Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Магас и его основатели



Магас - самый молодой (1994) и маленький (13,6 тыс. жителей) региональный центр России. То же можно сказать и про его регион - учреждённую в 1992 году Республику Ингушетию, с той оговоркой, что самая маленькая она по площади (3,1 тыс. км - примерно как Новая Москва), а по населению (515 тыс. жителей) даже на Кавказе она крупнее Карачаево-Черкессии и Адыгеи. У населения того самая низкая доля русских (0,8%, да и то в 2010 году), самая высокая средняя продолжительность жизни (82 года) и стабильно последнее место в России по объёму экономики. Словом, маленькая Ингушетия очень непроста, и в прошлой части закончив станицами Терека рассказ о Чечне, ещё 6 постов я напишу о Стране Башен. Сегодня - не столько про Магас, откровенно разочаровывающий "Дубай районного масштаба", сколько о том, из чего он вырос.

Collapse )

Шелковской район Чечни. Памяти Терского казачества.



Почти всё примечательное в Чечне, будь то показанный в прошлой части Донди-Юрт в ближневосточном Урус-Мартане или горные башни, находится от Грозного на юг. Но сегодня поедем на север, в лежащие за Тереком степные районы, из которых уже на нашей памяти и отнюдь не добровольно ушли былые хозяева - терские казаки.

Collapse )

Урус-Мартан и Серноводск. Проснувшийся в Армагеддоне.



Урус-Мартан - второй по величине (62 тыс. жителей) населённый пункт Чечни в 20 километрах к юго-западу от Грозного. То ли гипертрофированный аул, то ли недоразвитый город, для понимания этого края он не менее важен, чем Ичкерия - хотя бы потому, что живут здесь крупнейшие ичкерийские тейпы Гандаргеной и Беной, историю чеченского народа писавшие в своих тептарах (хрониках). Или - хранившие в своих дворах: первый "скансен" Чечни за много лет до официальных Герменчука и Хоя создал в одиночку (!) да на излёте войны (!!!) местный житель Адам Сатуев по прозвищу Донди.

В Донди-Юрт мы заезжали с "Неизвестной Россией" в её классическом туре по пути в Аргунское ущелье, но сегодня покажу ещё и Серноводск (12 тыс. жителей) - главный чеченский курорт у ингушской границы, куда, как и в показанный в прошлой части высокогорный Шарой, мы добирались уже сами.

Collapse )

Хой и Герменчук. Чеченские скансены.



С лёгкой руки военных журналистов за вайнахскими селениями закрепилось общекавказское слово "аул". У самих чеченцев оно не в ходу: по-русски это просто сёла, а вообще-то есть у них и традиционное название - юрт. Впрочем, на степняцкую юрту чеченская сакля похожа как бы не меньше, чем русская изба, да и сам юрт - понятие весьма растяжимое. Ведь испокон веков вайнахская земля состояла их двух разных, совершенно не похожих друг на друга миров высоких гор и равнины-"плоскости". Как выглядят современные сёла, отстроенные после тотального разорения в Чеченских войнах, можно оценить в прошлой части. Но в Чечне есть ещё и несколько весьма зрелищных скансенов с совершенно необычным после советских музеев деревянного зодчества подходом. Авторский Донди-Юрт в Урус-Мартане пока что вынесем за скобки: в сегодняшнем рассказе - вполне государственные Хой высоко в горах и Шира-Юрт в селе Герменчук между показанными опять же в прошлой части Шали и Аргуном. В первый мы ездили с "Неизвестной Россией", во второй - уже сами на маршрутке от Минутки. За более общим же рассказом о том, как в этих сёлах жили, как одевались, что ели и что пели - отсылаю в отдельный историко-этнографический обзор.



Collapse )

Аргун, Шали, Чечен-Аул. Зиярты и сити Чеченской равнины.



Показанные в прошлой части нефтепромысловые окраины Грозного переходят в окрестности незаметно. Долина Сунжи впечатляет самой высокой в России плотностью сельского населения, а любой её населённый пункт независимо от возраста и статуса представляет собой необозримый массив крепких одноэтажных домов. Смыкаясь, они образуют краснокирпичную сельву, опутанную жёлтыми лианами газопроводов, в которой идёт своя, малопонятная жителям других регионов, жизнь. Над этой сельвой торчат минареты, - как маленьких сельских мечетей, так и "крупнейших в Европе на момент постройки", - да стеклянные башни районных Сити. Под её сенью спят зиярты - святыни ислама на могилах проповедников и героев, похороненных в более древней земле. Знакомиться с колоритом восстановленной Чечни мы отправимся в города-близнецы Аргун и Шали (39 и 55 тыс. жителей) с "Неизвестной Россией" и уже своим ходом в Чечен-Аул - огромное (9,3 тыс. жителей) старинное село, неожиданно раскрывшееся нам благодаря кавказскому гостеприимству.

Collapse )

Грозный. Часть 1: просто Город



Как и многие дети Перестройки, я вырос под телевизором. Который, конечно же, всё моё детство вещал о Чечне. Дождливые руины городов, перепуганные молоденькие солдаты на зелёной броне, надменный усатый Дудаев, похожий на пирата чернобородый Шамиль - все эти образы были знакомы мне так же, как вид из родного окна. Однажды я спросил у взрослых, от чего там война, и взрослые ответили мне, что Чечня хочет отделиться от России. В политике в свои тогдашние 8-9 лет я смыслил мало, а вот географическую жилку уже имел, и по памяти представив цветную карту мира да мысленно нарисовав на ней ещё одну страну, я уточнил, как называется её столица. И услышав ответ, сперва не поверил ушам - разве может в жизни название быть таким говорящим?

Нынешний Грозный - в масштабах России небольшой (324 тыс. жителей) региональный центр. Но для Чечни он правда единственная и незаменимая столица. Чеченцы в районах, собираясь сюда, говорят просто "в Город", я бы сказал, городской уклад у вайнахов в принципе есть только здесь. В прошлых двух частях я рассказывал о самобытной культуре Чечни и её спорной современности, ну а в ближайших 4 постах расскажу про Грозный. И для начала попробуем абстрагироваться от мрачного прошлого и увидеть Город таким, какой он есть. В чём помогла мне "Неизвестная Россия" и её классический тур по Чечне.

Collapse )

Чечня. Приручить волка.



В Чечне сложно отделаться от ощущения, что находишься за границей, в каком-нибудь постсоветском азиатском -стане. Всепроникающий ислам, хиджабы и бороды, портреты "одного и второго", обилие военных, не совсем привычная архитектура, байки вернувшихся гастрбайтеров и почти абсолютная мононациональность - кажется, ничего, кроме русскоязычных надписей и рублёвых ценников не напоминает о том, что здесь та же страна, где Архангельск и Владивосток. Прошлая часть была посвящена истории и наследию вайнахов (чеченцев и ингушей), теперь же поговорим о чеченских реалиях.

Collapse )

Вайнахский мир



Мне нравятся культуры маленьких воинственных народов - своей лаконичностью, логичностью и цельностью. Высокие цивилизации рефлексируют и плодят сущности, а степняки и горцы просто идут прямой дорогой, отсекая лишнее и доводя важное до совершенства. Описав в прошлой части своё путешествие по Чечне и Ингушетии (частично с "Неизвестной Россией"), рассказ о нём я начну не с городов и аулов, а с драматичной истории и самобытной культуры вайнахов.

Collapse )

Карс. Часть 1: анти-Выборг



Карс - средних размеров город (89 тыс. жителей), центр ила в далёком северо-восточном углу Турции. Действительно далёком: 900 километров до Анкары, 1200 до Стамбула. И тем не менее в суровой, холодной, неустроенной Восточной Анатолии именно Карс выделяется обилием туристов и заведений, в которых их ждут. Туристы эти почти исключительно внутренние, и что же их в такую даль манит? Огромная чёрная крепость на крутой скале и развалины покинутых церквей - не то, чем можно удивить турецкоподданного. Однако дело в том, что Турция - это империя, пускай и растерявшая большинство периферий. Для турка привычно, что всё рукотворное вокруг него - либо создано этой империей, либо взято ей как трофей у более отсталых и слабых. И лишь один угол страны: губернский Карс, показанный в прошлой части "город русской славы" Сарыкамыш, отдельные здания в Каракурте, Олту, Ыгдыре и Артвине да молоканские сёла, - выделяются из этого ряда. Карс - главный турецкий ксенополис. Для турок он значит примерно то же, что для нас - Выборг, вот только, как говорится, "есть один нюанс".

Я расскажу о Карсе в 4 частях, и в первой - история, колорит и нематериальное русское наследие, которое здесь как бы не обширнее материального.

Collapse )

Краснодар (Екатеринодар). Часть 5: западнее Красной



Клетчатый (при взгляде на карту) Старый Екатеринодар удивительно симметричен. На север уходит ось сверхцентральной Красной улицы, справа от которой лежат 4 параллельных улицы и железная дорога, слева - 4 параллельных улицы и Кубань. Ближе к краю - огромные церкви из тёмного кирпича. С юга всё это отсекает Постовая улица на эспланаде бывшей крепости, а на её концах - борода Горсада у железной дороги и чуб парка 30-летия Победы у реки. Восточную (правую) половину краснодарского центра я показывал в прошлой части, теперь же погуляем в западной (левой), вдоль Рашпилевской и Октябрьской улиц.

Collapse )