varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Самара. Часть 9: столица ракет



На заглавном кадре - "Союз", иначе говоря Р-7, самая массовая ракета-носитель в истории. Созданная Сергеем Королёвым и Дмитрием Козловым в 1950-х годах для военных, она служит с тех пор космонавтике, и во всех своих модификациях запускалась  более 1800 раз. Учитывая, что Р-7 - ракета одноразовая, столько же их было построено. И все, за исключением нескольких самых первых ракет - в Куйбышеве-Самаре, на заводе в "Прогресс" в Юнгородке за железной дорогой от показанной в прошлой части Безымянки. Не уверен, что Самару можно считать Космической столицей - этот титул всё-таки носит Королёв, а фактически Москва с ближайшим Подмосковьем. Но Самара - безусловно, Столица Ракет, а помимо "Прогресса" здесь на космос работал в разные время ещё пяток заводов. В последней части о Самаре-2018 я покажу музей "Самара Космическая" близ нового центра и два района космических заводов на разных концах треугольного города - Юнгородок у Самарки и Управленческий посёлок у Волги.

Как уже не раз говорилось, если вырезать из Москвы треугольную дольку - то получится Самара. Разраставшийся вдоль двух рек, миллионный город имеет почти правильную треугольную форму, и вместо московских колец здесь поперечные хорды. Самая дальняя от центра и длинная (почти 12 километров) из них - проспект Кирова, который мы пересекали в прошлой части. Огромный ДК имени Литвинова на главной площади Безымянки - это фактически ДК "Прогресса". Но большинство заводов Безымянки лежат за железной дорогой, куда по проспекту Кирова и пойдём - в компании Валерия v_doljenko и Михаила drunkdick, который и устроил всю эту экскурсию. Путепровод, кстати, как и многое здесь, был построен во время войны, хотя с той поры и обновлялся:

2.


Юнгородок, Авиагородок - названия будят в ушах добрые песни детскими голосами из старых советских фильмов. Реальность, увы, оказывается иной - здесь натуральное дно Самары, и вовсе не то "Дно", где вкусное пиво наливают, а то, где глушат водку и толкают наркоту. Прямо под эстакадой лежит бескрайний Кировский рынок, крыши павильонов которого похожи на крыши трущоб. Расположением у станции и общей злачностью он напоминает ташкентские Тезиковку и Янгиабад в одном лице.

3.


За рынком видны дореволюционные постройки станции Безымянка, а за ними - высокие корпуса. Это и есть "Прогресс", и когда с Байконура запускают новую ракету с космонавтами - знайте, что она сделана в тех цехах:

4.


За рынком - ещё одна промзона, но не завод, а депо Самарского метрополитена. Практически под мостом, но с другой стороны - предпоследняя станция "Кировская", а где-то там - конечная "Юнгородок":

5.


На опушке Кировского рынка мне показалось, что я телепортировался: запахи и лица, голоса и надписи, ассортимент ларьков - всё было знакомо по базарам Средней Азии, только злее. Но вот мы перешли проспект Кирова, и что-то вокруг поменялось - другой акцент, другие лица, другие взгляды. Михаил заметил, что ту сторону Кировского рынка держат в основном узбеки, киргизы и таджики, а эту - азербайджанцы и цыгане. За "кавказской" стороной базара мы увидели заброшенное здание:

6.


Это ДК "Мир" (1953), не знаю точно чей, но ныне всё равно заброшеный и ожидающий сноса. Внутрь обычно не пускают (хотя фото интерьеров в интернете есть). Миша рассказывал: "Спросил я как-то у охранников - там у вас раньше люстра висела, такая как гроздь с плафонами. Висит ещё? Охранники и отвечают: Да не, не висит! Неделю назад последний плафон из пневмовухи подстрелили. Дураки вы, - говорю я им, - продали бы - и то лучше!".

7.


Фасадом "Мир" глядит не на проспект Кирова, а на проходящее параллельно железной дороге Заводское шоссе. Напротив - эстакада, а за эстакадой - завод "Кузнецов", оставивший свой след в космической истории. Начинал он в 1912 году в Москве с французских двигателей "Гном" для аэропланов-этажерок, в 1924 году был объединён с ещё парой небольших московских предприятий в авиазавод №24 имени Фрунзе, а в 1941 году эвакуировался в Куйбышев. До 2010 года завод в Юнгородке назывался "Моторостроитель", но "Кузнецову" он не эквивалентен - на другом конце города есть ещё и одно предприятие этой компании, которое я покажу позже.

7а.


Между Заводским шоссе и Кировским рынком в сторону "Прогресса" тянется Авиагородок, и это благозвучное название на любого самарца наводит УЖАС. Квартал на удивление красивых многоэтажек 1980-х годов с символизирующими крылья самолётов "козырьками" - это худший район нынешнего города.

8.


Собственно, произошло здесь то, что нередко бывает в Западной Европе или Америке - этническая геттоизация, постепенное заселение мигрантами, в данном случае - обитателями Кировского рынка. Из таких районов обычно уезжают все, кто могут, квартиры радикально падают в цене, и что не досталось пришлым - отходит местным маргиналам, которых сплавляют в такие места со всего города. Такой и тут теперь контингент - нелегальные мигранты, торговцы и гастрбайтеры "резиновых квартир", наркодиллеры, и те из самарцев, кто пропил квартиры в районах получше.

9.


В последнее время жизнь доходит и сюда: Михаил хотел показать нам пару магазинов, не изменившихся с 1980-х годов не видом, ни запахом, ни выражением лиц продавцов, но оказалось, что остался в них лишь последний пункт - интерьеры с полгода назад обновили. Более ярким впечатлением стала рюмочная - в комнатушке за тусклым окном были заняты три круглых стола, и за одним пара мужиков играла в карты, за другим забивали козла (в смысле в домино), а рядом одиноко сидел дедок да пил горькую, закусывая варёным яйцом. Увы, безнаказанно всё это сфотографировать не представлялось возможным:

10.


-Братаны, дайте прикурить, - подошёл к нам мужик, и рефлекторно кинул пальцы, как браток из кино 1990-х.
-Извини, не курим!
-Братаны, ну чо вы так? Я вам свою сигарету дам!
-Мужик, мы реально не курим.
Тот явно не поверил, но возникать не стал и пошёл своей дорогой, порой оборачиваясь нам вслед.

10а.


Хотя чисто визуально, по фотографиям домов и улиц, ничего страшного в Авиагородке нет - многотэажки тут качественные, то есть не успевшие облупиться и пойти потёками, а мусора по весне всюду в избытке. Интеллигентных конструкторов и аккуратных рабочих с высокотехнологичных заводов тут представить куда как легче.

11.


Прежде я видел многоэтажки Авиагородка из окна метропоезда и с платформ "Юнгородка" - единственной в Самарском метро станции на поверхности. Она строилась как времянка - ближе к "Прогрессу" должна была появиться капитальная подземная конечная "Крылья Советов". Но уже за несколько лет до окончания работ было ясно, что в срок её сдать не успеют - не хватало ни людей, ни проходочных щитов, ни денег. Поэтому как временную меру открыли метро с пассажирской платформой прямо в депо, а дальше стройка встала.

12.


Симпатичное здание поодаль, которое в другом районе я бы принял за конструктивизм, осталось от стадиона "Маяк" - его довели до абсурда, снесли, а потом построили на его месте бассейн.

13.


Собственно Юнгородок - следующий квартал, построенный явно в конце 1950-х, когда сюда переехало производство ракет. Здесь всё куда благообразнее, и детвора на площадках резвится без присмотра родителей:

14.


14а.


Дальше там трамвайное кольцо, а вдоль него ещё один грязный безымянный рынок. Как уже говорилось, на Безымянку в Самаре ведут все дороги, а если точнее - именно в Юнгородок. Жилая часть - это от силы 10-20% района за железной дорогой, чуть меньше "на глаз" занимают рынки, а остальное - это заводы, заводы, заводы. Из тех, что представлены стелами на Аллее Юных Пионеров из прошлой части - подшипниковый (крупнейший в России в своей отрасли), кабельный и "Авиакор", из упомянутых в этой части - "Кузнецов" и "Прогресс", а ещё - Безымянская ТЭЦ, "Строммашина", "Электрощит", чугунолитейный завод, завод климатического оборудования, мясокомбинат с жиркомбинатом и молокозаводом да огромное количество мелочи. Большинство из них работают, поэтому проложенные ещё при Советах маршруты трамваев, троллейбусов и единственной линии метро вполне востребованы.

15.


Соседство космической промышленности и мерзкого стихийного торжища - это так по-нашему! Идеальным слоганом для этого плаката на ларьке было бы "Зато мы делаем ракеты!". До проходной "ЦСКБ-Прогресс" за спускающейся через железную дорогу улицы Земеца рукой подать:

16.


Его история началась в двух городах - Москве и том Калининграде, который теперь Королёв. В 1893 году эстляндский немец Юлий Меллер основал в Златоглавой мастерскую по ремонту велосипедов, к 1909 году разросшуюся в "Дукс" - один из первых в России авиазавод, выпускавший самолёты иностранных марок. В Первую Мировую "Дукс" поставлял аэропланы и дирижабли царской армии, а при Советах сделался авиазаводом №1 да переехал на новую площадку - к ангарам Ходынского поля. С началом войны Авиазавод №1 был эвакуирован в Куйбышев, где занялся вместе с соседним "Авиакором" (завод №18 из Воронежа) производством штурмовика Ил-2 - "летающего танка" Великой Отечественной и самого массового военного самолёта в истории. Надо заметить, не гладко - поначалу производству буксовало, планы срывались, а грозные письма в Куйбышев слал лично Сталин. Также здесь делались штурмовик Ил-10 и истребитель МиГ-1, всего на три типа около 15 тысяч машин, но война закончилась, и мощности куйбышевских авиазаводов оказались явно в избытке. Тем временем очень интересные вещи происходили в Подмосковье: одним из главных трофеев войны стал ракетный центр Пенемюнде и фрагменты германских баллистических ракет "Фау-2". Их обратной разработкой и созданием отечественных ракет занималось ОКБ-1, и возглавлял эти работы небезызвестный Сергей Королёв. Р-1 была полной репликой Фау-2, Р-2 - первой полностью советской крупной баллистической ракетой, и в общем методом проб и ошибок конструкторы искали идеал. Каковым и стала Р-7, непосредственными работами над которой под руководством Королёва занимался молодой инженер Дмитрий Козлов. Все эти ракеты создавались как оружие, но уже на Р-1 летали по суборбитальной траектории собаки, и возможно, создавая "семёрку", Королёв вполне понимал, что военным она не подойдёт - огромная, заметная и очень дорогая, Р-7 требовала сложных стартовых комплексов, заправлялась два часа, а жидкий кислород (компонент топлива) в её баках долго храниться не мог. На вооружение "семёрку" приняли за её огромную дальнобойность (11 тыс. километров), но куда как эффективнее она оказалась в качестве ракеты-носителя, способной вывести в космос... спутник, собаку и даже человека!

17.


И хотя на заводе ОКБ-1 (нынешняя "Энергия") для монтажа ракет был построен Высокий корпус, там их собирали недолго: завершив проект, Королёв предпочитал отдать его надёжным коллегам и двигаться дальше. В течение 1958 года производство "семёрок" переезжало в Куйбышев, сначала для военных нужд, а затем и для космических, и главным конструктором "Прогресса" стал всё тот же Дмитрий Козлов, продолживший совершенствовать своё творение. В сущности, в Королёве были изготовлены лишь все 5 ракет "Спутник" и первые "Востоки" и "Луны", то есть мене 1% Р-7 различных модификаций, а остальные 99% с лишним - здесь. На ракетах, делавшихся за этой проходной, летали Белка и Стрелка, Юрий Гагарин, Алекскей Леонов, и более того - все космонавты современности, причём с 2011 года - не "все наши", а просто "все". И в отличие от московского Центра Хруничева, тут жизнь кипит - Илон Маск увёл покупателей у тяжёлого грузового "Протона", а "семёркам" (в нынешней модификации - "Союзам") в их классе за 60 лет (!) так и не нашлось замены... Помимо ракет здесь делают спутники, пытались осваивать производство самолётов, да и моторная лодка "Прогресс" называется так не случайно. Но как часто бывает, легендарное предприятие впечатляет не масштабом и зрелищностью, а напротив - невзрачностью построек и близостью убогого земного быта.

18.


За путями у депо есть ещё неплохой железнодорожный музей (где есть, например, советский скоростной поезд ЭР-200), но мы туда не успевали, да и пришли сюда в понедельник. Поэтому мы направились к метро "Юнгородок" и... вот не помню, куда мы поехали в тот день на самом деле, а по сюжету поста перенесёмся к станции метро "Российская". Потому что близ неё стоит одна из главных достопримечательностей Самары - Ракета:

19.


Р-7 по сути была концепцией, и за 60 лет пережила множество модификаций, названия которых в основном так или иначе отражали её полезную нагрузку. В 1966 году, после сугубо военной Р-7А, "Спутника", "Луны", "Востока" (на котором Гагарин летал), "Восхода" и "Молнии" в отечественной космонавтике наступило время "Союзов". И из примерно тысячи их запусков на пилотируемые космические корабли "Союз" пришлось лишь около 140: помимо них ракеты выводили на орбиту спутники и грузовые космические корабли "Прогресс" для орбитальных станций. При схожих данных (длина 49-51м, стартовая масса 305-310 тонн, полезная нагрузка - до 7 тонн) между собой "Союзы" отличаются довольно сильно. Самая массовая ракета-носитель в истории - это "Союз-У" (861 запуск в 1973-2016 годах), а здесь стоит самый редкий (32 запуска в 1966-76 годах) из них "просто Союз". Эта ракета была изготовлена на "Прогрессе" в 1984 году, стояла на космодроме Плесецк как тренировочный стенд, а в 2001 году вернулась на родину - памятником. Самая распространённая ракета-памятник - это реплика гагаринского "Востока", а вот подлинный "Союз" в общедоступном месте - единственный. В отличие от "Востока" это памятник не покорению космоса, а ежедневному присутствию в нём. Хорошо видны боковые двигатели первой ступени, и маленькая "головка" - третья ступень с собственными двигателями и стабилизирующими решётками на случай катапультирования при аварии на Земле. В этой головке и находится космический корабль до своего выхода в космос - всего несколько процентов объёма и веса ракеты. Вместе с опорами высота Самарского "Союза" 68 метров, площадка рядом гордо называется площадью Козлова, ну а в пристроенном здании с 2007 года музей "Самара Космическая".

19а.


Придя сюда вдвоём с Валерием, мы уткнулись в запертую дверь, бумажка на которой гласила, что по соображениям безопасности музей закрыт на 30 минут. Примерно 30 минут мы и прождали, под дверью собралась уже толпа, обстановка накалялся, и выходил к нам сначала грубый охранник, а потом растерянная сотрудница со словами "У нас маленький музей, мы не можем столько людей принять одновременно!". Лишь войдя в музей, я понял, что это действительно так - без выставок и всякого интерактива для школьников он занимает по сути дела один небольшой зал, у входа в который эффектно крутится "космонавт" в скафандре "Сокол" на ложементе:

20.


А за ним - макет сверхтяжёлой лунной ракеты Н1 и пара двигателей для неё, один из которых точно НК-33. Н1 в отечественных музеях космонавтики тема куда более популярная, чем модуль "Лунник" (см. здесь) или скафандр "Кречет": для полёта на Луну у СССР было сделано всё, кроме ракеты, но успешные разработки остались реликвиями ведомственных музеев, общественным же достались лишь памятники провала. Н1 родилась из борьбы амбиций главных конструкторов: патриарх отрасли Валентин Глушко, впоследствии создавший "Энергию", настаивал на водородном двигателе, разработка которого требовала длительного времени, а не терпевший противоречий Сергей Королёв решил пойти другим путём и использовать проверенные двигатели на керосине. Проблема была как минимум одна: сверхтяжёлой ракете таких двигателей нужно было МНОГО, и в итоге Н1 получилась чудовищем  то ли 34, то ли 38 двигателями, из которых 24 стояли только на первой ступени из пяти. По грузоподъёмности (около 90 тонн), при этом, Н1 уступала и "Сатурну-5" (который возил американцев на Луну), и "Энергии", а главной её проблемой было синхронизировать двигатели - отказ одного из них для 100-метровой ракеты становился фатальным, и вот на это тогдашних технологий не хватило: все 4 запуска Н1 оканчивались неудачей. Ну а поскольку для "Союзов" двигатели делал химкинский "Энергомаш" Валентина Глушко, с которым Королёв насмерть поссорился, за двигателями для Н1 Главный обратился к Николаю Кузнецову. Последний с 1949 года возглавлял конструкторское бюро в Куйбышеве и к 1960-м годам успел зарекомендовать себя как лучший в СССР конструктор реактивных двигателей. В основном - авиационных (по ракетным всё же не было равных Глушко), но и для баллистических ракет на его заводе кое-что делалось. Отсюда и аббревиатура "НК" в противоположность химкинским и воронежским "РД": называть "изделие" инициалами конструктора - это авиационная традиция. Но Королёв, дав старт проекту, вскоре умер, Н1 так и не взлетела и работы по ней были свёрнуты в 1974-76 годах, однако в силу того, что каждой Н1 было нужен 38 двигателей, запасы НК-33 в Самаре скопились изрядные. В 1990-х они были расконсервированы и использованы уже в современных ракетах, в том числе американской "Антарес", но на пятый раз двигатель подвёл и ракета погибла, после чего американцы от НК-33 отказались. В пригодном к эксплуатации состоянии их по-прежнему около 20 штук, а производство возобновлять не планируется.

21.


Третий самарский вклад - это спутники, делавшиеся "Прогрессом" на основе "Востоков" и "Восходов": шарики первых космонавтов уступили место более совершенным "Союзам", но сама конструкция продолжила жить как "Бион" и "Фотон" (для космических экспериментов, в том числе над животными), спутник-шпион "Зенит" и его "гражданский" родич "Ресурс-Ф" (с 1979 года, тут справа Ф1, на кадре выше Ф2), вместо космонавта возивший аппаратуру и плёнку, которая возвращалась на Землю в спускаемый капсуле. С их помощью уточнялись карты, велось сельское хозяйство, ну и конечно за врагом они тоже наблюдение вели. Были эти спутники одноразовыми, плёнка их кончались примерно за месяц, и последние их запуски проводились в 1990-х годах. Более перспективными оказались аппараты "Янтарь" (слева) с многоразовой "начинкой", и здесь представлен Янтарь-2К, или "Феникс", запускавшийся в 1974-83 годах, а например в соседнем Тольятти в Техническом музее АвтоВАЗа есть более современный, но внешне почти такой же Янтарь-4К. Эти спутники, в отличие от универсальных "Ресурсов", занимались сугубо оборонной разведкой:

22.


Вообще, концепция музея соответствует названию - не о покорении космоса, а о вкладе в него отдельно взятого города. Вот ещё пара изделий - камера сгорания с "Металлиста" (см. прошлую часть) для двигателя РД-111 от боевой ракеты Р-9, макет которой правее. Ещё правее - гигантский пресс, построенный в Краматорске для Самарского металлургического завода, и одно из его изделий - столь же гигантский алюминиевый лепесток для сверхтяжёлых ракет (как Н1, так и "Энергия") и "Бурана".

23.


Здесь представлена и кварцевая обшивка "Бурана" (о нём см. здесь) с её микроснимками, которых в других местах я не видел. Хотя делали в Куйбышеве не её, а титановые конструкции - на заводе "Авиакор". Он же и в Н1 участвовал некоторыми узлами.

24.


Есть тут и несколько более типичных экспонатов космического быта:

24а.


И для детей картинки:

25а.


И - опять география отрасли! - вот такой вот стенд. Под ним кнопки с названиями предприятий, и нажав на каждую из них, можно подсветить те части ракеты, которые там сделаны. В "Союз" вкладываются Самара и Сызрань, Москва, Химки и Дзержинский, Воронеж, Ижевск и (по крайней мере до недавнего времени) Харьков, а с учётом систем жизнеобеспечения и скафандров - ещё и Люберцы.

25.


В общем, музей действительно маленький - но ожидания под дверью стоит.
Неподалёку - Дом Ракетостроителей, который я показывал в посте о Новой Самаре, а в общем мемориальные доски ветеранам отрасли тут висят по всему городу:

26а.


В завершение рассказа о Самаре Космической остаётся "найти Управу" - то есть, поехать в посёлок Управленческий, самый дальний (после Красной Глинки) район на Волге за бездонным Коптевым оврагом. Странное название напоминает о том, откуда этот посёлок взялся - в 1937-40 годах чуть выше Самары началось строительство Куйбышевского гидроузла, который должен был стать крупнейшей гидроэлектростанцией мира, и вот за поворотом реки, с видом на великую стройку, разместился городок для её управления. Но стройка была свёрнута из-за внезапно обнаружившихся геологических сложностей, которые может и решили бы как-нибудь, да только подошла война. На Безымянке эвакуированные заводы и так были набиты, что их рабочие в трамвае, поэтому иные предприятия оседали в других местах вплоть до Сызрани. На Управленческий привезли два завода из Киева и Москвы, как следует перемешали и сделали из них завода №145 имени Кирова. Он делал пулемётные турели, кассеты для бомб, понтоны, словом - ёмкости военного назначения. В 1946 году на его основе был образован Государственный Союзный опытный завод №2, который и возглавил в 1949 году уже упомянутый Николай Кузнецов. В 1953 году предприятие вновь переименовали в завод №276, а в 1967 - в Куйбышевский (Самарский) научно-технический комплекс, после смерти главного конструктора в 1995 года - имени Николая Кузнецова. В 2011 году, объединившись с "Моторостроителем", он образовал компанию "Кузнецов" в её нынешнем виде - крупнейшее в России производство реактивных двигателей. Ну а Управленческий все эти годы был его слободкой, и хотя автобусы из Самары ходят сюда часто, ехать действительно далеко. В какой-то момент город заканчивается, вдоль дороги тянется густой лес Коптева оврага, а потом автобус сворачивает в сторону Волги. Центр Управы открывает Дом культуры "Чайка":

26.


Как и большинство окружающих зданий, построенный в 1950-е годы:

27.


Хотя капитальная застройка тянется только вдоль улицы Лазо, по которой я и пошёл в сторону Волги. Сквозь неё кое-где прорывается более поздние кварталы, выросшие на месте барачника:

28.


На улицах Управленческого жизнь кипит, много людей, магазинов, кафе. Но всё-таки здесь сразу ощущется, что посёлок стоит далеко и высоко - потому что в апреле, когда в Самаре снег уже растаял, на Управе вдоль улиц лежали сугробы.

29.


И таяли пугающе интенсивно:

30.


С улицы Лазо я мог бы свернуть на Симферопольскую и далее на Крайнюю, где стоят "Кузнецовский дом" (где жил конструктор и другое начальство) и пара дореволюционных "флигелей", то есть коттеджей, оставшихся от прошлого, ещё царского проекта - Порохового завода. Но я о них забыл, современные фото есть здесь.

30а.


Ближе к заводу - более старые, чем у ДК, здания, может быть времён войны или начала 1940-х годов.

31.


А в основном эта часть Управленческого - мрачные покосившиеся засыпнухи, на месте которых всё активнее строятся многоэтажки с видом на (завод и) Волгу. Но у них - своя история: среди из обитателей этих засыпнух были "последние немцы Поволжья" - около 1100 (вместе с семьями) специалистов из поверженной Германии, лидировавшей накануне краха в производстве не только ракет, но и реактивных авиамоторов (тем более что немецкие реактивные истребители участвовали в обороне Берлина). Поначалу немцев на Управе жило больше, чем русских, и зарплаты они имели в 2-3 раза выше, но и надзор за ними был строже, а настоящие "волжские немцы" тем временем обживали Казахстан. Впрочем, немецкая эпоха Управенбурга была недолгой - с 1950 года иностранцы начали покидать посёлок, а последние вернулись отсюда в Германию в 1953 году.

32.


В последних переулках перед заводом видны испытательные стенды - но скорее всё-таки для авиационных двигателей, у ракетных  эти сооружения куда как масштабнее. Вообще, всё это очень наглядная иллюстрация того, как космонавтика выросла из авиации - именно в Куйбышев из Москвы эвакуировались важнейшие авиазаводы, кропотливо создававшиеся в столице в 1930-х годах, и из них выросли все эти производства ракет и их двигателей.

33.


Первым ракетным двигателем Кузнецова стал НК-9, предназначавшийся для созданной в 1961-64 годах Глобальной ракеты ГР-1 - выводя на орбиту спутник, спускаемый аппарат которого был атомной бомбой, она могла поразить цель в любой точке земного шара. Подобные разработки вели и американцы, но в итоге в 1964 году две сверхдержавы решили, что это слишком и заключили договор о недопустимости размещения ядерного оружия в космосе. Одна из сохранившихся ГР-1 хранится в демзале подмосковной "Энергии" - вот эта светлая труба без боеголовки слева, но и правая золотистая ракета вроде бы тоже имеет к ней какое-то отношение:

34.


Но в целом ракетные двигатели никогда не были основной специализацией "Кузнецова", и три плаката у его проходной рассказывают про знакомый НК-33, НК-32 для "Белого лебедя" Ту-160 (на коротких участках этот огромный стратегический бомбардировщик способен разгоняться быстрее посланных за ним перехватчиков) и НК-361 для газотурбовоза - это и вовсе локомотив, который без проблем тащит в гору тяжёлые составы (так как уклон в принципе слабо влияет на него), но хоть топливо у него природный газ, а расход этого топлива колоссальный.

35.


Улица Сергея Лазо ныряет под проходную завода, и учитывая страшную смерть этого красного командира (его сожгли живьём то ли белые, то ли японцы в паровозной топке), в этом определённо есть какой-то очень чёрный юмор.

36.


Но вход на завод - с верхнего яруса, а тоннель под зданием открыт для всех, и даже маршрутки сквозь него ездят. За ним ещё один квартал всё тех же засыпнух:

37.


С развилки у которого народ ходит в основном направо. Там пять минут по асфальту до Вертолётной площадки и шикарных видов на Волгу, но мы сначала пойдём налево - там полчаса по грязи вниз. По краешку одного из ответвлений Коптева оврага, за которым - цеха "Кузнецова":

38.


По пути встречает огрызок стены из дикого камня:

39.


Это всё, что осталось от Здравницы - гигантского санатория (1932-35) для местной номенклатуры, место для которого подсказал чуть ли не Михаил Калинин, проходивший тут по Волге в 1927 году. Здравница и предопределила появление Управленческого, но санаторий закрылся в 1982 году, с тех пор ветшал-ветшал да так и был снесён в 2010-х. Теперь на его месте строится коттеджный посёлок, а жаль - здание было грандиозным, и в 2008-м я ещё имел шанс его застать. На переднем плане же этого фото - те самые немцы, как и автор этой фотографии - Гюнтер Шпор. Эти дети теперь "серебряные люди", респектабельные бюргеры из городов у Рейна, глядя на который, наверняка, они вспоминают запомнившуюся в детстве совсем уж огромной Волгу.

39а.


Боковое ущелье приводит к устью Коптева оврага, и огороды на его склонах - что рисовые террасы где-нибудь в Южном Китае:

40.


А парапет - это остаток Винтовой дороги, проложенной в 1916-17 годах к первой великой стройке будущего Управленческого: с началом Первой Мировой войны здесь начал сооружаться пороховой завод. С тех же времён остались и упомянутые флигеля на улице Крайней, но эта стройка заглохла с Гражданской войной - специалисты, вместе со всей документацией, ушли с белыми на восток.

41.


Только Винтовая дорога с похожими на бастионы подпорными стенками и осталась, и длина её ни много ни мало 5 километров - настоящий серпантин, как на горных перевалах.

41а.


Весной по ней идти неприятно скользко, а времени было мало, поэтому донизу я не дошёл. От завода всё равно не осталось и следа, а у Волги лишь чьи-то коттеджи и дачи. По берегу в сторону города можно было бы дойти до самой настоящей пещеры братьев Греве, но думаю, не по весенней слякоти.

42.


Поэтому лучше вернёмся к развилке да пойдём наверх - на Вертолётную площадку. Название её восходит к 1940-м годам, но теперь вертолёт на неё если и сядет - то только маленький да частный. Вертолётка ныне - это зона отдыха, дополненная летними кафе смотровая площадка:

43.


С которой открывается, пожалуй, самый красивый вид всего Поволжья! Ради него я ездил в Управленческий в 2008 году, тогда ещё не зная ни его истории, ни что за завод по дороге. Внизу - "то ли волжский разлив, то ли всемирный потоп, то ли просто Господин заметает следы", а поодаль Жигулёвские ворота - описав почти замкнутый круг мимо каменных Жигулёвских гор (тут они слева), Волга таки нашла в них слабое место и пробила его, отрезав небольшую гряду Сокольих гор. В этих воротах и планировалось построить Куйбышевскую ГЭС, и от неё остались белые "язвы" на склоне горы Тип-Тяв у самого дальнего самарского района Красная Глинка:

44. 2008


Бережок у него - это крайняя восточная точка великой реки. Правее над посёлком - гора Кузнецова, на которой снаружи - горнолыжный комплекс, а внутри - загадочные штольни, о содержимом которых есть немало легенд: например, секретные бункеры и стратегический запас на случай ядерного удара по стратегическому Куйбышеву. Или те самые подземелья, где лежали на консервации НК-33. Ну а достовернее известно, что под горой есть холодильник - но он в частных руках. За Сокольими горами, в устье реки Сок - карьеры и старые катакомбы, где добывали строительный камень, а с гор должны быть отличные виды. В общем, это задел для следующего визита в Самару.

45. 2008


За Соком Самара кончается, но предместья её тянутся и дальше, смыкаясь с предместьями Тольяти:

46.


Жигули и эти острова когда-то были настоящей Русской Тортугой, гнездом пресноводных пиратов волжской вольницы. Но и теперь на островах остались укромные бухточки:

47.


С другой стороны в дымке виднеется Самара, один из интереснейших городов России как своей историей, так и живой современностью. Думаю, в следующий раз (но я понятия не имею, когда он будет) я наберу здесь материалов ещё на пару постов. Пока же их, вместе со старыми - 12, немногим меньше, чем про Ригу или Таллин.

48.


В следующей части продолжим путь по местам, где делают ракеты - отправимся в апрельские Златоуст и Миасс на Урале.
Но - на следующей неделе, так как сам я через несколько часов отправляюсь в Воронеж.

А про Чапаевск, Пензу, юг Саратовской области и некоторые города и веси Урала я расскажу летом или осенью - пока что физически не успеваю.

ВОЛГО-УРАЛ-2018
Обзор поездки и оглавление серии.
Моя космическая программа. Контекст.
Саратовская область
Гагаринское поле и Лётный городок (Энгельс).
Саратов - см. оглавление.
Самарская область
Сызрань. Советская улица.
Сызрань. Всё остальное.
Самара (2017). Виды с Волги.
Самара. Колорит Старого города.
Самара. Запасная столица.
Самара. Дворы Старого города.
Самара. От Хлебной площади до площади Революции.
Самара. От площади Революции до площади Куйбышева.
Самара. От площади Кубйышева до площади Славы.
Самара. Новый город.
Самара. Безымянка.
Самара космическая. Юнгородок и Управленческий.
Самара (2017). Самарский метрополитен.
Чапаевск.
Челябинская область.
Кыштым.
Касли.
Миасс. Старый город.
Миасс и Златоуст. Машгородок и Машзавод.
Сатка. Промзона и Старая Сатка.
Сатка. Посёлок и Западный район.
Пороги.
Катав-Ивановск.
Усть-Катав
Пензенская область.
Tags: Космос, Поволжье, дорожное, индустриальный гигант, природа
Subscribe
promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments