varandej (varandej) wrote,
varandej
varandej

Пенза. Часть 4: разное



Нередкий сюжет для поста - "последняя часть о том, что не влезло в предыдущие". Предыдущими частями о Пензе были рассказ о городе в целом с видами северных промышленных районов, о Нижнем городе вдоль "арбата" Московской улицы и о Верхнем городе на Боевой горе. Отдельно, чтобы это не стало самым популярным комментарием, оговорюсь: "терминов Верхний и Нижний город в Пензе НЕТ и НИКОГДА НЕ БЫЛО, автор их выдумал!". А не влезли в те посты вершина Боевой горы с парком Белинского, куда ведёт канатная дорога; южные районы центра с самым пышным в Пензе теремком; Ахуны и Детская железная дорога за Сурой и необычный для современной России район Спутник за Пензой.

Из запретного Заречного, где я ночевал и откуда до сих пор жду согласования на некоторые фотографии, в Пензу есть прямая дорога. Но на первый раз мы поехали чуть более кружным путём через Ахуны - обособленное пензенское предместье в великолепном сосновом бору. Ахун - это "сан" мусульманского "духовенства" (всё в кавычках, так как там эти термины не в хду) в России и шиитских странах, глава даруги (единица уровня православного благочиния) или городской общины, и пензенским ахуном конца 19 века был Шарафетдин Потеев. Вокруг него сплотился показанный в первой части Татарский квартал, а в 1898 году ахун купил участок леса за Сурой для обустройства в нём кумысной фермы. Рядом стали селиться те, кто побогаче, и в обще в начале ХХ века Ахуны превратились в "домашний" пензенский курорт.

2.


Улицы Ахун носят названия вроде Конезаводской, Питомниковой, Подлесной или Ягодной, и улица Грибоедова в таком окружении ассоциируется вовсе не с "Горем от ума". Ещё там есть дендрарий, санаторий и несколько старинных деревянных дач, о которых, увы, мы на момент поездки не знали.

2а.


Поэтому главной достопримечательностью Ахун для меня стала деревянная Никольская церковь (1992-97) у дороги:

3.


Ахуны стоят на Старой Суре - о том, как в городе подменили реку, я также рассказывал в первой части: раньше Пенза-река впадала в Суру ниже Пензы-города, а теперь - выше. В междуречье "новой" и Старой Суры из показанного ранее находится станция Пенза-3, а ближе к окраине - Пензенская детская железная дорога. Так, если кто вдруг не знает, называют узкоколейки, строившиеся во многих городах для обучения юных железнодорожников. Работают они в основном летом, но и стылой весной ТУ2 стоит на путях:

4.


Пущенная в 1985 году, Пензенская ДЖД - не самая маленькая (2,5км), очень простая (линия между станция Сосновка и Пионерская да кольцо у депо) и не примечательна, кажется, вообще ничем: ни колеёй (как в Красноярске), ни паровозами (как в Киеве), ни живописностью (как в Оренбурге), ни архитектурой (как в Днепре или Нижнем Новгороде), ни длиной (как в Питере, Запорожье, Свободном), ни предысторией (как во Львове), и даже в Лисках, прежде казавшихся мне эталоном простоты ДЖДшки, всё это смотрится как-то повеселее. В общем, специально я бы сюда не поехал, но раз уж мимо проезжали - то почему бы и не зайти?

5.


О северных районах Пензы я много рассказывал в первой части - там стоял легендарный ЗиФ, официально Велозавод имени Фрунзе, на самом деле делавший элементы боеприпасов. Лучший, пожалуй, памятник сурового пензенского севера - это ЗиФовская водонапорка, самая высокая в Российской империи. Стекляшка библиотеки или новая мечеть о двух минаретах - всё это тоже север. Упустил из виду в первой части я разве что проспект Победы, по которому мы покидали Пензу в 2017 году, возвращаясь на джипе с далёкого Мангышлака. На нём стоят мемориал Боевой и Трудовой Славы (1975), к покидающим город обращённый спиной, самолёт Су-9 на постаменте и стела с орденом "Победа" (1985):

6.


Её не стоит путать со стелой "Герб СССР", установленной видимо тогда же совсем рядом с центром, на улице Пушкина в квартале от дома Мейерхольдов и двух кварталах от площади Ленина (см. вторую часть). Рядом - внушительное здание гостиницы "Интурист", начатого ещё в 1986 году долгостроя.

7.


Здесь - та часть городского центра, где почти нет старых домов, которые ломать запрещено, а ремонтировать дорого. Иными словами - пожалуй, самый пафосный пензенский район. Но вот на Большой Радищевской, к которой герб обращён ребром, стоит явно необычное заброшенное здание:

8.


Это нижняя станция канатной дороги, построенной в не самом хлебном 1994 году. Возможно, с какими-то ошибками: канатка регулярно застревала в самом разгаре работы, и снимать её пленников спасательной вышкой часто оказывалось быстрее, чем устранять неисправность. Было дело - застряла там свадьба в шикарных костюмах, а тут ещё и хлынул дождь, но последней каплей, кажется, стала остановка канатки в холодный день, для многих пассажиров обернувшаяся испорченным здоровьем. В 2000 году канатка встала окончательно и заброшенной существует уже втрое дольше, чем действующей. Кабинки сняты и аккуратно расставлены на нижней станции, оборудование ещё рабочее, расконсервировать линию вроде бы не так уж сложно, возвращаются к этому вопросу регулярно, да только не происходит в итоге ничего. Блоггеры сетуют на коррупцию - дескать, зачем на канатку тратиться, если ещё не куплены "вторая вилла и третий лексус", но у встречавшего меня человека другое мнение (высказанное, впрочем, не об этой ситуации, а о чиновничестве в целом) - не коррупция мешает развитию России, а страх ответственности, помноженный на вечное "как бы чего ни вышло". На лексус отпилить денежек куда как проще с завышенной сметы ремонта, но никто не хочет оказаться крайним, если восстановленная канатка вновь начнёт застревать.

9.


Поэтому пока канатная дорога - лишь одна из множества "фишечек", так оживляющих облик Пензы. Ведёт она, конечно же, на Боевую гору, в парк Белинского:

10.


Проходя над длинной деревянной улицей Ключевского:

11.


Которая фактически тупик - склон горы здесь слишком крут, чтобы туда могла заехать и машина в наши дни, и лошадь в губернские годы:

12.


Самый отреставрированный домик - это музей Василия Ключевского, который провёл в Пензе детство и юность, окончил семинарию и уехал в Москву, впоследствии сделавшись классиком русской исторической науки.

12а.


Но много на улице и других резных деревянных домов, которым не так повезло с бывшим жителем:

13.


Чуть менее крутой путь в Парк Белинского - по Тропе Здоровья, проложенной в 1981 году из центра Пенза через Боевую гору в микрорайоны Западной поляны. Её начало - на улице Красной, на крутом подъёме за "космическим" НИИФИ:

14.


Ну а мы в Парк Белинского доехали просто на машине - к воротам его ведёт улица Маркса, поднимающаяся мимо воссозданного Спасского собора. Сквер, разбитый у собора, в губернские времена был известен пензенцам как Нижнее гулянье, а в 1821 году в Шипином бору на вершине Боевой (тогда, конечно же - Поповой) горы, на месте передовых засек Пензенской крепости появилось ещё и Верхнее гулянье, быстро ставшее "визитной карточкой" Пензы. В 1911 году его переименовали в Парк имени Белинского, поставили памятник этому Редактору Всея Руси, понастроили деревянных павильонов со всякими выставками, театрами, синематографами... но всё это сгорело в 1918 году, когда восставшие белочехи брали Попову гору штурмом. При Советах, видимо, парк пытались возродить "как было", и в 1928 году построили в нём пожалуй самое неожиданное здание Пензы - Народную обсерваторию, или просто Деревянный Планетарий. Как и канатка, верхняя станция которой левее границы кадра, он заброшен:

15.


Парк на горе напомнил мне алматинский Кок-Тобе, вот только виды на город тут со всех сторон закрывают деревья. Рядом ещё есть Ботанический сад, но в целом кроме планетария на вершине Боевой горы смотреть особо не на что. Самые интересные объекты - внизу, в конце улицы Ключевского - это родник под резным деревянным порталом и крайне оригинальное советское здание кафе "Самовар". Но я о них не знал, а чужие фото, вместе с историей парка, есть здесь. На другом отроге Боевой горы лежит Мирносицкое кладбище с Успенским собором начала ХХ века, но мы и туда заехать то ли не успели, то ли позабыли.

16.


Склон горы пугающе крут:

17.


А Антон специально завёз меня на одну из улиц, спускающихся с Боевой горы в северные районы. Зимой машины регулярно скатываются отсюда как санки, вообще не крутя колёсами или даже крутя ими в противоположную сторону:

18.


Над коварной улицей нависает Дворец Пионеров:

19.


Но больше позднесоветская архитектура Пензы мне запомнилась вот этой полукруглой общагой (1992):

20.


Она стоит на южном склоне Боевой горы, на улице Маршала Крылова, разделяющей Пензенский государственный университет и огромную Областную больницу имени Бурденко. К ПГУ общага собственно и относится, а в кампусе его есть и другие интересные здания - эвакуированный в 1943 году из Одессы, университет (тогда - индустриальный институт) разместился в корпусах бывшей семинарии 1890-1900-х годов. Но стоят эти корпуса в глубине территории, посторонним вход туда закрыт (ещё бы, ведь ректор ПГУ - отставной милицейский генерал!), да и откровенно говоря это общежитие мне кажется более интересным.

21.


А вот в больницу Бурденко вход свободный:

22.


Тем более что и сама больница - с историей. Её главный корпус принял первых пациентов в 1846 году:

23.


Есть и официальная достопримечательность - деревянный дом-музей врача Николая Бурденко, перевезённый в 1976 году с речного острова Пески близ центра города (см. первую часть). Как и большинство "великих земляков", Бурденко, этот Пирогов ХХ века, родом был из уездов, а в Пензе учился - в духовном училище и семинарии, ну а дальше, вопреки местным обычаям, не в Москву подался, а в Томск - на медицинский факультет молодого Сибирского университета. Позже он участвовал в нескольких войнах, от медбрата в русско-японскую до светила-инноватора в Великую Отечественную, а последним его делом и вовсе стало расследование Катынской трагедии. К концу войны Николай Нилович представил доказательства того, что польских пленников НКВД в смоленском лесу убили захватившие лагерь немцы, а сам умер спустя пару лет. Но в 1990 году вину за те события взял на волне Перестройки сам СССР, хотя и бытует в некоторых кругах по сей день точка зрения, что это был самооговор.

24.


Один из старых корпусов переделан в церковь Иоанна Кронштадтского:

25.


А где-то в глубине своей бескрайней территории клиническая больница Бурденко сменяется психиатрической больницей Евграфова с ещё одним корпусом начала ХХ века:

26.


Начав с больницы, до конца поста мы будем двигаться на юг. В старых предместьях, вплотную примыкающих к районам из прошлой части, сохранилось много старины, но всё как-то мелкодисперсно. Вот на улице Калинина, продолжающей улицу Кирова - Покровский собор (1765) с более поздними колокольней и трапезной (1856-57).

27.


Запомнившийся мне необычным крыльцом с ангелочками, словно где-нибудь в Польше:

27а.


Примерно на одной с ним линии, в глубине двора улицы Куйбышева (которая продолжает улицу Володарского) - заброшенная Введенская церковь. Но мы и её обошли стороной. Вот облик южных предместий - редкие старые домики и странные новостройки под старину:

28.


29.


Под историческим центром как бы подводит черту Тамбовская улица, или вернее цепочка улиц Красная Горка, Тамбовской и Водопьянова. У её перекрёстка с улицей Куйбышева - маленький памятник "Проводы" (1985), куда более пронзительный, чем большие и казённые главные мемориалы на проспекте Победы и в центре.

30.


За ним в глубине двора скрывается одна из главных достопримечательностей Пензы - усадьба лесопромышленника Степана Тюрина, лучший из деревянных теремков Пензы, а то и всего Поволжья. Во внешний мир глядит простенький флигелёк:

31.


А сам особняк Тюрина - за оградой. Почему-то принято считать, что он был построен в середине 19 века, но тут и по архитектуре очевидная ропетовщина, и хозяин родился в 1846 году. Ну а нарезал всех этих кружев лесопромышленник (вернее, его мастера), конечно, чтобы заказчики видели - Степан Тюрин в древесине толк знает!

32.


Не такая уж в общем и редкость - другой теремок лесозаводчика я уже как-то показывал в Калуге, да и Дом с химерами в Киеве всего лишь рекламирует цемент.

32а.


Внутри ещё и интерьеры сохранились, и увидеть их нетрудно - с 1976 года годов здесь обитает музей народного творчества:

33.


Отсюда уже рукой подать до Тамбовской заставы (1757) - когда-то такие пары обелисков отмечали выезды из всех крупных городов, были типовым "въездным знаком" того времени, но сохранились из них единицы. Тут и вовсе реплика (1976):

34.


Однако за заставу город явно вышел ещё до революции. Вот школа в стиле модерн:

35.


35а.


И Митрофановское кладбище с церковью Митрофана Воронежского (1836):

36.


Если же по пути на юг держаться Суры, то упрёшься в промзону, явно сложившуюся уже при Советах. Заводов-гигантов в Пензе нет со времён упадка ЗиФа и в основном на экономической карте России она представлена всяким мелким машиностроением. Велозавод и часовая "Заря" словно рассыпались, как новгородской Вечевой колокол на колокольчики Валдая, на множество мастерских и мелких заводиков, где делают на всю Россию, например, музыкальное оборудование.

37.


А вот завод "Электромеханика" выпускает средства контроля и слежения - это отголоски уже ПО "Старт" в Заречном:

38.


Соседняя "Эра" в глубоком упадке, если не сказать - коме. У неё была такая экзотическая специализация, как производство авиационных тренажёров для обучения лётчиков. Но само собой, в постсоветские десятилетия авиатренажёры отправились туда же, куда и весь наш гражданский авиапром.

39.


Соседний "Пензамаш" вроде живой, и памятник у перекрёстка напоминает, что в войну здесь клепали "Катюши":

40.


До 1930-х годов на месте промзоны располагался Спасо-Преображенский монастырь, переехавший сюда из центра города (см. прошлую часть) в 1794 году. Колокольня (1798) и собор (1821-28) были довольно красивы, а помимо них тут был ещё и Троицкий храм - снаружи "клон ХХС", но зато внутри - с репликой Вифлеемской пещеры. Теперь от них не осталось следа. Разрушенные Перестройкой заводы на месте разрушенных Советами храмов - всё же грустно бывает ездить по России от этой концентрации потерь.

40а.


Где-то посреди промзоны мы переехали устье Пензы - как уже говорилось, раньше она впадала в Суру ниже города, но в 1940-х годах из-за прорыва плотин Сура изменила русла и отняла у Пензы последние километры перед слиянием. Здесь уже не город был, а село Терновка, посреди которого сохранился небольшой и неказистый Никольский храм (1847-50), судя по архитектуре оставшийся от чьей-нибудь усадьбы:

41.


К Терновке примыкает село Засечное, юридически даже не относящееся к Пензе. Но только ту половина села, что ближе к городу, в обиходе называют Засечным всё реже. Пензенцам она известна как Спутник: за частным сектором Терновки как из под земли вдруг вырастает огромный цветастый район, заставивший меня вспомнить бесчисленные чужие фотографии преуспевшего Китая:

42.


Спутник - весьма впечатляющий проект: несколько лет на окраине Пензы строится по сути дела частный город. Район на 30 000 жителей со всей инфраструктурой от школы и детских садиков до бассейна и дворца спорта. Кажется, для полной автономности осталось запустить тут какое-нибудь инновационное производство, что в Пензе даже не кажется невероятным - рядом ЗАТО Заречный, делающий приборы и средства контроля не только на "Росатом", но и на частных заказчиков, и если уж делать ему филиал на общедоступной земле, то почему бы не здесь?

43.


На Терновском затоне Суры, оставшемся от затопленного прорывом реки карьера, у Спутника даже есть набережная. И столь уютной она получилась, что погулять сюда народ приезжает со всей Пензы:

44.


Больше всего это место напомнило киевскую Оболонь, даром что и там я был в промозглый и ветреный день:

45.


Строительство продолжается - и района, и набережной:

46.


Казарка на велодорожке напомнила мне Хельсинки:

46а.


А вот эта табличка вернула с неба на землю - кто бы объяснил ответственным лицам "Термодома" (компания-строитель Спутника), что газоны давно уже нужны именно за тем, чтобы по ним ходить? Думаю, это вопрос времени: просто те, кто рос в СССР и бывал в  Прибалтике, крепко запомнили, что "там люди культурные, и никогда не ходят по газонам!".

47.


А Спасский собор при взгляде отсюда всё так же нависает над городом...
Что сказать напоследок? С одной стороны, Пенза пожалуй правда один из наименее интересных областных центров Средней полосы. Но то отсутствие ассоциаций, о котором я говорил в самом начале, имеет и обратную сторону. Вот хочет человек, с Россией почти не знакомый, понять, как устроен российский областной центр - и куда ему ехать? Волгоград необычен обилием индустрии, фантастической длиной и образом города-памятника Победы, Саратов - своим горным рельефом, трущобами в оврагах и манией пешеходных зон, Самара - обособленностью районов, пейзажем Жигулёвских гор и необычностью архитектуры; Ульяновск - полным отсутствием храмов и даже по советским меркам невероятной концентрацией Ильича; Саранск или Чебоксары - национальным колоритом, а Тамбов, как и другие облцентры Черноземья - напротив, своей чисторусскостью. Пенза интересна как своеобразная матрица крупного российского города.

48.


А в завершение рассказа о Пензе в следующей части отправимся в Заречный - город-ЗАТО, где мне повезло побывать.

Ну а я, посетив Пензу, заткнул последнюю белую дыру на своей карте посещённых регионов Европейской части России, Западной Сибири и восточно-европейских постсоветских стран. Однако много ли это значит с точки зрения читателя моего блога?
У меня вообще не представлены Великий Новгород, Тверь, Владимир, Ярославль, Тула, Нижний Новгород и Казань.
Из рук вон слабенько представлены Рязань, Кострома, Вологда, Чебоксары.
Гораздо лучше и подробнее, чем оно есть, я мог бы рассказать про Иваново, Орёл, Курск, Липецк, Тамбов, Краснодар, Ростов-на-Дону, Волгоград, Ульяновск, Саранск, Йошкару-Олу, Уфу, Оренбурнг, Ижевск, Киров, Пермь.
Псков, Смоленск, Архангельск, Мурманск - постами про них я не сказать, чтобы доволен, но всё же их можно оставить как есть.
И лишь Калининград, Брянск, Калуга, Воронеж, Петрозаводск, Сыктывкар, Саратов, Самара, Пенза, Астрахань, Ставрополь, Элиста, Симферополь и Севастополь представлены на том уровне, который меня как автора устраивает.
И это без городов Золотого Кольца, без промышленных гигантов вроде Череповца и Набережных Челнов, без малых городов Тверской области, без Татарстана и татарской глубинки... В общем-то, Средняя полоса у меня изучена гораздо хуже, чем Западная Сибирь, Восточная Европа или Средняя Азия. Но могу ли я себе позволить ездить близко, пока есть возможность ездить далеко?

ВОЛГО-УРАЛ-2018
Обзор поездки и оглавление серии.
Моя космическая программа. Контекст.
Саратовская область
Гагаринское поле и Лётный городок (Энгельс).
Саратов. Общее.
Саратов. Московская улица.
Саратов. Проспект Кирова.
Саратов. Набережная и улица Рахова.
Саратов. Дома и улицы.
Саратов. Соколовая гора.
Саратов. Западные районы.
Юг области. Немецкое Поволжье - Красноармейск, Усть-Золиха, Каменка.
Юг области. Золотое.
Самарская область.
Сызрань. Советская улица.
Сызрань. Всё остальное.
Самара (2017). Виды с Волги.
Самара. Колорит Старого города.
Самара. Запасная столица.
Самара. Дворы Старого города.
Самара. От Хлебной площади до площади Революции.
Самара. От площади Революции до площади Куйбышева.
Самара. От площади Кубйышева до площади Славы.
Самара. Новый город.
Самара. Безымянка.
Самара космическая. Юнгородок и Управленческий.
Самара (2017). Самарский метрополитен.
Чапаевск.
Челябинская область.
Кыштым.
Касли.
Миасс. Старый Город.
Миасс (Автозавод и Машгородок) и Златоуст (Машзавод).
Сатка. Старая Сатка.
Сатка. Магнезит.
Пороги.
Катав-Ивановск.
Усть-Катав.
Пензенская область.
Пенза. Общий колорит.
Пенза. Нижний город.
Пенза. Верхний город.
Пенза. Разное.
Заречный и музей атомного оружия.
Tags: Поволжье, деревянное, дорожное
Subscribe
promo varandej август 10, 02:01 28
Buy for 500 tokens
Между тем, пока я заканчивал свой космический цикл постами о Байконуре, считанные дни остались до вылета на малую родину Солнца. Планы, по сравнению с озвученными чуть раньше, слегка поменялись из-за традиционно августовской напряжёнки с билетами. 1. Почти всю вторую половину августа я буду…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments