varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Таван-Богд. Часть 2: Кобдинские озёра, или затерянный Эргенекон



Русское Беловодье - не единственная чудо-страна, затерянная в горах Алтая. У тюрок и монголов есть предания про Эргенекон - изобильную долину, в которой давным-давно укрылись от врагов две выживших семьи кочевников Нукуза и Кияна. Там их потомки набрались сил, и наконец, перековав на мечи и доспехи целую гору, вновь вышли в Великую Степь да покорили её от Чёрного моря до Жёлтого моря. На эту легенду неплохо ложится история: в 439 году "500 семей" гуннского рода Ашина (Благородного Волка) укрылись от врагов в Алтайских горах, где занялись добычей железа. Алтай к тому времени уже населял кочевой народ, возникший от смешения скифов и гуннов, и возглавив его, в 546 году Ашины объединили и Скифскую, и Гуннускую степи до самых дальних пределов - так появился Тюркский каганат, а впереди были войны Чингисхана, Тимуридский Туран, Османская империя...

Обычно Эргенекон, как и Беловодье, ищут на российском Алтае - я там встречал гостей из Казахстана, восторженных от мысли о прикосновении к прародине. Но Ашины поселились к югу от Золотых гор, то есть искать Эргенекон надо в Китае или Монголии. Кобдинские озёра, на которые мы добирались в прошлой части, очень похожи на ту легендарную долину, в том числе потрясающим изобилием древностей.

Покинув дом семьи казахских чабанов, куда нас отправила с Харатаса дочь археолога Норка, мы настроились на долгий поход. Вот такой вид под внезапно вышедшим солнцем открылся нам с первой же гряды. Впереди, за "гигантской рябью течения" и буграми-тебелерами (см. прошлую часть) синеет Хурган-Нур на высоте 2073м - центральное из трёх Кобдинских озёр, порождающее реку Кобдо. Харатас стоит на реке Годон-Гол, текущей сюда из озера Даян-Нур, относительно нас - справа. А слева вдали виднеется Хотон-Нур, с Хурганом соединённое протокой Сыргал, и вот на этой-то протоке у моста мы имели шанс поймать машину до Большого мира. Хозяева дома, где мы ночевали, говорили, что до моста 8 километров, но по карте выходило все 16, и с тяжёлым рюкзаком за спиной это был бы поход на весь день. Но - по твёрдой пологой земле, без болот или горных склонов, да с возможностью заночевать в любой юрте - в общем-то не так уж далеко!

2.


Пейзаж вокруг был изумительно красив, и как на Вайгаче в такой же солнечный ветреный день, я чувствовал в нём что-то райское. Ну а особый колорит этой долине придают старые лиственницы, остатки реликтовых лесов, выросших по окончании лединкового периода. Сейчас это не лес, а совокупность деревьев-индивидуалистов:

3.


Деревьев - ярких личностей, многие из которых и на лиственницы-то не похожи!

4.


Лиственницы, рябь и тебелеры, а над всем этим белки - по описанию похоже на Курайскую степь русского Алтая, а по впечатлениям - ничего общего. Как-то так я представлял себе скорее Якутию или Колыму:

5.


С той разницей, что здесь нет бараков сталинских лагерей и разбившихся ленд-лизовских самолётов, зато есть белые юрты:

6.


И в целом при кажущейся девственности природа Таван-Богда вполне обжита. Мимо нас то всадник проезжал, почти не оглядываясь в сторону очередной пары туристов, то набредали мы на загоны для скота, где тучные стада, наверное, будут зимовать. Зимы тут, кстати, бывают очень снежными, но местные каким-то образом обходятся без сенокосов - увы, не знаю точно, как.

7.


Гигантскую рябь на дне долины создала вода - когда-то ледники запрудили Кобдо-реку, а когда эта дамба протаяла - поднявшейся за ней озеро со страшной силой утекло на равнину, намыв рябь - как волны на мелководье, но только в несколько метров высотой. Тебелеры - это бугры пучения, или гидролакколиты, на нашем Севере их называют булгунняхи, а в Новом Свете - пинго, и выпучивают их подземные наледи в вечной мерзлоте. Рябь слишкам велика, чтобы просматриваться, когда идёшь среди неё, но идёшь по этой долине сплошь вертикальной синусоидой. А вот тебелеры исправно торчат тут и там:

8.


Под ногами - разноцветные камни, напоминающие, что главным богатством Эргенекона была руда:

8а.


В ложбинах - зеркальные озерки:

9.


Гладь которых тревожат лебеди, вновь заставляя вспомнить Вайгач:

10.


Так мы вышли на скалу у Хурган-озера. Вид направо, в той стороне Даян-Нур и дорога, по которой мы приехали вечером.

11.


Вид налево, неплохо просматривается гигантская рябь, а где-то там вдалеке Хотон-Нур и Сыргал - наша цель на сегодня:

12.


Внизу я заметил колеи накатанной дороги, и поторопил Олю собираться с привала - вдруг там прямо сейчас что-то поедет?! Видимо, это подсознание уловило далёкий, неразличимый ухом шум мотора - стоило было нам выйти к дороге, как из-за бугра показался УАЗ с тремя рослыми мужиками такого вида, будто несколько лет назад они брали Рим, а теперь вышли на покой и остепенились. Конечно же, они остановились, и хотя ехали они не в Ценгел, а только в Сыргал, всё же это давало какой-то шанс к вечеру добраться до Улгия.
Проехав с полчаса, встали на ремонт и санитарную остановку у моста через быструю речку:

13.


Мостов тут много, и все там, где они нужны. В этой долине постоянно ощущается присутствие человека... но особое, очень деликатное - скотовод может сорить, может рубить деревья, но в целом природа нужна ему такой, какая она есть, и не в его интересах капитально менять ландшафт этой долины. Национальный парк Алтай-Таван-Богд (Пять Святынь Алтая) тут с 1996 года, но никаким экологам не снилась та гормония с природой, в которой живут кочевники.

14.


С очередного бугра "гигансктой ряби" мы увидели каменные постройки, и гунны казахи за рулём, видя наш интерес, резко повернули к ним, съехав по крутому обрыву:

15.


Здесь покоится Хулбай, который в 1860-х годах нашёл сюда дорогу и привёл в этот Эргенекон казахов, покинувших охваченный войной Синьцзян. Рядом - ещё несколько мазаров архаичного вида: более нигде на казахских некрополях я не припомню срубов.

16.


Хулбай-мазар сориетирован точно на закат в весенее равноденствие, а особенно в нём поражает форма зиккурата:

17.


А на крыше - кусок белого кварца, который должен ярко сверкать на солнце. Такие лежат и на туриках вдоль дорог, и в наше время служат катафотом для ночных машин, но традиция явно гораздо старше.

17а.


Хулбаевский некрополь соседствует с другими курганами, которые старше его на тысячу лет, а то и не на одну:

18.


Груды камней и покосившиеся стелы Хургана археологи относят к "чандаманьской культуре". Она появилась в 5-2 веках до нашей эры смешением двух культур сибирских скифов - пазырыкской с Алтая и уюкской из Тувы. Однако кто были сами чандаманьцы - наука не даёт однозначного ответа: то ли скифы, то ли протомонголы, в любом случае - один из компонентов будущих тюрок.

19.


О древностях Алтая я писал отдельный пост, и Монгольский Алтай - безусловно, самый насыщенный этими древностями.

20.


Едем дальше, и этот Эргенекон тянется на километры:

21.


Курганы, херексуры (тоже курганы, но в оградах), оленные камни (острые стелы, на Алтае и Туве часто покрытые рисунками)...

22.


Вдали синяя полоса Хурган-нур. Как я понимаю, это название в переводе и значит - Курганное озеро, но как же созвучны Хурган-коль и Эргенекон! Озерный плёс здесь поворачивает, а в месте перегиба лежит большой остров Хулбайн-Арал.

23.


Современный кочевник проезжает сквозь херексур, где покоятся его дальние-дальние-дальние-дальние предки:

24.


Гунны спокойно притормозили снова - им было явно некуда спешить, и на каждой остановке они покидали УАЗ и рассжаивались рядом с ним на корточках. Теперь они остановились, чтобы мы увидели Шара-Булак - могильник уже не скифов, а вполне себе тюрок, который иногда называются не иначе как "мемориал":

25.


Четыре квадратных каменных кургана, в которых покоятся вожди или герои. У каждого стояла "каменная баба" - от Дуная до Енисея это не идолы, а надгробия, изваяния тех, кто под ними покоится, и точно таких же каменных баб можно видеть во дворах музеев Днепр(опетровск)а или Луганска - беспокойный мир Великой Степи был един от Чёрного моря до Жёлтого моря. На Шара-Булаке один истукан исчез бесследно, второй когда-то был почти разбит и теперь наспех восстановлен, а вот два стоят как новенькие:

26.


И к каждому тянентся длинный ряд острых камней - балбалов. Каждый балбал - как зарубка на прикладе, олицетворяет поверженного врага, душа которого будет преслуживать победителю на том свете. Но что, неужели этот батыр сам убил стольких? Возможно, он был вождём, и эти камни олицетворяют врагов, убитых его племенем. А возможно, на могилу героя приходили другие воины попросить силы и удачи, и в качестве жертвоприношений дарили души своих поверженных врагов, продлевая аллею балбалов.

27.


И в длину эта аллея - метров 200... Между балбалами ходила корова. Как сказали бы японцы, тоже между прочим потомки выходцев с Алтая, "под славым старым шлемом теперь звенит сверчок".

28.


На Кобдинских озёрах несколько таких могильников, и целые галереи петроглифов - не столь страшно древних, как в знакомой нам пещере Гурван-Цэнхэрийн, а тех же скифских и тюкрских времён. Но Хулбай-мазар и Шара-Булак - самые известные древности Кобдинских озёр просто потому, что расположены прямо у озера, на торной дороге. Очередную реку, впрочем, УАЗик одолевает вброд:

29.


А на том берегу - о, знакомый! Ну как дела, дружище? Садись, рассказывай!...

30.


...Да, брат! Они там в аймаке вообще охренели! Ну лады, бывай!

31.


Снова древности... Кажется, за тысячи лет Великой Степи эту долину находили не раз, оседали в ней, не стремясь выйти, но однажды по каким-то причинам она пустела и забывалась на века. А потом новые кочевники оретали здесь скотоводческий рай, и последними из них стали казахи из рода абак племени кереев Среднего жуза, в 18 веке переселившиеся на опустевшие земли Джунгарии, а в 19 покинувшие их из-за чужой войны.

32.


Внезапно, в чистом поле, УАЗ остановился, и гунны сказали, что мы приехали.
-А где же Сыргал?! - удивился я.
-Там, - мужик показал чуть назад, - 2 километра!
Судя по всему, местные жители ходят ровно вдвое лучше нас, потому что расстояния тут стабильно занижают вдвое - по планшету выходило 4 километра. Но нам было не жалко: гунны завезли нас в реально красивое место, где под горами уже не лиственницы-индивидуалистки, а вполне себе тёмный лес, по которому мы зря не погуляли. За теми пиками - Китай:

33.


С другой стороны нам открылся мелкий заросший залив:

34.


И мы поняли, что высадили нас куда надо - вода здесь, видимо, теплее, чем в озёрах, а потому на ней множество птиц:

35.



На кадре выше - серые цапли, на кадре ниже - баклаы и лебеди:

36.


А вот настоящие чёрные аисты:

37.


37а.


Аистов спугнул ЗиЛок, и какая же степь без стада баранов?

38.


Мы пошли к Сыргальской протоке. По дороге, впрочем, решили свернуть на берег озера - это уже не Хурган, а Хотон, самое длинное и верхнее в системе Кобдинских озёр. Вода в нём нереально чиста:

39.


Лесистый южный берег:

40.


А северный - степной, без единого деревца:

41.


Сколь странное зрелище - юрты в лесу!

42.


И как уже говорилось в одной из прошлых частей, на самом деле Монголия - это страна озёр. А в озёрах тех хариусов больше, чем воды, как знает всякий человек, неравнодушный к рыбалке. Я не раз встречал в интернете восторженные рассказы о том, как ведро рыбы здесь ловили за час, а рыболовыне базы предоставляют туристам гарантию улова - нет такого человека, который не смог бы здесь поймать хоть одну рыбину! Помимо хариуса, в озёрах монгольских гор водятся осман, султанка, ускуч (ленок), а если повезёт - здоровенный таймень. Принято считать, что монголы не едят рыбу и никогда её не ловили - поэтому её здесь так много. На самом деле тут как на Камчатке или Сахалине - для рыбы идеальные условия, а людей пока ещё слишком мало, чтобы вылавлвивать её больше, чем она плодится. Кочевники ловили рыбу издавна, в здешнем изобилии практикуя конную рыбалку с острогой:

42а.


Оля даже решила искупаться (хотя у местных это дурная примета - купание якобы вызывает грозу), и я шутил, что будет там ходить по колено в хариусах - но нет, по крайней мере на прибрежном мелководье рыбы не видать. Потом мы расположились на камне и пообедали банкой монгольской тушёнки, и собравшись, двинулись по степи на Сыргал. Вдали за озером - остроконечные горы, в которых хочется увидеть те самые Пять святых Вершин, включая высшую точку Монголии Хуйтен-Уул (4373м), прежде пик Найрамдал (Дружбы)... но нет, на Таван-Богдо ещё и крупнейшие ледники Алтая, а значит - это явно не они.

43.


В горах, по местным преданиям, водятся алмасы - снежные люди, покрытые шерстью, таинственный враг чабанов. Более реальный враг - волки, летом сытые и вальяжные, зато зимой злющие от голода, так что от добычи волчьей стаи остаётся лишь красное пятно на снегу. На нас же из земли смотрело ТАКОЕ:

43а.


Через несколько километров почти ровной степи мы вышли к деревянному мосту через Сыргал:

44.


Не знаю, когда эти мосты были построены, но именно два моста через протоки, Сыргал и Харатас, стали точками конденсации для кочевников Кобдинских озёр:

45.


Рассчитаны они явно не на любую технику - вон ЗиЛ переезжает реку вброд:

46.


На том берегу, с которого мы пришли - воинская часть в деревянных казармах:

47.


А напротив неё - собственно, селение Сыргал. Как и в Харатас, это магазин и бензоколонка у моста, вокруг которых на километры разбросаны юрты:

48.


Магазин в перемычке коржын-уя (казахский дом из двух помещений по разные стороны прихожей) - в общем-то обычное сельпо, где продаётся всё, что завезли:

49.


Рядом - гостиная. На диване игрушка, на потолке лента для мух, а на стене - старый мултук. Хозяева напоили нас чаем с казахстанскими конфетами, и пообещали пристроиться в какую-нибудь машину.

50.


Бензоколонка по соседству:

51.


На которую и прибывали машины - у ЗиЛов и УАЗов тут водопой, они собирались именно вокруг бензоколонки, но вот незадача - в ней самой кончился бензин, и все теперь ждали, когда придёт бензовоз из Цэнгэла. Сверху приехало несколько юртовозов - у кочевых казахов в конце августа начинаются перкочёвки, и много кадров для поста по ссылке я снял именно здесь. Снизу появилась колонна "буханок" с каноэ на крышах, которые они везли каким-то американцам на турбазу. Один из буханочников неплохо говорил по-русски, и сказал, что поздно вечером они поедут назад и могут взять нас сразу до Улгия. Прямо с гор спустилось стадо с удалой погонщицей в чёрных очках. Откуда-то возник то ли егерь, то ли пограничник в форме - но пришёл явно пообщаться на движуху, в нашу сторону даже не глядя. Так же, только на верблюдах, а не на машинах, встречались караваны и армии у караван-сараев и сардоб на просторах Великой Степи...

52.


В следующей части, последней о Монголии и об Алтае, спустимся по долине Кобдо обратно в Улгий.

АЛТАЙ-2017
Алтай Триединый. Обзор поездки и ОГЛАВЛЕНИЕ серии.
Алтай в общем
Алтай в общем. Регионы и народы.
Алтай в общем. Край шести религий.
Алтай в общем. У истоков тюркского мира.
Казахский Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Монгольский Алтай - посты будут!
Земля Кобдо. Первые впечатления о Монголии.
Земля Кобдо. Про кочевых казахов.
Улгий. Город монгольских казахов.
Монгольская дорога. Из Улгия в Ховд.
Ховд (Кобдо). Старейший город Монголии.
Манхан. Земля захчинов и петроглифы каменного века.
Таван-Богд. Дорога на Хурган-Нур.
Таван-Богд. Кобдинские озёра.
Таван-Богд. Назад через Цэнгэл.
Неалтайский Казахстан - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Степной Алтай - см. ОГЛАВЛЕНИЕ!
Tags: Великая Степь, Монголия, деревянное, дорожное, природа
Subscribe
promo varandej august 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments