varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Боровск. Часть 0: Балабаново и Пафнутьево-Боровский монастырь



Боровск - городок (11 тыс. жителей) в Калужской области, в плотной агломерации Обнинска (которому, с Первой в мире АЭС, были посвященые прошлые части) отвечающий за исторический центр. На мой взгляд, это самый интересный русский малый город к югу от Москвы, и даже серой унылой зимой его холмистый пейзаж удивительно романтичен. Но есть у Боровска и ещё одно свойство - это ближайший к Москве город за пределами Подмосковья, а потому на его богатую историю накладывается весьма колоритная современность. О Боровске я расскажу аж в четырёх частях. Вернее, в трёх - в "нулевой" части собственно Боровск будет представлен лишь дальними видами из предместий, а вплотную речь подёт о соседних городках Балабаново и Ермолино и о Пафнутьево-Боровском монастыре: последний хоть и главная достопримечательность Боровска, а расположен за городом, в селе-предместье Роща.

Об экономическом чуде в отдельно взятом районе я рассказывал ещё в первой части про Обнинск. На границе Калужской области с Подмосковьем находится компактная, но необычайно плотная агломерация аж из 7 городов - Обнинск, Малоярославец, Балабаново, Боровск, Жуков, Ермолино и Белоусово. А в её северной точке находится индустриальный парк Ворсино, каким-то образом превратившийся в одно из лучших мест России для иностранных инвестиций. Поэтому теперь на первых километрах Калужской области (если ехать от Москвы) из-за каждого угла торчит труба или новенький цех с густым белым паром - как где-нибудь в Восточной Азии, вокруг Обнинска выросли десятки небольших заводов, выпускающих всего понемногу от электроники до творожков. И даже Балабаново, унылый маленький городок (25 тыс. жителей) с большой станцией, среди калужан имеет репутацию места куда более хлебного, чем областная Калуга.

2.


Но несмотря на все эти дифирамбы, вкупе с отреновированной комфортабельной московской электричкой, станция Балабаново встречает самой что ни на есть балабановщиной. Если вы думаете, что на кадре выше вокзал - то чёрта с два! Внутри здания я увидел лишь частную кассу и пару киосков. Билеты, как на электрички, так и на дальние поезда, продаёт касса в два окошка в неприметном закутке левее вокзала, которую я нашёл не с первой попытки, а на поезд можно попасть лишь в обход плафторм - по снегу это минуты три пешком, а когда состав со стороны Москвы подходит - он ещё и преграждает путь. Ехать отсюда что до Москвы, что до Калуги - по полтора часа, до Обнинска - минут 10-15. С привокзальной площади ходят и автобусы - но только в пределах агломерации, даже в Калугу по асфальту можно уехать лишь с пересадкой в Обнинске. Напротив кассы - единственный в Балабанове дореволюционный дом, скорее всего путейского ведомства времён строительства магистрали Москва-Киев (1896-98).

3.


На крыльце вокзала двое цыганят выскакивали на дорогу каждому прохожему с вопросом "Сколько времени?!", и явно их не время интересовало, а обратная связь. В зале ожидания что-то горячо осубждала компания грозных молодых кавказцев в макосинах, и по темпераменту их казалось - вот-вот передерутся. На лавочках тихо сидели понурые таджики, узбеки и киргизы, а их землячка тем временем мыла пол. Задолго до расцвета Ворсина северные районы Калужской области прославились обилием мигрантов - вероятно, потому что это ближайший за пределами Подмосковья гастрбайтерский плацдарм для покорения Москвы. Доля среднеазиатских народов в некоторых районах и поселениях здесь достигает 3-5%, а особенно это заметно именно на станции Балабаново.

3а.


Впрочем, в основном это всё-таки вполне себе русский городок, разве что за пределами станции чуть более ухоженный, чем большинство райцентров Средней полосы:

4.


За сталинкой с кадра выше (о её назначении чуть позже) - конспиративный Ильич. Рядом ведь железная дорога на Киев, вот видать и прячется за ветками от греха подальше. Между прочим, в Балабаново орудовала последняя в России крупная банда скинхэдов - заставляли мусульман пить алкоголь, за отказ избивали, а в 2014 году уехали как раз туда - сначала майданить, а потом и воевать.

5.


На площади - скромный, но очень красивый Вечный огонь. Не могу понять, что мне напоминает форма обелиска, ассоциация - с авиабомбами, сброшенными на эти края.

6.


За площадью - бывший институт ВНИИДРев, название которого я почему-то нахожу очень смешным. А за ним - фабрика "Плитспичпром", построенная в 1950-52 годах. Делает она в основном всякие панели из околодеревянных материалов типа ДВП, но известнейшая её специализация - спички. Как сказали мне на Крайнем Севере, узнав, что мы забыли табак, и собираемся с местными рассчитываться едой и батарейками, "ВСЕ ХОТЯТ КУРИТЬ!". Поэтому и Балабаново, гордо именуемое Спичечной столицей - без преувеличения, один из самых известных городов бывшего Советского Союза. На самом деле спички делали, конечно же, не только здесь, но "Плитспичпром" догадался лепить на коробки герб и название города, тем самым обеспечив Балабанову, как сказали бы сейчас, "вирусную рекламу". Сам я, впрочем, не курю, а если бы и курил - пользовался бы зажигалкой, поэтому чувства прикосновения к легенде у меня не возникло.

7.


Как я понимаю, ВНИИДрев ныне умер, и здание его занято офисами. А вот фабрика - жива, обильно дымит и звучно гудит... но именно спичек больше не делает за недостатком спроса и сырья. Сталинка с кадра №4 - не мэрия, а заводоуправление. Напротив ВНИИДрева - молодёжный спортзал:

8.


С очаровательными своей бесхитростностью барельефами на стенах:

8а.


В целом же Балабаново, получившее статус города в 1972 году - один из самых невзрачных городов Средней полосы. В радиусе квартала от станции ещё попадаются какие-никакие сталинки, а дальше - царство хрущоб и частного сектора.

9.


Из Балабаново в Боровск ПАЗики бегают буквально один за другим, в пути порядка получаса... однако миновать успевают ещё один город - Ермолино (10 тыс. жителей), и подобной, прямо-таки нидерландской плотности мелких городов, кажется, нет даже в Ближнем Подмосковье. Впрочем, при взгляде с боровских автобусов Ермолино - село селом, так как к этой дороге выходит предместьями. Посёлок (городом Ермолино стало лишь в 2008 году) разросся вокруг основанной в 1880-е текстильной фабрики, но ныне более всего известен своим военным аэродромом внутренних войск. А где-то между двух городов и территориально, и по сути - Балабаново-1, гнездо ракетчиков, в глубине которого есть даже музей РВСН с "Тополем", "Молодцем" и макетом ракетной шахты... само собой, не общедоступный, и по опыту организации своих космических экскурсий, я могу представить, сколько нужно возни, чтобы туда попасть. На въезде в Балабаново-1 - ракета-памятник, которую я не смогу опознать "на глаз". А по временам - может быть что-то с Корейской войны, в которой здешний полк принимал участие.
Про оба городка - и Ермолино, и Балабаново - подробнее читайте у nordprod.

10.


...В Боровск я ехал на ПАЗике из Обнинска, и в Балабанове ко мне присоединился прибывший из Москвы estrella_de_sur. За Ермолином потянулись теплицы, ярко подсвеченные оранжевыми лампами изнутри, а затем у дороги стали появляться коричневые указатели на всякие церкви, святые источники и Пафнутьево-Боровский монастырь. В деревне Рябушки мы оставили ПАЗик и по извилистым улицам начали отдаляться от трассы.

11.


Но боровская атмосфера здесь уже ощущается - вот на кадре выше кто-то объявил свой дом посольством Норвегии, а на кадре ниже другой домовладелец отгрохал себе натуральный терем. Конечно же, живут здесь или коротают лето москвичи, подальше от своего мегаполиса.

12.


А вот в типично русском пейзаже стройная горянка в платке и длинной юбке... хотя тут всё-таки скорее балабановский, чем боровский сюжет:

13.


До революции в Рябушках жили в основном староверы. Выходцами отсюда считаются небезызвестные Рябушинские, чей московский дом со староверческой молельней стал шедевром русского модерна. Но храм храм Дмитрия Солунского (1804) в Рябушках - новообрядческий:

14.


На его кладбище - укутанные снегом надгробия архаичного вида. Таких немало сохранилось на погостах Боровска и предместий, старейшие ещё 18 века:

15.


Само же кладбище выходит за ограду и спускается к часовне у Протвы. На одной из могил мы увидели флаг ВДВ и дату смерти - сентябрь 2016 года.

16.


В извилистых сельских улицах я умудрился полностью потерять направление. И когда мы вышли на высокий берег, Пафнутьев-Боровский монастырь показался за деревьями в стороне, едва ли не противоположной той, которую я ожидал. За монастырём, на склоне, виднеется и город. В Боровске много отличных видов точек, с которых видно всё одно и то же, лишь в разных комиобанциях. Но монастырь и городские церкви накладываются друг на друга только здесь. В Пафнутьевом монастыре я был в 2006 году, и даже не догадался тогда, что сам городок как минимум не менее интересен.

17.


...История Боровска хоть и древняя, да очень линейная: населён с 10-11 веков, известен в летописях с 1358 года, в 1378-1410 годах был вторым центром Серпуховского княжества, а затем раз и навсегда подчинился Москве. Стоял Боровск, надо заметить, на одном из самых горячих направлений - тогда ещё рукой подать было до литвинских границ, да и татары из Золотой Орды и её осколков трепали южные пределы регулярно. В Боровске был кремль, на окрестных холмах стояли монастыри, в одном из которых, в нынешнем селе Высоком, в 1414 году принял постриг внук крещёного баскака Парфений, в монашестве получивший имя Пафнутий. В 1434 году он стал настоятлем обители, а в 1444 перебрался на соседний холм, заложив там новый монастырь, почти сразу начавший богатеть и строиться в камне. Самым известным учеником Пафнутия Боровского был Иосиф Волоцкий, который возглавлял обитель в 1477-79 годах, а затем из-за конфликта с братией ушёл в Волоколамск и впоследствии прославился как идеолог "иосифлян", которых оппоненты называли "стяжатели". Впрочем, приветствуя обогащение церкви, строительство роскошных храмов и сближение с государством, сам Иосиф стяжателем не был, и с братией повздорил, раздав весь монастырский хлеб крестьянам во время голода. Пафнутьев монастырь в силу своего стратегического расположения был очень богат, и уже в 1520-х годах обзавёлся каменной стеной, превратившись в одну из главных крепостей внешнего (куда входили Серпухов, Коломна и Зарайск) пояса обороны Москвы.

18.


Новые мощные башни обитель получила в 1635-36-е годах, после Великой Смуты, показавшей, что с запада может прийти куда более сильный удар, чем из самых степных недр. Однако в реальной войне этой крепости поучаствовать уже не довелось (хотя и проходили здесь и немцы, и французы), и потому она великолепно сохранилась. В плане Пафнутьев монастырь представляет собой неправильный ромб около 550 метров по периметру. На кадре выше - восточная стена, в ней Оружейная и Сторожевая башни, и рядом с последней - воинский памятник:

19.


Интересно, что добрая половина монастырских стен на севере и частично западе лишена башен. Там, впрочем, и прохода нет:

20.


Самая скромная Круглая башня - и самая древняя. Она была построена вместе со стенами в 1520-е годы, на век с лишним раньше других монастырских башен:

21.


Самый зрелищный южный фасад с Георгиевской и Поваренной башнями:

22.


За последней, опять же там, куда проход преграждён забором, виднеется Тайницкая башня с необычным отрицательным уклоном стен. В одной из башен томился после очередного ареста протопоп Аввакум, а позже, в 1674 году - та самая боярыня Морозова, впоследствии увековеченная Суриковым. Главный раскольник отсюда вышел благополучно, и до сожжения в полярном Пустозерске проделал долгий путь. А вот его последовательницам повезло куда как меньше - из монастыря Феодосию Морозову и её сестру Евдокию Урусову перевели в городской острог, где уморили голодом. Но Раскол задушить не удалось, Боровск для староверов остался Малой Голгофой, и ко временам Циолковского больше половины боровчан не брили бород и крестились двумя перстами. Не знаю, почему, но кажется мне, что тюрьма была именно в той башне - а где на самом деле, история вроде бы не сохранила.

23.


Въездной в крепость служила Георгиевская башня, также известная как Знаменская - стало быть, в ней была домовая церковь. Сам въезд изгибался под прямым углом, чтобы ворота нельзя было выбить ядром или тараном... но следующая война пришлась на времена, когда пушки могли разрушить сами стены, а ядра легко перелетали через них. Монастырь к тому времени превратился в крупный центр паломничества, и ещё в 1701 году вместо мрачного средневекового входа через башню в стене пробили Проломные ворота, в 1864 году дополненные часовней и парой церковных лавок. Ныне это единственный вход в монастырь:

24.


Первое, что видишь за воротами - это грандиозная Трапезная палата (1511) в самом центре, служившая по сути дела донжоном в тогда ещё деревянной крепости.

25.


Но мы неспеша пойдём по кругу. Прямо у ворот - котельная с архаичного вида квадратной трубой, и длинный Гостиничный корпус 17 века:

26.


В котором особенно хорош портал:

26а.


Следом, как вагон в составе - Погребной корпус под Тайницкой башней. Это уже честный 16-й век, причём его начало, и надо заметить, в России гражданские постройки той эпохи редко встречаются больше одной в зоне видимости.

27.


Здесь впечатляет не портал, а сочетание заложенных старых и пробитых новых (19 века) окон:

27а.


А особенность боровской архитектуры времён Василия III - такие вот пояски, что на Погребах, что на Трапезной:

28.


Над трапезной церковью Рождества Христова возвышалась многопролётная звонница. В 1690 году на её месте воздвигли классическую русскую колокольню 55-метровой высоты, столь массивную, что в здании заметен крен. На ней висел десяток колоколов, старейший из которых сделал в 1488 году некий Федька Пушечник - ныне он хранится в Коломенском, единственный уцелевший отсюда. Там же - и механизм часов, циферблат которых виднеется в верхнем "прямоугольном" ярусе.

29.


На внешних стенах Рождественской церкви - фреск 16-17 веков:

30.


Увидев открытую дверь, мы понадеялись, что можно подняться на колокольню. Эта надежда, конечно же, не оправдалась, но зато мы увидели великолепные росписи паперти:

31.


В основном, как я понимаю, это 17-й век, когда вместе с колокольней комплекс трапезной получил капитальный ремонт. Но Спаситель 1510-х годов над входом - ныне старейшая фреска Пафнутьево-Боровского монастыря:

31а.


Площадь между храмов Рождества Христова и Рождества Богородицы. Слева настоятельский корпус 19 века, унылый как хрущоба, а справа длинный Братский корпус 17 века, вытянутый вдоль стен. В мой прошлый приезд такого вида ещё не было - при Советах обитель занимали то тюрьма, то училище, и корпус загораживало здание 1930-х годов. Был это не конструктивизм, а нечто совсем барачно-безликое, и я даже точно не знаю, когда именно его снесли.

32.


Трапезную к собору пристроили в 1837 году, а основной белый храм воздвигнут хоть и не в начале 16 века, но в 1584-86 годах. Первым каменным храмом монастырь обзавёлся в 1467 году, и расписывал его сам Дионисий. Камни с фрагментами его фресок откопали в подклете нынешнего собора лишь при Советах, и развезли по музеям - Историческому и Рублёвскому в Москве, но что-то перепало и местному краеведческому. Я туда, увы, так и не сходил - меня приглашали, но по музеям в ту поездка вышла передозировка, и хоть Боровск совсем не далеко, не буду строить иллюзий - вряд ли я туда вернусь в ближайшие годы. В нынешнем соборе - тоже остатки фресок, иконостас с тонкой резьбой да иконы с необычайно богатыми окладами, так что лики Богородиц едва выглядывают из-за крестиков и даров. Иосиф Волоцкий был бы доволен...

33.


Но особое величие собору, как и всему монастырю, в тот день придавали ПТИЦЫ. При ближайшем рассмотрении это оказались банальные серые голуби, на барабанах храма искавше тепла (отапливали его что надо!). Всем не хватало места, в какой-то момент пернатые достигали критической массы, и всей стаей взлетали, чтобы через пару минут снова сесть, описав над обителью круг. Но места на всех не хватало по-прежнему, отдельные голуби продолжали носиться вокруг, шумно вклинивались между собратьями, и вновь возникла критмасса... Ну, а я конечно же ловил кадры с птичьей стаей над куполами и башнями древней обители.

34.


Соборный придел Святой Ирины, напротив красная церковь Митрофана Царьградского (1760), а за ней маленький Ильинский храм (1670) с больничной палатой на монастырским кладбище:

35.


Которое начиналось с братской могилы жертв Смутного времени. В 1610 году монастырь долго оборонял воевода Михаил Волконский Хромой, но двое предателей открыли ворота войску Яна Сапеги, и обороняющиеся с воеводой во главе погибли на последнем рубеже обороны - в храме.

36.


Вдоль Братского корпуса мы вышли к запертым воротам Георгиевской башни, а там и до выхода рукой подать. В основном вместе с нами по монастырю гулял ветер, а монахи в штатском, рабочие и немногочисленные прихожане ходили быстро и пригибая голову. Это было хорошо - обычно тут не протолкнуться от паломников и экскурсантов. Многие паломники приезжают сюда на несколько дней, чтобы дождавшись своей очереди, поговорить с отцом Власием - местным старцем и духовником обители. Принимает он не каждый день, по своему усмотрению, и кто-то попадает к нему сразу, а кто-то долго ждёт.

37.


Ну а мы... мы покинули монастырь и неспеша пошли в сторону города.

38.


Роща - это ещё даже не сам Боровск, но и селом я бы её не назвал. Классическое, я бы сказал, предместье, или по-русски - слобода.

39.


На холме над Протвой - ещё одна церковь Рождества Богородицы (1708), храм за оградой для простых мирян - частый атрибут монастырских слобод.

40.


Вход на погост - через характерные "зубастые" ворота:

41.


Более всего эта церковь знаменита тем, что в 1880 году в ней Константин Циолковский обвенчался с Варей Соколовой - дочкой единоверческого батюшки-вдовца, у которого снимал квартиру. Тогда Циолковский был просто уездным учителем, и даже самой непризнанной наукой начал заниматься чуть позже. Переезжал или менял работу он частенько, поэтому о "циолковиане" Боровска и Калуги я ещё напишу отдельный пост. Мы же застали на пороге церкви гроб, а значит внутри готовилось отпевание. Зимой действует лишь "новая" часть в колокольне и трапезной 18 века, а старый храм петровских времён открыт только летом.

42.


Другие ворота глядят на обрыв, и за долиной извилистой Протвы - старинный русский город, вытянутый вдоль речных излучин гигантским неправильным знаком вопроса:

43.


Слева, на высоком холме - то самое Высокое, откуда начинался Пафнутьев монастырь. Там стоит деревянная Покровская церковь, срубленная в 1621 году (хотя и перекладывалась с тех пор не раз). Позже мы убедимся, что она буквально нависает над Боровском и видна почти из любой его точки:

44.


Правее Крестовоздвиженская церковь (1814) открывает уездный центр:

45.


Особое очарование Боровску придаёт, конечно же, рельеф высоких холмов меж излучин. Как какой-нибудь Каменец-Подольский, он совершенно двухъярусный, и вот тут на переднем плане Введенская церковь Первой старообрядческой общины (1905-06) в предместье за Протвой, а над ней - задворки домов главной улицы Ленина. Справа виднеется смотровая площадка с памятником адмиралу Дмитрию Сенявину - герой русско-турецких войн родом был из этих краёв. А башенка под площадкой - даже не водонапорка, а всего-навсего трансформаторная будка:

46.


Ещё правее - самый центр с парой Благовещенского собора (1715, колокольня 19 века) и Преображенской церкви на Взгорье (1804) на косогорах по разные стороны холма. Раньше, конечно же, храмов было куда больше, но в Боровске нет того чувства "прореженности", даже если видел его старые фото.

47.


Боровское городище, где когда-то стоял кремль, а теперь - присутственные места 19 века. И часовня Феодоры и Евдокии (то есть Морозовой и Урусовой), построенная в 2002-03 годах староверами на месте ямы, где замучили непокорных боярынь.

48.


А лучше всего старинный пейзаж сохранила слобода за Протвой, над которой возвышаются недостроенный Покровский собор Второй старообрядческой общины (1912-17) и Борисоглебская церковь (1704). Туда, под разговоры о паровых двигателях, атомных станциях, энергодефиците цивилизации и перодически наступавших по его причине тёмных веках, мы и направились. Легко ли поверить, что из этих патриархальных кварталов начинался путь Человечества в Космос?

49.


Напоследок - вид Рощи и Рябушек из центра. Слева церковь Рождества Богородицы, справа церковь Дмитрия Солунского, а посредине - монастырь:

50.


В следующей части - о районе за Протвой, Боровском городище и многочисленных деталях городского колорита.

КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ-2018
Моя космическая программа и оглавление.
Краткий обзор краткой поездки и оглавление.
Обнинск. Город.
Обнинск. Первая в мире АЭС.
Боровск. Балабаново и Пафнутьево-Боровский монастырь.
Боровск. Дорога в центр и общий колорит.
Боровск. Фрески Овчинникова.
Боровск. Центр.
Калуга. Общий колорит.
Калуга. Старый торг и окрестности.
Калуга. Церкви.
Калуга. Палаты и особняки.
Калуга. Колыбель Космонавтики.
Tags: "Раскол", Космос, Среднерусское, дорожное, замки-крепости, староверы, транспорт
Subscribe
promo varandej 02:01, friday 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments