varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Воронеж. Часть 2: проспект Революции



В прошлой части я рассказывал про общий колорит Воронежа, а теперь пройдёмся по его главной улице - 2-километровому проспекту Революции, бывшей Большой Дворянской.

Забавно, что ни в одном из трёх крупных городов, о которых я писал этой весной, - Саратове, Самаре и Воронеже, - главная улица не называется в честь Ленина. Зато и проспект Революции в Воронеже, и улица Куйбышева в Самаре в царские времена были Дворянскими - это к вопросу о разнообразии топонимики разных эпох и стран. В Воронеже мощный Ленинский проспект есть на Левом берегу, а вот улица Ленина видна на кадре ниже вдалеке - в неё переходит проспект Революции за железной дорогой. Но воронежская улица Ленина не то что невзрачная, а просто никакая, по сути дела просто связка центра с Северным мостом, за эстакадами которого она переходит в ведущую к ВГАУ улицу Ломоносова.

2.


Проспект Революции же начинается буквально из ниоткуда, невзрачными зданиями вдали от выдающихся городских ориентиров. Но достопримечательности начинаются сразу же - вот в этом домике чиновницы Германовской (1865), на съёмной квартире, в 1870 году родился Иван Бунин, и теперь, конечно же, его дом-музей.

3.


Напротив - бывшее Механико-техническое училище имени Петра Великого (1909-13), две зенитки у ворот которого напоминают, что фотографировать его лучше с другой стороны улицы и от пояса - сейчас это штаб ПВО.

4.


Дальше по проспекту, вновь на "бунинской" стороне - изящный островерхий дом Гайна (1888-90) с заглавного кадра, а улица Коммунаров рядом с ним уходит вниз так круто, что с другой стороны проспекта кажется, будто за оградой перед домом - тротуар... пока туда вдруг не нырнёт грузовик или ПАЗик, за секунду скрывшись доверху. Центр Воронежа делится на две явные части - "горзионтальную" и "диагональную", и при всём изобилии народной топонимики, каких-то общих названий у них нет. "Диагональная" часть на крутом берегу Воронежского водохранилища по ходу нашего движения отодвигается от проспекта, но здесь он проходит по самому краю, над старым предместьем Гусиновка:

5.


Сама же эта его часть - ещё не Большая Дворянская: в 19 веке район у начала проспекта носил странное название Рысистый бег, и представлял собой огромный пустырь, где устраивались скачки. Скакать тут было кому - ведь не из Орловской губернии происходили орловские рысаки, а из воронежских владений графа Орлова с центром в селе ХреновОе. Затем Рысистый бег (сразу ставший Старым бегом) пересекла железная дорога, и постепенно он начал застраиваться. Первое здание собственно Большой Дворянской - вот: растянувшаяся на целый квартал больница. И хотя я бы сходу принял её за сталинку, на самом деле это вполне честный классицизм - больница построена в 1826 году:

6.


Напротив - уже вполне себе сталинки, и стиль Победы в них куда как вычурнее:

6а.


В Воронеже, как и в Питере, есть Техноложка - официально ВГУИТ, то есть Воронежский университет инженерных технологий. Его главный корпус занимает на проспекте старую гимназию (1853-55):

7.


Сквозь Технологический сквер глядящую на Первомайский сад с весьма витиеватой историей. Как Горсад, в губернских городах привычный так же, как ЦПКиО в областных центрах, он был разбит ещё в 1850 году. В царские время сад славился летним театром и зимним катком, где практически каждую неделю устраивались состязания конькобежцев, но первый сгорел в 1929 году, а второй при Советах как-то позабылся. Всё, что осталось, было разрушено войной, да и в советском Воронеже появились новые, куда более обширные и красивые парки. В общем, был Первомайский просто тенистым сквером, где отдыхал народ, в первую очередь студенты Техноложки, да только вновь сменились времена, и сад был выбран под строительство собора.

8.


Надо заметить, с воссоздание московского Храма Христа Спасителя сразу десяток городов по всей России кинулся строить "третий по величине храм" страны. Благовещенский собор в Воронеже, заложенный в 1998 году, явно из этой серии и вполне может быть даже победителем - по вместимости я данных не нашёл, а вот по высоте и храма (85 метров), и колокольни (97 метров) воронежский собор в России пятый, причём среди храмов-новостроек он уступает лишь собору в Хабаровске, а его колокольня и вовсе с большим отрывом высочайшая из новых. Собор столь огромен, что подобно небоскрёбам, вблизи даже и не кажется каким-то особенно большим - его истинный масштаб становится заметен лишь на панорамах города. Здание в целом было закончено в 2003 году, первая служба прошла в 2009-м, а отделка идёт до сих пор. И думаю, воронежцы гибель любимого сада попАм не простят ещё долго, а вот мне этот собор понравился, да и среди всяческих ТЦ, ЖК и гостиниц, по-прежнему уступающих его колокольне, это не самая худшая вертикаль.

9.


Вокруг собора - целая "солнечная система" часовен и памятников, как например епископу Митрофану Воронежскому (2003) с кадра выше или вот этот Чернобыльский колокол:

10.


А памятник Воронежскому добровольческому коммунистическому полку, ушедшему на фронт в 1941 году, и вовсе явно старше собора. Вокруг него - небольшой оставшийся участок парка, отделяющий храм от проспекта.

11.


С другой стороны Первомайского сада - безымянная круглая площадь, откуда короткая улица Мира ведёт прямиком на вокзал, занявший другой конец бывшего Рысистого бега. К проспекту ведёт улица Феоктистова, переходящая в улицу Разина, мимо старой гостиницы Вяхирева (1888) круто спускающуюся на Чернавский мост.

12.


За этим перекрёстком проспект Революции вступает в права главной улицы окончательно, о чём напоминает единственный на нём подземный переход, в затхлой темноте которого обнаружилась мозаика:

12а.


Над перекрёстком нависает, пожалуй, самое впечатляющее здание проспекта - контора Юго-Восточной железной дороги с 70-метровой башней масштабов если не "сталинских сестёр", то по крайней московской гостиницы "Пекин". Здания управлений железных дорог всегда монументальны, но ЮВЖД тут, кажется, вне конкуренции.

13.


Думаю, название железной дороги удивляло не меня одного: это конечно не так эпично, как Юго-Западная железная дорога на северо-западе Украины, всё же направление от Москвы тут действительно юго-юго-восток, но для небольшого по площади Русского Юга между Украиной и Казахстаном тут очевидный запад. Всё дело в хвалёном железнодорожном консерватизме: в 1893 году было создано Акционерное общество Юго-Восточных железных дорог, объединившее построенные на рубеже 1860-70-х линии Козлов-Ростов и Елец-Царицын. Позже границы ЮВЖД менялись не раз, она сместилась чуть севернее (Ростов стал центром Северо-Кавказской железной дороги) и западнее (Волгоград вошёл в Приволжскую ЖД с центром в Саратове), но у железнодорожников даже переименование одной станции может тянуться десятилетиями, что уж говорить про целую железную дорогу? Интересно, что именно на ЮВЖД, а не где-нибудь на Крайнем Севере, находится и последняя крупная железнодорожная стройка России - тот самый 120-километровый обход Украины. Здание управления ЮВЖД в Воронеже (1930-32) поначалу выглядело совершенно иначе, и свой нынешний облик, включая башню, обрело лишь при восстановлении после войны. В отличие от подавляющего большинства "заампиренных" образцов конструктивизма, новый вид действительно интереснее старого:

13а.


Ну а туристам стоит знать, что это здание ещё и "с секретом" - за его многочисленными арками во дворе скрывается забавный небольшой Эрмитажик:

14.


Это Воронежский дворец, построенный в 1777-78 годах. Официально - для губернатора, но получилось столь стильно и роскошно, что молва никак не могла "доверить" такое здание чиновнику среднего уровня. Вдобавок, его строительство совпало с покорением Крыма, и в самой известной из неофициальных версий дворец строился для Екатерины II, якобы собиравшейся в ходе своего Южного вояжа посетить и Воронеж. В более экзотическом варианте хозяином дворца должен был стать в почётной ссылке последний крымский хан Шахин-гирей. Но старость он провёл совсем не в почёте, жил под наздором в Таганроге, Тамани, Воронеже и Калуге, а в 1787 году таки уехал из ненавистной России в благословенную Турцию, где был радостно казнён по приказу султана. В Воронеже он в 1784-86 годах в любом случае жил не здесь, а в загородном доме под присмотром донских казаков, так что молва молвой, а эрмитажик на Большой Дворянской себе действительно построил губернатор.

15.


Сходства с Эрмитажем добавляет художественный музей имени Ивана Крамского, один из лучших в России за пределами столиц - богатых усадеб, коллекции которых сюда можно было свезти, в чернозёмной Воронежской губернии хватало. Музей был основан в 1933 году, а сюда переехал в 1959-м.

16.


Напротив ЮВЖД через улицу Феоктистова - Первомайский сад с Благовещенским собором, а через Проспект - Петровский сквер, небольшой, но чрезвычайно ухоженный, людный и уютный. Не знаю, что за ним было до "Петровского пассажа" (2007), но по мне так даже он не портит вида, а создаёт неплохой задний план:

17.


Памятник Петру Первому отличает солидный возраст - он был поставлен в 1860 году. Впрочем, с той поры уцелел лишь постамент - скульптуру вывезли немцы при отступлении и скорее всего где-нибудь переплавили, но воссоздан памятник в 1956 году был, видимо, довольно близко к оригиналу. Как я понимаю, одновременно с первым памятником здесь появились и эти пушки, чуть ли не во времена Азовских походов отлитые в соседнем Липецке для так и не построенных кораблей и полтора века пылившиеся в воронежских арсеналах.

18.


Где-то на этом же перекрёстке стояло здание Окружного суда (1896), в 1917-38 годах служившее Домом Советов, затем переданное под Дворец Пионеров и именно в таком качестве оставшееся в истории, когда его разрушила война.

19а.


И в целом от Петровского сквера начинается участок проспекта, который я бы назвал Губернский квартал:

19.


На кадре выше, по соседству со скрытым во дворе ЮВЖД Воронежским дворцом - дом губернатора (1780). Вернее, изначально его построил как свой личный особняк воронежский комендант, губернии дом перешёл в 1792 году, а нынешний облик принял сотней лет позже. Напротив, вокруг Петровского сквера, в 1780-х годах планировалось построить комплекс общественных зданий по проекту Джакомо Кваренги, но состоялась из него в итоге лишь Казённая палата (1786-87), да и та всю стройность потеряла, когда на неё нахлобучили ещё два этажа. Длинное здание за ней - не жилая малоэтажка эпохи "пленных немцев", а целое Губернское правление (1788), судя по дореволюционным фотографиям не так сильно и изменившееся с довоенных лет:

20.


Следующий в губернском квартале - Почтамт начала 19 века, служивший и официальной гостиницей - в 1837-41 годах здесь, по пути из столиц на Кавказ, пару раз останавливался Лермонтов. Портал, как я понимаю, послевоенный - буквально пара штрихов при ремонте, и царский классицизм превращается в сталинский:

21.


Три флагштока между Почтамтом и бывшим Губернским правлениям - это проход на площадь Победы, которая находится фактически во дворе Почтамта, на "балконе" горизонтальной части города. В 1943 году на косогоре была устроена братская могила солдат из частей генерала Черняховского, а в 1975 году рядом с ней зажгли Вечный огонь, и да простят меня коммунисты, но я в композиции этого памятника вижу души защитников и освободителей города, возносящиеся на небеса.

22.


С "балкона" наверное открывались прекрасные виды на Левый берег, заодно заставлявшие оценить подвиг дедов - имея такие позиции, немцы всё же проиграли бой. Но с тех пор косогор зарос, и в общем Площадь Победы выглядит скорее Двором Победы - ухоженным и очень каким-то камерным: зайдя сюда, я спугнул милующую парочку. На задней стене Почтамта - та бронзовая карта, у которой в прошлой части я показывал экскурсию африканских студентов, а напротив памятника - высокая стела в честь награждения Воронежа орденом Великой Отечественной войны, который многие тут воспринимают как эрзац несостоявшегося Города-героя. Стела выглядывает из-за следующего здания - гостиницы 1840-х годов, сменившей множество названий и владельцев:

23.


Да только вот осталась от неё после войны одна стена, так что 90% здания на сотню лет моложе:

23а.


Между бывшей гостиницей и Почтамтом - последний элемент мемориала, скульптура в человеческий рост. Подойдя к ней со спины, я, не знаю почему, подумал на какого-нибудь "афганца". Поравнявшись со скульптурой, я узнал униформу красноармейца, а затем мой взгляд привлекли загадочные треугольники у него в руке. Это памятник Военному Почтальону (2015), у которого был, кстати говоря, реальный прототип - Иван Леонтьев, доставлявший письма если не в глубь уличных боёв, то по крайней мере на передовые позиции. Он вошёл с Черняховским и в освобождённый Воронеж, а погиб где-то западнее год спустя.

24.


Напротив - памятник Андрею Платонову (1999). Или Андрею Климентову - такой была его настоящее фамилия, а Платоном звали его отца, машиниста паровоза и рабочего железнодорожных мастерских. На памятнике - цитата "А без меня народ неполный". Платонов - один из моих любимых писателей, на мой взгляд единственный в русской литературе по-настоящему "народный": хотя сам он был вполне образован, да и работал всю жизнь корреспондентом, именно в его прозе, а не в стихах Некрасова, я вижу мир глазами примитивного человека, который может даже и способности к чтению не нажил, но всё бытие своё существует посреди поиска правды. Бескрайнее чернозёмное поле, а в нём это самая Правда размером не больше иголки, и вот её ищут днём и ночью наугад все эти работяги из "Котлована", ополченцы из "Чевенгура", колхозники-мечтатели из "Ювенильного моря" да Назар Чагатаев, построивший социализм в аду... Собственно, именно "Джан" - моя любимая повесть Платонова, поэтому в прошлый раз я цитировал его в Хиве. Одинокий и грустный Вощёв из "Котлована", что ходит с мешком и кладёт в него разные предметы - вдруг именно они окажутся Правдой? - это, кажется, мой персонаж, только вместо мешка у меня фотокамера. Для школьной программы Платонов явно слишком странен, и очень здорово, что избалованный обилием великих земляков Воронеж о нём не забыл. "Есть ветхие опушки у старых провинциальных городов. Туда люди приходят жить прямо из природы...".

25.


А мы продолжаем путь по проспекту. На целый квартал, 160 метров, тянется бывшая семинария (1813-22), причём такой длинной она стала не сразу, а в 1872-73 годах. Мрачностью здания впечатлился в 1832 году ещё Николай I, велевший устроить здесь казармы, да устно, и к вечеру уже о том забыл, а местные ему напоминать не стали. После войны разрушенную семинарию восстановили с дополнительным этажом да отдали в 1947 году Монтажке - архитектурно-строительному институту.

26.


Николаю I семинария мозолила глаз из окон дома Тулинова (1811-13), считавшегося лучшими воронежским особняком - даже не смотря на наличие губернаторского Дворца, монархи останавливаться предпочитали здесь, и отметилось их тут трое: в 1818 и 1820 годах Александр I, а в 1837 году цесаревич Александр (впоследствии Второй) с неизменным Василием Жуковским.

27.


Огромный красный Дом офицеров перестроили в 1931 году из Мариинской гимназии (1873):

28.


А за ним столь же огромный, но только ещё и во всех трёх плоскостях, отель "Мариотт" - натурально какой-то айсберг, невесть откуда свалившийся в центр города, придавив старый добрый советский ЦУМ. В масштабах Воронежа это смотрится примерно как Москва-Сити в Москве, если бы тот воздвигли где-нибудь в районе "Маяковской". И всё же, да не побьют меня за это МЕСТНЫЕ ногами, а мне вот он нравится:

29.


До ЦУМа-"Мариотта", впрочем, есть ещё небольшая площадь с памятником фольклористу Митрофану Пятницкому, в конце 19 века создавшему первый в России народный хор из воронежских мужиков. Напротив с утра пораньше оказалось открыто то самое (из прошлой части) кафе с арабами за стойкой, "Король-и-Шутом" в зале, "Nigtwish" на экранах, крошками на столах да двумя мужиками, которые так рады были своей встрече, будто один из них благополучно вернулся с войны. Кафе и памятник я не фоткал, поэтому вот рядом с ними конструктивистский шестиэтажный (!) Дом Книги (1935). Вернее, сейчас тут отделение "Единой России", но старое название, думается, совсем как в Средней Азии - нас всех переживёт.

30.


Рядом, в трапеции улиц Пятницкого и 25 Октября - Дом Связи (1930-е), сохранивший со времён постройки и облик (восстанавливали его по оригинальным чертежам), и назначение:

31.


Разве что барельефы тут явно моложе и стилистикой, и сюжетом - от гонца до космической связи:

32.


Дальше я свернул на улицу 25 Октября, потому что с обратной стороны дома связи есть Волосатая стена. Местные её почему-то очень любят и называют "наша неформальная достопримечательность", хотя в сравнении с густой шерстью домов Воркуты и Невьянска тут волосатость какая-то очень условная, даже на неприличные ассоциации не потянет. Ну а в основе - хотели эту стену чем-то обшить ещё в советское время, да так и не обшили, успев лишь крепления сделать:

33.


Ну а по улице 25 Октября я в итоге отклонился от проспекта ещё на пару кварталов. Напротив ребра Волосатой стены - конструктивистская подстанция 1920-х годов, за более высокими домами пережившая войну:

34.


Сталинка со шпилем на углу - в лесах:

35.


Да и огромная Советская площадь, в старину Мясной базар, один из многих "балконов" над косогором была перекопана так, будто город готовится к Мундиалю. Я так и не нашёл, как её пересечь, поэтому не подошёл ближе ни к Концертному залу 1970-х годов, ни к Покровскому собору (1841). Вернее, дата относится лишь к центральному храму с куполом, а вот трапезная (1736) и колокольня (1791) остались от прошлого храма, основанного ещё в 17 веке. Покровский собор с 1948 года кафедральный - ведь Благовещенский ещё не завершён.

36.


Напротив - начало тихой улицы Алексеевского, на которой в мясорубке войны чудом уцелел доходный дом Замятнина (1913):

37.


Воронежцы любят подводить ничего не подозревающего гостя прямо под балкон, из под которого на голову туриста буквально вылетает СОВА, даже под небольшим углом скрытая за опорами:

38.


Хотя и другие барельефы Дома с совой впечатляют. Дело в том, что Михаил Замятнин сам был архитектор и строил многие другие дома из этого поста, а уж на своей недвижимости без всех этих косных заказчиков отыгрался как следует.

38а.


Снова выйдем на проспект. Косогор отодвинулся от него уже на пару кварталов, и те кварталы приняли на себя удар войны, закрыв собой самый красивый и цельный участок дореволюционного губернского Воронежа. В перспективе его уже виден конец - зелень Кольцовского сквера, за ней площадь Ленина, над которой стеклянный цилиндр делового центра "Рамада-Плаза". Но идти туда можно долго - привыкнув к советскости воронежских пейзажей, начинаешь вглядываться в каждый старый дом:

39.


К ЦУМу, например, примыкает бывшая гостиница "Центральная", которую построил в 1878-79 годах местный купец Самофалов. Останавливались в ней Антон Чехов, Глеб Успенский, Владимир Маяковский и даже Иван Бунин - последний хоть в Воронеже и родился, а уехала отсюда в три года, и в родной город попадал уже как гость.

40.


Губернский Воронеж как он есть. Именно из-за этого участка проспекта я не могу сказать, что Воронеж был разрушен так же сильно, как Севастополь, Новгород или Минск, ведь ни в одном из них подобного не осталось. Слева - особняк купцов Капканщиковых, столь успешных, что это был единственный частный жилой дом Большой Дворянской.

41.


Кульминация проспекта, на мой взгляд - вот эти три дома, которые я сфотографировал с лестницы магазина напротив. Слева - Музыкальное училище (1912-14):

42.


Справа - дом Вансовича конца 19 века:

42а.


А посредине - гостиница "Бристоль" (1909-10), в Воронеже отвечающая за шедевр модерна:

43а.


В ней даже двор-колодец сохранился, единственный живописный двор Старого города, что я сумел найти. Но это не настоящий воронежский двор, ибо не разбитные "местные" с пивком в нём сидели на ступеньках, а двое скучавших охранников.

43.


В целом, по этим домам видно, что Воронеж до революции был красивым городом - но всё же не чета купеческим столицам Поволжья типа Саратова или Самары.

44.


На другой же стороне - Собака. Так в народе называют эту площадь-"выемку" проспекта:

45.


Ибо кличка у Собаки хоть и каждому в России известная, но всё-таки слишком уж длинная - Белый Бим Чёрное Ухо. Грустную повесть про верного пса, так и не дождавшего хозяин из больницы, написал в 1971 году воронежский писатель Гавриил Троепольский, но в итогё пёс оказался известнее своего автора. Только ухо у шотландского сеттера теперь не чёрное, а золотое - отлитая в 1985 году, одобренная писателем и уже после его смерти поставленная здесь в 1998-м скульптура с самого начала замышлялась контактной.

45а. 2007


Утром у Собаки пусто, лишь кто-то спешит на работу сквозь арки, но в 2007-м тёплым вечером эта площадь запомнилась мне многолюдием, шумом и смехом. Рядом ещё и фонтан "Дюймовочка" (только сама она куда-то делась - надеюсь, на ремонт, а не украдена) и театр кукол "Шут". Он известен с 1925 года:

46.


Но здание его (1984) куда моложе, и среди многих других образцов жанра, балансирующих откровенно на грани пошлости, выделяется в лучшую сторону.

47.


Последнее здание по чётной стороне проспекта - кинотеатр "Пролетарий" из новой (1966-68) и старой (1910-14) частей. Новая часть запомнилась мне кафе "Хуторок" в подвале - что-то вроде "Му-му"  с украинским уклоном, где я обедал дважды, и оба раза борщом да варениками с сыром и зеленью: они оказались настолько хороши, то мне во что бы то ни стало захотелось повторить.

48.


В старом синематографе более всего впечатляет название - "Увечный воин", но это что-то сродни рынку "Афганец" или садовому товариществу "Ветераны Афганистана", так как открывало синематограф одноимённое общество. В оформлении здания, впрочем, не то что увечных, а вообще каких бы то ни было воинов не замечено:

48а.


По нечётной стороне предпоследний дом сам по себе невзрачная сталинка, зато с отличными советскими артефактами у входов во дворы. У него в подвале не украинский борщ варят, а арабы курят кальян (об этом воронежском феномене - см. прошлую часть), и кстати "Шам" - это Сирия:

49.


Ну а дальше проспект выныривает на площадь Никитина в виде почти правильной звезды - вверх и вниз уходит улица Маркса, направо Пушкинская, налево конец проспекта. С нечётной стороны проспекта, фасадами на площадь - Госбанк (1931-32) и Драмтеатр имени Кольцова (1886), в 2012 году вернувшийся в своё историческое здание из нынешнего Концертного зала, где с 1995 года пережидал затяжной ремонт. Первый "Благородный театр", то есть междусобойчик местных дворян, в Воронеже появился ещё в 1787 году, а профессиональная труппа уже в начале 19 века славилась на всю Россию. Здание же больше всего впечатляет своей неправильной формой - а значит, площадь была устроена так уже в те времена:

50.


За театром Кольцова - зелень Кольцовского сквера, но формально тут ещё последний квартал проспекта. На другой его стороне - универмаг "Утюжок" (1932-34):

51.

Увы, много потерявший в облике при послевоенном восстановлении - а был это конструктивистский памятник совершенно столичного уровня:

51а.


Утюжком же воронежцы называли даже не его, а находившийся тут ранее базарчик, но к моменту строительства Универмага народное название стало почти официальным. Так глядишь через сотню лет и Сектор-Газовский административный район на том берегу появится, и театру "Шут" присвоят адрес площадь Собаки, 1...

52.


В следующих двух частях погуляем по другим районам центра - горизонтальным и диагональным соответственно.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Гора.
Воронеж. Север.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.
Tags: Космос, Русский Юг, дорожное, литература
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →