Долгая дорога в Мурэн, или Монгольская Швейцария



Монголия - из тех стран, где наиболее развит и благоустроен север. В аймаках вдоль Селенги, по которым прошёл наш короткий вояж, живёт больше четверти нестоличного населения, а редкая в Монголии асфальтовая дорога связует не только 2-3-й по размеру города страны (Дархан и показанный в прошлой части Эрдэнэт), но и замыкающий пятёрку Мурэн (42 тыс. жителей) - центр центр самого людного (114 тыс. жителей) и весьма обширного (100 тыс. км²) аймака Хувсгел, или по-нашему Прихубсугулья. Название города местные выговаривают как-то даже зловеще - Морон, но история его мрачна, а главная достопримечательность пробуждает в памяти сюжеты Конана Варвара. От Эрдэнэта досюда немалые 400 километров, но зато - пасторальными, первозданными холмистыми степями, к которым изначально относилось клише Монгольской Швейцарии, ныне перекочевавшее на Хубсугул.

Collapse )

Эрдэнэт. Гора Сокровищ и самый русский город Монголии



Вопреки стереотипам, Монголия - в первую очередь горнодобывающая страна. Полезные ископаемые дают 89% её экспорта, а знакомые по прошлой части о монастыре Амарбаясгалант гигантские стада, колыхающиеся по степям между юртами - кормят в первую очередь жителей юрт. Столица монгольских рудников - Эрдэнэт, 2-й по величине (107 тыс. жит.) город страны в 340 километрах от Улан-Батора. Название его дословно значит Сокровищница: в иные годы 13% ВВП страны и 35% её бюджета наполнял Эрдэнэтский медно-молибденовый комбинат, построенный Советским Союзом. Конечно же, вместе с городом, который всю советскую эпоху был филиалом других 15 республик в 16-й и даже ныне слывёт "самым русским в Монголии". А ещё тут прошло детство величайшего актёра всех времён после императора Нерона.

Collapse )

Амарбаясгалант. Что было после Чингисхана?



У Монголии две известных ипостаси: всесокрушающая и несокрушимая империя Чингисхана и "16-я республика СССР" с юртами во дворах пятиэтажек. Примерно 600 лет между ними покрывает такой туман, что многие уверены, будто о Чингисхане монголы узнали от русских.

Да, по сравнению с его эпохой то были довольно унылые времена, но и от них остались яркие памятники. Например, буддийский монастырь Амарбаясгалант на полпути между двумя индустриальными центрами - показанным в прошлой части Дарханом и Эрдэнэтом. В каком-то смысле - противоположность Алтанбулагу и Сухэ-Батору: там история китайского господства над Халхой закончилась, а тут - скорее, началась. И да, сложное название выговаривать себя не утруждают даже сами монголы: в обиходе Амарбаясгалант просто Хийд - Монастырь.

Collapse )

Дархан. Кузнец монгольского счастья



"Небо кузнеца выше неба шамана", - однажды сказал мне бурятский шаман на Ольхоне. Кузнец у степняков - не просто ремесленник, а фигура мистическая, наделённая даром богов. И хотя на дворе были 1960-е, когда религиозные суеверия и классовые предрассудки должны были бы кануть в прошлое, новый индустриальный город в 90 километрах на юг от показанного в прошлой части Сухэ-Батора нарекли Кузнецом - именно так переводится Дархан с монгольского. Ныне это 3-й по величине город в Монголии (86 тыс. жит.), с 1994 года выделенный с округой в отдельный аймак Дархан-Уул (Гора Кузнеца) из монгольской житницы Селенгинского аймака. Здесь причудливо сплелись советская архитектура и монгольский колорит, социалистические стройки и японские инвестиции, и даже главная достопримечательность построена уже постсоветской Россией.

Collapse )

Сухэ-Батор. У ворот 16-й республики



Сухэ-Батор - монгольский город (22 тыс. жителей) у слияния Орхона и Селенги в 20 километрах от показанного в прошлой части пограничного Алтанбулага близ Кяхты. Это центр аймака Сэлэнгэ, по-нашему примерно Селенгинского уезда - административные единицы Монголии явно меньше советских областей, но крупнее районов. И если в 2017 году я был в самых дальних и глухих двух аймаках Монгольского Алтая, то в 2022 дорога привела нас в самую благоустроенную часть страны: Сэлэнгэ можно назвать монгольской Кубанью. Один из наименьших по площади (41 тыс. км²), этот аймак 2-й в стране по числу жителей (95 тыс.), а если добавить к нему сугубо городские Орхон и Дархан-Уул, получается и вовсе 280 тыс. - около 10% населения страны. Нашим случайным проводником же стал весьма необычный представитель этого населения - последний русский житель Дядя Боря.

Collapse )

Кяхта. Часть 3: Слобода, Алтанбулаг и призрак Маймачена



Ваша думай одина кусока моя сказа, за-моя не фальшивайла - Кяхта шипики-гэлисивай города. Дува кусока за-наша Троицкосавска улицзы ходиза-было фанза посемотери, дили кусока за-наша сытаяса Кяхта гэлиди-буду - Борсэ Цай даолиго вэлодай монголасэке гэнир побелизанеки, гуди мэного миллиёска губэцы поторговай-было. Здесь суседи Алтанбулаг, прежний Маймачен, бичи-буду - один города за-их. Деряни законный только - дым-телега сидишь гэнир поезжай. За-твоя за-моя понимай нету?!

Вот так мог бы начинаться этот пост, если бы я решил написать его в годы расцвета Великого Чайного пути для китайцев, но ещё не отрастил достаточный язык-мёд. Да, шуточная присказка "моя твоя понимай нету" - тоже из Кяхты и тогда говорилась всерьёз. В прошлых частях, включая первую часть с обзором странной истории здешней торговли, мы гуляли по Троицкосавску - выросшему из пограничной крепости уездному городку. А настоящая Кяхта - это Слобода на самой границе и даже по обе её стороны: монгольский Алтанбулаг (4 тыс. жит.) почти на месте китайского Маймачена воспринимается её очень особым районом..

Collapse )

Кяхта. Часть 2: Старый Троицкосавск



Троицкосавск с дореволюционных карт и документов - не историческое название Кяхты: до 1934 года это были два разных города в 5 километрах друг от друга. Кяхтинская слобода жила торговлей непосредственно у границы, а Троицкосавск начинался с крепости чуть поодаль и постепенно превратился в уездный город. В прошлой части я показывал его главную площадь, руины колоссального собора и великолепный музей, заодно изложив странную историю кяхтинской торговли, которая велась по средневековым законам, но давала Российской империи до 8-9% налоговых поступлений. Теперь же просто погуляем улицами Троицкосавска от Белых казарм до Красных казарм, с которыми связана жестокая современность.

Collapse )

Кяхта. Часть 1: Песчаная Венеция и Город Миллионеров



Кяхта - городок (18 тыс. жит.) на монгольской границе в 230 километрах от Улан-Удэ через показанный в прошлой части Новоселенгинск. Когда-то журналисты, краеведы и купцы не скупились на эпитеты вроде Город Миллионеров, Москва-на-Востоке, Песчаная Венеция или хотя бы Забалуй-городок. Ведь внучатым племянником Великого Шёлкового пути стал Великий Чайный путь, и именно здесь он входил в Россию. За слободой стояла крепость Троицкосавск, позже ставшая уездным городом - объединились они лишь при Советах.

Конечно, тут не стоит ждать Песчаной Картахены, но всё же в Кяхте многое напоминает о былом. По крайней мере я расскажу о ней в 3 (корректнее - в 2,5) частях: о Старом Троицкосавске и о Кяхтинской слободе на границе, но для начала пройдёмся по самому центру и сходим в огромный музей.

Collapse )

Старо- и Новоселенгинск. Первая дверь на Восток



В 130 километрах южнее Улан-Удэ, образуя почти правильный треугольник с показанными в прошлой части Гусиноозёрском и Тамчинским дацаном, стоит большое село Новоселенгинск (2 тыс. жителей) - очень странное место! Его присёлки простираются вокруг на километры, и главной их достопримечательностью любоваться можно только издалека. Три сотни лет назад это был город с населением вдвое больше нынешнего, а в составе России его удержал гетман Левобережной Украины. В не столь давние века, когда тут находилась английская колония, градообразующим предприятием города был декабрист, а его сын владел островом на Дальнем Востоке. Теперь - лишь пустыри да приземистые избы, среди которых графским замком высится музей.

Collapse )

Гусиное озеро. От индустрии до нирваны



Гусиное озеро - не поп-версия Лебединого озера, а 2-й по величине водоём Бурятии после Байкала в сотне-полутора километров южнее Улан-Удэ. С одного его конца стоит индустриальный Гусиноозёрск - соответственно, 2-й по размеру (24 тыс. жителей) город Бурятии, а на другом конце в гарнизонном посёлке Гусиное Озеро действует Тамчинский (Гусиноозёрский) дацан - 2-й в Бурятии по возрасту и её фактический центр до разгрома в 1930-х годах.

Об этом всём, а также о других дацанах и святилищах в долине Селенги, и расскажу сегодня: в прошлых частях о Баргузине съездив из Улан-Удэ на север, а в Кударинской степи - вниз вдоль реки, теперь отправимся вверх и на юг.

Collapse )