Урус-Мартан и Серноводск. Проснувшийся в Армагеддоне.



Урус-Мартан - второй по величине (62 тыс. жителей) населённый пункт Чечни в 20 километрах к юго-западу от Грозного. То ли гипертрофированный аул, то ли недоразвитый город, для понимания этого края он не менее важен, чем Ичкерия - хотя бы потому, что живут здесь крупнейшие ичкерийские тейпы Гандаргеной и Беной, историю чеченского народа писавшие в своих тептарах (хрониках). Или - хранившие в своих дворах: первый "скансен" Чечни за много лет до официальных Герменчука и Хоя создал в одиночку (!) да на излёте войны (!!!) местный житель Адам Сатуев по прозвищу Донди.

В Донди-Юрт мы заезжали с "Неизвестной Россией" в её классическом туре по пути в Аргунское ущелье, но сегодня покажу ещё и Серноводск (12 тыс. жителей) - главный чеченский курорт у ингушской границы, куда, как и в показанный в прошлой части высокогорный Шарой, мы добирались уже сами.

Collapse )

Шарой и Химой. Глубины гор.



Шаройский район в Чечне не назвать даже самым глухим - в соседнем Чеберлойском районе, где озеро Кезеной-Ам, живёт пара сотен человек, а Галанчожский район так и вовсе без единого жителя. Но те и существуют только на бумаге, а вот Шаройский район - вполне реальная высокогорная глушь с 3-тысячным населением, куда даже война дошла лишь на излёте. Его центр - пара древних аулов Шарой и Химой (по 350 жителей) в верховьях Шаро-Аргуна. Который не стоит путать с Чанты-Аргуном, чьё гигантское, наполненное древностями и памятью о войнах ущелье я показывал в прошлой части.

Collapse )

Аргунское ущелье. "Открывайте, ангела, в небеса ворота...".



Крупнейшее в Чечне, если не на всём Кавказе, Аргунское ущелье уходит на две сотни километров до самой Грузии сквозь лесистые Чёрные горы. В отличие от Ичкерии, бывшей мостом с гор на плоскость, здесь испокон веков находился "затеряный мир" девственного горского уклада, соваться в который не рискнул сам Чингисхан. В лабиринте аргунских долин живёт 5 из 9 чеченских тукхумов (племён) и десятки тейпов, не входящих ни в один тукхум. От некогда богатейшего культурного наследия, - тысяч башен, сотен замков, десятков некрополей, - в почти непрерывной войне уцелела малая часть, но и эта малая часть впечатляет. А война, как и всюду в Чечне, закончилась даже в этих горах, и вернувшись в Грозный с показанного в прошлой части горного озера Кезеной-Ам, на следующий день мы отправились сюда - вновь с "Неизвестной Россией" в её классическом туре по Чечне.

Collapse )

Чеберлой и озеро Кезеной-Ам



Над показанной в прошлой части Ичкерией нависает Чеберлой - суровый горный край у границы Дагестана, скрывающий одну из главных достопримечательностей Чечни - крупнейшее на Кавказе озеро Кезеной-Ам. Сюда, как и в соседний аул-музей Хой, я ездил с "Неизвестной Россией" по её классическому чеченскому маршруту.

Collapse )

Ичкерия и её обитатели



Слово "Ичкерия" не виновато в том, что звучит для русского уха зловеще: принятое сепаратистами в 1994 году название Чеченская республика Ичкерия - это примерно как Украинская республика Галиция, Испанская республика Кастилия, Китайская республика Шэньси. Среди 9 чеченских тукхумов (племён) здешний Нохчиймокх всегда был флагманом, и именно нохчмахкахойские тейпы во все времена писали историю Чечни. Первые попытки государственности, распространение ислама, литературный диалект языка, ивестнейшие вожди и мудрецы, герои и злодеи - всё это в Чечне уходит корнями в Ичкерию.

В прошлой части я показывал чеченские "скансены" Герменчук и Хой, ну а Ичкерия лежит как раз между ними: её "столица" - село Ведено (3,1 тыс. жителей) в 70 километрах юго-восточнее Грозного. Туда мы заезжали с "Неизвестной Россией", а по окрестным зияртам я уже путешествовал сам.

Collapse )

Хой и Герменчук. Чеченские скансены.



С лёгкой руки военных журналистов за вайнахскими селениями закрепилось общекавказское слово "аул". У самих чеченцев оно не в ходу: по-русски это просто сёла, а вообще-то есть у них и традиционное название - юрт. Впрочем, на степняцкую юрту чеченская сакля похожа как бы не меньше, чем русская изба, да и сам юрт - понятие весьма растяжимое. Ведь испокон веков вайнахская земля состояла их двух разных, совершенно не похожих друг на друга миров высоких гор и равнины-"плоскости". Как выглядят современные сёла, отстроенные после тотального разорения в Чеченских войнах, можно оценить в прошлой части. Но в Чечне есть ещё и несколько весьма зрелищных скансенов с совершенно необычным после советских музеев деревянного зодчества подходом. Авторский Донди-Юрт в Урус-Мартане пока что вынесем за скобки: в сегодняшнем рассказе - вполне государственные Хой высоко в горах и Шира-Юрт в селе Герменчук между показанными опять же в прошлой части Шали и Аргуном. В первый мы ездили с "Неизвестной Россией", во второй - уже сами на маршрутке от Минутки. За более общим же рассказом о том, как в этих сёлах жили, как одевались, что ели и что пели - отсылаю в отдельный историко-этнографический обзор.



Collapse )

Аргун, Шали, Чечен-Аул. Зиярты и сити Чеченской равнины.



Показанные в прошлой части нефтепромысловые окраины Грозного переходят в окрестности незаметно. Долина Сунжи впечатляет самой высокой в России плотностью сельского населения, а любой её населённый пункт независимо от возраста и статуса представляет собой необозримый массив крепких одноэтажных домов. Смыкаясь, они образуют краснокирпичную сельву, опутанную жёлтыми лианами газопроводов, в которой идёт своя, малопонятная жителям других регионов, жизнь. Над этой сельвой торчат минареты, - как маленьких сельских мечетей, так и "крупнейших в Европе на момент постройки", - да стеклянные башни районных Сити. Под её сенью спят зиярты - святыни ислама на могилах проповедников и героев, похороненных в более древней земле. Знакомиться с колоритом восстановленной Чечни мы отправимся в города-близнецы Аргун и Шали (39 и 55 тыс. жителей) с "Неизвестной Россией" и уже своим ходом в Чечен-Аул - огромное (9,3 тыс. жителей) старинное село, неожиданно раскрывшееся нам благодаря кавказскому гостеприимству.

Collapse )

Грозный. Часть 4: промыслА



С чем ассоциируется нынешний Грозный? То ли с Чеченской войной и бесконечным рядом её утрат, то ли с аляповатой современностью построенного на их месте эмирата Кадыровых. Однако "до всех этих событий" на просторах Необъятной знали, что Грозный - это нефть. Колыбель отечественной нефтедобычи и мозговой центр нефтепереработки, полтора века Грозный был городом промыслов и заводов, и даже в наши дни в его воздухе едва ощущается запах нефти. Но индустрия тоже пала жертвой войны, и в отличие от жилых районов, уже не была восстановлена. Прогулявшись в прошлой части по центральным грозненским проспектам Кадырова и Путина, в завершение рассказа про чеченскую столицу поищем следы былого на ближних и дальних окраинах.

Collapse )

Грозный. Часть 3: проспект Кадырова и проспект Путина



Фраза "тысяча пригородов в поисках города", сказанная про американские мегаполисы, прекрасно описывает и Грозный. Океан одноэтажных домов в посёлках с названиями вроде Катаяма или Бароновка - и небольшой многоэтажный центр шириной в три квартала. Познакомившись в прошлых частях с современностью Грозного и его почти затёртой войнами историей, теперь пройдём по главной городской оси - проспектам Кадырова и Путина, прежде Ленина и Победы, по разные стороны Сунжи. Ведут они здесь не только сквозь пространство, но и сквозь время - именно в этих районах шли основные бои, именно эти районы сильнее всего изменились. За прогулку в солнечный день спасибо "Неизвестной России", а в мрачное прошлое я вникал уже сам...

Collapse )

Грозный. Часть 2: самый разрушенный город мира



В нескольких поколениях одна из двух сильнейших армий мира готовилась брать Берлин. А в итоге брать ей пришлось Грозный - накануне тех событий крупнейший город кавказских республик (404 тыс. жителей) и всесоюзный центр нефтепереработки. Первая Чеченская велась по принципам Второй Мировой, но - куда более мощным оружием вплоть до баллистических ракет, вакуумных бомб или залповых огнемётов. Что уцелело под Новый год 1995-го - было доломано под Новый год 2000-го: в 21 век Грозный вошёл самым разрушенным городом мира. Соотнося его историю с холёной и аляповатой современностью, понимаешь, что это совсем не гипербола: в Сталинграде и Севастополе, Кёнигсберге и Минске легче представить, какими были они до своей войны. И показав в прошлой части Грозный как есть, сегодня расскажу о Грозном, которого нет.

Collapse )