

4а. фото Оли


К смотровой площадке ведёт пологая, но странно неудобная лестница - в ней какой-то иной шаг ступеней, чем тот, к которому мы привыкли:

5.


Дело в том, что смотровую площадку Улгию несколько лет назад подарили китайцы, а у них ведь всё на своей волне:

6.


Вот и Улгий, в переводе с монгольского "колыбель", хотя навеяно это название было казахским "ульке" - "край, земля". Город был основан в 1940 году при учреждении аймака Баян-Улгий, название которого в свою очередь восходит к казахскмоу Бай-Ульке: Богатый край. Казахи пришли сюда в 1860-х годах из Синьцзяна, спасаясь от тамошних смут, и Монгольский Алтай оказался для них скотоводческим раем. Река Кобдо (или Ховд-Гол) чуть меньше Москвы-реки по расходу воды, но в Монголии - одна из крупнейших. Течёт она с гор Монгольского Алтая в Котловину Больших Озёр, от рек, текущих в океаны отделённая хребтами Алтая и Хангая и песками Гоби. Ну а Улгий, учредив аймак, поставили в его лучшем месте, где река только-только выходит из влажных гор в пустыню. Говорят, Кобдо коварна - у берегов тёплая и тихая, но ближе к середине быстрая и ледяная, а местные ещё и плавать не умеют, и несколько лет назад русские туристы спасли здесь тонущего мальчика-казаха. С площадки открывается вид вверх по течнению, и там, где ярко блестит вода, уходит дорога на Кобдинские озёра, по которой мы ещё поедем.

7.


Центр Улгия. В основном городок состоит из частного сектора, но здесь заметны и пятиэтажки, и общественные здания - юртообразный Дворец спорта, красная коробка театра, а ниже него и музей. По сравнению с постсоветскими городами бросается в глаза скудность зелени:

8.


За скалой открывается вид вниз по Кобдо, с трубой электростанции и иглой Антенны. Хорошо заметна дорога на Ховд и Улан-Батор, уходязая вверх по пологому склону:

9.


Ещё ниже по реке - руины промзоны, вполне типичное зрелище для "16-й республики СССР". Тем более - для Баян-Улгия: при МНР это был чуть ли не самый многолюдный среди 21 аймака Монголии (102 тыс. жителей - сейчас это было бы третье место), но в 1990-х, откликнувшись на призыв Назарбаева всем казахам ехать в Казахстан, его покинула четверть населения, не восстановившегося к уровню 1991 года до сих пор.

10.


Прямо под горой - предместья без единого деревца, но с обилием юрт во дворах. Надпись иероглифами как бы намекает, что смотровую площадку китайцы сделали для удобства своих делегаций и бизнесменов в этом углу страны, пока больше глядещем на Россию.

11.


А кладбище под горой - такое же, как в Казахстане:

12.


...Ближе к центру нас подрезал "Приус" с надписью "Ex-Pro" на боку, и посигналил, предалагая остановиться. Из "приуса" появился долговязый казах в очках, и на хорошем русском ласково спросил, не нужна ли нам гостиница. Сергей ответил, что у него забронировано, а вот нам двоим может и понадобится, "а вообще вы меня третий раз так отсанавливаете". Конечно, я уже догадался, что перед нами был Мурат Сагидолда: у него есть соглядатаи на границе, и я не раз читал в чужих путевых заметках, как он сам вылавливал туриста посреди города. Сергей собирался остановиться в хорошей гостинице, где мы с Ольгой отдали бы по 1000 рублей (в тугриках) с каждого, а Мурат предлагал остановиться у него в юрте за 1000 рублей (именно рублей) на двоих. Мы приняли его предложение, и из Сергеева джипа пересели в Муратовский "приус". Гостиница Мурата оказалась обычным частным домом практически у выезда в сторону России, во дворе которого стояло несколько юрт - одна монгольская (слева) и две тюркские (справа и за спиной; о различиях см. прошлую часть).

13.


Не секрет, что Монголия - страна очень туристическая. Ну а Монгольский Алтай, несмотря даже на свою неимоверную удалённость (в отсутствии железной дороги 1700 километров - это изрядно) от столицы - одно из самых популярных мест страны. В том числе - у туристов из России, в других частях Монголии редких: машины с номерами сибирских регионов я видел на дорогах Баян-Улгия и Ховда не раз. Поэтому одна из "фишек" Улгия - это чрезвычайно активные туроператоры-частники, которых mimohodec справедливо прозвал "жучки". Самые известные из них - Канат и Мурат, турпоток разделившие по-братски: у Каната останавливаются в основном "дальние" иностранцы, а Мурата - в основном россияне. При этом встречают туристов в Улгие не только они, ещё на российском на Алтае мне дали телефон некоего Бахи, который занимается тем же самым, и думаю таких "Бах" здесь десяток, но Канат и Мурат давно уже стали в Улгие одним из символов города, важной частью его колорита.

14.


Большую юрту с правильными кийизами на стенах Мурат придержал для большой группы, а мы устроились в юрту поменьше, где вместо кийизов были дешёвые китайские ковры. За 500 рублей с человека мы получили так же вай-фай, неплохой ужин с шурпой и баурсаки безлимитно, и разве что удобства здесь все деревенского типа. Помощь "жучков" в Улгие нужна не только в плане ночлега: как и в России, тут есть погрназоны, для иностранцев начинающиеся в 30 километрах от границы, и за некоторую плату и пару часов времени Мурат может сделать пропуск. За 300 долларов ("это вам скидка, вон тем туристам я дороже сделал!") он и джип-тур хотел организовать, но поняв, что это не по нашему кошельку услуга, как-то очень поскучнел, так что даже постельное бельё в юрту приходилось просить по три раза. Не помог он нам найти и обратный транспорт в Россию, хотя категоричски не поверю, что в маленьком городе можно не знать, где таковой набирает пассажиров: просто за совет мы ему не заплатим, а вот если не сможем уехать - заплатим ещё раз за ночлег. И всё же останавливались мы у него трижды - дёшево и сердито, а что-то другое искать, прорываясь через языковые барьеры, было лень.

15.


На соседнем участке что-то шумно строили, а песок возили в тачке с деревянными колёсами:

16.


В 9 утра Улгий неизменно оглашает шум винтов, и над городом тяжело опускался самолёт - французский ATR-72:

17а.


С ташантинской трассы хорошо виден небольшой аэропорт:

17.


Автобус до Улан-Батора едет двое суток с лишним и стоит 80 тысяч тугриков (2000 рублей), самолёт же довёзёт за 300 тысяч тугриков и 2 часа. Он пользуется спросом, и улгийский аэропорт - один из самых крупных и современных в монгольской провинции. Говорят, раз в неделю отсюда есть даже прямые рейсы в Усть-Каменогорск.

18.


Со стороны России Улгий встречает маленькой мечетью. замыкающий квартал новых домиков размером чуть больше юрты:

19.


Несколько дней спустя, пытаясь уехать автостопом, мы увидели, как к ней везут купол:

20.


А ещё день спустя, таки уехав в Красную Юрту на такси, мы увидели мечеть такой:

21.


Маленьких новых мечетей в заречной части Улгия, где находятся аэропорт, смотровая площадка и дом Мурата, вообще немало:

22.


Ближайшая к дому Мурата - и вовсе обустроена в частной усадьбе:

23.


А самая крупная мечеть заречья отмечена "птичьей" стелой, более всего похожей на индейский тотем. Между ними вряд ли есть связь: скорее всего, стела отсылает к  фестивалю беркутиной охоты в окрестностях Улгия, на который в конце сентября туристы съезжаются со всего света - может быть, здесь идёт посадка на фестивальные автобусы до поля?

24.


Ближе к мосту - колокол-памятник азиатского вида, в надписи которого я не могу разобрать ни слова:

24а.


За коротким мостом через Кобдо начинается центр Улгия. Открывает его серое здание супермаркета "Цамбагарав", на площадке которого набирают пассажиров минивэны в Казахстан. О нюансах езды на них я рассказывал в прошлой части, а настоящий Цамбагарав, высокий горный хребет, покажу в следующей. Общественного транспорта в Улгие нет, но вокруг "Цамбагарава" - лежбище разнокалиберных такси. И о том, что здесь вам не бывший СССР (хоть бы даже и с хрущобами), а конкретная дикая Азия, напоминают ждущие клиента такси-мотоциклы:

25.


Почти напротив "Цамбарагава" - Центральная мечеть Монголии с узорчатым куполом:

26.


В буддийской Монголии мусульман 5,5% населения, и в подавляющем большинстве это казахи. Ещё ислам исповедуют чанту (так тут называют узбеков и уйгуров, небольшая община которых есть в аймаке Ховд) и отчасти хотоны - потомки уйгурских переселенцев на Убсунуре, у которых сложилась своя религия на стыке ислама, буддизма и шаманства. Всё это - западные аймаки, так что в Улгие центральная мечеть страны куда логичнее, чем в столице. Среди прочих монгольских мечетей она не выделяется ни красотой, ни размером:

27..


Метёлки у входа - не видел таких в мечетях России или Средней Азии (хотя вполне может быть, что просто плохо смотрел и это что-то обыденное):

27а.


Дверь была открыта, и мы вошли, но не встретили внутри никого. По количеству мечетей легко подумать, что весь город встаёт в 4 утра к первому намазу, слушает суры по автомагнитоле и знает пол-Корана наизусть. Но это не так: девушку в хиджабе за неделю в Монголии мы видели ровно 1 раз, а бородатых мужчин - может быть и ни разу. Даже за пределами бывшего СССР казахи сохраняют образ одного из самых нерилигиозных народов планеты: в городе или в селе казашки редко носят юбки, а платки надевают скорее для защиты от солнца и пыли, чем по религиозным заветам.

28.


Но кто-то же строит эти пустые мечети? На Духовном управлении мусульман в том же дворике - турецкий флаг и арабская вязь. Обратите внимание, что даже здесь нет никаких надписей на языке прихожан этой мечети - казахском. Ну а Турция в Улгие вполне заметный "третий сосед": как-то нас подвозил выучившийся там местный казах, а лучший в городе ресторан носит весьма красноречивое название "Памуккале".

28а.


Улица с "Цамбагаравом" и мечетью от моста пронзает насквозь правобережье - это часть дороги из Ташанты в Улан-Батор. За мотостоянкой мы свернули на широкую перпендикулярную улицу, отвечающую в Улгие за центр, и пошли по ней мимо абсолютно советских по своей архитектуре домов:

29.


В первый вечер Монголия вызывала у меня глухое отторжение, и было мне здесь даже как-то страшно. Это абсолютно иррациональный страх: кругом - столь знакомые пейзажи, которые легко представить не то что в Киргизии, а в каких-нибудь астраханских райцентрах или Калмыкии (только здесь больше мусора и песка), но чуть вглядевшись - видишь чуждость. Жители хрущоб не понимают по-русски - к такому абсурду надо было привыкнуть!

30.


Огромное здание Музыкально-драматического театра имени Хурманхана (1992) - верный атрибут постсоветского областного центра, будь то немногим более крупные Нарын или Гулистан. Кто такой Хурманхан,  я так и не нашёл, ну а размеры здания связаны видимо с тем, что это единственный в Монголии казахский музыкально-драматический театр, и его труппа существует с 1950-х годов. До прошлого года включительно он служил ещё и автовокзалом, и отправлялись с него до самого Улан-Батора забитые ПАЗики.

31.


У памятника с орлом - симпатичный постамент, но когда и в честь чего он был поставлен - не знаю. Краеведения как такового тут видимо нет, если и есть - то явно не по-русски и не по-английски, а больше всего сведений про Улгий я почерпнул и вовсе из новостей о визите в Монголию казахстанского премьер-министра.

32.


Напротив театра - сталинка центральной гостиницы. Сталианс в Монголии неплохой и очень местный, хотя барочные завитушки порой удивительно напоминают сталинки Средней Украины:

33.


Каменные часы - очень ёмкий образ отношения монгольских жителей ко времени. Для степняков оно вполне статично, а часы на стене - не более чем внешний атрибут цивилизации. Даже стрелки, видимо, не дату какую-нибудь важную отмечают, а расположены стандартным образом, "как в каталоге".

33а.


За театром и гостиницей улица выводит на широкую главную площадь со сталинками акимата...

34.


...и Дворца - то ли ДК, то ли ЗАГСа:

35.


Лепнина на торце акимата:

35а.


Перед акиматом, судя по чужим фотографиям, ещё несколько лет назад стоял маленький бюст Ленина. В скверике по соседству - гарцующий беркутчи:

36.


Сталинскую архитектуру дополняют необычайно красивые фонари. Ещё на площади есть игрушечные машинки, а дети постарше перед Дворцом гоняли мяч. Из динамиков лилась музыка и песни казахской эстрады. За площадью - самые крупные в Улгие новостройки, какие и у нас не в каждом райцентре найдутся. Оранжевое здание за ними - местная казахская школа, отремонтированная недавно на деньги Казахстана. Вот интересно - есть ли где-то за границей русские школы, отреновированные на деньги России? Впрочем, коренизация даёт результаты - говорят, немало здешних казахов переходят на монгольский язык, особенно если хотят делать карьеру в столице. Точно так же забывают родные языки и многие коренные народы России...

37.


Рядом со школой - пожалуй, самый впечатляющий объект Улгия: памятник Мазимуну Экею. Родившийся в 1913 году, к 26 годам Экей был офицером монгольской армии, и геройски погиб на склонах сопки Баян-Цаган, за которую шли самые жаркие бои войны на Халхин-Голе. У Красной Армии и японцев счёт потерь шёл на десятки тысяч, но и несколько сотен монгольских воинов в тех боях на своей территории полегло, и среди них были казахи. Может быть поэтому Экей получил звание героя лишь 40 лет спустя, в 1979 году, и видимо тогда же был поставлен этот памятник. Странно в памятнике всё: и ноги по колено, и поза побега, и контекст: школьники учились под дулом его пистолета, и наверное долгими скучными уроками мечтали так же убежать из школы прочь, отстреливаясь по её окнам.

38.


Чуть ближе к площади - музей. Он действует с 1948 года, но здание явно моложе. Посетить его мы так и не удосужились:

39.


Музей и памятник - словно на орбите у огромного круглого Дворца Спорта. Учитывая, что в числе достопримечательностей Улгия многие сайты упоминают стадион, которого теперь не видать, построен он видимо совсем недавно:

40.


Рядом с дворцом спорта - длинные ряды одноэтажных домов с ячейками-обменниками. Валюту лучше менять в Улгие, чем в Ховде - там обменников нет, и не все банки этим занимаются, а здесь и телефон менялы на дерь пришпилен (если вдруг в нерабочее время пришёл), и курс чуть ли не самый выгодный в стране. Обменники у дворца спорта - это отголосок рынка, на котором тоже есть "сталинский" павильон. Рынок тут, безусловно, должен быть чрезвычайно колоритным (как говорят знатоки, если на улгийском рынке чего-то нет - значит, этого не существует), но мы ходили мимо него лишь вечером, когда остались от торговли только пыль и мусор.

41.


На краю базара ряд одноэтажных домиков - возможно, старейших в Улгие:

42.


Сталинки в том же районе:

43.


Ещё из отдельных зданий запомнилось пожарное депо с каланчой:

44.


И что-то явно промышленное, возможно подстанция электростанции поодаль. У электростанции - единственная крупная труба на весь город:

45.


Чем ещё примечателен Улгий - это обилием памятников. Кто думает, что их концентрация в постсоветских городах зашкаливает, явно не бывал в "шестнадцатой республике". Какой-нибудь бюст или памятниый знак сугубо местночтимому персонажу в Улгие стоит буквально на каждой улице, а то и не один. Впрочем, если человек жил в юрте - то на какой стене вешать в память о нём мемориальнскую доску?

46.


Попадаются здесь и советские образы. Встречал упоминания о памятнике Карлу Байкалову - красному командиру, разбившему "белых" в Монголии, но то ли его снесли, то ли внешне он не выделяется среди прочих бюстов на улгийских улицах.

47.


Город строится:

48.


Но при всём том Улгий - до некоторой степени Скотопригоньевск. У "Цамбагарава" я наблюдал стадо коз с чабаном, а вот по заречной части в сопровождении мотоцикла с колсякой трусили яки, удивительно слаженно и с непременным хрюканьем шарахавшиеся от машин.

49. фото Оли


...Южные предместья Улгия почти не отличаются от северных - те же песок, высокие заборы, юрты во дворах, цветастые крыши, мечети:

50.


Небольшая ступа - единственный буддийский храм Улгия, так символично поставленный на выезде вглубь Монголии:

51.


Начав рассказ видом на Улгий с ташантинской трассы, закончим видом с трассы улан-баторской. Въездные стелы с казахской домброй в Улгие одинаковые с обеих сторон:

52.


По этой дороге и отправимся в следующей части - на Ховд. А в Монголии любая дорога становится приключением...

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ серии.
Алтай в общем
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. У истоков тюркского мира.
Казахский Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Монгольский Алтай - посты будут!
Земля Кобдо. Первые впечатления о Монголии.
Земля Кобдо. Про кочевых казахов.
Улгий. Город монгольских казахов.
Улгий-Ховд. Монгольская дорога.
Ховд (Кобдо). Старейший город Монголии.
Манхан. Земля захчинов и петроглифы каменного века.
Монгольский Алтай. Дорога на Хурган-Нур.
Монгольский Алтай. Кобдинские озёра.
Монгольский Алтай. Назад через Цэнгэл.
Неалтайский Казахстан - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Степной Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Tags: Монголия, дорожное
Subscribe
promo varandej Серпень 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments