Category: искусство

Я приехал в Ереван

Вот такой вид из моего окна открывается в ближайшие две недели, и где-то в тучах на вершине синей горы у горизонта валяется Ноев ковчег.



Как обычно по осени - я в дороге на полтора-два месяца. Как НЕ обычно для меня - без чёткого плана и твёрдых сроков возвращения, с надеждой всё-таки выдержать расслабленный темп. План-минимум - Армения и турецкий Карс. План-максимум - ещё и сколько-то от Грузии, скорее всего на юге и западе. Карабах ли, Баку ли и Гянджа (штрихи к портрету после майского путешествия) - уже как сложится.

Вы можете поддержать этот журнал.

Карта № 4276 3801 4264 5311




PayPal - для перехода на страницу нажмите эту кнопку:
1

Счёт №: 408 17 810 5 38126760756
Буяновский Илья Алексеевич
Сбербанк РФ, офис №9038/01205
БИК: 044525225
Корр.счёт: 30101810400000000225
promo varandej ноябрь 29, 13:19 45
Buy for 500 tokens
Армения. Здесь мы провели 40 дней, и я прекрасно понимаю, почему Мандельштам назвал её "орущих камней государством"... Грузия, где мы были краешком и в основном отдыхали в Батуми. Действительно не в меру душевна... Турция, в этой своей части некогда бывшая Арменией, Грузией и…

Воронеж, хой!

Менее чем через сутки я еду на два с половиной дня в Воронеж. Неужели в миллионом городе меня никто не читает и даже в выходные не встретит?



Воронеж заочно производит впечатление города с очень развитой народной культурой, топонимикой, фольклором, а без помощи местных у меня одно краеведение в постах выйдет.

P.S.
И да, это первый пост не на букву "С" за две недели.

Боровск. Часть -1: Параллельный город



У Боровска много колоритных особенностей, обусловленных близостью к Москве и целой прослойкой москвичей, переехавших жить в провинцию. Так и в 1998 году здесь поселился на пенсии инженер-строитель Владимир Овчинников, да обнаружил вскоре, что умеет рисовать. В наше время граффити, муралы, стритарт, настенная живопись - тренд модный, а Овчинников начал расписывать стены Боровска "в те времена, когда это ещё не было мейнстримом", и даже называют его работы здесь по старинке - фрески. Всего с 2002 года их было создано более 100, но "параллельный город" (поэтому и часть -1, что в иной системе координат!) Овчинникова - система очень динамичная, одни фрески гибнут, другие появляются, и я не знаю, есть ли где-то хоть одно действительно ПОЛНОЕ их собрание. Не претендую на полноту и я, но рассказав в прошлой части о других особенностях Боровска, в отдельный пост вынесу самую заметную из них. Здесь же - немного о конфликте художника, власти и общества.

Collapse )

Уймонская долина. Часть 1: Верх-Уймон, или В поисках Беловодья



Разгром старообрядческих Керженских скитов епископом Питиримом на западе произошёл немногим раньше разгрома Джунгарии армией Цинского Китая на востоке. На реке Бухтарме, между Иртышом и Алтаем, образовалась по сути дела ничья земля, где жили недобитые ойраты и теснившие их казахи. И вот среди этих кочевников стали оседать беглые русские староверы, искавшие край, свободный от власти Антихриста. От буддистов-ойратов они узнали про Шамбалу, и в русском сознании она из особого состояния души превратилась в БЕЛОВОДЬЕ - вполне материальную страну свободных и честных людей, которую надо лишь как-то найти! Над Бухтармой нависала священная гора Белуха, вход Шамбалы по местным повериям. И среди бухтарминских каменщиков (то есть, по современному, "горцев"), как записали этих староверов царские переписчики, находились те, кому удавалось перелезть через Катунский хребет. А за горами путники действительно обретали Беловодье - в верховьях Катуни лежит плодородная Уймонская долина, где можно было жить по вере и правде без чуждой власти над собой.

Сказанное выше - лишь одна из гипотез. Есть и другие, которые я расскажу в этом посте, потому что тема Беловодья - гораздо важнее и глубже для понимания России, чем кажется. Рассказ об Уймонской долине будет состоять из двух частей - в первой про самое старое её село Верх-Уймон, во-второй - о прочих весях и их странных обитателях. Ну а находится Уймонская долина между показанными в прошлых частьях Усть-Каном, оплотом алтайской мудрости, и Тюнгуром у начала Аккемской тропы к подножью Белухи.

Collapse )

Достояния Долины. Часть 4: Чуст



"Будешь в Средней Азии - не забудь купить чустовский нож!", - о пичаках, "столицей" которых традиционно считается Чуст, небольшой городок (46 тыс. жителей) между Кокандом и Наманганом, мне говорили гораздо чаще, чем о показанных в прошлых частях шелках Маргилана или риштанской керамике. На самом деле тема среднеазиатских ножей немного сложнее, так что в завершении рассказа о достояниях знойной Ферганской долины покажу сам Чуст и мастерскую печакли (оружейника) Хасана Умарова в Коканде.

А для любителей политоты и интернет-мемов могу сказать, что Чуст - ещё и родной город Алишера Усманова.

Collapse )

Достояния Долины. Часть 3: Риштан



"Однажды, когда мы сами ещё были учениками, - рассказывал мне прославленный гончар Алишер Назиров, - мы спросили учителя: вот две пиалы, сделанные одной рукой, в одно время, в одной печи обожженые, но одна звучит глухо, а другая от прикосновения поёт; почему же? И учитель ответил нам так - просто глина, из которой сделана эта пиала, была хорошим человеком". Глина для Средней Азии - больше, чем стройматериал, о чём не дадут соврать спящие в степи городища. Небольшой (49 тыс. жителей) Риштан на полпути между Ферганой и Кокандом - древнейший город Ферганской долины, и красная глина в его окрестностях помнит многое. Поэтому и риштан (с маленькой буквы) - имя нарицательное, среднеазиатская керамика по умолчанию.

В прошлых частях я рассказывал о хлопке и шёлке Ферганской долины, ну а теперь расскажу о глине и тех чудесах, что делают из неё риштанские кулялы и наккоши, среди которых мне довелось пообщаться с двумя самым известными усто - Шарафиддином Юсуповым и Алишером Назировым. Менее известно, что Риштан - ещё и кулинарная столица Долины.

Collapse )

Пенджикент. Часть 1: согдийские сюжеты



Пенджикент - самый восточный город Согдианы (300 домов) в двух дневных переходах каравана от стольного Самарканда, на "воротах" Гиссаро-Алайских гор, путь по которым сюда из Худжанда в соседней Уструшане я показывал в прошлой части. Иногда его называют "Помпеи Востока" - его далеко не самое крупное, в общем-то вполне провинциальное городище Кайнар скрывает в себе едва ли не больше предметов древнего искусства и быта, чем вся остальная Согдиана, вместе взятая, и даже самаркандский Афросиаб тут не годится Пенджикенту в подмётки. Пенджикнетские древности развезены по музеям - своим, душанбинским, петербургским, и в этом посте попробую собрать из старых фресок пазл той красивой, солнечной и очень жизнелюбивой страны на перекрёстке всех дорог, которой представляется при взгляде на них торговая Согдиана.

Collapse )

Шахристанский перевал и долина Зерафшана



Северная и южная столицы Таджикистана лежат друг к другу несколько ближе, чем северная и южная столицы России... но ближе лишь в километрах. В Средней Азии и Иране была древняя мера длины фарсанг - переход каравана от привала до привала, и в здешних горах очень хорошо понимаешь, что такая мера длины уместнее. Трасса Худжанда-Душанбе пересекает два мощных хребта, Туркестанский и Зерафшанский, а между ними, словно за подкладкой старого одеяния, притаилась узкая долина Зерафшана, раскрывающая на западе к Самарканду. Но подобно Таласской долине в Киргизии, Зерафшанскую долину можно считать сердцем своей многоликой страны и настоящей сокровищницей древней Согдианы. Так что в первой части рассказа о пути на Юг проедем из Худжанда мимо показанного в прошлых трёх частях Истарафшана (Ура-Тюбе) через Шахристанский перевал до лежащего в стороне от трассы маленького и древнего Пенджикента.

Collapse )

Душанбе. Часть 2: юг центра, или Сталинабад



Давным-давно, когда в Таджикистан ездить было ещё рисковано, а цифровые фотоаппараты ещё не стали обыденностью, в заметках какого-то отважного стопщика я прочёл, что красотами сталинской архитектуры с Душанбе мог бы потягаться лишь Минск. Побывав в таджикской столице, общему колориту и главной площади которой была посвящена прошлая часть, могу сказать, что здесь не Минск, конечно, и даже не Волгоград с Челябинском, но советский ансамбль маленькой столицы, построенной на месте кишлака, впечатляет не столько даже монументальностью, сколько неповторимостью. Архитектура его не просто сталинская, а сталинабадская - так назывался Душанбе в 1928-61 годах, и главное отличие "сталинабадки" от "сталинки" даже не в восточных мотивах, а в том, что здесь нет как такового разделения на до- и послевоенное зодчество: война была слишком далеко, облик Сталинабада сложился к концу 1940-х, и для довоенных времён слишком вычурный, а для послевоенных слишком сдержанный. Лучше всего Старый Сталинабад сохранилась в южной половине душанбинского центра, в треугольнике между площадями 800-летия Москвы, Победы и привокзальной Куйбышева.

Collapse )

Петербург. В поисках Туркестана.



В Питер на прошлой неделе я ездил с вполне конкретной целью - сходить в Эрмитаж посмотреть на среднеазиатскую и алтайскую коллекции. Но визит в Северную столицу получился наредкость богатым всяческими впечатлениями "на ходу".

Collapse )