varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Два демзала в Подмосковье



О музеях космической техники я писал в этом году не раз и не два - они пронизывали всю мою космическую программу, потому что где ещё на Земле увидишь технику, созданную работать за её пределами? Я даже успел написать обзор космических музеев, их типичных экспонатов и уникальных реликвий, но за последующую пару месяцев был ещё в нескольких местах, которыми мог бы его дополнить. И прежде, чем начать рассказ про Байконур, Новый Шёлковый путь близ которого я показывал в прошлой части, разберусь с подмосковными долгами. Сегодня отправимся в два демонстрационных зала, где не музейной пылью пахнет, а рабочим железом. Один - в "космической столице" Королёве на заводе "Энергия", другой - в предместье Дмитрова Орево, на загородной учебной базе МГТУ имени Баумана.

Всё-таки Королёв - действительно Космическая столица России. За полгода в этой теме я пять раз через него проезжал, трижды был непосредственно в городе и дважды - на территории "Энергии", то есть бывшего ОКБ-1 Сергея Королёва. Просто посмотрев на карту, можно заметить, что объекты Ближнего космоса Москвы группируются не вокруг самой столицы, а вокруг её города-Sputnik'а, расходясь веером во все стороны. На севере от Королёва - Пересвет, с востока - Щёлково и Звёздный городок, с запада - Химки и Тушино, а на юг уходят как бы два луча - на МКАД нанизаны Реутов, Люберцы и Дзержинский, а на "оранжевую" линию метро - ВДНХ, "Роскосмос" и Институт космических исследований. Между этих двух лучей - ещё Бауманка и целая россыпь космических заводов, и разве что Центр Хруничева гордо стоит в стороне. И хотя в скафандрах по Королёву не разгуливают и спутники между многоэтажек его не летают, весь город покрыт такими вот граффити:

2.


О Королёве как городе я рассказывал в трёх частях (Общее о городе || Подлипки и Юбилейный || Костино, Болшево, Первомайка.). Но главной была четвёртая - про РКК "Энергия" и ЦНИИМаш, то есть сердце и мозг отечественной космонавтики. История этих предприятий и история отрасли - в сущности, одно и то же, а главный конструктор ОКБ-1, позже ЦКБМ, позже "Энергии", - традиционно был у нас и Главным по Космосу. Промзона "Энергии", привлекающая взгляд репликами ракет и космических кораблей, отделяет Королёв от Ярославского шоссе, и на фасаде её роскошное здание - то ли купленная ещё в 1914 году военным заводом "Бекос" Белая дача купцов Перловых (1907), то ли постреонное с нуля заводоуправление (1924). Как бы то ни было, это - фасад, а вот главная проходная - точно напротив, но со стороны города. И я проходил её с экскурсионной группой дважды - потому что на территории завода находятся сразу два музея, и некое негласное правило не велит их посещать в один день. Вернее, официально здесь обитают две разных "Энергии" - ракетно-космическая корпорация и завод экспериментального машиностроения. ЗЭМ - головное предприятие РКК, однако пресс-службы у них разные, и когда в феврале я звонил в музей РКК "Энергия", там старательно делали вид, что о демонстрационном зале ЗЭМ "Энергия" никто ничего не знает. Музей "Энергии" - один из самых доступных и открытых среди ведомственных, экскурсия туда не бесплатная, но зато приём групп, в том числе сборных, поставлен на поток. Демзал "Энергии" - напротив, весьма труднодоступен, и мне найти к нему подходов не удалось. Но удалось людям из сообщества  "Твоего сектора космоса", и места на экскурсию разобрали за считанные часы.

3.


У площадки завода космических кораблей очень узнаваемый скайлайн - шпиль Белой дачи, головки двух ракет, пучок труб заводской ТЭЦ (работающей и на город) и - Высокий корпус с характерным орнаментом под крышей. "Золотой век" отечественной космонавтики выпал на хрущёвскую эпоху, поэтому в архитектурном наследии она практически не оставила следа. Построенный в 1955-57 годах для монтажа ракет Р-7 в вертикальном положении, Высокий корпус - пожалуй, самый яркий памятник "космической архитектуры" СССР. По назначению он прослужил от силы полтора года: здесь были собраны все пять ракет "Спутник", первые "Востоки" и "Луны", но в течение в 1958 года их производство всё интенсивно переезжало в Куйбышев (Самару) на завод "Прогресс", ставший родиной для 99% "семёрок" - большинства "Востоков", всех "Восходов", "Молний", современных "Союзов" и архаичных военных модификаций этих ракет. Сергей Королёв охотно раздавал другим предприятиям производство ракет, спутников и беспилотных космических аппаратов, а для сборки пилотируемых кораблей такого огромного помещения просто не требовалось. Поэтому вскоре Высокий корпус стал демзалом, и Александр Шаенко, конструктор наноспутника "Маяк" и биореактора "435нм", метко назвал это место Храмом Космонавтики:

4.


Главная хитрость посещения демзала заключалась в том, что сюда сначала набиралась группа, и только потом для экскурсии назначалась дата. От знакомой проходной мы не налево пошли, где музей, а направо - к Высокому корпусу, но такими же узкими, чистыми и чрезвычайно оживлёнными улицами главного космического завода страны. Мне нечеловеческих усилий стоило держать руки в карманах, а фотоаппарат в сумке - глаза разбегались от ракет-памятников, вагонов необычных форм на путях, снующих тут и там мотороллеров местной конструкции и сохранившихся зданий "Бекоса". В небольшом фойе с гардеробом нас встретили экскурсовод и молодой сотрудник "Энергии". Последний тоже был экскурсантом, и в принципе демзалы да ведомственные музеи существуют в первую очередь именно для молодых сотрудников и всяческих деловых делегаций, и лишь затем - для школьников и студентов, то есть кандидатов на устройство в отрасль. Из фойе мы прошли в собственно зал, и здесь сложно не последовать совету из слогана "Рокосмоса" - "Подними голову!". Высокий корпус реально высокий - до потолка в нём 53 метра:

5.


И на стене пристроился парашютист:

5а.


Так как демзал относится к заводу в пределах своей площадки, то у входа встречает пара экспонатов вида совсем не космического. Я часто писал, что космонавтика отпочковалась от авиации, но был у неё и ещё один предок - артиллерия, для нужд которой и начинались первые опыты с ракетами. Сложись судьба по-другому, Королёв (тогда бы оставшийся Калининградом или Подлипками) был бы "столицей" зениток и автопушек. В 1914-16 годах английская фирма "Бекос", выкупив земли у местных дач, начала строительства завода для снабжения своего крупнейшего союзника современными пушками. В 1919 году завод был национализирован да объединён с эвакуированным из Петрограда "Арсеналом" в Московский орудийный завод, вскоре ставший Заводом имени Калинина - почему и город при Советах был Калининград. Заводское КБ с 1937 года возглавлял Михаил Логинов, а с 1942 года Василий Грабин - оба они были крупнейшим в раннем СССР конструкторами зениток и противотанковых ружей. Даже когда в 1946 году большую часть площадки отдали ракетчикам, артиллеристы как НИИ-58 по-прежнему занимали вторую площадку за железной дорогой. Окончательно Королёв вытеснил отсюда Грабина в 1950 году. Вот справа налево здешние орудия разных эпох: "логиновская" зенитка 61-К (1939), противотанковые пушки ЗИС-2 и ЗИС-3 Грабина (1942-43) и последняя разработка НИИ-58 на этой территории - зенитка С-60А (1950), серийно собиравшаяся уже в Красноярске и Горьком.

6.


Первые изделия новой жизни завода - на другой стороне зала. Активнее всего с ракетами в 1920-е годы экспериментировали две страны, проигравших Первую Мировую - Германия и СССР. В 1930-х немцы вырвались на шаг вперёд, и аристократ Вернер фон Браун, ради своего великого дела пошедший на сотрудничество с нацизмом, создал "Фау-2" - общего предка всех баллистических ракет человечества. Топливом её были спирт и жидкий кислород, ракета длиной 14 метров несла боеголовку в тонну весом на расстояние до 320 километров. Процент отказов V2 на старте приближался к половине, а точность была такова, что производство этих ракет силами рабов на подземном заводе убило больше людей, чем применение - конечно же по Англии. Но именно "Фау-2" стала первым земным объектом, поднявшимся в космос - в одном из опытов немцы запустили её вертикально вверх, и она поднялась на 188 километров. Потенциал тяжёлых ракет понимали по обе стороны Атлантики, и если американцам достался в итоге штат конструкторов во главе с самим фон Брауном, то Советам - ракетный центр Пенемюнде и 11 крупных фрагментов "Фау-2" на разных стадиях готовности, которые и начали осваивать Королёв со товарищи методом "обратной разработки". Немало аутентичных "Фау-2" сохранилось в Западной Европе и Америке, а у нас, по слухам, одна завалялась здесь. На самом деле все 11 немецких изделий были "разработаны" без остатка, если что и уцелело - то в каких-то глухих арсеналах. Здесь - Р-1, или "Волга": хоть и точная копия "Фау-2" изнутри и снаружи, а сборки от начала до конца советской. Причём по сравнению с оригиналом она была чуть слабее - во время испытаний на Капустином Яру максимальная дальности её полёта составила всего 270 километров. Рядом с ней, в характерную шашечку - Р-2, первая уже полностью оригинальная советская ракета, первый пуск которой состоялся в сентябре 1949 года. При длине 18 метров она стала первой в мире ракетой с отделяющейся головной частью, и ту же тонну веса могла забросить уже вдвое дальше - до 576 километров на испытаниях.

7.


И в общем самая зрелищная часть демзала - это целая батарея ракет, в огромном помещении стоящих в полный рост. Вот слева парочка Р-5 (1955), бивших уже на 1200 километров, в том числе Р-5М - первая ядерная ракета СССР, которой в 1956 году жахнули на 80 килотонн по пескам у Аральского моря. Грозного вида посредине - это уже межконтинентальная Р-9 с дальностью 16 000 километров, на боевом дежурстве стоявшая в 1964-71 годах.

8.


А рядом с ней - апофеоз ракетного оружия ГР-1. То есть - "глобальная ракета", которая выводила на орбиту самый настоящий "космический брандер", спускаемый аппарат которого заменяла атомная бомба, способная поразить цель в любой точке планеты. Похожие разработки велись и у американцев, и порой две свехрдержавы откровенно пугались своей мощи - в 1964 году политики предпочли подписать договор о запрете ядерного оружия в космосе. Как я понимаю, ГР-1 и последняя в ряду - в полный рост она не влезала даже в Высокий корпус, поэтому в обоих экземплярах по две ступени из трёх. А между ними - пара твердотопливных ракет РТ-1 и РТ-2. Первая испытывалась при жизни Королёва, но 2/3 её запусков оказались неудачны, зато вторая реально стояла на вооружении в 1969-94 годах. А у подножья - космический корабль "Восток" наподобие того, которым летал Гагарин.

9.


А вот главного изделия РКК "Энергия" (во всех её предыдущих ипостасях) - ракеты Р-7, в модификации "Спутник" открывшей космическую эру, в модификации "Восток" поднявший в космос Гагарина, а в модификации "Союз-ФГ" 10 дней назад взлетавшую на моих глазах с Байконура, здесь как ни странно нет. Разве что небольшой фрагмент её центральной ступени, который отдельно от всего остального и не признать:

10.


Другие элементы "семёрок" - на кадре ниже справа: двигатель РД-107 и разгонный блок "Е" с воронежским двигателем, третья ступень ракеты, включавшаяся в открытом космосе. Он усиливал ракету настолько, что в 1959 году позволил послать лёгкий беспилотный аппарат к Луне, а в 1961 - вывести тяжёлый космический корабль с человеком. На кадре выше же - более совершенный блок "ДМ" и его двигатель многократного включения, создававшиеся для пилотируемого полёта на Луну. Он был рассчитан всего-то на 3 включения, в то время как современный "Фрегат" - на десятки.

11.


Топливные баки ракет, сами похожие на космические тела:

12.


Приборный отсек разгонного блока ракеты "Зенит" в модификации "Наземный старт". О "Зените" знатоки космонавтики неизменно говорят с придыханием - созданный в 1980-х годах, он стал шедевром советского ракетостроения... и источником вдохновения для Илона Маска, по сути на основе тех же идей создавшего свой "Фалькон-9" в 21 веке. Беда у "Зенита" была лишь одна: саму ракету делает днепровский "Южмаш", но многие важные её элементы - заводы в России. "Зениты" запускались с Байконура ("Наземный старт") и уникального плавучего космодрома ("Морской старт"), но 2014-й год, кажется, окончательно поставил на них крест. Увы, в силу украинского происхождения и относительной молодости "Зенит" в России даже в музеях почти не представлен.

13.


"Зениты" планировалось довести даже до многоразовости, и они же служили боковыми блоками "Энергии" - второй в истории и первой в СССР сверхтяжёлой ракеты. Вот пара двигателей её центрального блока - слева воронежский РД-0120 на жидком водороде (самое эффективное, но очень капризное топливо) для второй ступени, справа РД-170 - самый мощный ракетный двигатель в истории, отрывавший от Земли несколько тысяч тонн. В понятных обывателю единицах измерения в нём 20 000 000 лошадиных сил, что сравнимо с крупнейшими ГЭС на планете или силовыми установками целого флота.

14.


"Энергия" рассеяна по всему демзалу завода имени себя. В музее на другом конце предприятия я подробнее рассказывал про Н1 - первую советскую сверхтяжёлую ракету, создававшуюся в 1960-х годах для покорения Луны. Сергей Королёв и Валентин Глушко, то есть Самый Главный и Главный по двигателям, о её концепции спорили долго и в итоге рассорились смертно, и очень упрощённо говоря, вопрос стоял в том, ставить ли на ракету один сверхмощный двигатель (который ещё надо было создать) или множество небольших. Победил в итоге, конечно же, Королёв со вторым вариантом, и может быть сам он даже сумел бы довести Н1 до ума... но Главный умер, и его ракета о 34 двигателях так и не смогла даже выйти за пределы атмосферы. В 1974 году Валентин Глушко, работавший в отрасли с 1920-х годов, возглавил КБ своего покойного соперника, и в космонавтике пришёл черёд его идей. В 1976 году ЦКБМ получило своё нынешнее название "Энергия" и начало разработку одноимённой ракеты. Вот один из технологических макетов "Энергии" с "Бураном" на спине:

15.


Вокруг модуля "Квант" от станции "Мир" - и другие фрагменты того проекта, как например, головные обтекатели боковых ступеней. Революционной в "Энергии" стала модульная схема: мало того, что "Зенит" был самостоятельной ракетой, вокруг толстого тела "Энергии" их можно было понавесить сколько угодно. В базовой комплектации с 4 "Зенитами" "Энергия" поднимала до 120 тонн, став второй по мощности ракетой в истории, но с 8 "Зенитами" она превращалась в "Вулкан", на орбиту Земли способный вывести до 200 тонн или послать не столь тяжёлую пилотируемую экспедицию к Марсу.

16.


Но основной нагрузкой для "Энергии" замышлялся "Буран". Если "Шаттл" был сам себе сверхтяжёлой ракетой с парой твердотопливных ускорителей, то "Буран" в "Энергии" отрабатывал лишь как третья ступень. Зато был куда "умнее" и маневреннее, и во многих музеях можно видеть его небольшие маневровые двигатели. А вот здесь - главный двигатель "Бурана", выводивший его на орбиту:

17.


И системы электропитания:

18.


Глушко, создав свой шедевр, умер в 1989 году, и умер скорее всего счастливым человеком: он отдал отрасли 60 лет, от её зарождения до высшей точки. Ещё чуть-чуть, казалось - и до Марса будет рукой подать, а новые заводы на благо коммунистического человечества будут расти на Луне и орбите. Но "Энергия" летала всего дважды, в 1987 и 1988 годах, и с распадом СССР, в резко ужавшемся пространстве возможностей, вдруг оказалось, что возить-то на ней теперь - нечего. Только-только наработанный опыт улетучился, как жидкий водород из баков, но пожалуй самым фатальным для "Энергии" стал распад всесоюзной кооперации. Один из углов демзала собрал памятники несбывшимся надеждам - огромный, как башня, топливный бак "Энергии" из Днепропетровска:

19.


Вот он же изнутри. А перед баком, на кадре выше - "Лунник" из куда более ранних эпох:

19а.


Который и должен был стать полезной нагрузкой для Н1 - для полёта к Луне у СССР было готово практически всё, кроме собственно ракеты-носителя. Н1 выводила в космос Л3 - космический корабль, состоявший из "Союза" (для Луны, на самом деле, и разработанного) и "Лунника". Схема была та же, что и у американцев - достигнув лунной орбиты, первый оставался там, а второй садился на поверхность Луны, и характерный "паучок" с кадра выше с одной стороны служил посадочной платформой, а с другой - пусковым столом: завершив работы, космонавт возвращался в его шарик, взлетал на лунную орбиту и стыковался там с "Союзом", бравшим курс к Земле.

20.


Но только Н1 была почти вдвое слабее "Сатурна-5", и потому "Аполлон" вёз трёх пилотов, в то время как "Союз" был рассчитан на двоих. У американцев один астронавт дежурил на орбите, в то время как на Луну высаживались двое, советский же проект высадки оставляет у меня впечатление холодного ужаса - в свои несколько часов работы на Луне космонавт был бы единственным человеком на целой планете, хотя и маячила перед ним вся голубая Земля. Не шло и речи, разумеется, о всяких лунных роверах и суточных высадках - скорее всего, даже если бы Н1 взлетела, советской лунной программы хватило бы лишь на то, чтобы поставить красный флаг на месяц раньше звёздно-полосатого. Бытовой отсек "Лунника" и командный отсек лунного "Союза":

21.


Однако суть космических программ с их "безграничными, но не бесконечными" бюджетами и миллионами человеколет работы - не в провозглашённой цели, а в многочисленных побочных эффектов от промежуточных шагов. Так, именно Лунная программа дала нам "Союз", к 2010-м годам оставшийся единственным пилотируемым космическим кораблём Земли. Конечно же, демзал "Энергии" не обошёлся без его спускаемого аппарата - благо, на Землю такие спускались уже 135 раз, стабильно оседая в музеях. Конкретно здесь - "Союз ТМ-14" Александров Викторенко и Калери, в 1992 году совершивший первый полёт уже не от СССР, а от Российской Федерации. Орбитальные "Союзы", в отличие от лунного, были трёхместными, и третьими в экипаже был немец из объединённой Германии Клаус-Дитрих Фладе.

22.


Справа на кадре выше ещё пару лет назад стоял "Клипер" (вернее, его макет-прототип) - ракетоплан 21 века, этакий мини-"Буранчик", разрабатывавшийся "Энергией" на собственные средства в 2000-е годы. Но время ракетопланов ушло, и с 2011 года уже даже "Шаттлы" не летают, а новые космические корабли, над которыми сейчас идёт работа в Америке, оказались куда ближе по концепции к старым добрым "Союзам" и "Джемини". "Клипер" уехал в Сочи в образовательный центр "Сириус", а на его месте теперь красуется другая перспективная разработка - "Федерация". Название явно намекает на "Союз", но только новый корабль  должен быть многоразовым, вмещать экипаж до 6 человек и иметь автономность, рассчитанную на полёты к Луне и Марсу. В околокосмических кругах "Федерацию" давно успели похоронить, но вот недавно я был на лекции причастного инженера, и инженеру на весь информационный фон и политический контекст было пофиг - он просто увлечён своей работой. Между прочим, электронная начинка "Федерации" вся российская, и это важный момент: Большая Космическая программа России нужна не ради абстрактных яблонь на Марсе, а ради технологий, которые останутся у нас на Земле.

22а.


В центре демзала - его гордость, орбитальная станция "Салют" в натуральную величину, на борту которой снимали известный научно-фантастический фильм "Салют-7". Пристыкованные к ней с двух сторон космические корабли - разные: справа "Союз", слева грузовой "Прогресс", отличающийся отсутствием характерной "шеи" - вместо бытового и командного отсеков в нём сплошной грузовой отсек. Здесь же оранжевый стыковочный модуль "Мира" и за кадром уже знакомый нам "Квант"... но тему орбитальных станций, как и в других музеях, приберегу на отдельный пост.

23.


Помимо ракет, космических кораблей и двигателей, в демзале представлено и неописуемое множество не столь крупных экспонатов - всяческих деталей да узлов, лежащих здесь в основном для сотрудников предприятия.

24.


Вот например целая витрина клапанов:

25.


Не только металл, но и композиты:

26.


Та самая электроника, модернизация которой России так отчаянно нужна:

27.


А вот по системам жизнеобеспечения в космосе мы до сих пор впереди планеты всей. В основном их производят на заводе "Звезда" в Люберцах, но кое-что делает и сама "Энергия":

28.


Материалы космической техники, в первую очередь теплозащитные покрытия, которым нужно держать тысячи градусов - хоть в камере двигателя, хоть на обшивке в атмосфере:

29.


30.


Солнечные батареи - походив по музеям космонавтики, я был впечатлён тем, насколько они разные. Рядом - ещё и теоретически стенды об энергонезависимости в космосе. Помимо солнечных батарей и РИТЭГов есть и весьма экзотические разработки - например, принимающая батарея, на которую с Земли энергию непрерывно передаёт мощный СВЧ-луч.

31.


А в уголке - одинокий тяжёлый спутник размером с комнату в городской квартире. Небольшое производство спутников "Энергия" сохранила, но конкретно этот аппарат - образец российской частной космонавтики. Ну как частной... Это "Ямал-200" из спутниковой группировки "Газпрома", а "Газпром" - он столь могуч, что при поддержке "Энергии" построил в соседнем Щёлкове небольшой сборочный завод с собственным ЦУПом. Свой последний "Ямал-401" газовики заказывали у Франции, а вот исходные "Ямал-100" и "Ямал-200" в 2003 году делала как раз-таки "Энергия", и это были первые российские спутники нового поколения, рассчитанные на 12-15 лет работы.

32.


На заднем плане - мотороллеры-электробайки. Какая-то "земная" продукция есть у многих космических предприятий, и например моторные лодки "Прогресс" из Самары так называют тоже совсем не случайно. Вот и эти машинки с кадра выше я не видел нигде за пределами "Энергии", но по её территории от цеха к цеху они носятся стаями. Ещё тут делают газовые баллоны, фильтры для воды вроде того, что наверняка стоит у вас на кухне...

33.


И, внезапно, медицинские протезы. Вдоль витрины с которыми, проведя в демзале 3 с лишним часа вместо двух запланированных, мы потянулись к выходу.

34.


На территории "Энергии" находится, пожалуй, лучший, музейный комплекс отечественной космонавтики, а от них ведь меньше километра до музея ЦНИИмаш, посвящённого в основном созданию космических кораблей. И по-хорошему объединить бы их посещение в одну экскурсию да режим посещения упростить, но... Пока что каждый пост о демзале "Энергии" сродни эксклюзиву.
Помимо демзала в тот приезд я сходил к проходной Второй площадки "Энергии", где до 1950 года работало КБ Грабина. Здание рядом с проходной - это учёбный корпус факультета ракетно-космической техники МГТУ им. Баумана. Бауманка (см. здесь) не зря считается опорным вузом космонавтики - её объекты буквально пронизывают "космические" города Подмосковья:

35.


Поэтому, чтоб два раза не вставать, из Королёва отправимся в куда более далёкий от Москвы былинный Дмитров, о котором я ещё расскажу отдельно, и скорее всего в двух частях:

36.


Потому что вторая грань этого весьма самобытного на фоне общей подмосковной безликости городка - это Канал имени Москвы: здесь находился центр ГУЛаговской стройки, работало и жило её руководство. Один конец канала я уже показывал в Тушино, где собирали "Буран", другой конец - в Дубне, этой витрине советского ядерного проекта, ну а Дмитров - где-то между ними.

37.


Чуть севернее Дмитрова, у подводных ворот №103 четыре скульптуры словно играют в волейбол через русло. Они отмечают предместье со странным названием Орево:

38.


И электричка с Савёловского вокзала в последних числах мая рано утром уходила полная ребят в очках и солдатской форме, вслушавшись в разговоры которых, я понял, что это студенты военной кафедры МГТУ. Теоретически, в Ореве живёт почти тысяча человек, но "на глаз" это не посёлок, а натурально ещё один кампус Бауманки посреди лесов и болот:

39.


По умолчанию "Орево" - это Дмитровский филиал МГТУ, основанный в 1965 году. Её корпуса встречают чуть в стороне от канала, и все ценители космической темы знают, что где-то там, за этими воротами, Бауманка прячет свой Потайной Ангар: демзал кафедры "Ракеты-носители и космические аппараты". Поскольку студентов в МГТУ множество, сам факт существования этого места довольно широко известен, но практикантов туда водят без фотоаппаратов, а посторонним Бауманка приоткрывает Потайной Ангар крайне неохотно, разве что пару раз в год принимая экскурсии с Летней Космической Школы. Если с демзалом "Энергии" я хотя бы совершил какие-то безрезультатные действия, то сюда идти даже не планировал. Но как-то в мае меня вдруг пригласили туда на экскурсию всё те же люди из "Твоего сектора космоса". И вот в означенное время мы собрались у проходной:

40.


Демзал соседствует с плацем военной кафедры, и через маленькое фойе мы прошли в неприметную дверь. За дверью встретил тот же, что и в "Энергии", запах рабочего металла и вот такой вот сюрреалистический вид - парты под соплами ракеты:

41.


Само собой, и проводил экскурсию нам преподаватель МГТУ - Геннадий Георгиевич Кулиш, заведующий в Дмитровском филиале лабораторией. Думаю, если бы я был студентом этой кафедры - то его лекций бы ждал с нетерпением, ибо рассказывал Геннадий Георгиевич действительно здорово: столь же много, сколь кратко и ёмко, о тонкостях - но абсолютно понятно, и всегда - со здоровым техническим юмором.

42.


Потому что именно из тонкостей экспозиция Оревского демзала и состоит. Ракета у входа - та самая Р-7, которой не хватает в демзале "Энергии", причём - не "Союз", не "Восток" и не "Спутник", а просто "семёрка" в своём чистом виде, какой создали её в 1957 году Сергей Королёв и Дмитрий Козлов. Не очень понимаю, как её поместили в здание - похоже, что само оно строилось уже вокруг экспонатов:

43.


Ещё одна группа парт - прямо под ракетой. По ощущениям, экспонатов тут всё-таки поменьше, чем у "Энергии", но ненамного: они расположены они потрясающе плотно, так что две разных ракеты можно потрогать двумя руками одновременно. Феномен Потайного Ангара в том, что он не связан с конкретным заводом и показывают тут то, чего не показали бы в музеях, поэтому в метре друг от друга здесь лежат изделия конструкторов и предприятий со всего бывшего СССР - Королёв, Самара, Химки, Реутов, Днепропетровск, Миасс, Воронеж. Или по-другому: Сергей Королёв, Владимир Челомей, Валентин Глушко, Михаил Янгель, Виктор Макеев, Семён Лавочкин, Семён Косберг, Александр Надирадзе - вся отрасль как на ладони.

44.


Да ещё и в разрезе - ведь эти ракеты служат наглядным пособиями для студентов, и многие их части, в других музеях знакомые по отдельности, здесь можно увидеть в целостности. Во многих музеях представлен РД-107 - а вот как он сидит внутри ракеты:

45.


И в общем про Орево я мог бы написать отдельный пост, тем более здесь много такого, чего нет в других музеях. Например, все ракеты тут представлены прототипами: не "Восток", а Р-7, не "Протон", а Ур-500, не "Зенит", а Р-26 и другие. В дальнем конце демзала - целый твердотопливный угол: думаю, если вы читали всю мою "космическую" серию, то заметили парой абзацев выше незнакомое имя Александр Надирадзе. Грузин из Гори, он прошёл вполне типичный путь от авиаконструктора к ракетчику, твердотопливными двигателями впервые занялся под началом Челомея, а в 1958 году возглавил Московский институт теплотехники, обтекаемое название которого весьма прозрачно намекает на оборонную суть. Ракеты Надирадзе не фигурировали в моих прошлых постах просто потому, что все они были сугубо военными. Твердотопливный двигатель гораздо проще жидкостного, в нём нет всех этих мудрёных насосов и шлангов, а лишь в камере сгорания лежит горючая шашка. Она не требует замены и дозаправки, не прольётся и не загорится случайно, но зато сама по себе - произведение технического искусства: главным свойством её должно быть абсолютно равномерное горение, потому что малейшая вспышка или ослабление чреваты потерей управляемости. В Орево представлено несколько твердотопливных ракет и двигателей вразрезе, причём в одном из них - сама шашка. Твёрдое топливо серое, как металл, и твёрдое, как японский пластик, по виду его сложно представить, что такая субстанция может гореть - и лишь неприятный зуд в руке, которой я потрогал шашку, напомнил, что это вещество агрессивно. И в общем наверное именно твердотопливный угол стал главным впечатлением Оревского демзала, но....

46.


...но на кадре выше - оболочки космических аппаратов. Приняв группу, ответственные лица из МГТУ проявили к нам доверие, разрешив в зале свободно фотографировать на память. Но предупредили, что фотографии большинства экспонатов публиковать нельзя, и особенно это касается именно самого необычного - ракет в разрезе и всего твердотопливного. В принципе, были здесь и гости, которым больше повезло - поэтому фотографии многих оревских экспонатов есть, например, здесь. Но в силу крайней специфичности Орева виртуальные экскурсии по нему практически бессмыслены - тут надо именно ходить с преподавателем и обращать внимания на те нюансы, которых не заметил бы сам. Орево - как анатомический театр ракетно-космической техники:

47.


Самый свободный к фотосъёмке тут именно отдел космических аппаратов. На кадре выше сзади - Р-2, старейший экспонат музея, и Р-26 - прототип "Зенита". А вот острая капсула на переднем плане была головной частью Р-1 и Р-2 ещё в 1940-х годах. В сущности, так выглядели первые космические корабли землян, летавшие лишь "прыжком кузнечика" в суборбитальные полёты. И именно на таком 22 июля 1951 года подпрыгнули на 101 километр с Капустина Яра собаки Цыган и Дезик - первые живые существа, оказавшиеся вне Земли. А вот ещё один "Лунник" - всё это макеты-прототипы разных стадий разработки, и кстати увидеть их можно не только в ведомственных музеях: один из "Лунников" с недавних выставлен в парке "Патриот".

48.


"Союз" из трёх отсеков - слева приборно-агрегатный, справа командный и бытовой, и по идее вторые два должны стоять на первом, но тогда бы и показывать их было неудобно:

49.


Кабина "Союза" детализована примерно как в Звёздном городке - там учат такими управлять, а тут - такие строить. Кабину эту очень любят студенты, иногда проникающие в демзал тайком, чтобы в ней сфотографироваться. А потом Геннадий Георгиевич находит на приборах следы чьей-то неуклюжести.

50.


Можно заглянуть и в бытовой отсек:

50а.


А гладкий, словно деревянный спускаемый аппарат рядышком - это главная историческая реликвия Орева. Он был в космосе, да в каком! Это не "Союз", а "Зонд" - созданный на его основе беспилотный аппарат для облёта Луны во время подготовки советской лунной программы. Подавляющее большинство "зондских" запусков были неудачны, и хотя планировалось, что один из них станет пилотируемым, процент взрывов на старте и выводов на нецелевую орбиту оказался недопустим. Фактически из 14 "Зондов" удачно отработали лишь 3, и в музее (не демзале!) "Энергии" я показывал "Зонд-5", прокативший вокруг Луны двух черепах, а здесь хранится "Зонд-7", чья миссия длиной почти миллион километров была наиболее завершённой.

51.


На чём и закончу рассказ, хотя как уже говорилось - в Орево ещё немало интересного.

52.


В следующей части отправимся в ещё один Храм Космонавтики, на этот раз общедоступный - павильон "Космос" на ВДНХ.

Моя космическая программа. Оглавление.
Tags: Космос, Подмосковье, дорожное
Subscribe
promo varandej november 18, 10:35 110
Buy for 500 tokens
Думая о планах на 2018-й год, лишь один пункт я пока ощущаю константой, своеобразным ДОЛГОМ - это Байконур. После того, как я побывал на Семипалатинском ядерном полигоне, он остаётся моим последним крупным пробелом в Казахстане. Я уже не помню, какая по счёту это будет попытка. Кажется,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments