varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Манхан и Гурван-Хойд-Цэнхэрийн. На двести веков назад.



Самым дальним от российской границы пунктом нашего вояжа в Монголию стал посёлок Манхан, или вернее пещера Гурван-Хойд-Цэнхэрийн в его окрестностях, где сохранились наскальные рисунки, древнейшие как на Алтае, так и в Монголии - их возраст 20 000 лет. Более того, обычно к столь древним петроглифам кого попало не пускают, даже у нас в Каповой пещере туристам доступны лишь копии, но в Монголии "всем пофиг!" - что-то вроде национального девиза, и вход в пещеру - свободный. Находится всё это в 80 километрах от показаднного в прошлой части Ховда - старейшего города Монголии.

В Ховде автовокзал и базар расположены через улицу друг от друга, и меня это обрадовало - может, мы найдём коллективное такси прямиком до Манхана? Перед автовокзалом стоял десяток блестящих новых автобусов, пара грустных ПАЗиков и лежбище такси, но мы упёрлись в едва ли не самый жёсткий за всю поездку языковой барьер. Обычно в людном месте обнаруживался хотя бы один человек, говоривший по-русски, а вот здесь несмотря на всё столпотворение такового не нашлось. В итоге я пытался объясниться с кассой (расписания на стенах тут не висят), Оля - с водителями, и в конце концов мы запрыгнули в очередной автобус на Улан-Батор. До выезда из города он сделал ещё пару остановок поднабрать пассажиров и заправиться, а потом, подобно самолёту, начал набирать высоту. К городу вплотную подступает каменистая пустыня, и практически сразу по выезде слева я увидел три скалы, одна из которых напоминает сидящего Будду:

2.


В конце подъёма встречает обоо - жертвенник духам перевала, которым оставляют символические дары ради удачи в дороге. Обоо я показывал и на выезде из Улгия, и на въезде в Ховд, и каждое последующие из них гораздо крупнее предыдущего.

3.


Ведь обоо - памятники монгольского шаманства, которое тут неразрывно сплавилось с буддизмом, и на въезде в казахский (мусульманский) Улгий камень и синюю ленту для духов оставят лишь редкие гости, на выезде в его сторону из Ховда - половина путников, а здесь - и вовсе каждый, кто в принципе считает своим долгом отметиться на обоо. Впрочем, монголы и ойраты видимо не сталь привязаны к своим святыням, как алтайцы или буряты - дважды проехав мимо Хобдинского обоо, я так и не увидел, чтобы кто-то останавливался рядом с ним.

4.


Чуть выше - указатель и беседка. Земли казахов на Ховде заканчиваются, и дальше вступает в свои права настоящая Монголия - лазурно-синяя, буддийская и аратская.

5.


Да и горы Монгольского Алтая позади - теперь вокруг бескранйие пространства Котловины Больших озёр, раскинувшейся отсюда на север до самой Тувы.

6.


Там - солёный Убсунур, крупнейшее озеро Монголии, а здесь - пресный Хара-Ус-Нур, что в переводе вовсе не озеро Хариусов, а озеро Чёрной воды. Это третье по величине (1,5 тыс. квадратных километров) озеро страны после Убсунура и Хубсугула, именно сюда впадает Кобдо-река (Ховд-Гол), начинающаяся на алтайском высокогорье. Болотистые берега причудливо изрезаны лабиринтами проток и плавней:

7.


Хара-Ус - ещё и место встречи монгольских народов: с разных сторон к нему подходят земли казахов, халха-монголов и разообразных ойратов - захчинов, дербетов и мянгатов. Мы едем сейчас по захчинской земле:

8.


По дороге - какой-то канал с норией:

8а.


А сама дорога в основном хоть и узкая, но отличная. В автобусе, которым мы ехали сюда по бездорожью из Улгия, меня уверяли, что там последний такой участок, а трасса сделана до самого Улан-Батора. Я верил на слово, видя, как кипит работа на базах дорожников... но как пояснил mimohodec, ровно та же картина была и год, и несколько лет назад. Воровать на строительстве дорог умеют не только у нас, и "Дорога тысячелетия", пересекающая Монголию с запада на восток, рискует оправдать своё название не в самом лучше смысле слова. Но от Ховда до Манхана мы ехали как по стеклу, и мне хотелось верить, что так теперь до самой столицы. Мы покинули автобус на автозаправке у развилки, а вот этой красавице, как и всем остальным пассажирам, предстояло ехать ещё двое суток.

9.


Первым делом мы пошли в гуанз (столовую), которая оказалась совмещена с магазином. Надо заметить, монголы местами уж слишком буддисты, и в непонятной ситуации уходят в глухой игнор - так и буфетчицы сначала просто не обращали на нас внимания, пока не появился паренёк, чуть-чуть вледающий английским, и не уточнил, что мы хотим - meat или soup? Мы решили взять и то, и другое, и в этом смысле перестарались - порции оказались огромные. И если суп, что-то типа шурпы, показался мне откровенно невкусным, то вот мясо... Это уже было не казахское, а настоящее монгольское мясо: у монголов особый способ забоя животных, в старину суровые кочевники вспарывали барану грудь и рукой сдавливали ему сердце, теперь же просто режут правильный сосуд. И если у мусульман или христиан из туши стараются слить всю кровь, у монголов - наоборот, все эти сложности ради того, чтобы её там оставить. Поэтому монгольское мясо имеет специфический привкус, который у одних вызывает отвращение, а у других восторг. Я оказался из вторых. Ещё из деталей - китайский стол с крутящейся серединой (ведь китайцы любят большие застолья с десятком разных блюд, каждое из которых - на всех) и монументальная немецкая шоколадка из магазина в соседнем зале.

10.


Тот же паренёк, что перевёл нам разговор с буфетчицами, после нашего вопроса о пещере позвонил своему отцу, и тот сказал, что может отвезти нас за 100 тысяч тугриков (2500 рублей), что было мне не по карману. Это, видимо, нормальная цена дотуда, а найти что-то дешевле нам просто крупно повезло. Вот она, развилка - налево Улан-Батор (через 1300 километров), направо - путь в Китай, тоже не очень-то близкий. Клякса под тёмной горой Баян-Тумбэ (1878м) - это захчинский сомон (посёлок) Манхан, куда мы и решили ехать, чтобы искать там машину.

11.


Но первый же пойманный нами джип оказался большой удачей: ехали в нём двое дюжих мужиков, говоривших по-русски так, будто это и не монголы, а какие-нибудь алтайцы или буряты из крупного города. Узнав, что мы ищем Гурван-Хойд-Цэнхэрийн, они посоветовали выкинуть слово "Хойд" (уж не знаю, почему, но узнаваемость названия после этого явно выросла!) и бесплатно повезли нас в Манхан искать машину. Расположен посёлок довольно-таки издевательски - в развилке дорог, но в нескольких километрах от каждой из них. На въезде - небольшое обоо, а в горах совсем рядом самый настоящий лесок!

12.


Пару раз остановившись рядом с местными и о чём-то с ними перетерев, мужики сказали, что таксистов тут сейчас нет, и повезли нас... в полицию!

13.


В закутке участка молодой захчин без рубашки увлечённо резался в "WarCraft". У него как раз был обеденный перерыв, так чего бы и не свозить туристов на петроглифы посмотреть? Чуть-чуть поторговавшись через "переводчика", мы сошлись на цене 60 тысяч тугриков (1500 рублей), после чего мужики ушли, а мы остались ждать, пока парень доиграет миссию. Вот так я первый раз дал денег полицейскому (случаи вымогательства в Молдавии, Украине и Казахстане не в счёт).

14а.


В целом, монгольская полиция производит очень достойное впечатление: чистая форма, новенькие машины, опрятные участки, и никаких известных мне случаев проблем для туристов. К закутку, где паренёк играл в "ВарКрафт", прилагалась вот такая вот комната, видимо для посетителей с детьми. Пока мы ждали, зашёл старый ойрат - отец паренька, видимо благословивший сына на поездку.

14.


Как звали парня, я не запомнил, да и не знаю, сильно ли он нарушал регламент этой поездкой, поэтому и если б знал - то не сказал бы. Поворот на Гурван-Ценхерийн оказался не у Манхана, а практически сразу за автозаправкой на развилке, и как только под нами началось степное "тык-дык-дык-тык", я понял, что цена поездки справедлива - туда-обратно трястись километров 40. Наш путь - вдоль речки Тугрик (!) к отрогам Монгольского Алтая.

15.


У начала долины - домики и россыпь юрт монгольского типа: все казахские юрты остались теперь позади. Само это место, если я правильно записал слова водителя, называется Тагильт:

16.


По сути дела деревня, просто вся состоящая из переносных домов. Захчинские араты, как и казахские чабаны, верны УАЗам:

17.


Скалы вдоль речки становятся всё живописнее. Если и есть Главный Алтайский хребет - то это именно Монгольский Алтай, тянущийся на 1000 с лишним километров, чтобы за впадиной Алаг-Нур продолжится Гобийским Алтаем. По его гребням проходит граница Монголии с Китаем, и на монгольскую сторону с гор стекает Кобдо, а на китайскую - Эцисихэ, или Ертис, или Иртыш.

18.


Дорога прижимается к скалам:

19.


А в скалах - то ли загоны для скота, то ли укрытия для скотоводов:

20.


Здесь тоже есть петроглифы, в сравнении с ждавшей нас пещерой - почти современное искусство: судя по этому наглядному определителю, их сделали древние тюрки или предки монголов полторы-две тысячи лет назад. Обратите внимание - по центру (вниз и налево от большого лося) есть изображение человека с собакой:

21.


Всего в этой долине известно 4-5 групп наскальных рисунков, но в основном - выше по горам. Дорога вдоль речки вывела в юртовый лагерь:

22.


Куда мы прошли по пешеходному мостику, а водителю пришлось ехать вброд:

23.


В юртах за рекой не араты живут, а туристы - это кемпинг, по совместительству экскурсионное бюро, но в конце августа других гостей было уже не видать. Гэр от казахской юрты отличается не только конструкцией, но и украшениями - обычно в них меньше цветастых ковров, но больше росписей по дереву. Под куполом этим, впрочем, обычные кровати и столик, как в прозаичном гостиничном номере.

24.


Пока хозяйка вызывала сыновей на мотоцикле, чтобы проводили нас в пещеру, мы зашли в небольшой музей, посвящённый в основном этнографии захчинов. Как уже говорилось в прошлой части, ойраты - это остатки Джунгарии, и их самая ближняя родня - не халха-монголы, а калмыки, тем более между Калмыкией и Джунгарией кочевничьи племена и роды переселялись не раз. При этом калмыки смешались в отдельную нацию, а ойраты по-прежнему остаются конгломератом племён, самые крупные из которых - дербеты (70 тыс. человек) и баяты (50 тыс. человек), живут в соседнем Убсунурском аймаке. Захчины - третье по величине ойратское племя (30 тыс. человек), но в Ховдинском аймаке их около четверти населения. Современной Монголии захчины дали  целого президента, и ему нам стоит теперь сказать "спасибо" за отмену виз.

25.


Гордость захчинского народного искусства - узорчатые кожаные сапоги, которым в Ховде даже памятник поставлен:

25а.


А вот этот музыкальный инструмент хоть и только на фото представлен, но даже во вторичной фотографии прекрасен! Как я понимаю, другая гордость захчинов - развитая музыкальная культура.

26а.


В общении захчины запомнились мне дружелюбным и весёлым народом, совсем не похожим на скорбных калмыков, сломленных сталинской депортацией. С самосознанием тут, кажется, тоже всё в порядке: когда Оля решила примерить национую шапку, и сказала "сфотографируй меня в виде монголки", хозяйка (на фото) её сразу поправила: "Не монголки! Захчинки!".

26.


Другие предметы от кумысной фляги до горных пород. В общем, очень неплохая экспозиция для самодельного музея при кемпинге:

27.


Меж тем, подкатили и ребята на мотоцикле, и им я заплатил ещё 20 тысяч тугриков (500 рублей) - в принципе в пещеру и без них можно сходить, но я знал, как трудно без проводника искать петроглифы. До пещеры ещё пара километров вдоль речки Тугрик, а где-то там, за поворотом, на ней есть высокий и водопад:

28.


Широкий зев пещеры хорошо виден снизу, и к нему устроен удобный подъём:

29.


Нашли эту пещеры чабаны, первым исследовал в 1952 году монгольский археолог Намнандорж, а детальное описание сделала в 1966 году Монголо-Советская историко-культурная экспедиция Алексея Окладникова. При виде широкого входа на меня сразу повеяло Каповой пещерой - но та за главным входным залом длинная и разветвлённая, и подлинные петроглифы в её глубине, а ближе ко входу, где водят туристов - лишь копии. Здесь прямо под входом встречает обоо с рогатым черепом яка:

30.


А за ним огромный наклонный зал, в который мы, надев налобные фонарики, начали спускаться по осыпи:

31. фото Оли


Более подходящего дома для людей, ещё не научившихся строить дома, невозможно представить - под каменными сводами, надёжно хранившими от снега и дождя, могло разместиться целое племя, а вход ровно той ширины, чтобы в пещере не было недостатка в свежем воздухе, но зверь или враг не смог проникнуть туда незаметно. Осыпь делит зал пополам, и по правую руку свод покрыт чёрной копотью - там первобытные люди жили и жгли огонь, угасание которого было чревато гибелью племени, поскольку разводить его сами они ещё не умели.

32.


Левая сторона зала же вся состоит из четырёх глубоких причудливых ниш:

33.


В сводах и стенах которых - то звериные следы, то женское начало. Здесь был храм первобытных людей, где старейшины и шаманы отчаянно пытались договориться с богами:

34.


И рисовали зверей красной охрой. Здесь запечатлены быки, олени, верблюды, но самое главное - слон. Обычно такие петроглифы датируются по времени вымирания запечатлённых на них животных, чаще всего слонов или мамонтов, и чем раньше в том или ином месте они вымерли, тем эти рисунки выходят древнее: во Франции и Испании им считают 30 тысяч лет, здесь - 20 тысяч, а в Каповой пещере 14 тысяч. Но все эти даты значат не настоящий возраст, а только "не моложе этого срока". В пещере Гурван-Ценхерийн люди поселились 40 тысяч лет назад, а стало быть этим рисункам от 200 до 400 столетий:

35.


Но точно так же, как и нам, тем людям из первого святилища во второе им приходилось пролезать сквозь узкую щель:

35а.


На той стороне - фигура, сущности которой я так и не понял. Животные тут есть довольно необычные, например страусы, но нарисованы все уж очень схематично.

36а.


И второй по загадочности рисунок пещеры - Дракон, словно здешние люди успели застать столь обильных в Монголии динозавров. Увы, Дракона обвели тёмным пунктиром, чтобы уж его-то точно туристу не прозевать. Ну а что это за зверюга на самом деле - даже учёные до сих пор не разобрались.

36. фото Оли


Ну а самый загадочный рисунок Гурван-Цэнхэрийн - это Человек. Или вернее гоминид - силуэт в анфас с непропорционально большой головой. На Монгольском Алтае до сих пор есть легенды об алмасах - местных родичах бигфута и йети, огромных волосатых людях глухих горных долин, последние свидетельства о которых появлялись в газетах 1980-х годов. Не секрет, что десятки тысяч лет назад на Алтае жили люди разных видов, он служил своеобразным перекрёстком евразийской миграции, и здесь могли запечатлеть кого-то из них. Ну а загадка в том, что про этот рисунок Алмаса знают в России (он упомянут в любом путеводителе, а тут даже фотография есть) и совсем не знают в Монголии - не смогли мне его показать ребята, и в музее хозяйка о нём ничего не знала, и даже в русскоязычном проспектике, который она нам дала, о нём ни слова сказано не было. То есть то ли это ошибка, то ли у местных есть какое-то табу показывать Алмаса туристам. Скорее всё-таки ошибка - в более близком к научному описании пещеры о гоминиде так же ни слова. Я облазал под скептические взгляды ребят весь зал:

37.


Но нашёл лишь обоо в одной из ниш:

37а.


За качество пещерных фотографий я могу лишь извиниться: у меня на фотоаппарате не работала вспышка, а Оле не хватало твёрдости руки.

38.


На выходе из пещеры нам вдруг встретилась толпа - внутримонгольские туристы из Улан-Батора. Таковых мы видели здесь единственнный раз за неделю в Монголии, но в принципе чего бы и не ездить по красивой стране из большой и небедной столицы? Пещера вполне известна, и даже входит во Всемирное наследие ЮНЕСКО как часть объекта "Петроглифы Монгольского Алтая". Среди прибывших так же нашёлся монгол, владевший русским, но и он не знал про рисунок человека.

39.


Огорчённые тем, что не увидели алмаса, едем назад:

40.


У выхода из долины встретилось стадо верблюдов:

41.


Монгольские верблюды - правильные шерстяные бактрианы, постриженные ровно, как английский газон:

42.


Но взгляд такой же, как у тощих дромодеров с Мангышлака - "Да плевал я на вас!".

43.


А потом водитель вдруг дал по газам и неистово понёсся куда-то в степь, и в глазах его заиграл охотничий азарт. Не сразу я понял, что от нас убегал сайгак, потом два сайгака, а потом и трое!

44.


И надо было видеть, как антилопа молотила ногами - человек за пять минут такого бега умер бы от разрыва сердца, а в копытном племени ещё миллионы лет назад умерли в чужих зубах те, кто так бегать не мог. Сайгаки неслись ощутимо быстрее машины, красиво сгибаясь в прыжках, и слава богу, что свет был попутным - высунувшись в окно, я снимал наугад.

45.


Этот год вообще богатым был на живность от всяких ящериц на Мангышлаке до моржей на Вайгаче, но никак не ожидал я увидеть диких сайгаков в их родной степи...

45а.


Полицейский отвёз нас к развилке, помахав рукой коллегам близ неё, и даже не взял дополнительных денег за ожидания и сафари - сквозь весь языковый барьер было видно, что он и сам остался доволен поездкой. Вскоре нас подхватила машина, где ехала чета монголов средних лет - именно монголов, а не казахов и ойратов. Интеллигентная женщина почти свободно владела русским языком и часто бывала России; в Ховде у неё дочь, а сами они - из Алтая. Крошечный городок Алтай (15 тыс. жителей) стоит не там, где можно было бы подумать, а в 400 километрах от Ховда на Улан-Батор, и служит центром Гоби-Алтайского аймака. До Гобийского Алтая мы так и не доехали, да и считать ли его Алтаем вообще? Ведь слово "алатау" значит просто "пёстрые горы", то есть горы с высотной поясностью, и если судить чисто по топонимике - то Алтай смыкается с Тянь-Шанем, и алтайским городом выходит даже Алма-Ата на склоне Заилийского Алатау.

46.


Ну а Монголия - манила, и я твёрдо знаю теперь, что однажды вернусь в её глубь. Но от Манхана началась обратная дорога, и в следующих трёх частях вернёмся в Баян-Улгий, в дикие горы Монгольского Алтая, древний Эргенекон.

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ серии.
Алтай в общем
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. У истоков тюркского мира.
Казахский Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Монгольский Алтай - посты будут!
Земля Кобдо. Первые впечатления о Монголии.
Земля Кобдо. Про кочевых казахов.
Улгий. Город монгольских казахов.
Монгольская дорога. Из Улгия в Ховд.
Ховд (Кобдо). Старейший город Монголии.
Манхан. Земля захчинов и петроглифы каменного века.
Монгольский Алтай. Дорога на Хурган-Нур.
Монгольский Алтай. Кобдинские озёра.
Монгольский Алтай. Назад через Цэнгэл.
Неалтайский Казахстан - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Степной Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Tags: Великая Степь, Монголия, дорожное, природа, этнография
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments