Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

По Амуру. Часть 3: окрестности Николаевска



12 часов пути - это много, и на скоростном "Метеоре", рассекающем мутную воду Амура меж поросших тайгой берегов, за это время успеваешь обжиться. Однако любой путь имеет не только начало, но и конец. В первой части я показывал индустриальные окраины Комсомольска-на-Амуре, неоконченные великие стройки в тайге и суда амурских волн. В прошлой части речь шла о глухой середине пути, красивейших приречных скалах, низвергнутых в реку китайских пагодах и о коренных народах этих берегов. Ну а впереди - окрестности Николаевска-на-Амуре, его печальный порт с паромом, самые коренные жители Приамурья - рыбы, и конечно те, кто ловит их.

Collapse )

По Амуру. Часть 2: Ульчский район



Формально мы и добрую половину прошлой части, от первого причала после Комсомольска-на-Амуре, ехали по Ульчскому району. Вот только там он был какой-то не очень-то ульчский: во второй трети 12-часового пути по мутной воде Амура на скоростном "Метеоре" нас ждут коренные народы и следы древних царств на прибрежных скалах.

Collapse )

Год Сброшенных Масок. Атипичные итоги.



Пока народ считает часы и поздравляет друг друга с отступлением 2020-го, я скажу крайне неожиданную вещь - ЭТО БЫЛ ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ ГОД. Не для "всего человечества(тм)", конечно, а для меня лично, но в общем странным образом тенденция не подвела - за 13 лет ведения этого блога уже третий раз подряд моя жизнь резко улучшается в кризисы.

Ну а традиционный итожник будет в этот раз не столько обзором путешествий, сколько просто набором мыслей.

Collapse )

Артвин. Город на серпантине.



Артвин - уездный город (25 тыс. жителей) на реке Чорох и "столица" Турецкой Грузии, её исторической области Кларджетия, о судьбе, колорите и пейзажах которой была прошлая часть. Под уездом же можно понимать как ил Артвин на крайнем северо-востоке Турции, так и Артвинской округ Батумской области на крайнем юго-западе Российской империи, владевшей этими горами в 1878-1918 годах.

Collapse )

Восточная Анатолия. "Все граждане Турции - турки"?



...Я хорошо помню, как в средней школе на меня вдруг напала мечта побывать за границей. По детским меркам долго я пытался представить себе, что это вообще такое-то - другая страна, и конечно донимал этим родителей. А под конец лета 2000 года сел с бабушкой и маленькой сестрой на самолёт. Правильные прямоугольники полей России, а может и тогдашней нейтральной мягкой Украины сменила синева Чёрного моря, а затем "берег турецкий" вдруг показался под крылом. Я смотрел вниз, на цепи чёрных гор и прожилки зелёных долин, и глазам своим не верил - вот она, заграница! Турция 20-летей давности, из окон отеля в Аланье и экскурсионного автобуса, запомнилась мне солнечной страной тёплых пляжей, вкусной еды, ласковых людей и весёлой музыки. Этот образ и висел у меня перед глазами долго-долго, и тем более резким казалось превращение Турции в грозного агрессора, ведущего одновременно пяток войн. Но чуть вникнув в более чем нестандартное устройство Турецкой республики, понимаешь, что не могло быть иначе.

В прошлой части я рассказывал о колорите и деталях Восточной Анатолии - турецкой Второй Сибири, когда-то успевшей и в составе России побыть. До того - о транспорте Турции и истории Западной Армении, как назывался этот угол страны до страшных событий начала ХХ века. Ну а сегодня поговорим о турках и их стране.

Collapse )

Восточная Анатолия. Другая Турция.



Здесь, конечно, не поймут контекста фраз "Стамбул - город-контраст" и "Так это в Турции, там тепло", а на улицах тесных городов не встретит за углом ни Ильич, ни Алёша. Но всё же Турция - давно уже зарубежье скорее ближнее, чем дальнее, россиянам знакомое куда как лучше большей части бывшего СССР. Да и в России турецкие дальнобойщики, бизнесмены и хозяева кафешек вполне привычный гость, а уж о влиянии туркостроя нечего и говорить... Вот только в наши дни "русская Турция" - отнюдь не суровая Карсская область, а барахолки Стамбула, пляжи Антальи, яхтенные марины Мраморного моря, квартиры в ЖК на тёплых берегах. Восточная Анатолия - другая, и по ней об Анкаре или Измире можно судить примерно как по Забайкалью о Москве или Сочи.

В позапрошлой части я рассказывал её жестокую историю, а в прошлой части речь шла о турецких дорогах, машинах и поездах. Теперь же поговорим о среде - пейзажах городов и весей, колоритных деталях, нюансах быта, кухне. Но что из этого характерно для всей Турции, а что специфика её Второй Сибири - думаю, многим из вас виднее, чем мне.

Collapse )

Батуми. Часть 2: тропическая Азия в бывшем СССР



Батуми - очень странный город. В прошлой части я рассказывал о его истории и панорамах, теперь же поговорим о даталях и современности.

Collapse )

Уссурийская тайга и её обитатели. Часть 2: староверы Дерсу



Дерсу, до 1972 года Лаулю - крошечная деревенька в самой глуши уссурийской тайги, на опушке показанного в прошлой части национального парка "Удэгейская легенда". Но среди тысяч русских деревень Дерсу особенная - тут ходят в сарафанах и косоворотках, носят окладистые бороды, говорят старинным языком и любят воздушную кукурузу. Большинство жителей Дерсу - староверы, в 21 веке вернувшиеся на родину предков из Южной Америки.

Collapse )

Байкало-Амурский маршрут. Часть 1: растёт ли на БАМе бамия?



Чуть больше года назад, когда слово "эпидемия" ещё отсылало куда-то к истории Средних веков, в тогда ещё мирной Армении мы купили несколько стручков бамии - странного овоща, видом похожего на перец, а вкусом на горох. Привлекла меня бамия, однако, не видом и не вкусом, а названием - самые мелкие стручки мы засушили, чтобы сделать из них талисман для путешествия по БАМу, контуры которого уже тогда вырисовывались на предстоящий год.

Однако БАМ и "штрихи к портрету" Дальнего Востока, оставшиеся с 2018 года, были в моих планах лишь прологом к другому маршруту - в Китай. Я хотел проехать КВЖД, погулять по Харбину и Порту-Артуру, по деревенькам Шивей-Русской волости, по купеческим факториям Тяньцзиня, посольским кварталам Пекина и белоэмигрантским церквям Шанхая, а самой дальней точкой в глубине Китая я намечал Ухань - начало Великого Чайного пути. В Ухани обо всём этом думали иначе... Взятый ещё в доковидную эпоху авиабилет Москва-Владивосток я был готов сдать, но "Аэрофлот" под шумок сделал его невозвратным. К лету же оказалось, что не так страшен вирус, как его малюют, "игра в доктора" всем начала надоедать, и я решил, что невозможность увидеть Китай компенсируется уникальным шансом посмотреть на Байкал без китайцев! Стручки бамии мы так и позабыли в Ереване, на кустике у домика, что снимали прошлой осенью близ огромного пустого вокзала, но чем ещё добираться с Амура на Байкал, как не Байкало-Амурской магистралью?

Collapse )

Collapse )

Степанакерт (Ханкенди). Имитация, превратившаяся в явь.



Степанакерт, или Ханкенди - небольшой в общем-то город (53 тыс. жителей) в Хаченской долине Нагорного Карабаха, у подножья высокой старинной Шуши. Совсем не нагорный и сияющий новизной, он вмещает треть населения непризнанной Республики Арцах, а по контрасту с её глубинкой даст фору любой из постсоветских столиц. В прошлой части я рассказывал об окрестностях Степанакерта и некоторых его особенностях, ну а сегодня погуляем по городу, являющему собой, как и большинство непризнанных столиц, весьма парадоксальное зрелище.

Collapse )